Человек написал заявление в полицию, но его допрашивали под давлением

Совет при Президенте Российской Федерациипо развитию гражданского общества и правам человека

Человек написал заявление в полицию, но его допрашивали под давлением

В Кабардино-Балкарской Республике приостановлено расследование уголовного дела в отношении начальника отдела по борьбе с организованной преступностью Управления уголовного розыска республиканского МВД Анзора Ашхотова, который подозревается в пытках местного жителя Рустама Кучменова. Следователь Азамат Макоев, вынося это решение, пришел к выводу, что подозреваемый, который даже не отстранен от службы, почему-то не может участвовать в уголовном деле.

Напомним, 15 декабря 2017 года в северокавказское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратился житель Нальчика Рустам Кучменов. Как рассказал Рустам, 2 июня 2017 года к нему в квартиру ворвались вооруженные сотрудники полиции.

Правоохранители без объяснения причин сковали его руки наручниками, надели на голову черный полиэтиленовый пакет и увезли в Управление уголовного розыска МВД по Кабардино-Балкарской Республике.

Там от него стали требовать написать «явку с повинной» в совершении кражи.

По словам Кучменова, после того, как он отказался себя оговорить, полицейские связали ему руки и ноги скотчем, а к телу прикрепили проволоку на металлических прищепках. При этом один из сотрудников прижимал его голову ногой к полу, а другой удерживал за ноги.

– Я начал им говорить, что после того, как я попал в аварию, у меня установлена металлоконструкция, фиксирующая шейные позвонки. В ответ один из полицейских лишь сильнее навалился всей массой тела на мою шею и сказал, что сейчас отдавит мне голову и сыграет ей в футбол, – вспоминает Кучменов.

Как рассказал Рустам, затем полицейские начали пытать его, применяя аппарат, вырабатывающий ток: «Я несколько раз терял сознание, после чего меня обливали водой, но я все равно отказывался оговорить себя».

По словам Рустама, через некоторое время его перевели в другой кабинет, дали закурить и попить воды. Однако вскоре экзекуция продолжилась: «Один из полицейских потребовал от меня признаться в совершении кражи, и после того, как я отказался это сделать, он воткнул мне два раза шило в бедро. Позднее, уже в ходе допроса, сотрудник полиции при следователе и адвокате ударил меня по лицу».

Вместе с Кучменовым были задержаны его двоюродный брат и его знакомый. С их слов, к ним также применяли пытки и требовали признаться в совершении краж. В итоге, в отношении всех трех задержанных было возбуждено уголовное дело по подозрению в совершении нескольких краж, в июне они были помещены в следственный изолятор.

После нескольких месяцев содержания под стражей Рустама выпустили под подписку о невыезде. Причиной этому послужило заключение медицинской комиссии, которая установила, что состояние здоровья Кучменова из-за повреждения шейной металлической конструкции не позволяет ему находиться в изоляторе.

5 июня 2017 года Рустам обратился в Следственный комитет с заявлением о применении к нему насилия и пыток током.

8 июля в отношении начальника отдела по борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом оружия Управления уголовного розыска МВД по Кабардино-Балкарской Республике Анзора Ашхотова было возбужденно уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Достаточно оперативно возбужденное уголовное дело, однако, забуксовало – никаких следственных действий с участием потерпевшего не проводилось. Рустам, опасаясь за дальнейший ход расследования и давления со стороны полицейских, в декабре 2017 года обратился за помощью в Комитет против пыток. Тогда же правозащитники вступили в процесс в качестве представителей потерпевшего.

После этого дело на некоторое время вернулось в активную стадию – были проведены несколько опознаний, в ходе которых Кучменов опознал пятерых сотрудников полиции, участвовавших в пытках над ним. Всего, по словам потерпевшего, их было девять.

«На потерпевшего начали оказывать давление с требованием отказаться от участия в деле. Полицейские угрожали ему «серьезными проблемами» в перерывах между опознаниями, если он не отступит, и утверждали, что дело все равно замнут. Тем не менее, Кучменов не сдавался», – говорит юрист Комитета против пыток Дмитрий Пискунов.

Однако, начиная с марта 2018 года, расследование вновь застопорилось: следственные действия не проводились, свидетелей, на которых указывал Кучменов, не допрашивали, а статус полицейских, которых опознал потерпевший, никак не изменился, подозреваемыми их не сделали, а единственного имевшегося в деле подозреваемого, Анзора Ашхотова, не отстранили от службы, несмотря на неоднократные обращения правозащитников к региональному руководству МВД.  

И, наконец, 17 января 2019 года расследование уголовного дела было приостановлено.

Об этом юристы Комитета против пыток узнали в ходе судебного заседания 24 января 2019 года – правозащитники жаловались на следователя, отказавшего в допросе одного из свидетелей пыток, на которого указывал Кучменов.

На суде следователь Азамат Макоев уведомил представителей потерпевшего, что приостановил уголовное дело, поэтому допрашивать никого больше не собирается.

В постановлении о приостановлении (читать) следователь Макоев указал следующую причину: «В связи с установлением места нахождения подозреваемого Ашхотова А.З., но реальной невозможностью его участия в уголовном деле».

«Уже прошло полтора года с момента возбуждения уголовного дела, однако все, чего добилось следствие – это приостановление его расследования, – подчеркивает Дмитрий Пискунов. – Основание, по которому следователь Макоев приостановил дело, выглядит крайне странно.

Следователь прямо пишет в постановлении, что знает, где находится подозреваемый Ашхотов, но почему-то приходит к выводу, что тому «реально невозможно» участвовать в уголовном деле.

Такое обоснование по закону применяется в случаях, когда, например, подозреваемый скрывается за границей или находится в дальних экспедициях без транспортной связи с остальным миром.

Мы не знаем, действительно ли Ашхотов не может участвовать в следственных действиях по объективным причинам, поскольку следователь никак не раскрыл мотивацию своего решения. Поэтому ему придется объяснять это нам уже в суде».

Вчера, 28 января 2019 года, представители Рустама Кучменова обжаловали приостановление уголовного дела в городской суд Нальчика. Также правозащитники намерены в ближайшее время обратиться в Европейский суд по правам человека.

Источник: http://www.president-sovet.ru/members/blogs/post/3670/

Истязатели в погонах: полицейских Нижнекамска обвинили в пытках задержанных

Человек написал заявление в полицию, но его допрашивали под давлением

НИЖНЕКАМСК, 14 ноя — РИА Новости, Ануш Долуханян. В татарстанском городе Нижнекамске трех полицейских обвиняют в превышении должностных полномочий после смерти 22-летнего Ильназа Пиркина. Молодой человек совершил самоубийство из-за пыток оперативников.

Главное управление МВД России направило в город проверку. Местные жители рассказывают, что избиения и насилие со стороны полицейских в их родном городе — не редкость. Корреспондент РИА Новости узнала, как часто происходят подобные случаи и почему жертвы предпочитают молчать.

Самоубийство после пыток

В конце октября 22-летний житель Нижнекамска Ильназ Пиркин после длительного допроса в местном отделении покончил жизнь самоубийством. Перед смертью он записал три видеообращения: первое было адресовано другу Айнуру Гимадиеву, второе — девушке и родителям, в третьем ролике Ильназ сообщил, как подвергся пыткам со стороны сотрудников правопорядка.

В последнем видеообращении Пиркин рассказывает, что полицейские требовали от него признания в краже 47 аудиосистем. Сначала его избили в лесу, а потом — в отделении полиции. На него надевали противогаз и не давали дышать: “Долго они меня пытали. Я уже под конец начал кричать, что сознаюсь, сознаюсь”.

По словам правозащитников, молодой человек действительно украл аудиосистему на спор. Но только одну. Пиркин и его друг вскрыли машину, похитили магнитолу, а потом выставили ее на продажу. Владелец взломанного автомобиля написал заявление в полицию, но позже обнаружил объявление о продаже своей стереосистемы в интернете. Он связался с продавцом, которым оказался друг Пиркина — Гимадиев.

Под давлением Гимадиев признался в воровстве, и тогда стороны договорились, что Пиркин вернет аудиосистему, а автовладелец отзовет заявление из полиции. Однако оперативники оформлять отзыв не стали.

https://www.youtube.com/watch?v=DsGU0O3mcAI

По словам адвоката правозащитной организации “Зона права” Андрея Сучкова, хозяин машины не имел никаких претензий. А после смерти Пиркина он уже сам подвергся давлению и угрозам со стороны сотрудников полиции.

Официальная позиция

По делу о гибели Пиркина Нижнекамский городской суд арестовал трех сотрудников городского УМВД. Четвертого ноября следователи в Татарстане возбудили уголовное дело о превышении ими должностных полномочий. При этом представитель СУ СК России по Татарстану о каких-либо подробностях дела говорить отказался.

Между тем в материалах дела позже появилось еще двое потерпевших: сам хозяин автомобиля и его друг. Согласно данным следствия, к ним также применяли физическое насилие “с целью принуждения к даче признательных показаний в совершении преступлений в отношении Пиркина, которых они не совершали”.

“Сейчас правоохранительные органы пытаются доказать, что сотрудники полиции отношения к этому делу не имеют. Так, по их версии, истязание Пиркина — дело рук  владельца автомашины и его товарища. На его семью оказывается давление. Его и его товарищей задерживали и избивали”, — рассказывает Сучков.

МВД России отправило в Нижнекамск проверяющих — группу сотрудников Главного управления собственной безопасности. Им предстоит дать оценку действиям оперативников.

Глава МВД Татарстана Артем Хохорин также заявил местному изданию, что ведется внутренняя проверка: “Дальнего” (отдел полиции) нет больше, все кончилось. Мы с этим боремся постоянно, и у нас позиция непримиримая.

Что бы вы там про Нижнекамск ни говорили. С ситуацией в Нижнекамске разбираются следственные органы. Мы не можем ее комментировать.

Там работает Следственный комитет, внутренняя проверка идет параллельно с расследованием”.

Не в первый раз

Один из жителей Нижнекамска анонимно рассказал о том, что однажды тоже подвергся насилию в отделении полиции. “Меня обвиняли в том, что я напал на какого-то человека, о котором я ничего даже не знал.

Тогда я подрался на улице, но все было без претензий, заявления на меня никто не писал. Полиция же решила, что другого потерпевшего, который заявление написал, тоже избил я.

Им, видимо, нужно было закрыть дело, а я удобно подвернулся”, — рассказывает мужчина.

По словам мужчины, его держали в отделении несколько часов, добиваясь признательных показаний: “Меня били в живот и по голове. После этой встречи у меня осталось много синяков. Никаких полиэтиленовых пакетов, как у других, у меня не было. Учитывая, однако, как жестко наседали на меня, я верю в их существование”.

Полицейским тогда ничего добиться не удалось, мужчину отпустили. Однако перед этим его заставили подписать бумаги о том, что он не имеет к истязателям никаких претензий. “Я не стал брыкаться, не так уж сильно мне досталось. Но в городе часто говорят о том, что полиция во время допросов применяет грубую силу”, — делится он.

Кроме того, уже год в производстве Следственного комитета находится похожее дело Ильдара Камалеева. По словам адвоката Андрея Сучкова, в отделении “в отношении Камалеева применялось физическое насилие”. Потерпевший рассказывал местным СМИ, что полицейские били его и пытали, после чего ему пришлось лечиться в стационаре.

В Татарстане это уже не первая история, когда представителей правоохранительных органов обвиняют в пытках.

В марте 2012 года печальную известность приобрел другой отдел полиции “Дальний”, сотрудники которого до смерти замучили задержанного Сергея Назарова. Его изнасиловали бутылкой из-под шампанского, что и привело к смерти.

После инцидента следствие выявило еще несколько эпизодов преступной деятельности в этом отделе. Всего же потерпевшими по делу тогда проходили 14 человек.

В июне 2014 года суд признал восьмерых экс-полицейских виновными в превышении должностных полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью. Им назначили наказание в виде лишения свободы на сроки от двух до 15 лет.

В феврале 2015 года Верховный суд Татарстана сократил осужденным сроки — от двух лет до нескольких месяцев. Уголовное дело в отношении бывшего начальника отдела полиции Ахметзянова выделено в отдельное производство в связи с его болезнью — он перенес два инфаркта.

Дело возобновили в мае 2017 года, однако решение суд пока не огласил.

Источник: https://ria.ru/20171114/1508738101.html

Отдел «Дальний» для самых маленьких

Человек написал заявление в полицию, но его допрашивали под давлением
28 декабря 2012

Сведения о пытках в отделе полиции города Могоча появились в прессе в ноябре.

Несмотря на то что пострадавшими оказались подростки, этот случай не вызвал такого резонанса, как история с отделом «Дальний», — видимо, из-за того, что никто не погиб.

Елена Шмараева подробно описала происходящее в Могоче, где один из потерпевших от пыток уже стал фигурантом уголовного дела — и расследуют его в том самом отделе

  • Елена Шмараева / ТК «Дождь»

Отделение полиции «Могочинский» забайкальские правозащитники называют «нашим отделом «Дальний» и в шутку объясняют, что прежде всего — из-за географического положения. Могоча — самый восточный городок Забайкалья, в 700 километрах от Читы, почти у границы с Китаем.

Население — 11 тысяч человек, вся жизнь сосредоточена вокруг железнодорожной станции на Транссибе. Вокруг — тайга.

Как выяснилось этой весной, методы работы у полицейских из Могочинского райотдела полиции не сильно отличались от методов их коллег из казанского «Дальнего».

16 марта 2012 года 18-летний Павел Лоншаков во время допроса в отделе полиции «Могочинский» порезал себе руки бритвой. Останавливать допрос полицейские не стали.

Вели его так: оперативники Алексей Никитин и Александр Бородин надевали на Лоншакова противогаз, пережимали шланг, и юноша начинал терять сознание. Но тут же его приводил в чувство другой оперуполномоченный, Мурад Закуев, — сильным ударом в правую скулу.

«Пинали в живот, подключали ток, — вспоминает Лоншаков.  — Хотели, чтобы я кражи взял на себя, которых не совершал. Восемь штук». Допрос начался в девять утра и продолжался до полуночи.

Восемь явок с повинной Лоншаков все-таки подписал: «Бородин достал дубинку, и они сказали, что мне ее в жопу засунут и посадят в опущенную хату». Получив признание, молодому человеку наконец-то вызвали скорую помощь.

Допросы в противогазе

Когда через трое суток Лоншаков вернулся домой, его мать решила написать заявление о том, что сына пытали. Кто-то посоветовал обратиться к правозащитникам в Читу. Так о происходившем в Могоче узнал Виталий Черкасов из Забайкальского правозащитного центра.

Оказалось, что с Павлом Лоншаковым, как страшный сон, повторилось то, что в июле 2011 года с ним уже случалось: трое суток в отделе полиции «Могочинский», давление, побои, угрозы и как результат — те же восемь явок с повинной. В прошлый раз обвинения с тогда еще 17-летнего Лоншакова сняли после того, как мать наняла ему адвоката из Читы, которому в общей сложности заплатила 650 тысяч рублей, взяв их в кредит.

Правозащитники полагают, что адвокат — тоже, кстати, бывший сотрудник милиции — договорился с могочинскими полицейскими.

Параллельно мать писала заявления в межрайонную прокуратуру, отдел собственной безопасности и следственное управление. Все признали, что Лоншакова допрашивали без нарушений.

Через год (адвокат к тому времени давно уехал в Читу, а срок договора с ним истек) подросток вновь оказался в том же отделе — и после 15 часов допроса с пристрастием все подписал.

Собирая материалы по делу Лоншакова, правозащитники выяснили, что это не единственный подросток, избитый в Могочинском райотделе. Схема, по которой действуют сотрудники, примерно одинаковая: задерживают несовершеннолетнего, бьют и угрожают, он подписывает признание. Бабушка Андрея и Романа Пеговых еще в 2009 году требовала, чтобы по факту избиения ее внука в отделении завели уголовное дело.

Андрей Пегов — ему тогда было 16 лет — оказался в отделе «Могочинский» в феврале 2009-го. Он пришел забирать младшего брата из квартиры, где тот проводил время с друзьями, когда туда неожиданно ворвались полицейские. Как они потом объясняли, поступил сигнал, что в квартире хранят краденое. В отделении подростков развели в разные кабинеты и стали пытать.

Пегов-старший сидел в кабинете на втором этаже в надетом сотрудниками противогазе — к нему тоже применяли пытку под названием «слоник». Полицейские то пережимали шланг, то закуривали и выпускали туда сигаретный дым, то затыкали шланг тряпкой, пропитанной ацетоном.

Руководил допросом, по словам подростка, лично начальник криминальной полиции Могочи майор Солбон Цыренов. «После того как Цыренов снял противогаз, я у него увидел в руках металлическое что-то наподобие спицы. Он взял ее в правую руку и затолкал мне в левое ухо. Я закричал от боли», — рассказывает Пегов. Позже врачи выяснят, что у него повреждена барабанная перепонка.

Тогда, в отделе, ему даже не вызвали скорую. Через несколько часов допроса Пегова отпустили домой.

Увозя Лоншакова в Читу, полицейские не знали, что с десятого апреля их телефоны прослушивает Следственный комитет

«Вам деньги уже приносили?»

Бабушка Андрея сразу решила, что издевательства над внуком просто так не оставит, и написала заявление в Следственный комитет. «Следователь, который вел это дело, ей сказал: «Вы что, никто не позволит привлечь их к ответственности, вы лучше возьмите деньги.

Вам же уже приносили?» — рассказывает правозащитник Черкасов. — А к ней действительно уже приходили и приносили 10 тысяч рублей. «Вы что, какие десять тысяч, требуйте больше, они вам больше принесут», — посоветовал тогда следователь».

Все случилось так, как он и сказал: дело на сотрудников полиции заводить не стали, а к Пеговым они наведались еще раз. Как говорит бабушка, полицейских к ней домой привела лично адвокат Антонина Базуева — до 2009 года она руководила отделом полиции «Могочинский».

Они просили забрать заявление и извинялись, а потом принесли бабушке уже не десять, а 120 тысяч рублей. Она их, кстати, взяла, написав расписку, но потом все же подала заявление на полицейских.

Уголовное дело на полицейских из Могочинского райотдела завели 10 апреля 2012 года по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ («превышение должностных полномочий с применением насилия»). Потерпевших, как выяснили следователи из краевого следственного управления, не двое, а целых восемь человек, младшему — 14 лет.

Через два дня после возбуждения уголовного дела полиция пошла в контрнаступление: на официальном сайте управления МВД по Забайкальскому краю появилось сообщение, что в отношении Лоншакова и Пегова Могочинским ОВД расследуются уголовные дела. Но если на Лоншакова после признания в кражах дела действительно заводили, то для Пегова тот привод в полицию был первым и единственным.

Однако это заявление забайкальское управление МВД не опровергло до сих пор.

А еще через десять дней Павел Лоншаков пропал. Как позже выяснилось, его на собственной машине увезла в Читу та самая Антонина Базуева — она хотела заставить Лоншакова отказаться от показаний против полицейских.

Однако в Следственном комитете адвоката Базуеву не приняли: ей отказали в участии в деле, потому что она уже проходит по нему свидетелем как экс-начальник Могочинского отделения полиции.

Тогда было решено идти другим путем, и 25 апреля появилась видеозапись, на которой Павел Лоншаков с закрытым лицом зачитывает: «Факт избиения я опровергаю, никаких претензий к сотрудникам не имею».

Прослушка и признание

Но, увозя Лоншакова в Читу, полицейские не знали, что с десятого апреля их телефоны прослушивает Следственный комитет. Теперь эта прослушка тоже в материалах дела.

«Она их настропалила уже на 306-ю, они согласны все на эту 306-ю, надо будет с Дедюхиной поговорить, чтобы по минималке штраф, а мы уже будем этот штраф оплачивать», — так в одном из разговоров с оперативником Никитиным его однофамилец Александр Никитин, замначальника ОВД Могочи, раскрывает свой план.

Согласно тексту переговоров, полицейские с помощью адвоката Базуевой, которую они между собой называют Базой, надеются заставить Лоншакова, Пегова и других потерпевших заявить, что они оговорили сотрудников отдела полиции. Тогда на подростков заведут дело по ст. 306 Уголовного кодекса (заведомо ложный донос).

Дедюхина, о которой идет речь в переговорах, — это председатель Могочинского районного суда Валентина Дедюхина. Переговорив с ней, полицейские надеются добиться для своих жертв минимального штрафа и собираются сами его оплачивать.

Кстати, в разговорах все время идет речь о некоем «общаке» Могочинского отдела, из которого, в частности, планируется оплатить услуги адвоката Базуевой. Один из собеседников полицейских — начальник ОВД «Могочинский» Евгений Цирельников. Из разговора очевидно, что он знал об «операции», которую должна была провернуть в Чите адвокат Базуева.

На основании данных этой прослушки подчиненных подполковника Цирельникова арестовали. За решеткой они провели по несколько месяцев, сейчас — снова на свободе, под подпиской о невыезде.

Бывший замначальника ОВД Могочи Солбон Цыренов еще до задержания успел уйти на пенсию, еще четверых обвиняемых — оперативников Алексея Никитина, Александра Бородина и Мурада Закуева, а также замначальника Александра Никитина — уволили из органов, пока расследовалось дело.

В начале следующего года оно окажется в суде: в ноябре следователи завершили расследование, а прокуратура уже утвердила обвинительное заключение. Им грозит от трех до десяти лет лишения свободы.

Скорее всего, полицейские получат минимальные сроки: когда им не удалось заставить подростков отказаться от показаний, все пятеро признали вину в превышении полномочий и применении насилия, а также заключили сделки со следствием.

«Знаете, как научились заставлять сотрудников признаваться в преступлениях? — делится наблюдениями правозащитник Черкасов. — Третье дело у нас о массовом насилии — и все признают вину. А потому что на всех этих сотрудников есть архив лет за пять.

Поступило столько-то заявлений от граждан, очевидно, что сначала эти преступления были укрыты, потому что их подавали следователям того же района, где работает этот сотрудник.

А когда дело расследует следователь краевого уровня, он все эти материалы отказные выкладывает перед оперативником и говорит: «А не хотели бы вы, чтобы мы сейчас все это подняли?» Конечно, они не хотят и признаются».

Павел Лоншаков рассказывал, что отказался от показаний не столько из-за угроз полицейских, сколько после звонка «братков»

Подростки отвечают за братков

Правозащитники, с одной стороны, рады, что дело удалось довести до конца, но они не вполне согласны с мотивом, который вменяют полицейским.

По официальной версии Следственного управления СК по Забайкальскому краю, выбивая показания из подростков, сотрудники ОВД Могочи хотели повысить раскрываемость преступлений — особенно квартирных краж.

По мнению Виталия Черкасова, ситуация в Могочинском районе несколько сложнее: полицейские сотрудничают с местным криминалитетом, который на самом деле совершает эти преступления. И вместо взрослых, часто уже сидевших преступников, «вешают» кражи на малолеток.

Кстати, Павел Лоншаков рассказывал, что отказался от показаний не столько из-за угроз полицейских, сколько после звонка «братков». «Мне тоже звонили какие-то люди и говорили, что настроены они серьезно и что надо сделать так, чтобы у могочинских ментов проблем не было», — рассказывает глава Забайкальского правозащитного центра.

«Большинство пострадавших ребят — они тянутся как-то к криминальному миру, дают поводы для задержаний. Тот же Лоншаков, его явно привлекает эта криминальная романтика, — говорит Черкасов. — Роман Пегов тоже, младший брат Андрея.

Полицейские и чувствуют свою безнаказанность — вроде бы они не домашних мальчиков бьют, а допрашивают малолетних преступников.

Но вот с Андреем они просчитались — он абсолютно нормальный, положительный парень, учится в колледже в Чите, никаких криминальных дел или приводов по малолетке у него нет».

Когда полицейских осудят, правозащитники намерены подать иск к Забайкальскому УМВД, которое распространило информацию о том, что на Пегова-старшего якобы возбудили уголовное дело.

А вот на Павла Лоншакова дело действительно завели. Об этом стало известно в ноябре 2012 года, когда могочинские пытки были уже расследованы и переданы в прокуратуру. По версии правоохранительных органов, Лоншаков участвовал в ограблении ювелирного магазина, его задержали у тайника, где хранилась сумка с украшениями на 180 тысяч рублей.

Сейчас потерпевший сидит в СИЗО. Правозащитники не исключают, что Лоншаков действительно мог поучаствовать в преступлении. После того как появились данные о его задержании, Виталий Черкасов в своем блоге в сердцах назвал подростка «трусоватым дохляком», который постоянно попадает в сомнительные истории.

Но проанализировав ситуацию, правозащитники все же засомневались в объективности расследования: дело против Лоншакова ведет тот самый отдел полиции «Могочинский», против сотрудников которого юноше предстоит давать показания в суде.

А руководит отделом все тот же Евгений Цирельников, который, согласно материалам дела, контролировал отправку Лоншакова в Читу, где потерпевшего заставляли отказаться от показаний.

  • Дичь,
  • Полиция,
  • Преступления

Источник: http://bg.ru/society/otdel_dalnij_dlja_samyh_malenkih-16272/

Если вы стали понятым или свидетелем преступления

Человек написал заявление в полицию, но его допрашивали под давлением

Среднестатистический гражданин достаточно редко сталкивается с правонарушениями и преступлениями, однако крайне важно понимать, что в том самом редком случае, когда вы стали понятым или свидетелем, от вас может зависеть правосудие. Эта инструкция ознакомит вас со статусом свидетеля и понятого, их основными правами, обязанностями, а также гарантиями в их отношении со стороны государства.

Оглавление

Свидетель и понятой – роль в уголовном процессе

Вы – понятой

  Понятой вправе

  Понятой не вправе

  Чего ожидать?

Вы – свидетель

  Чего ожидать?

  Общие права свидетеля 

  Свидетель не вправе

Государственная защита понятого и свидетеля 

Свидетель и понятой – роль в уголовном процессе

Роль свидетелей и понятых в уголовном процессе сложно переоценить – эти люди обеспечивают объективное, всестороннее и полное рассмотрение дела, помогают изобличить преступников или оправдать невиновного.

Если вы стали свидетелем совершения преступления, если вам предложили стать понятым при осуществлении следственных действий или обыске – осознайте важность той информации, которой вы обладаете, для интересов правосудия. Просто поставьте себя на место потерпевшего или незаконно преследуемого гражданина – от свидетеля или понятого может зависеть его судьба, поэтому самое время именно сейчас проявить гражданскую сознательность.

Свидетель и понятой являются участниками уголовного судопроизводства или производства по делам об административных правонарушениях и наделены как правами, так и обязанностями. Это разные процессуальные статусы, поэтому рассмотрим отдельно каждый из них.

Вы – понятой

Вы можете стать понятым как в уголовном деле (ст. 60 УПК РФ), так и в деле об административном правонарушении (ст. 25.7 КоАП РФ). В общем смысле понятой – это любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо.

Понятой привлекается дознавателем, следователем либо полицейским для удостоверения совершения в его присутствии процессуальных действий (в т.ч. следственных), их содержания, хода и результата.

К примеру, понятой может быть привлечен для осмотра места совершения административного правонарушения или досмотра гражданина, а в уголовном деле – для фиксации выемки документов или опознания преступника.

Если вы стали понятым – крайне важно подмечать все детали процессуальных действий, в том числе те, которые на первый взгляд могут показаться незначительными. Помните – от вашей внимательности зависит судьба человека!

Понятой вправе

  1. делать заявления и замечания по поводу совершаемых процессуальных действий, при этом такого рода замечания должны быть в обязательном порядке занесены в протокол (п.1 ч.3 ст.60 УПК РФ, ч.4 ст.25.7 КоАП РФ);

  2. знакомиться с протоколом следственного действия (п.2 ч.3 ст.60 УПК РФ);

  3. подавать жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, ограничивающие его права (п.3 ч.3 ст.60 УПК РФ).

Крайне важно, чтобы понятой добросовестно пользоваться своими правами и при необходимости не стеснялся делать замечания по существу процессуальных действий, а в случае, если представители правоохранительных органов эти замечания игнорируют, – обращался с соответствующей жалобой к прокурору или в суд.

Замечания можно попробовать вписать в протокол, когда вам предложат в нем расписаться, в конце протокола есть как раз раздел «от участников следственного действия поступили/не поступили замечания». Можно вписать «мои замечания не зафиксировали». Можно отказаться подписать протокол, пока не внесут замечания.

Понятой не вправе

уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования. О недопустимости разглашения данных расследования (без соответствующего разрешения) понятого в обязательном порядке должен предупредить следователь или дознаватель (ч.4 ст.60 УПК РФ).

В случае необходимости понятой может быть опрошен в качестве свидетеля.

Чего ожидать?

Частота вызовов к следователю или в суд зависит от того, в каких мероприятиях вы принимаете участие в качестве понятого.

К примеру, если вы участвовали в опознании подозреваемого, скорее всего в дальнейшем вас больше не потревожат.

Если же вы участвуете в оперативно-розыскной деятельности (ОРД) то возможно придётся потратить целый день, а в дальнейшем вас еще несколько раз вызовут к следователю. Стоит быть к этому готовым.

Вы – свидетель

Статус свидетеля предусмотрен в различных отраслях права – гражданского (69 ГПК РФ), административного (ст.25.6 КоАП РФ) и уголовного (ст.56 УПК РФ).

Свидетель – это лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению и имеющие значение для дела.

Если вы стали свидетелем преступления или административного правонарушения,  вам необходимо обратиться в правоохранительные органы с целью дачи показаний. Возможно, эти показания  станут определяющими в деле и помогут правосудию. По этой же причине крайне важно давать показания как можно точнее и не додумывать обстоятельств, которых вы не помните или помните смутно.

Важно: не ходите в полицию в одиночку. Вы имеете право прийти с адвокатом вне зависимости от вашего статуса.

Общие права свидетеля (ч.4 ст.56 УПК РФ и ч.3 ст.25.6 КоАП РФ):

  1. не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (вы просто можете отказаться давать показания, если они касаются именно этих людей);

  2. давать показания на родном языке или на языке, которым владеет;

  3. пользоваться бесплатной помощью переводчика;

  4. делать замечания по поводу правильности занесения его показаний в протокол (протокол должны исправить и перепечатать, или внести уточнение ниже основного текста, если он написан ручкой).

В уголовном праве законодательство наделяет свидетелей дополнительными правами:

  1. заявлять отвод переводчику, участвующему  в допросе;

  2. заявлять ходатайства и подавать жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

  3. являться на допрос с адвокатом (при допросе свидетеля адвокату могут запретить советовать по ходу допроса, это законно, после окончания допроса он сможет сделать все замечания о наводящих вопросах и других нарушениях, но как правило, такой запрет не применяют)

  4. ходатайствовать о применении мер безопасности. Это значит, что вас могут допросить под другим именем, а настоящие данные будут храниться в конверте при деле. Для редких случаев существуют программы защиты свидетелей. Об этом – см. ниже.

Свидетель не вправе

1) уклоняться от явки по повесткам;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность, предусмотренную ст. 17.9 КоАП РФ и ст.ст. 307 и 308 УК РФ. Вид ответственности зависит от того, в каком деле вы даете показания – уголовном или деле об административном правонарушении.

Однако крайне важно помнить, что и свидетель может отказаться от дачи показаний в определенных случаях. К примеру, вы вправе отказаться от дачи свидетельских показаний против себя и своих близких (ст.51 Конституции РФ).

В уголовном процессе также предусмотрена и дополнительная ответственность свидетеля за разглашение данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден (т.е. если вы заполнили подписку о неразглашении данных допроса).

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

Государственная защита понятого и свидетеля

Для защиты свидетелей и понятых в России принят Федеральный закон от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (далее – Закон), который устанавливает систему мер дополнительной государственной защиты свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

Данный закон предусматривает следующие меры безопасности (статья 6):

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;

3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;

4) переселение на другое место жительства;

5) замена документов;

6) изменение внешности;

7) изменение места работы (службы) или учебы;

8) временное помещение в безопасное место.

Этот перечень не является исчерпывающим и при наличии оснований в отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопасности. На практике  чаще всего применяются меры по выдаче специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности и обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице.

 Обратиться с заявлением о принятии мер государственной защиты можно в случае, если вам поступили угрозы убийства, насилия, уничтожения или повреждения имущества, либо иного опасного противоправного деяния.

Иными словами: в случае если вы опасаетесь за свою жизнь или здоровье в связи с дачей показаний или участием в следственных действиях в качестве понятого,  ходатайствуйте о принятии соответствующих мер безопасности в суд, орган дознания или следствия (в зависимости от того, на какой стадии находится уголовное дело, в котором вы являетесь свидетелем или понятым).

Ваше заявление должно быть проверено и в течение трех суток (а в случаях, не терпящих отлагательства, немедленно) представители власти обязаны принять решение о применении мер безопасности либо об отказе в их применении и в этот же день уведомить вас об этом решении (ч.2 ст.18 Закона).

Постановление (определение) о применении мер безопасности либо об отказе в их применении может быть обжаловано в вышестоящий орган, прокурору или в суд. Жалоба подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента ее подачи (ч.3 ст.18 Закона).

Скачать инструкцию (26,1 KБ)

Вернуться в раздел помощь

Источник: https://openpolice.ru/pages/pomosh/esli-vy-stali-ponyatym-ili-svidetelem-prestupleniya/

15.04.2016 15:34

Сыктывкарец Вадим Кузнецов, со страха оговоривший себя три года назад, безуспешно добивается пересмотра вступившего в силу обвинительного приговора. Прокуратура Сыктывкара пока не находит оснований для пересмотра уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам, ссылаясь на проводимую полицией проверку. Эта проверка длится уже более полугода.

Фото и видео Виктора Бобыря

В марте 2013 года Вадим Кузнецов был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Как указано в приговоре, 20 ноября 2012 года около двух часов ночи возле дома №36 на улице Парковой он нанес неустановленным режущим предметом множество ударов 28-летнему потерпевшему Е.

Суд, назначая Кузнецову условное наказание сроком на два года, учел, что осужденный положительно характеризуется, ранее не судим, написал явку с повинной.

Осенью прошлого года Кузнецову позвонил адвокат Николай Мишкин и сообщил, что объявился человек, который признался, что это он и никто другой ночью 20 ноября 2012 года порезал Е. С письменным саморазоблачением в полицию обратился ранее судимый некто Денис Пономарев. На то время Пономарев находился в следственном изоляторе Сыктывкара в связи с причинением легкого вреда здоровью полицейскому.

Попав в следственный изолятор по одному преступлению, Пономарев сознался и в другом и написал явку с повинной.

Он сообщил, что 20 ноября 2012 года около полуночи он, будучи в очень сильном опьянении, зашел в магазин на пересечении улиц Катаева и Старовского, где познакомился с молодым человеком 23-25 лет. Они решили вместе распить бутылку водки возле дома № 36 по улице Парковой.

В ходе выпивки между ними возникла ссора из-за разных взглядов на армию. Ссора переросла в драку. Пономарев стал спасаться бегством. Его оппонент погнался за ним. Остановившись, Пономарев пустил в ход нож-выкидушку.

Нанеся множество ножевых ранений догонявшему и увидев, что у того ручьем хлещет кровь, Пономарев убежал. Решив, что он убил человека, мужчина где-то выбросил холодное оружие. Спустя почти три года 1 октября прошлого года Пономарев решил признаться в совершенном преступлении и написал заявление в полицию.

Адвокат Николай Мишкин, который по назначению представлял интересы Пономарева, разыскал Вадима Кузнецова. Молодой человек сразу обратился в республиканскую прокуратуру с заявлением о пересмотре его уголовного дела и отмене обвинительного приговора по вновь открывшимся обстоятельствам. Он утверждает, что оговорил себя после жестких допросов в полиции, под психологическим давлением.

В своих пояснения, приложенных к заявлению в адрес прокурора, Кузнецов указывал, что вечером 19 ноября 2012 года он гостил у своей подруги в малосемейном общежитии № 34 на улице Парковой. Около полуночи они поругались, девушка заперла его в квартире, а сама пошла в магазин. Молодой человек вышел на балкон, чтобы посмотреть, куда она пошла.

С балкона он увидел, что возле дома Парковая, 36 несколько молодых людей что-то агрессивно обсуждали. Когда девушка вернулась, у них еще минут 30-40 продолжилась словесная перепалка, после чего он отправился домой. Он жил в пяти минутах ходьбы в доме на улице Коммунистической. Выйдя из малосемейки, молодой человек обратил внимание, что рядом с соседним домом стоит полицейский УАЗик.

Проходя через небольшой парк, он увидел большое темное пятно на снегу.

На следующее утро около 10 часов к нему домой приехал сотрудник полиции и отвез его в УМВД Сыктывкара на Первомайскую, 21. В УМВД несколько оперативников поочередно допрашивали его до 22 часов. Его рассказ стражей порядка совершенно не устраивал, и они требовали признания. За целый день его не кормили и не выводили в туалет, рассказал Кузнецов.

Один из полицейских особенно агрессивно требовал рассказать, как минувшей ночью порезал парня и чем. Кузнецов говорил, что был с девушкой, никого не резал. Оперативник не верил, говорил, что им известно: порезавший был такого же роста, в таких же берцах (ботинки для военных или охранников), его типаж. Кроме того, следы от ботинок с кровью вели к дому Кузнецова.

На следующий день допросы возобновились. Оперативник постоянно угрожал, что костьми ляжет, чтобы Кузнецов оказался за решеткой, давил психологически. Как только приносили еду в обед или на ужин, его сразу уводили на допрос. Около двух часов ночи 22 ноября Кузнецова привезли в изолятор временного содержания.

Потом привели к следователю-женщине. Затем был допрос с этим следователем, с оперативником и адвокатом. Полицейские все грубее и грубее говорили, что лучше сознаться и будет условное наказание, а «если не признаешься – обязательно сядешь».

На следующее утро допрос повторился, вопросы были все те же, все больше звучало угроз тюрьмой. Молодой человек был так напуган, что согласился рассказать то, что от него требуют, но совершенно не знал деталей. По ходу допросов полицейские сами говорили, что было так-то и так-то.

Не зная, что говорить, Кузнецов стал импровизировать по тем сведениям, что ему сообщили в ходе допросов.

Отметим, что потерпевший Е. получил резаные раны на шее, плече, лице, теменной части головы и левой кисти руки. На шее у него была повреждена наружная яремная вена, от чего он потерял много крови, но выжил благодаря своевременно оказанной медицинской помощи.

Кузнецов до сих пор продолжает выплачивать ему взысканные потерпевшим в порядке гражданского судопроизводства 250 тыс. руб. Кроме того, по приговору суда Кузнецов выплатил 50 тыс. руб. республиканской больнице и территориальному фонду обязательного медицинского страхования в связи с затратами на лечение Е.

На заявление Кузнецова в прокуратуру пришел ответ, что для возбуждения уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам не имеется оснований, поскольку материалы направлены в МВД по Коми, которое проводит проверку.

Кузнецов обратился в Сыктывкарский городской суд, пытаясь оспорить ответ надзорного органа. Суд признал действия прокуратуры законными.

Источник: https://www.bnkomi.ru/data/news/49309/print/

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий