Что делать, если не отдают мой автомобиль?

Как отданные в ремонт автомобили находили на разборке

Что делать, если не отдают мой автомобиль?

Ремонт автомобиля – дело хлопотное и затратное, именно поэтому автолюбители в поисках идеального соотношения цены и качества часто выбирают не официальные СТО, а мастерскую из разряда “знакомый посоветовал”, “рекомендации хорошие” и тому подобное. 

Конечно, такой выбор – личное дело каждого, все понимают, чем рискуют. Например, можно получить некачественный ремонт. Но лишиться после этого своих “железных коней” – событие, выходящее за рамки даже для “серого” рынка услуг. 

Иван рассказал ABW.BY, как самый настоящий ужас автовладельца стал реальностью: 

“Помимо основной работы я являюсь волонтером поисково-спасательного отряда “Ангел”. Из-за постоянных поездок в свое время приобрел автомобиль Audi 80, старенький, конечно, но в технически хорошем состоянии.

Поскольку мне вместе с другими волонтерами из отряда кататься приходилось, мягко говоря, не по дорогам общего пользования, а по лесам и полям, то и необходимость ремонта возникала гораздо чаще, чем у обычного автомобилиста.

Конечно же, искали мастеров по рекомендациям, с адекватными ценами на услуги, ведь эксплуатировали авто в волонтерских целях, а платить приходится свои кровные. 

В декабре 2017 года пришло время очередного ремонта. Мне посоветовали толкового автомеханика в поселке Колодищи, что под Минском, по имени Алексей. Оснований не верить рекомендациям товарищей не было, и я, предварительно созвонившись с мастером, пригнал автомобиль к нему. Все как обычно: сделай то-то и так-то, позвони, я приеду рассчитаюсь. 

Время шло, звонков не было, поэтому начал уже названивать я. “Отмазки” были разные: то не успел, то докупить что-то нужно… И начал этот процесс затягиваться, а в душу стали закрадываться подозрения.

Озвучив свое беспокойство в социальных сетях, я, к удивлению, обнаружил, что у меня есть “товарищи по несчастью”, которые столкнулись с такой же проблемой, причем у этого же автомеханика.

Вести разлетелись по Сети, и результат не заставил себя ждать – один пользователь прислал мне на телефон фото до боли знакомого автомобиля, вернее того, что от него осталось.

Как мне пояснили, это находилось в поселке Усяж Смолевичского района, на “авторазборке”. Оперативно прибыв на место, я сразу понял: это мой автомобиль, вернее – это был когда-то мой автомобиль. Жалкие остатки моей Audi напоминали сцену из апокалиптического кино. Снаружи, конечно, жесть, но внутри было еще хуже.

Вывод напрашивался сам собой: восстановлению автомобиль уже не подлежит, он попросту разобран на запчасти. Отдал, называется, отремонтировать. Телефон автомастера Алексея был недоступен. 

У меня же сразу возникло несколько вопросов. Как мог мой автомобиль попасть на “разборку”, когда документы все у меня? Почему индивидуальный предприниматель, которому эта “разборка” принадлежит, принял автомобиль без документов? Да и зачем VIN-номер вываривать? Тут попахивает криминалом.

Владелец “авторазборки” ничего внятного пояснить не смог. Конечно, я вызвал милицию. Сотрудники ОВД приехали, к слову, оперативно, поговорили, описали остатки Audi – и все.

Материалы проверки до сих пор бродят где-то у правоохранителей, их пересылают туда-сюда, а “разборка” в поселке Усяж работает до сих пор – как с гуся вода! Ну как можно распилить на запчасти авто без документов, если по процедуре перед утилизацией автомобиль нужно снять с учета, а сделать это может только собственник, то есть я? Разве владелец “разборки” этого не знал? Знал, иначе и быть не могло. Сижу вот теперь и жду, чем все закончится”.

Иван оказался не единственным пострадавшим собственником в этой истории. Нам удалось найти и других автолюбителей, которые также стали жертвой этого автомеханика.

Елена сама написала нам, как было дело: 

“В 2015 году наша семья столкнулась с неприятной ситуацией, которая тянется до сих пор. Мы отдали автомобиль Volkswagen Transporter Алексею из поселка Колодищи подварить и покрасить, его нам рекомендовали знакомые. 

В срок машина не была готова, а показания спидометра на нашем авто сильно отличались от показаний на момент передачи.

Ремонтник просил у нас еще недельку на выполнение всех обязательств, а потом еще и еще… В сентябре 2015 года нам пришлось обратиться в Боровлянский ОВД. Там, рассмотрев нашу ситуацию, сказали обращаться в суд.

До декабря мы пытались решить этот вопрос через медиацию, что не дало никаких результатов. 

Медиация – переговоры сторон с участием медиатора с целью урегулирования спора путем выработки взаимоприемлемого медиативного соглашения.

В декабре 2015-го мы подали иск об изъятии нашего имущества из чужого владения и компенсации причиненного ущерба. Первое заседание состоялось в июне 2016 года, ответчик на него не явился, да и на второе тоже.

На третье и четвертое заседания ответчик был вызван судом (милицией). Так в судах мы провели до 21 декабря 2017 года. Решение суда было заочным, так как ответчик больше на суды не приходил.

За это время мы сделали оценку автомобиля (судебную автотехническую экспертизу), суд вынес решение в нашу пользу. 

По интересному стечению обстоятельств мы 27 декабря познакомились с группой пострадавших от действий Маталыги А.А. (такова фамилия того самого Алексея. – Прим. ред.). Все пострадавшие, как и мы, отдавали этому человеку свои авто в ремонт и в лучшем случае забирали их “с кулаками”, но неотремонтированные.

Тем пострадавшим, которые смогли забрать свои автомобили, пришлось восстанавливать их на других СТО. Всем этот ремонтник в качестве гарантии писал расписки и просил отсрочки под разными предлогами. Некоторые автовладельцы больше свои машины так и не увидели – те просто исчезли.

До этого мы были уверены, что наш автомобиль находится в гараже у Алексея, но один из пострадавших сказал, что осенью гараж был пуст… Одним из последних пропавших автомобилей был Audi 80. 

В свете этих событий 17 января 2018 года я и мой муж поехали искать свой Volkswagen по возможным “разборкам”. И чудо – мы находим пропавшую Audi 80 на “авторазборке” в Смолевичском районе. Как в итоге оказалось, эта “разборка” принадлежит ИП.

Владелец Audi (а это и есть Иван, о котором написано выше. – Прим. ред.) приехал в течение часа и узнал свое авто. Подтянулись и другие пострадавшие. Вызвали наряд милиции Смолевичского ОВД.

На этой “авторазборке” были найдены также запчасти от других пропавших машин, которые были переданы для ремонта Маталыге А.А., Ford Transit и наш Volkswagen Transporter. И это только те автомобили, хозяева которых смогли приехать, узнать свои авто или то, что от них осталось.

Владелец “разборки” всячески отрицает свою вину и считает себя таким же пострадавшим и обманутым, как и мы. 

Но возникает вопрос: как честный предприниматель может приобретать автомобили безо всяких документов, хранить их, разбирать на запчасти, вырезая VIN-номер, и сбывать? Самое удивительное во всей этой истории то, что всем пострадавшим, кто обращался с заявлениями в ОВД относительно Алексея, на протяжении нескольких лет давались отказы в возбуждении уголовного дела. Почему все эти заявления, а их было очень много, не объединялись в одно дело? Мы просто хотим уберечь других доверчивых людей от подобной ситуации. Ведь эта “разборка” до сих пор работает, а Алексей, возможно, продолжает свою деятельность”.

Для полноты картины приведем историю еще одного пострадавшего – Дмитрия:

“В июне 2017 года я столкнулся с необходимостью кузовного ремонта собственного автомобиля Fiat. Знакомых мастеров кузовных дел у меня не было, я решил разместить объявление на одной интернет-площадке. Откликнулись несколько человек, я проехал около 5 мест, показывая авто и собирая информацию о стоимости ремонта. Одним из откликнувшихся был Алексей.

Встретились мы с ним в поселке Городище, улица 8 Марта, 12, где он на тот момент производил сварочные работы. Договорились о стоимости работ и о сроках. Хорошо подвешенный язык Алексея убедил меня, что передо мной хороший специалист. Буквально на следующий день я пригнал автомобиль, оставил его и дал аванс, обозначив запрет на эксплуатацию.

Документы на машину не передавал.

Заезжая ежедневно в Городище, я убеждался, что машина моя не делается, а через 2 дня вообще пропала, однако появилась днем позже. На вопрос, где находится автомобиль, Алексей ответил, что перегнал к соседу, показать отказался.

Такой “ремонт” продолжался около 7-8 дней, после чего я вызвал милицию, так как Алексей отказался отдавать авто и возвращать деньги. Приехавший участковый мягко и ненавязчиво убедил меня “дать возможность автомастеру закончить ремонт”. Я согласился, дал ему 3-4 дня на то, чтобы все завершить.

Через 2-3 дня я снова убедился, что ремонт не идет никак, поэтому решил забрать авто. Приехав по известному мне адресу, увидел, что из гаража пропало все оборудование. 

Тут начался цирк и чудеса. Алексей сказал, что машину не отдаст и деньги вернуть не может. Эта пустая беседа продолжалась около часа. Затем он куда-то исчез на полчаса. В это время во двор зашел неизвестный мне человек и протянул… ключи от моего авто со словами: “Извините, это я взял ключи, так как Леша должен мне 50 долларов”. 

Я выглянул на улицу и увидел автомобиль Opel с опознавательными знаками “такси”, в котором сидел Алексей на пассажирском сиденье. Он соизволил вернуться в гараж, где продолжилась беседа, в которой я предложил ему написать расписку. Он долго отказывался, однако после предложения вызвать милицию согласился. Но…

у него не было документов, подтверждающих личность. Сославшись на это, он уехал в неизвестном направлении, появился примерно через полтора часа, предъявил свидетельство о браке, написал расписку, в которой указано, что он должен мне деньги и что не произвел ремонт автомобиля.

Дома я начал поиски в интернете и наткнулся на других пострадавших от его рук. Мне стало понятно, что это уже дело милиции, и я написал туда заявление.

Одномоментно мне пришли штрафы из ГАИ с камер фотофиксации, из чего выходило, что без моего ведома Алексей катался на моем автомобиле, в чем он, собственно говоря, и сознался при опросе в милиции. А не угон ли это?

Статья 214 УК РБ. Угон транспортного средства или маломерного водного судна

1.

Неправомерное завладение транспортным средством или маломерным водным судном и поездка на нем без цели хищения (угон) – наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на тот же срок.
2. То же действие, совершенное повторно, либо с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, или с угрозой его применения, либо группой лиц по предварительному сговору, либо повлекшее по неосторожности причинение ущерба в особо крупном размере…

Милиция отказала в возбуждении уголовного дела по статье “Мошенничество”, отказала также и в угоне, хотя Алексей использовал мое авто в личных корыстных целях.

Еще я был вынужден заплатить штрафы за превышение скорости, когда он разъезжал на моем автомобиле по дорогам Беларуси. Через некоторое время я обратился в прокуратуру Минского района с жалобой.

На нее последовал ответ, что все законно, оснований для привлечения Алексея к уголовной ответственности нет. Рекомендовано было обращаться в суд.

https://www.youtube.com/watch?v=ncAe6fX1Zas

Примерно в середине декабря я и несколько пострадавших от рук Алексея повторно обратились в прокуратуру Минского района. Ответ пока ждем, время у нас есть.

Судя по сказанному выше, явно прослеживается серия покушений на чужую собственность и чужие деньги, причем не одним человеком, а целой группой.

Одни “разводили” людей на деньги и по возможности загоняли автомобили в поселок Усяж на “разборку”, а другие разбирали автомобили и продавали по запчастям, имея точки продаж.

К сожалению, в данный момент ни прокуратура, ни милиция не видят фактов, которые нам, пострадавшим от рук Алексея, кажутся очевидными”.

От редакции

ABW.BY не будет давать оценку вынесенным органами милиции решениям. Проверки в настоящий момент продолжаются, и вполне возможно, что правовой статус горе-механика может измениться не в лучшую для него сторону. А вот порассуждать мы можем. 

Поскольку лица добровольно передавали свое имущество, то речь о мошенничестве может идти только в том случае, когда будет понятен умысел принимавшего это имущество.

Иными словами, с какими мыслями автомеханик принимал автомобили: собирался он их ремонтировать или нет? Либо изначальной целью было заполучить машину под предлогом ремонта и затем сбыть ее на “разборку”? В последнем случае ст.

209 УК РБ имеет место быть со всеми вытекающими последствиями.

Статья 209. Мошенничество

1.

Завладение имуществом либо приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество) наказываются общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.
2. Мошенничество, совершенное повторно либо группой лиц, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до четырех лет, или лишением свободы на тот же срок.

Что касается поездок на чужом автомобиле без ведома владельца, то фактов, при которых в аналогичных случаях возбуждали уголовные дела, достаточно.

Например, истории о том, как сотрудник автомойки или СТО попадал в ДТП на автомобиле клиента, не раз заканчивались привлечением виновного к уголовной ответственности именно по статье “Угон”.

Возможно, и в нашем случае эта правовая норма будет применена. Пока же Алексея ищут, а мы проследим за развитием ситуации.

Евгений ГРАЧЁВ
ABW.BY

Источник: https://www.abw.by/novosti/law/202638

Минск: СТО уже месяц не отдает машину владельцу

Что делать, если не отдают мой автомобиль?

В жизни каждого автолюбителя есть два счастливых момента: когда он покупает автомобиль и когда он его продает. Герой этого сюжета вновь мечтает сесть за руль своего автомобиля. Но почему мечта пока не осуществима, расскажет Ольга Пискарева, корреспондент СТВ.    

Месяц назад автомобиль нашего героя перестал быть средством передвижения и не без участия одной из столичных СТО превратился в причину головной боли и переживаний. 

Максим Капанжи:
Я обратился на стоянку технического обслуживания для диагностики клапана ЕГР в моем автомобиле, мы составили заявку-заказ, в которой была записана стоимость данных работ в размере 750 000 белорусских рублей.

Максим — начинающий автомобилист. Стаж вождения у него составляет около года. Опыта общения с мастерами из СТО молодой человек прежде не имел. Поэтому со спокойной душой он оставил машину для выполнения работ в автомастерской. Надо полагать, что мастера сразу смекнули, что перед ними «чайник».

Максим Капанжи:
Через несколько дней мне позвонили и сказали, что необходимо отремонтировать еще и турбину, стоимость точную не назвали, сказали, что будет в районе $560.

Скрепя сердце Максим согласился и оставил залог 3 500 000 рублей. При этом попросил назвать более точную окончательную стоимость ремонта. Увы, вопрос повис в воздухе, как и просьба выдать чек на внесенную сумму.

В кадре Максим Капанжи:
Еще через несколько дней мне позвонили и сказали, что стоимость будет $810, я отказался, так как счел этот ремонт непомерно дорогим.

Наблюдая эту историю, Остап Бендер наверняка ощутил бы приступ неконтролируемой желчной зависти. Невзирая на то, что Максим отказался от дорогостоящих ремонтных работ, сотрудники СТО произвели ремонт турбины.

В конечном итоге стоимость ремонта выросла в 20 раз. Каким образом, на СТО объяснить отказались. Даже такой чайник, как Максим понял, что за эти деньги логично было бы приобрести и установить новую запчасть.

Максим Капанжи:
Когда я на следующий день приехал забрать свой автомобиль и сказал, что оплачивать незаказанные работы не буду, они отказались отдавать мой автомобиль, пока я не передам необходимые деньги. Вот уже в течение месяца я пользуюсь общественным транспортом, мой личный автомобиль стоит на чужой автостоянке.

Уяснив, что оплачивать ремонт Максим не собирается, мастер отказался устанавливать отремонтированную турбину. 29 октября молодой человек приехал на своей машине лишь на диагностику, а сейчас она находится на чужой стоянке в разобранном состоянии. Что об этом думает руководитель СТО? Как оказалось, у него своя правда.

Дмитрий Блонский, директор СТО:
К нам поступила машина, мы контрольно-диагностические работы произвели, пригласили Максима, указали на истинные неисправности.

После этого, Максим якобы согласился на ремонт, а потом, когда его уже произвели, отказался платить. Все вроде гладко, вот только своим поведением директор явно себя выдавал. Комментируя ситуацию, мужчина пытался выставить все в розовом свете вплоть до абсурда, объясняя невыдачу чека хорошими отношениями мастера и заказчика:

Дмитрий Блонский, директор СТО:
Все было мирно-дружелюбно, взяли и взяли.

Вновь и вновь подтверждал некомпетентность мастера. А на наш вопрос, оговаривалась ли сумма ремонта, Дмитрий дал четкий ответ…

Дмитрий Блонский, директор СТО:
Нет, Вы что, никто ничего не оговаривал.

Пытался сбросить ответственность…

Дмитрий Блонский, директор СТО:
Я не утверждаю, я не присутствовал. Делали не мы, а организации, с которыми у нас договор подряда.

Путался в показаниях…

Дмитрий Блонский, директор СТО:
Норма-час работы мастера стоит у нас 400 000, но мы на данный момент мы его опустили до 300 000. Считаем по 300.000, но по закону 400.000.

И сам себе противоречил…

-Не усматриваете ли Вы вину мастера?

-Нет, перепроверил все. Ни со стороны меня, ни со стороны сотрудников никаких противозаконных действий в отношении этого гражданина.

Постойте, а как же невыдача чека на круглую сумму и несогласование стоимости ремонта? И как можно требовать деньги за несогласованный ремонт, да еще и удерживать машину? На эти вопросы ответов мы не получили.

Директор СТО Максима старался избегать и отказывался ему смотреть в глаза. Мастер, который проводил манипуляции с машиной молодого человека, оказался на больничном. Вероятно, сильно переживал неудавшийся «развод». Директор ретировался, сообщив нам, что очень спешит.

Но через 10 минут, не ожидая нас увидеть «на том же месте в тот же час», вернулся.

Максим Капанжи:
Я много раз от своих знакомых слышал о том, что на СТО могут обмануть или развести, но я не ожидал, что попаду сам в такую ситуацию.

Несмотря на заверения Дмитрия, что недовольный Максим — единственный негативно настроенный клиент, репутация у СТО оставляет желать лучшего. «Лохотрон», «развод», «выкачка денег», «директор — хам» — яростно сообщают пользователи в сети. Более того, организация занесена в «Черный список СТО» одного из популярных интернет-порталов.

Анна Кришань, юрист:
В настоящее время люди достаточно часто обращаются с вопросами по СТО. В их числе и вопросы по несогласованным с потребителями проведением работ, незаконным требованием денег, с некачественными работами.   

В течение месяца Максим пытался решить ситуацию мирным путем, однако руководство СТО не пожелало идти навстречу заказчику и вернуть автомобиль, требуя оплатить незаказанные услуги.

А книгу замечаний и предложений Максиму предоставили лишь после того, как он вызвал сотрудников правоохранительных органов.

Молодой человек составил обращение в Миноблисполком, где изложил свою ситуацию, а затем обратился в Минское общество защиты потребителей.

Анна Кришань, юрист:
В ходе изучение документов, представленных потребителем, нами были установлены следующие нарушения, допущенные СТО: не был составлен акт осмотра транспортного средства, не выдан чек на оплаченную сумму потребителем, не согласован срок исполнения работ, а также в настоящее время СТО незаконно удерживает транспортное средство перед потребителем.

Опытные автовладельцы, дабы не попасть в сети тотального обмана, советуют по возможности обращаться только в проверенные СТО, присутствовать при проведении ремонта и требовать оформления всех документов и выдачи чека. Что же касается Максима, то, испробовав все возможные пути досудебного урегулирования конфликта, он готовится к суду.

Анна Кришань, юрист:
После обращения потребителя нами в адрес СТО была направлена претензия с требованиями о возврате автомобиля, возврате излишне уплаченных денежных средств потребителем, на что мы получили отказ. В настоящее время мы направили исковое заявление в суд.    

Таким образом, проявляя завидное упрямство и отказываясь решить ситуацию мирным путем, организация испортила свою репутацию. А доводя дело до суда, руководитель СТО, надо полагать, потратит еще немало времени, сил и денег. Непонятно только, ради чего?

И в завершение сюжета небольшая ремарка: «Чтобы в стране стало больше богатых, нужно чтобы было очень много — доверчивых».

Источник: http://www.ctv.by/novosti-minska-i-minskoy-oblasti/minsk-sto-uzhe-mesyac-ne-otdaet-mashinu-vladelcu

Знакомый арендовал мой автомобиль и исчез. Это угон или нет?

Что делать, если не отдают мой автомобиль?

Я дал свою машину в аренду знакомому. Составили договор аренды на полгода. Прошел месяц — и знакомый перестал платить деньги за аренду, укрывается от встреч и не отдает автомобиль.

Я думал подать заявление об угоне автомобиля. Поговорил с участковым — мне дали понять, что состава преступления нет. Пока действует договор — можно работать только в гражданском поле, то есть, например, подавать в суд на расторжение договора.

Мне правда не стоит в этой ситуации заявлять об угоне, раз еще действует договор аренды? Если так, то как таксопарки привлекают полицию к розыску угнанных автомобилей? И как мне вернуть автомобиль?

Борис

Ваш знакомый не выплачивает деньги, чем нарушает договор, и на связь не выходит. Что с машиной, вы не знаете. Вы думаете, что арендатор угнал машину, но с точки зрения уголовного кодекса это не угон.

В вашем случае нет неправомерного завладения автомобилем — вы сами его передали арендатору. Это подтверждается договором аренды.

Наказание за мошенничество — от штрафа до лишения свободы на срок до двух лет. Поскольку автомобиль — дорогостоящее имущество, суд может посчитать, что вам причинен значительный ущерб. Тогда виновный может лишиться свободы на срок до 5 лет.

Сначала попытайтесь выяснить, почему знакомый не платит и не выходит на связь. Если есть контакты его родственников и друзей, пообщайтесь с ними. Возможно, с арендатором что-то случилось, и он не хотел нарушать договор и закон.

Если же вы считаете, что знакомый специально не платит и не идет на контакт, то у вас есть два варианта: обратиться в полицию или подать иск в суд. Нельзя сказать, что какой-то из этих вариантов эффективнее, поэтому можно использовать сразу оба. Уголовное дело не мешает гражданскому иску.

Попросите привлечь виновного к ответственности по статьям 159 и 160 УК РФ. Можно и не указывать конкретные статьи УК, а попросить привлечь виновного к уголовной ответственности. Квалифицировать состав преступления будут сотрудники полиции. Но если указать конкретные статьи, недобросовестным сотрудникам полиции будет сложнее отказать.

К заявлению нужно будет приложить копии документов на автомобиль, подтверждающих, что вы — собственник, и копию договора аренды. Не скрывайте от полиции, что вы отдали машину в аренду, иначе вас могут обвинить в даче заведомо ложных показаний.

Если вам откажут в возбуждении уголовного дела, это можно обжаловать в прокуратуре.

Есть вероятность, что уголовное дело даже не понадобится: сотрудники полиции побеседуют с арендатором и выяснят, почему он перестал платить вам деньги и не возвращает автомобиль. Возможно, после такой беседы арендатор сам выйдет на связь с вами, заплатит за аренду или вернет вам машину. Это в его же интересах: вряд ли он стремится к уголовной ответственности.

В судебном порядке шансы получить решение в пользу владельца машины выше, чем при обращении в правоохранительные органы. Но выиграть суд и вернуть машину в целости и сохранности — не всегда одно и то же.

Приставы будут искать машину — но может выясниться, что она находится на соседней авторазборке в виде набора запчастей после ДТП. На счета и имущество виновного могут наложить арест, но этого может не хватить, чтобы покрыть убытки.

Я рекомендую обращаться в суд уже после заявления в полицию, которая выяснит, что произошло с автомобилем и арендатором. Тогда будет ясно, какие требования вы сможете включить в иск.

Прежде всего, важно правильно составить договор. В нем надо подробно указать, на каких условиях автомобиль передан в аренду: срок, размер платежей и их периодичность, санкции за нарушение договора.

Когда в договоре есть такие условия, арендатор ведет себя более ответственно. Кроме того, в случае чего вам будет проще общаться с полицией. С действующим договором вас могут отправить в суд. Если же договор прекратил свое действие, а ни арендатора, ни машины, ни денег вы не видите, — есть основания для возбуждения уголовного дела.

Можно предусмотреть в договоре залог имущества или обеспечительный платеж. Залог — это имущество арендатора, на которое можно обратить взыскание в случае, если арендатор исчезнет с машиной или разобьет ее в ДТП.

А обеспечительный платеж — это сумма, которую арендатор передает вам и которая не подлежит возврату, если он нарушит договор.

Правда, в случае с залогом или обеспечительным платежом желающих арендовать автомобиль будет намного меньше.

Ни один договор не дает гарантии от его нарушения одной из сторон. Поэтому разумно использовать технические средства контроля. Например, таксопарки устанавливают на автомобили автосигнализации с GSM-модулем.

Такая автосигнализация позволяет управлять автомобилем с телефона. Можно посмотреть, где он находится, по каким маршрутам он ездит, и даже заглушить дистанционно

Цена таких устройств — от 15 тысяч рублей. В сигнализации есть устройство, куда вставляется симкарта. Она передает все данные о местонахождении автомобиля на телефон владельца.

Это законно: владелец автомобиля сам решает, как контролировать свое имущество, ничьих прав это не нарушает. Но если хотите подстраховаться, пропишите возможность дистанционного контроля в договоре. Арендатор, подписав его, согласится и с возможностью дистанционно контролировать машину.

Так выглядит панель управления автосигнализацией при входе с компьютера. На сайте есть деморежим, где можно ознакомиться со всеми функциями

Запомнить надо вот что:

  1. Если арендатор не возвращает автомобиль — это не кража и не угон. Это мошенничество и присвоение, то есть хищение вверенного имущества.
  2. Можно обратиться в полицию и подать иск в суд, чтобы обязать арендатора вернуть ваш автомобиль. Уголовное преследование не препятствует подаче гражданского иска.
  3. Грамотно составленный договор аренды повышает шансы, что все будет хорошо. Но он не дает гарантий, ведь арендатор может его нарушить.
  4. Если сдаете машину в аренду, подумайте о технических средствах защиты и контроля. Автосигнализация с GSM-модулем стоит недешево, но автомобиль стоит намного дороже.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/drug-propal/

«Опыт неприятный, но полезный»

Что делать, если не отдают мой автомобиль?

У читателя «Газеты.Ru» Дмитрия Ситникова угнали его Infiniti FX37 2013 года в ночь на 28 июля 2016 года с одного из дворов подмосковного Фрязино. Пропажа обнаружилась на следующий день с утра — вместо автомобиля на парковке его ждали куски разбитого стекла водительской двери.

Автовладелец сразу же вызвал на место сотрудников полиции, которые собрали осколки, сделали снимки и взяли показания. Ключи и документы на автомобиль Ситников также передал стражам порядка. В машине осталась сервисная книжка и полис ОСАГО.

Они, соответственно, пропали вместе с другими ценными вещами, которые находились в салоне.

Однако уже через пять дней автомобиль нашелся, причем полицейские удивились этому не меньше, чем сам автовладелец.

Как нашли

«Мой Infiniti обнаружили уже с другими номерами во дворе в московском районе Дорогомилово, — рассказал Ситников «Газете.Ru». — С тем же разбитым окном. Оказалось, машина была припаркована как-то странно — кто-то из жильцов проявил бдительность, позвонил участковому, а там уже по ориентировкам сработали и полицейские.

Но машину сразу они не забрали — устроили засаду, чтобы дождаться угонщиков, которые вернутся за автомобилем». Так в итоге и случилось».

По словам Ситникова, вскоре на место прибыли двое. Один из них уроженец Чечни. Второй, как выяснилось позже, был покупателем. «Их задержали с поличным, — рассказывает автовладелец. — Продавец сразу в отказ — мол, дождик шел на улице, увидел открытый автомобиль, решил переждать в нем.

Застраховать автомобиль только от полного уничтожения и угона, ограничить пробег и воспользоваться франшизой. А еще обратиться к телематике, которая… →

Приехали эксперты, измазали специальным порошком весь салон, сняли отпечатки пальцев. Автомобиль погрузили на эвакуатор и отвезли в ОВД — кстати, за мой счет.

Там следственные действия продолжались почти до трех часов ночи. Сначала разбирали вещи в автомобиле — часть была моя, некоторые уже чужие. Пропал, к примеру, сотовый телефон. Тем временем сделали дактилоскопическую экспертизу, которая показала, что «продавец» оставил отпечатки по всему салону и под крышкой капота. Так что, видимо, он «пережидал дождик» в моей машине весьма основательно.

Однако сдавать подельников не стал — молчал как рыба, что и усложняло дело. А их ведь минимум трое в цепочке — один взламывает, второй угоняет, третий продает. Перебить VIN (идентификационный номер транспортного средства. — «Газета.Ru) угонщики, к счастью, не успели.

В итоге следователи провели официальное расследование, завершили уголовное дело и отправили материалы на утверждение в прокуратуру.

Кстати, в полиции сказали, что раскрываемость таких случаев просто нулевая. За последнее время это первый найденный Infiniti, так что мне повезло, спасибо бдительным людям».

Однако на этом злоключения автовладельца не закончились — пока получить свой автомобиль он не может. Полицейские разрешили ему только забрать ключи от гаража, и с 2 августа машина до сих пор находится на спецстоянке ОВД в качестве вещдока.

«Для меня важно, чтобы дело передали в суд, — рассказывает автовладелец. — Только после этого я смогу забрать машину под ответственное хранение. Процедура такова: автомобиль отдают мне, снимают с угона, я оплачиваю госпошлину и восстанавливаю свидетельство о регистрации (показывать машину при этом не нужно).

С этим свидетельством я восстанавливаю ОСАГО и делаю новые госномера. После я везу машину к дилеру, там мне прописывают ключи и меняют стекло в двери. Расходы в итоге следующие: по каско машина застрахована, но есть франшиза 30 тыс. руб. Поэтому ремонтирую сам. Заказал стекло за 19 тыс. руб., 5 тыс. руб.

будет стоить восстановление ключей, 500 руб. — стоимость нового полиса ОСАГО.

Еще обязательно потрачусь на дополнительную защиту автомобиля от угона, преступники ведь обошли штатную сигнализацию и дополнительную охранную систему. Поставлю что-нибудь подороже.

И конечно, потерянные вещи и полная мойка салона, чтобы отмыть ее не только после угонщиков, но и от порошка для дактилоскопии. Есть и проблема с пропавшей сервисной книжкой — теперь продать машину будет сложнее».

Кроме того, Ситников будет обязан явиться в суд в качестве свидетеля. В целом водителя это не беспокоит, он надеется помочь стороне обвинения.

Что касается вопросов о том, не жалеет ли он, что машину нашли, автовладелец уверенно отвечает, что лучше так, чем несколько месяцев без колес в полной неопределенности.

Драка подозреваемого в перевозке наркотиков сразу с тремя нарядами полиции. Несколько молодых парней с подозрительными свертками в карманах и изъятый… →

«Чтобы получить страховку, на практике должно пройти три-четыре месяца, — говорит Ситников. – Так, с момента заведения дела об угоне у страховых компаний действует двухмесячный мораторий на оперативные мероприятия: вдруг найдут.

Дальше страховая месяц рассматривает все документы, потом принимает решение и в течение 30 дней после этого должна заплатить. Это означает четыре месяца без машины. Плюс еще вопрос в том, сколько будет стоить новая. У меня машина застрахована на 2 млн руб.

, но по прошествии года страховая сумма снижается на 10%. С франшизой 30 тыс. руб. я отдаю за страховку 120 тыс. руб. в год. В целом, если бы автомобиль не нашли, потерял бы больше денег. Так что я рад, несмотря на то что живу месяц без колес. Опыт неприятный, но полезный.

Жалко, в машине сейчас находиться странно, поэтому, скорее всего, буду продавать».

Что делать, если процесс возврата затянулся

Юрист Коллегии правой защиты автовладельцев Марат Бикбов пояснил «Газете.Ru», что в целом сроки возврата автомобиля владельцу четко в законодательстве не оговорены, поэтому этот вопрос зависит от позиции следователя.

«В самом худшем случае машину могут вернуть уже после того, как суд рассмотрит дело, — говорит Бикбов «Газете.Ru».

— А могут выдать под ответственное хранение и до того, как суд рассмотрит дело, то есть сразу по завершении следственных действий. Так что какой следователь вам попадется, так и будет.

В целом, конечно, это неправильно, что нет конкретных сроков. Но если процесс затягивается, можно смело жаловаться в прокуратуру. Если у следователя нет мотивов для удержания автомобиля, его вам обязаны вернуть».

Взаимоотношения со страховой компанией

Страхователь обязан передать в страховую компанию полный комплект оригинальных ключей от замков транспортного средства (ТС), полный комплект брелоков от сигнализации, полный комплект ключей от иных противоугонных систем, установленных на застрахованном ТС.

«Исключение составляют случаи, когда они приобщены к материалам уголовного дела или похищены вместе с ТС путем совершения преступлений, — говорит «Газете.Ru» официальный представитель компании «АльфаСтрахование» Юрий Нехайчук.

— В случае если ключи, брелоки, метки приобщены к материалам уголовного дела, страхователь обязан предоставить заверенные копии процессуальных документов, которые это подтверждают».

В свою очередь заместитель гендиректора по страховой телематике Meta System Тимур Кузеев обращает внимание «Газеты.Ru», что ранее были случаи, когда страховые компании отказывали в выплате, если отсутствовали документы или комплект ключей был неполным. Но Верховный суд исключил эту практику.

«Что касается размера выплаты, то он зависит от страховой суммы по полису и фактической стоимости автомобиля, также есть износ выплаты, которая рассчитывается пропорционально от срока действия договора и до угона, — говорит Кузеев «Газете.Ru».

— При нахождении ТС сотрудники полиции должны зафиксировать все полученные повреждения. В этом случае заявление об угоне переквалифицируется в противоправные действия третьих лиц и убыток урегулируется по риску «ущерб», если он был застрахован.

Если автомобиль попал в ДТП, это также фиксируется сотрудниками полиции и отдельно в ГИБДД, если имелись вторые участники дорожного происшествия. Эти страховые события должны покрываться в полном объеме».

Если автомобиль нашли после получения выплаты

Дерзкую банду автоподставщиков из пяти человек задержали в Москве. Они работали по стандартной схеме, но смогли обмануть минимум десяток водителей… →

Если автовладелец получил выплату по угону, но автомобиль впоследствии нашли, то в дальнейшем урегулирование будет зависеть от решения страховой компании.

«Если был подписан так называемый абандон и права на ТС перешли в страховую после осуществления выплаты, это уже решение страховщика: снять машину с учета, зарегистрировать на себя, реализовать по своему усмотрению, — говорит Кузеев. — Если в процессе урегулирования страховщика фиксировались иные условия, такие как обязательства возврата выплаты, то, возможно, деньги придется вернуть.

В «АльфаСтраховании» «Газете.Ru» однозначно заявили, что деньги подлежат возврату. «Иначе это будет считаться необоснованной выгодой либо в крайних случаях может трактоваться как попытка страхового мошенничества», — отметил Нехайчук.

По словам экспертов, список лакомых автомобилей для угонщиков зависит от региона. В целом по стране наиболее угоняемые автомобили — это продукция «АвтоВАЗа», Mazda, Toyota, Lexus, Infiniti, BMW, Mercedes-Benz.

Все более популярными у угонщиков становятся корейские марки, в частности Kia Rio и Hyundai Solaris, которые угоняют с целью разбора на запчасти и дальнейшей распродажи по частям.

Эксперты отмечают, что для наиболее эффективной защиты автомобиля следует использовать профессиональные системы спутниковой охраны, которые невозможно просканировать.

Источник: https://www.gazeta.ru/auto/2016/08/16_a_10133369.shtml

Как я отбивал свою машину у бандитов

Что делать, если не отдают мой автомобиль?

«Однажды летом средь бела дня в Москве на правительственной трассе у меня пытались отнять машину. Эту машину я не мог отдать даже под угрозой смерти. Не потому и не только потому, что мне было жалко новый «мерс», а… долго рассказывать. Это…

«Однажды летом средь бела дня в Москве на правительственной трассе у меня пытались отнять машину. Эту машину я не мог отдать даже под угрозой смерти. Не потому и не только потому, что мне было жалко новый «мерс», а… долго рассказывать.

Это случилось в 2003 году — 12 июня.

Я ехал по Можайке на дачу и остановился у кинотеатра «Минск» купить цветов. Там стоял цветочный «тонар». Не то чтобы я собирался так интимно отмечать государственный праздник: ребенку в этот день исполнялось полтора года — у дочки день рождения 12 января. В машине уже была бутылка вина и покупки какие-то.

Не хватало только цветов для жены. И вот я вышел из машины и купил букет, красные розы, 15 штук. Этот южный человек из палатки долго собирал букет, украшал зеленью, заворачивал — и все это очень медленно. И вот с этими цветами я поворачиваюсь, чтоб идти к машине… Все это время рядом никого не было.

Тут, значит, будка с цветами, там, сзади, подземный переход, до пикета 100 метров, рядом будка милицейская, но пустая. И вдруг я вижу рядом с собой пять человек, с виду — дагестанцы, и двое из них держат стволы. Вот так, ни много ни мало.

Почему дагестанцы? А я служил с ними, акцент и тип лица невозможно не узнать.

А я тот «Мерседес» тогда только купил. 220-й. Он был черного цвета, и у него номера были МОЛ, мне товарищ такие сделал. Но их ничто не смутило — ни номера гэбэшные, ни парень метр девяносто, я то есть. Я на них смотрю — все молодые, у всех правильные черты лица.

Разговор был довольно короткий:

— Деньги/документы на багажник!

— Да, ребята, вы чё!

— Ты чё, не понял?

Они пытаются меня схватить и затолкнуть обратно в «тонар».

Я вяло выкручиваюсь и во все глаза смотрю на эти стволы: один из них газовый, я это быстро определил, парень так им размахивал, что рассечка в стволе мелькнула, солнце уж садилось, и ее задело, я усмотрел — газовый это был револьвер. А второй ствол был, к сожалению, похож на настоящий ПМ. Ручка у него была, какая нужно, на газовых обычно другие.

Мои действия?

У меня в машине лежит контракт, оригинал причем, на единицу денег — на новый объект. Контракт этот в 20 раз дороже, чем машина. Ну, что делать? Забрать бумаги они мне не дадут. Явно не дадут. Я документы серьезные никогда в машине не оставляю, а тут я просто видел, что вокруг никого нет, тихо, спокойно все, солнце садится, ни машин, ни людей — ничто не предвещало несчастья…

И вот я попал.

Трое на шухере, тут двое со стволами, моего роста, но худые. Я это все оценивал, я долго думал. Долго — секунд пять. Что делать? Я думал, думал и ничего другого не придумал, как начать с ними драку. Но не возле будки, а чуть позже, когда подойдем к машине. «Тонар» — это конец, а на дороге, может, кто-то увидит, остановится.

Может, милиция… Но решил я машину ни в коем случае не отдавать. И вот ситуация такая: стоят передо мной двое со стволами. За спиной у меня — вагончик-«тонар». И эта самое страшное, потому что между «тонаром» и «Минском», кинотеатром, такой отвал, глухое место, там все что угодно можно с человеком делать. Девять вечера, и людей — никого.

Я налево посмотрел и направо — ну никого нету. Пусто совершенно. До пикета милицейского 100 метров, но не дозовешься их, туда хоть руками маши, не домашешься. И вот я иду туда, куда они указали, к машине. Машины по Можайке, конечно, мчатся, но они ж не останавливаются. Я иду и думаю, кого первого ударить.

Я еще подумал: надо на красный свет рассчитать, чтоб машины уже тормозить начинали, — и тогда можно будет ударить, а самому вывалиться на проезжую часть, а это уже другое дело, мы с дагами окажемся на виду у всех. И продолжаю на ходу обдумывать, кого первого ударить. И, в общем, я решил бить того, у которого оружие, а не газовая игрушка.

«Макаров» у него был в правой руке, и я решил, что придется выворачивать так, чтобы дага шмякнуть и пистолет чтоб вылетел у него из руки. Когда мы дошли до бордюра, я цветы переложил в левую руку, и они даже не особо поняли, что я делаю и зачем, а я руку освобождал. Я ее освободил и приложил дагестанца будь здоров, и — что хорошо — пистолет выбил.

Действовал я так: я его схватил за руку и… Есть такое понятие как «передняя подножка», ее человеку ставят, и он падает головой об асфальт, если ты его не страхуешь. Если это спортивное, то, конечно, придерживаешь за руку, чтоб человек остался. А в боевой обстановке никто же не поддерживает — ты его подсек, он валится.

И вот пока он валится, я в это время выламываю ему руку, я держался за нее, а что делать — он же в любой момент может нажать на спусковой крючок. Выбил я пистолет, пистолет, значит, уронился, я его еще пинком поддал, и он вылетел на дорогу, улетел под мою машину. (Они его потом подобрали, когда я уехал.

) А дагестанец этот хорошо получил, было приятно, что мне удалось сделать все как надо. Он тяжело вставал, тяжело, и пока вставал, сопли утирал или кровь, не знаю, не рассмотрел, потому что я заработал сразу — в общем, на меня посыпались удары разные, они сразу на меня кинулись и начали избивать. Долбили только так.

У одного в руках было что-то вроде кастета или, может, свинчатка — это я по силе удара понял, такие были удары, башка просто гудела. Когда на такое дело идут, обычно что-то с собой берут. У кого ствол, у кого еще что-то. У них там и финки могли в карманах быть. Я опасался, что порежут. В принципе, в этом логика была — шуметь им зачем?

…И тут, на мое счастье, случилась удивительная вещь: из перехода вышли двое. Потом из уголовного дела я вычитал, что эти двое, студенты, сделали все остальное. И эти двое, выйдя из перехода, увидели, что один дерется против пятерых, при этом двое из них с пистолетами. И вот эти два пьяных студента втерлись в эту драку.

И с этого момента у нас уже был сильный перевес! Потому что у тех один был покалечен, ну а когда три на четыре — это уже такая драка, где шансы, грубо говоря, равны… И им ничего не оставалось делать, как стрелять. Они это поняли и выстрелили один раз, потом второй. Стреляли мне в лицо из газового, не знаю уж, сколько раз попали.

Оба ствола оказались газовые, слава богу, были бы боевые или хоть травматические — тогда совсем хана. Ну и всё… Студенты, когда началась стрельба, разбежались, я метнулся к машине, там у меня была тяжелая вещь — для ключей рычаг.

Кинулся я на тех, они врассыпную, я вроде перехватил инициативу, но мне таки разбили голову и ухо надорвали… Я уже на все смотрел одним глазом, потому что мне левый глаз подбили. Помню, сразу после первого выстрела (мне в лицо) я метнулся к машине, а когда я с ключом в руках бросился на них, они стали стрелять повторно.

Кстати, я заметил, что у них были крайне удивленные глаза, они не могли понять, зачем я возвращаюсь. Они стреляют, а я все равно бегу на них, они видят, что меня не остановить, ну и рванули в сторону «Минска».

Мы с пацанами кинулись было за ними, но один сразу отстал, он сильно хромал, задели ногу и еще голову разбили, ему досталось тоже сильно. Да и видели мы все не очень, после газа ужасно резало глаза. Преследование мы прекратили поэтому.

Я прыгнул в машину, доехал до пикета… А что, у нас безопасности нету, ее — ноль. Захожу к ментам, весь в крови.

— Поехали, — говорю, — там на меня напали! Поехали, у вас же автоматы, вы тут усиленный пикет.

— Это не наше дело, — говорят, — ты чё, мы же ДПС, а это дело МВД. Звони 02.

И если бы я им не дал денег, они б со мной не поехали! Сколько было рублей с собой, столько им и отдал.

— Ну ладно, — говорит их старший, — позови мне лейтенанта. Пусть он едет.

И вот получается, что я за свои деньги ловлю бандитов. Я и сейчас нервничаю. Ощущение безысходности такое! Никому там ничего не нужно. Вот если бы убили, вот это да!

Взял я, значит, автоматчиков, мы вернулись искать тех дагестанцев, их уже не было, конечно, и мы только подобрали тех двоих русских парней.

Повезли нас в отделение, часа три мы там сидели с этими пацанами. Я их там поил пивом, они говорят: «Мы с Дня независимости идем, у нас башка болит. Водку пили, дайте похмелиться». Я говорю: не вопрос, надо ж, чтоб они хоть протокол подписали.

Оба, кстати, приезжие. Из-под Рязани. Я их спрашиваю:

— А вы чё ввязались-то в драку?

— Так у нас так всегда в деревне, русских бьют — мы непременно влезаем и черным навешиваем. У нас это по правилам, как иначе?

— Ну, молодцы, — говорю.

Это из жизни история, сейчас я со смехом про это вспоминаю…

Ваты мне дали, я затыкаю ухо, оно кровоточит. Морда вся черная, ну, от пороха, они ж в лицо стреляли из газовых. Ну и сидим, уже анекдоты начали пороть, а мент, пацан, даже на компьютере печатать не умеет, тыкает одним пальцем. Я говорю:

— Ну это капец, мы с тобой тут до утра будем набивать. Ты давай напечатай, а мы утром придем подпишем. А мне щас надо пацанов в кабак сводить.

— А вот у нас машины нету, ты отвези оперов туда. Надо осмотреть место покушения.

Повез их. Нашли они там две гильзы, стали их пинцетом брать и в пакеты складывать, все сфотографировали. Потом говорят:

— Ну, вези нас обратно.

Приехали обратно. Менты мне говорят:

— Ты напиши, что претензий не имеешь.

— Ну, правильно, — говорю, — претензий не имею, разве только левым глазом еле вижу и левым ухом еще кое-как слышу. А так-то в принципе претензий нет.

— Ну чё ты, правда? Ну никого же не убили, машину не отобрали. Какие у тебя убытки? Ну, две гильзы мы нашли, уголовное дело завели. Поймаем — приобщим. Что сможем — сделаем. А претензий нет — по статистике снимают, нету нераскрытого дела.

Я ж говорю, у нас милиция не делает ничего, только пишет статистику.

Домой я приехал после всех этих дел к шести утра. Жена была в шоке, конечно. Надо сказать, что я таки вручил ей букет, который купил. Довез! Я его подобрал на шоссе, после драки, как военный трофей и почти с гордостью все-таки подарил жене.

Но роз было уже не 15 — одну растоптали дагестанцы, и я подумал: если б кого завалили из семерых дерущихся, уже и есть на могилку, четное число! Но поскольку все были живы, я лишнюю розу выкинул и вручил 13.

Глаза жены в тот момент я надолго запомнил: ну а что, сам весь разбитый, с цветами в обертке, которая была вся в крови, я не заметил сразу.

Я работать после долго не мог, у меня же работа какая — с людьми разговаривать, фейсом я работаю.

Я потом, конечно, взял друга. Мы подъехали к этой палатке, к «тонару», где все тогда закрутилось. Взяли этого, кто продавал мне цветы, вытащили из палатки и ударили его об нее мордой. Он сказал, что с дагестанцами ни в каких отношениях не состоит, он их не наводил.

Но я запомнил, что он как-то очень долго мне отсчитывал сдачу и рассказывал, что букет не пролезет в окошко, что он мне его даст через дверь, хотя не такой уж я веник покупал. Но я все-таки подошел к двери, а она с торца, еще полметра — и я б оказался уже за палаткой.

Он, значит, открывает дверь, протягивает мне букет, и тут я поймал его взгляд — он увидел людей, которые подошли из-за будки. Они уже расположились, оборону заняли, а он уже двери закрывает. Он явно знал их! Его в милицию, конечно, таскали, и менты мне говорят: «Ты нам денег дай, мы будем расследовать».

Я сказал, что из принципа не дам. Хотя, конечно, мне очень хотелось их найти.

Я после этого с месяц с собой «Сайгу» возил, карабин, до того был напуган. Ствол у меня лежал на заднем сиденье. Я каждый вечер, как ехал домой, так останавливался возле этого «Минска», ждал там, смотрел, ходил — я хотел отомстить. Я там бродил и готов был их перестрелять. Пока не понял, что все это неправильно.

И я успокоился.

***

А те дагестанцы… Пацаны, как я понимаю, нормально живут. Год спустя я увидел нападавшего. Одного из. В супермаркете. Это был как раз тот, которого я валил, тот, что был с «макарычем», который тогда и диалог со мной вел, самый боевой. А менты даже фоторобот не стали составлять.

И вот я когда увидел его, тут же звоню в милицию и говорю: «Вижу в «Азбуке вкуса» — вот человек, который на меня нападал». Звоню я дежурному по городу. Я знаю, что если я позвоню в отделение милиции, никто ничего делать не будет. А дежурный по городу соединил меня с отделением, а сам мой звонок зафиксировал.

И что мне говорят в отделении? «Вы знаете, ситуация такая, никого оперативников нет, все на выезде. Вы приезжайте в отделение, напишите заявление. Мы его (в смысле их) будем искать». Я говорю: «Вот он передо мной стоит, садится в машину. «Жигули» белого цвета, вот номер». Он снова говорит: «Я не могу вам помочь, все на выезде».

Фамилия его Савельев, дежурный по Можайскому УВД. Я ему говорю: «Вот вас козлами называют как раз за это». Мне за все это время ни разу никто не звонил по делу о нападении. Наша милиция доблестная такая! У нас же никому ничего не надо. Я нашу милицию просто ненавижу.

Ну как так, я через год встречаю преступника — ну я ж не могу на себя взять право исполнять наказание! Да, я, конечно, вооружен, после того-то случая! Но я понимаю, что и он вооружен наверняка. Тем более он не один был, они вдвоем топали. Когда они сели в машину, я проехал за ними, довел их до МКАД, а дальше не поехал.

Я не Шерлок Холмс и не собираюсь им быть. И вроде же есть милиция. Которая получила от меня номер бандитской машины и сказала спасибо. Такая хрень. И думаешь, на кого еще положиться? Конечно, только на себя.

***

Меня потом следователи по особо важным делам спрашивали:

— Ты не боялся? Их же там была куча народу.

Да, конечно, боялся, я чуть не обоссался от страха. Думаешь, ты б не обоссался, если б на тебя два ствола наставили, и ты б не знал, чем закончится?

— Дурак, что ли, на два пистолета полез? — спрашивают.

Конечно, я дурак. А был бы дважды дурак, если б у меня увели машину с контрактом. Тогда б меня порезали мои партнеры. Причем еще быстрей, чем те бандиты. После бандитов я, может, остался б жив, а после моих партнеров — нет, это уж точно. Там никто б разбираться не стал…»

Источник: https://novayagazeta.ru/society/874.html

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий