Что я могу предъявить человеку поставившему подпись вместо меня?

Перед выбором-12. Арифметика легитимности

Что я могу предъявить человеку поставившему подпись вместо меня?

19.11.2013 09:36

журналист

Так ли уж бессмысленна и бесперспективна инициатива оппозиции в преддверии губернаторских выборов?

Чья фишка?

Как известно, коммунисты, «эсеры», РПР-ПАРНАС, а также Союз общественных организаций Алтайского края недавно обратились к руководству края и полпреду президента в СФО с предложением о снижении т.н. «муниципального фильтра» с нынешних 7 до 5 %.

Причем предлагаемый «фильтр» в 5 % является нижним пределом, предусмотренным федеральным законодательством. А отстаиваемое оппозиционерами снижение количества необходимых для выдвижения подписей муниципальных депутатов предполагает их секвестирование с нынешних 530 до 378.

Что, впрочем, не слишком повышает шансы каждого из участников недавно возникшей «антифильтрационного» альянса.

Между тем лидер ЛДПР и депутат АКЗС Андрей Щукин настаивает, что инициаторами рассмотрения планки муниципального фильтра на самом деле «жириновцы», а вовсе не их конкуренты по системной оппозиции.

– Это наша фишка! Они примазались к нашей инициативе. Мы же свой законопроект уже направили в краевое Заксобрание и с большой долей вероятности его рассмотрят и примут на ближайшей сессии, – заметил порталу Doc22 Щукин, подчеркнув, что, по его мнению, законопроект не вызывает изжоги у доминирующих в краевом парламенте «единороссов».

Особенно возмутили лидера алтайских «жириновцев» оценки местного общественника Константина Емешина, фактически присвоившего, с точки зрения Щукина, пальму первенства в деле борьбы «за честные выборы».

Впрочем, по словам Щукина, практической пользы для оппонентов «партии власти» принятие решения о снижении фильтра вряд ли принесет. «А вот доступность для участия в выборах политических партий и независимых кандидатов повысит», – заметил Андрей Щукин.

К слову, с ним согласен и один из активных участников переговоров, результатом которых стало обращение к власти, – первый секретарь Барнаульского горкома КПРФ Андрей Сартаков:

– И вправду, это ничего не дает с практической точки зрения…

По всей видимости, именно поэтому из руководства системно-оппозиционных партий, действующих на Алтае, публично никто и не высказался в поддержку инициативы своих подчиненных – ни Владимир Рыжков (РПР-Парнас), ни Александр Терентьев («СР»), ни Сергей Юрченко (КПРФ), пусть и формально поставивший свою подпись под обращением. По всей видимости, политический прагматизм взял верх над попыткой бессмысленного пиара и неоправданной траты сил и ресурсов.

Собственно, и сам формат этого обращения, и его адресаты – губернатор, спикер краевого парламента и полпред – свидетельствуют вроде бы о бессмысленности этой оппозиционной затеи. В отличие от, казалось бы, более взвешенной и продуманной законотворческой акции «жириновцев», больше напоминающей заявку на «спойлинг».

Но это только на первый взгляд, поскольку и у тех, и у других есть свой расчет.

Политическая арифметика и электоральная пассионарность

Оценки (еще здесь) последней оппозиционной инициативы лежат лишь в сугубо арифметической плоскости и касаются ее пиар-составляющей, которая несомненно присутствует. Вообще, в этих оценках немало справедливого. Но не вся правда.

1.     Не стал бы однозначно оценивать как безоговорочные шансы «Единой России», что называется, «в легкую» собрать нынешние 530 депутатских . Да даже при условии снижения муниципальной планки до 5 % собрать 378 в нынешних условиях не будет беспроблемной «прогулкой»!

2.     Не стоит преуменьшать возможности и ресурсы оппозиции. Действительно, если партии, в нее входящие, будут действовать поодиночке, никому из них соблюсти необходимые требования не удастся. Но если они объединят свои усилия или даже выдвинут единого кандидата, то их конкурентный ресурс существенно повысится.

Даже если разделить надвое из-за сильных преувеличений озвучиваемые «справедливороссами» и коммунистами масштабы возможной мобилизации своих сторонников, то в совокупности «штыков» и «сабель» вполне достаточно.

Во всяком случае, на то, что такой синергетикой изрядно попортить кровь «партии власти» и ее кандидату…

3.     Есть и еще один ресурс, за который рассчитывает побороться оппозиция. Это внесистемные активисты, которые нередко пользуются авторитетом и влиянием в сельской местности. Многие из них шли на выборы как самовыдвиженцы, а затем вошли в состав фракций «Единой России» в местных органах представительной власти. А значит, ничем ей, собственно, и не обязаны. Скорее, наоборот.

4.     Местные эксперты сегодня весьма скептически оценивают шансы оппозиции с точки зрения status quo, нынешних реалий.

Однако как может измениться ситуация в ближайшем будущем, одному Богу известно! Ведь не исключено и появление инорегиональных соискателей губернаторского кресла.

И в этом случае может случиться так, что решающими станут десяток-другой муниципальных депутатов, которые сегодня определяющими вроде бы не являются.

5.     Абстрактные подсчеты в виде простых арифметических действий, которыми оперируют местные аналитики, опираются на один принимаемый ими безоговорочно, аксиоматично факт: широкое применение административного ресурса «партией власти».

Однако, думается, вероятность его использования в нынешних условиях не является бесспорной и неизбежной.

Иными словами, кандидату власти победить, опираясь исключительно на рычаги административного воздействия на электорат (а муниципальные депутаты в формате «муниципального фильтра» в таком качестве и выступают), будет, пожалуй, невозможно.

6.     Отсутствие реальной конкуренции на грядущих выборах главы Алтайского края, между прочим, не нужно и власти (не столько, кстати, краевой), заинтересованной в максимальной легитимизации выборов. Причем не формальной, а содержательной.

Известная соревновательность и состязательность становится приоритетом федеральной политики в регионах, направленной на максимальную легитимизацию региональной компоненты «вертикали власти».

Понятно, что краевые власти вынуждены будут следовать в фарватере этого курса, правда, не генерируя искусственно эту конкурентность и ограничиваясь разумной достаточностью.

В общем, не стал бы оценивать нынешние попытки оппозиции (пусть и с изрядной долей пиара) изменить формат выборов как непродуктивные и безнадежные. В этих попытках есть своя логика и содержание. Однако и особых перспектив в этой традиционно запоздалой и потому в известном смысле лихорадочной активности не вижу. И вот почему.

Фильтрационный лагерь

По словам Андрея Сартакова, коммунисты, к примеру, вовсе не горят желанием вступать в некие электоральные союзы с кем бы то ни было. Пока их договороспособность ограничивается обсуждением формальной стороны грядущих выборов (к примеру, «муниципальных фильтров), и на большее они идти не готовы.

К примеру, договариваться о едином кандидате. Правда, это мнение Сартакова.

А вот первый секретарь Алтайского крайкома Сергей Юрченко был более тонок в своих прогнозах и, как рассказывал в интервью порталу Doc22, вполне готов к переговорам даже с идеологически чуждым Рыжковым или с «актуальными левыми» в лице «Справедливой России».

Впрочем, те же коммунисты, обладающие самых значительным и стабильным из всех оппозиционеров политическим ресурсом, который они в будущем году готовы и капитализировать, вовсе не настроены таскать каштаны из огня для своих конкурентов от оппозиции и рассчитывают лишь облегчить участие в выборах для себя любимых.

А все это значит, что инициатива подписантов письма власти пока ограничивается формальным озвучиванием своей позиции и пиаром. Изменить ситуацию может лишь консолидация оппозиционных сил, которая потребует известных уступок и компромиссов.  Однако, судя по всему, ни один из подписантов к таким «жертвам» пока не готов.

А значит, и на такую консолидацию рассчитывать нынче не приходится. Думается, окончательная определенность наступит не раньше февраля будущего года, который и станет своеобразной точкой бифуркации в фактически уже начавшейся предвыборной кампании.

А то, что ее характер и напряженность не будут определяться простой электоральной арифметикой, лично для меня очевидно…

Оригинал: http://napilnik22.livejournal.com/46965.html

Источник: https://www.bankfax.ru/news/90811

Как цифровая подпись может оставить собственников без жилья

Что я могу предъявить человеку поставившему подпись вместо меня?

Одной из громких обсуждаемых тем последних дней стала история москвича, у которого отняли квартиру, использовав фальшивую цифровую подпись. Это первый случай мошенничества с недвижимостью с применением высоких технологий.

Москвич – владелец дорогой квартиры на Тверской улице. Он в этой квартире живет и прописан вместе с сыном. В мае платежка за коммунальные услуги пришла ему с совершенно другой фамилией хозяина жилья.

В МФЦ и в Росреестре столичного жителя огорошили, объяснив, что несколько месяцев назад он подарил свою квартиру некоему жителю Уфы. Сделал он это удаленно, используя цифровую подпись.

У москвича же, по его словам, этой подписи нет и никогда не было.

Для непосвященных объясним – электронная подпись – это флешка, к которой нужно знать ПИН-код. С цифровой подписью не нужно приходить на сделку, подписывать каждую страничку договора. Обладая цифровой подписью, с квартирой можно делать все что угодно, в том числе и продать.

В Госдуме предложили автоматически удалять аккаунты умерших

Кстати, когда жилье покупают в ипотеку, то банки даже стимулируют продавца и покупателя на совершение сделки удаленно. Так они оптимизируют свои издержки. После того как сделка совершена, новый собственник удаленно подает документы в Росреестр и вступает в права.

Подпись нельзя получить удаленно. Необходимо лично прийти в аккредитованный центр с паспортом, написать заявление, подписать его и только после этого получить флешку с паролем.

Иными словами, если кто-то вступил в сговор с сотрудником такого центра, то, имея паспортные данные владельца, преступник может завладеть квартирой.

В стране сейчас работает около полтысячи удостоверяющих центров, единого реестра подписей нет.

За разъяснением ситуации с юридической точки зрения корреспондент “РГ” обратился в Росреестр. Вот что удалось узнать.

О сделке по квартире, расположенной по адресу: Москва, ул. Олонецкий проезд в ведомстве объяснили, что Росреестр проанализировал документы, представленные на госрегистрацию права.

В Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН) действительно есть сведения о том, что 22 октября 2018 года был совершен переход права на квартиру на основании договора дарения от 28 сентября 2018 года, составленного в простой письменной форме.

Документы были поданы в Росреестр в электронном виде и удостоверены электронными подписями как со стороны дарителя, так и со стороны одаряемого. Правовая экспертиза, которую производит регистратор, показала “подлинность усиленной квалифицированной электронной подписи, а также статуса сертификата”.

“Согласно полученной информации, усиленная квалифицированная подпись дарителя и одаряемого выданы удостоверяющим центром ЗАО “Национальный удостоверяющий центр”, аккредитованным Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ.

Договор дарения квартиры подписан обеими сторонами в пределах срока действия сертификатов электронной подписи и практически в одно время. Таким образом, полномочия дарителя и одаряемого были подтверждены в установленном”. Результаты проверки ведомство передало в правоохранительные органы.

Теперь разберемся с электронной подписью и удостоверяющими центрами.

Закон возлагает ответственность за работу удостоверяющих центров на сами эти центры

Электронная подпись – это цифровой аналог собственноручной подписи. Закрепленный электронной подписью документ имеет такую же юридическую силу, как и бумажный. Электронные подписи бывают квалифицированными и нет.

Усиленная квалифицированная электронная подпись отличается от усиленной неквалифицированной тем, что для ее формирования используются средства криптографической защиты информации (СКЗИ). Их сертифицирует ФСБ.

И выдать такую подпись может только удостоверяющий центр, имеющий аккредитацию. Список таких центров есть на сайте министерства.

Требования к удостоверяющим центрам, в которых изготавливают электронные подписи, прописаны в Законе “Об электронной подписи”. По этому закону ответственность за работу удостоверяющих центров возложена на… сами центры.

В Росреестре считают, что ответственность центров недостаточно конкретизирована. А еще в ведомстве обратили наше внимание на то, что порядок работы центров, их права и обязанности устанавливаются этими центрами самостоятельно.

А в Законе “Об электронной подписи” нет требований “о форме подтверждения полномочий доверенного лица”.

Ничего не сказано о способе установления личности заявителя. “Такая правовая неопределенность не позволяет однозначно утверждать, что заявитель или его доверенное лицо действительно обращался в удостоверяющий центр для получения электронной подписи”, – сказали в Росреестре.

Как не стать жертвой “черного риелтора”

Росреестр считает, что необходимо повысить защищенность прав собственников при общении их с удостоверяющими центрами.

Ведомство предлагает выдавать усиленные квалифицированные электронные подписи исключительно государственными центрами.

А еще Росреестр предлагает установить ограничения в отношении удостоверяющих центров, выдающих усиленные квалифицированные электронные подписи для взаимодействия с органом регистрации прав.

В частности, предлагается заключать типовые соглашения между Росреестром и удостоверяющими центрами, которые бы регламентировали выдачу электронных подписей для регистрации недвижимости.

В случае нарушения соглашения оно может быть расторгнуто по инициативе органа регистрации прав с предъявлением регрессных требований.

Между тем

Росреестр рекомендует гражданам принести им заявление о невозможности проведения сделок с их недвижимостью без их личного участия. После получения такого заявления в ЕГРН вносится специальная запись.

Она – основание для возврата без рассмотрения заявления с просьбой зарегистрировать недвижимость на другого человека, даже если у него на руках имеется нотариально заверенная доверенность.

Такое заявление можно подать в электронном виде в личном кабинете Росреестра (сервис расположен на главной странице сайта ведомства). Обратиться с таким заявлением также можно лично в офисы МФЦ на всей территории России.

И если квартира в одном регионе, а гражданин находится в другом, то сейчас это не проблема, так как ведомство работает экстерриториально. Услуга предоставляется Росреестром бесплатно. Срок внесения записи в ЕГРН – не более 5 дней.

Источник: https://rg.ru/2019/05/27/kak-cifrovaia-podpis-mozhet-ostavit-sobstvennikov-bez-zhilia.html

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий