Что является доказательствами по КоАП РФ?

Презумпция виновности в производстве по КоАП РФ: можно ли нейтрализовать «стандартом» доказывания?

Что является доказательствами по КоАП РФ?

Административно-наказуемое бездействие имеет неограниченное число выражений и комбинаций (с учетом содержания норм законодательства иной отраслевой принадлежности), например, в непредоставлении отчетов, актов КС-2, КС-3, ненаправлении ответа на обращение, неразмещении информации и т.д.

По ряду категорий дел о бездействии ничего предрассудительного и в помине нет. Речь идет о блоке нарушений, когда есть объективные средства фиксации совершения действия, например, на сайтах http://bus.gov.ru, http://zakupki.gov.ru.

Или о ситуации смешанного бездействия, когда на руках письмо или данные, из содержания которых устанавливается неполное исполнение обязанности и т.д.

Соответственно бремя доказывания лежит на административном органе – нужно вложиться трудом в сбор доказательственного материала, а потенциальный виновный может не напрягаться, если дело собрано хлипкое.

А вот есть случаи и посложнее, когда объективных средств фиксации нет, а если средства и есть, то носят неофициальный характер, являются документом / базой / реестром с ограниченным доступом, да который еще и ведется на бумаге или в самопальной excel-таблице, а то и вообще когда средства фиксации нет. Это случаи, когда след не имеет слабооспоримого формализованного выражения.

К примеру, есть регламентация предоставления отчета в орган государственной (муниципальной) власти. И этот отчет не представлен (тут массу статей КоАП РФ можно подобрать). При этом отсутствует информационный ресурс в сети Интернет, «дублирующий» предоставление, фиксирующий его факт.

Какой коронный вопрос всегда поступает на рассмотрениях от лица, рассматривающего дело? Правильно: «А вы можете предоставить доказательства того, что предусмотренное законом (подзаконным актом) действие Вами выполнено?».

А доказательственная база, поступившая на рассмотрение, как правило: протокол, объяснения лица, составившего протокол, а также «обязывающий набор» (правовые акты, соглашения, документы о юридически важных датах, которыми лицо обязывается предоставить отчет).

А это уже начинается презумпция виновности… Со стороны административных органов достаточно «заявления» («не поступило», «не обнаружено», «не исполнено», «не видел, не слышал»), и их доказательства суть формализация слова «он виноват», а не юридическое закрепление следа. Как таковое собирание доказательств отсутствует. А все бремя доказывания единомоментно переваливается на без пяти минут оштрафованного, который должен напрячься для обороны.

В принципе ничего удивительного. Презумпция виновности в суженной форме легализована в КоАП РФ (см. примечание к статье 1.5 КоАП РФ), по меньшей мере, с присутствием объективных средств фиксации. Удивительно то, что закон не синхронизирован с действительностью и не охватывает всех реальных случаев (статей), когда лицо вынуждено доказывать свою невиновность.

Но вот задался вопросом: можно ли погасить эту презумпцию виновности в вышеуказанном примере, не прибегая к нормативной корректировке?

Вся «лень, халатность, юридическая безграмотность в формировании доказательственной базы» излечивается, помимо грамотной (я бы сказал «докапывающейся и восхищающей») работы защитника и внутриведомственного контроля качества работы, негласными «стандартами доказывания».

Такого термина нет, он не употребляется, он вообще незаконен, поскольку ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы.

Но пробирает до костей его явное присутствие: это тот набор документов и усредненных объяснений, при котором с вероятностью в 90% наступит «наказательный» исход или наоборот «малозначительность», «исключение вины» и в таком духе.

Само навязывание «стандартов» происходит устойчивой практикой прекращения дел, в щадящей форме это может быть связано с возвратом протокола, а также может быть вуалировано, когда суд предлагает сторонам донести документы.

Есть ли «стандарт» доказывания по делам о противоправном бездействии при отсутствии средств объективной фиксации? Вариантов доказывания такого бездействия выдумано великое множество, можно и еще придумать, но они все одно все порочны.

Вариант 1: Протокол, объяснения лица, составившего протокол, «обязывающий набор».

Вариант 2: Вариант 1 + служебная записка (рапорт, сообщение, справка, информация, аналитическая записка, записка по результатам мониторинга, выдержка из аналитической или мониторинговой записки, акт о фиксации неисполненной обязанности и т.п.). Тоже порок.

По сути происходит копирование одного и того же «заявления» и искусственное наращивание доказательственной базы.

К сожалению, такой набор, как и набор по варианту 1, неизбежен, если мониторинг исполнения обязанности и полномочие по составлению протокола сосредоточены в руках одного лица.

Вариант 3: Вариант1 / вариант 2 + письменное сообщение из иного органа власти (или органов – бывает, что у нас два субъекта получения одного и того же документа) о факте бездействия или отсутствии сведений об исполнении обязанности на конкретную дату.

В данном случае имеет место также копирование «заявления», просто при этом участвует несколько должностных лиц – лицо, осуществляющее мониторинг, лицо, составляющее протокол. Я бы сказал, «фрагментация» изначального заявления.

Ничего отличного от вариантов 1 и 2, если только сотрудник иного органа не предоставит данные объективной фиксации.

Вариант 4: Я такого не встречал, но могу предположить о дополнении варианта 2 или 3 околообъективным средством фиксации в виде заверенной копии прошитого и пронумерованного журнала учета входящей корреспонденции, куда задним числом можно что-то вписать только через преступление. Но это сомнительное доказательство.

Убежден, что не только мне попадались сотрудники канцелярий, секретариатов, которых надо смиренно уговаривать «влепить» еще входящий номер и подпись должностного лица (они истово верят, что синий штамп со штампом даты – достаточная приемная отметка). К тому же в журнал можно просто забыть зафиксировать факт.

Поэтому отсутствие на определенные даты корреспонденции от потенциального виновного может служить только как косвенное доказательство.

Вариант 5: Варианты 1, 2 и 3 и вдобавок объяснения лица (в том числе данные в установленном порядке в ходе контрольного мероприятия) или неотвеченное письмо с письменным предложением (ни в коем случае не «требованием») о даче объяснений к определенной дате, включая доказательства получения лицом такого письма.

Формально получается уже два «чистых» доказательства (ура), но на стандарт не тянет. Лицо не обязано давать никакие объяснения, оно может и не приходить на те или иные процессуальные этапы, при котором все производство носит заочный характер.

Да и опять же – вспоминаем родственный теоретическую часть уголовного процесса, его неудержимые проклятья делам, базирующихся на признании обвиняемого.

Выводы:

На мой взгляд, пока примечание к ст. 1.

5 КоАП РФ не дополнят, можно нивелировать негатив от присутствия презумпции по некоторым делам об общественно-опасном бездействии тем, чтобы в обязательном порядке в извещении о времени и месте составлении протокола (определении о проведении административного расследования), а потом определении о времени и месте рассмотрения дела (последним китайским предупреждением) «предлагать предоставить доказательства обратного».

Так в лице можно высечь искру страсти к обороне по КоАП РФ, чтоб от него отступили расхожие мнения «все заранее решено» и «палец о палец не ударю, ничего не возьму, ничего не подпишу, никуда не пойду, а потом буду ныть из-за штрафа».

С учетом того, что ряд внутриведомственных актов аккуратно забивают дыры между нормами КоАП РФ, устанавливают формы всего, чего только можно, тем более протокола, с учетом того, что никаких ограничительных требований к извещению нет (его содержание разнится от указания только на статью до указания на статью и краткого содержания объективной стороны), то можно обойтись и без сложной процедуры корректировки КоАП РФ.

Так будет достигнута совокупность материалов по Варианту 5, не самому худшему.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/08/22/prezumpciya_vinovnosti_v_proizvodstve_po_koap_rf_mozhno_li_nejtralizovat_standartom_dokazyvaniya

Вс объяснил, когда протокол гибдд является недействительным

Что является доказательствами по КоАП РФ?

Верховный суд (ВС) РФ снова выступил на стороне водителей, указав инспекторам ГИБДД на необходимость составлять протоколы без ошибок и заполнять все графы документа: любой промах автоинспектора трактуется в пользу автомобилистов и является поводом вернуть им право садиться за руль. 

До высшей инстанции с жалобой дошёл житель Москвы, которого сотрудники ГИБДД остановили на Рублевском шоссе.

Они составили на водителя Land Rover Freelander II протокол об отказе пройти медосвидетельствование, и на основе этого документа сначала мировой суд столичного района Кунцево лишил его прав вождения и оштрафовал на 1,5 тысячи рублей, а затем Мосгорсуд признал это решение законным. Тогда автолюбитель обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Сергей Никифоров обнаружил в протоколе целый ворох нарушений, который подробно проанализировал. 

Временной сбой 

ВС напоминает, что к числу доказательств по делу об административном правонарушении относится протокол об административном правонарушении, в котором, согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, должны отражаться: 

– событие административного правонарушения, 

– место и время совершения административного правонарушения.

«Установление места и времени совершения административного правонарушения имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, в частности для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности.

Протокол об административном правонарушении – это процессуальный документ, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение», – отмечает ВС.

При этом в деле московского водителя протоколы содержали разные данные о времени совершения правонарушения: согласно одному документу правонарушение произошло в 2 часа 40 минут, а согласно другому – на сорок минут позже (в 3 часа 20 минут). 

Эту ошибку судья ВС РФ счёл существенной. 

Разъяснение прав 

Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются их права и обязанности, о чем обязательно делается запись в протоколе.

Игнорирование этого требования приводит к тому, что доказательства по делу признаются судами недопустимыми, подчеркивает высшая инстанция. Она ссылается на пункт 18 постановления пленума от 24 марта 2005 года №5 – при рассмотрении дела собранные доказательства должны оцениваться с позиции соблюдения требований закона при их получении.

«Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ и статьей 51 Конституции», – указывает ВС.

В данном случае в протоколе не отображено, что водителю разъяснили положения статьи 25.1 КоАП: в соответствующей графе документа его подпись отсутствует. Нет в деле и расписки о разъяснении автовладельцу его прав.

«Изложенное свидетельствует о том, что привлечённый к административной ответственности не был осведомлен об объеме предоставленных ему процессуальных прав, что повлекло нарушение его права на защиту», – отмечает ВС РФ. 

Понятые и Конституция 

Высшая инстанция напоминает, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ). 

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями привлекаемого к ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП РФ).

Не допускается использование доказательств, если они получены с нарушением закона, а отсутствие разъяснений норм КоАП и Конституции понятым относится к подобным нарушениям, отмечает ВС.

Он ссылается на письменные объяснения двух понятых, из которых усматривается, что им не были разъяснены положения статьи 25.1 КоАП и нормы статьи 51 Конституции, так как в документах нет их подписи об этом.

«Следовательно, протокол об административном правонарушении и письменные объяснения понятых являются недопустимыми доказательствами по делу и не могли быть использованы судом при вынесении постановления», – подчеркивает судья. 

Извещение правонарушителя 

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП дело должно быть рассмотрено с участием привлекаемого к ответственности, а исключение составляют случаи, когда имеются данные о надлежащем извещении правонарушителя о процессе, на который он добровольно и без уважительной причины не явился. 

Но в материалах рассматриваемого дела информация о надлежащем извещении водителя Land Rover о предстоящем судебном процессе отсутствует.

«Аналогичная информация отсутствует и в отчете автоматизированной информационной системы «ПК Мировые судьи». Из истории операции доставки регистрируемых почтовых отправлений уведомление об извещении (водителя) о дате судебного заседания находилось в стадии «обработка».

Таким образом, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие (водителя), который не был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела», – считает ВС РФ. 

Он пришёл к выводу, что все ошибки, допущенные сотрудниками ГИБДД и судами, являются существенными, а значит нельзя считать, что по делу принято справедливое и верное решение.

В связи с этим ВС не только отменил решение о лишении водителя прав и наложении на него штрафа, но и прекратил административное преследование автомобилиста в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было принято решение.

Алиса Фокс 

Источник: http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/27576/

Ксерокопии документов из других дел сами по себе не могут быть признаны надлежащими доказательствами

Что является доказательствами по КоАП РФ?

Приобщенные к производству дела об административном правонарушении копии материалов уголовного дела и копии материалов из другого дела об административного правонарушения без наличия подтверждения порядка их получения, признания этих документов доказательствами по делу об административном правонарушении и решения о приобщении их к материалам рассматриваемого дела об административном правонарушении не могут быть признаны доказательствами, определенными ст.26.2 КоАП РФ – такой вывод следует из решения Петропавловск-Камчатского городского суда от 14 сентября 2017 года по делу №12-1105/2017.

Как рассказал адвокат Игорь Копытов, осуществляющий защиту лица, привлеченного к административной ответственности, суд согласился с тем, что нельзя признать законным постановление по делу об административном правонарушении, если оно основано на копиях материалов из других дел, неизвестно как оказавшихся в деле об административном правонарушении.

Постановление было вынесено старшим дознавателем отдела дознания и административной практики Пограничного управления Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации по восточному арктическому району 3 августа 2017 года по ст.18.6 КоАП РФ. Не согласившись с указанным постановлением защита обжаловала его в суд.

Отменяя постановление должностного лица административного органа, суд указал на следующее:

«Согласно ч.1 ст.26.

2 Кодекса РФ об административных правонарушениях доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В силу положений ч.2 ст.26.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях эти данные устанавливаются, в том числе протоколом об административном правонарушении, иными протоколами и документами.

При этом Кодекс РФ об административных правонарушениях не содержит запрета на использование в качестве доказательств по делу об административном правонарушении документов, полученных в ходе производства по уголовному делу, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Настоящее деле об административном правонарушении состоит из копий материалов уголовного дела №…., возбужденного в отношении капитана судна …… по ч.2 ст.253 Уголовного кодекса РФ и копий материалов дела об административном правонарушении №…., возбужденному в отношении иностранной компании …… по ч.2 ст.8.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Вместе с тем, определение о признании копий документов, на основании которых вынесено обжалуемое постановление, доказательствами и о приобщении их к настоящему делу в качестве документов, подтверждающих вину Г…… в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст.18.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в материалах настоящего дела отсутствует.

В связи с чем, полагаю, что приобщенные к производству настоящего дела материалы, являются лишь копиями документов по иным делам, поскольку определение об истребовании необходимых документов в рамках рассматриваемого дела и о приобщении этих документов доказательствами по настоящему делу и их приобщении к материалам дела об административного правонарушения по ст.18.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Г.., должностным лицом не принималось. Вследствие чего данное нарушение не позволяет признать содержащиеся в деле материалы, как доказательства, определенные ст.26.2 КоАП РФ.

В связи с вышеуказанным, постановление о признании капитана РШ…. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.18.6 КоАП РФ, нельзя признать законным и обоснованным».

Вместе с тем, проблема поточного копирования материалов одного дела и приобщение этих копий к материалам дела об административном правонарушении, как представляется, остается не решенной.

Вряд ли законодатель предполагал, что именно таким образом будет происходить доказывание события об административном правонарушении, доказывание без процессуального получения доказательств, доказывание без какого бы то ни было самого процесса, а, следовательно, без соблюдения прав граждан, закрепленных в Конституции РФ.

Но обходить закон должностные лица правоохранительных органов уже давно научились. К примеру, допрашивается свидетель по уголовному делу. Показания этого свидетеля, тем не менее, могут так и не быть признанными в качестве доказательства при вынесении судебного решения (приговора), если, к примеру, свидетель не прибудет в суд.

А если такие показания – это единственные доказательства виновности лица? Как вынудить суд вынести обвинительный приговор? Очень просто – приобщите указанные протоколы допросов свидетелей по уголовному делу к материалам по делу об административном правонарушении и на их основании можно вынести постановление по делу об административном правонарушении. А затем уже вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении использовать как доказательство по уголовному делу. К сожалению, запретов подобного «обхода закона» ни в УПК РФ, ни в действующем КоАП РФ, нет. Адвокат Игорь Копытов полагает, что уже назрела серьезная необходимость введения запрета в УПК РФ и в КоАП РФ на выделение (копирование, предоставление) материалов производств до их рассмотрения по существу и вступления в законную силу итогового решения по делам, при этом допустимым можно признать лишь документы, не относящиеся к процессуальным документам, составленным лицом, проводящим расследование (ведущим дело) либо полученным по результатам экспертных исследований. Хотя правильнее вообще запретить копирование и передачу материалов дел. Дело в том, что доказательствам, полученным по уголовному делу или делу об административном правонарушении в итоговом решении будет дана соответствующая оценка и другой оценки в каком-либо другом деле эти доказательства получить не должны. А иначе о какой законности может идти речь, если эта законность «поправляется» и «подгоняется» должностными лицами правоохранительных органов, находящим способы использовать доказательства в процессах, по которым они не получались.

Здесь можно ознакомиться с судебным решением

Источник: http://kollegia-kamchatka.ru/news/kserokopi-dokumentov-iz-drugih-del-sami-po-sebe-ne-mogut-byt-priznany-nadlezhaschimi-dokazatelstvami.html

Адвокаты хотят исключить преюдициальность протокола об административном правонарушении

Что является доказательствами по КоАП РФ?

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, советник ФПА РФ Юрий Костанов и адвокат АП г. Москвы Мария Серновец подготовили новый вариант проекта поправок (имеется в распоряжении «АГ») в КоАП РФ, предусматривающих доступ защитника к доверителю с момента его задержания по делу об административном правонарушении.

Защита с момента задержания и право на телефонный звонокЮрий Костанов предлагает внести изменения в нормы КоАП, обеспечив участие защитника в административном деле с момента задержания доверителя

Напомним, в июне 2017 г. «АГ» сообщала о предложении адвокатов включить в ст. 25.1, 25.3, 25.5, 27.3 и 27.

4 КоАП РФ указание об участии в деле защитника и о получении им, как и привлекаемым к административной ответственности лицом, копий соответствующих процессуальных документов.

Кроме того, законопроектом предлагалось предоставить задержанным право на один телефонный звонок – адвокату либо родственнику, чтобы обеспечить своевременное информирование защитника о начатом административном производстве.

Тогда Юрий Костанов пояснял, что поправки необходимы поскольку по действующему КоАП РФ защитник вступает в производство по административному делу с момента его возбуждения, а само дело считается возбужденным с момента задержания и доставления подозреваемого или обвиняемого.

Однако в статьях Кодекса, посвященных правам лиц, привлекаемых к административной ответственности, и регламентирующих предшествующие судебному рассмотрению стадии процесса, – о доставлении и административном задержании – об участии защитника не упоминается.

Член СПЧ подчеркивал, что сотрудники правоохранительных органов игнорируют взаимосвязь этих норм и препятствуют доступу адвокатов к их доверителям с момента задержания. «В этой связи мы считаем, что нормы закона должны быть самодостаточными», – заключил он.

Адвокат с момента задержания – бесплатноТатьяна Москалькова поддержала инициативу адвокатов дополнить КоАП РФ положением об обязанности предоставлять задержанным адвоката с момента составления протокола о задержании

Свой законопроект Юрий Костанов передал Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, которая поддержала инициативу. В декабре 2017 г.

стало известно, что Аппарат Уполномоченного готовит поправки о распространении гарантий оказания бесплатной юридической помощи на ряд статей Кодекса об административных правонарушениях РФ, текст которого будет учитывать и предложения Юрия Костанова, и Марии Серновец.

В пресс-службе Татьяны Москальковой не смогли оперативно предоставить ответ на вопрос о дальнейшей судьбе данного документа.

Дополненная версия законопроекта Юрия Костанова содержит ряд новых положений. В частности, предлагается новая редакция ч. 2 ст. 27.

2 «Доставление» КоАП РФ: «Доставление лица, задержанного за совершение административного правонарушение, в орган или к должностному лицу, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, осуществляется в срок не позднее 3 часов с момента задержания».

Часть 3 этой же статьи также предложено изменить следующим образом: «О доставлении составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании.

Доставленному лицу в течение одного часа разъясняются основания и причины доставления, его права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом.

Копия протокола о доставлении вручается доставленному лицу, о чем в соответствующем протоколе делается отметка, удостоверяемая подписью доставленного».

В ст. 27.15 «Привод» предлагается указать, что лицо, в отношении которого осуществляется привод, пользуется теми же правами и несет те же обязанности, что и лицо, подвергнутое доставлению в соответствии со статьей 27.2 КоАП РФ.

Значительные изменения предложено внести в ч. 2 ст. 26.2 Кодекса, которой устанавливается перечень доказательств по делу об административном правонарушении.

Как отметили авторы инициативы, сейчас главное место в этом перечне занимает протокол об административном правонарушении: «Такая законодательная конструкция фактически придает таким протоколам преюдициальное значение, по крайней мере в тех случаях, когда решение по делу принимает не то должностное лицо, которое составило протокол, а другое должностное лицо, уполномоченный орган либо суд (судья)».

В пояснительной записке отмечается, что преюдициальное значение таким протоколам придается потому, что основным их содержанием является утверждение о виновности в совершении административного правонарушения лица, в отношении которого ведется дело.

«Несмотря на то что в соответствии со ст. 26.

11 КоАП никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу, правоприменительная практика фактически придает протоколам об административных правонарушениях преюдициальное значение», – указали авторы поправок.

В целях обеспечения беспристрастной и объективной оценки доказательств предлагается признавать доказательством не протокол об административном правонарушении, а протоколы, содержащие описание местности, помещений, предметов, вещей и документов, а также протоколы, содержащие описание действий должностных лиц и результатов этих действий. Также в перечень доказательств предлагается включить объяснения лица, в отношении которого ведется дело, показания потерпевшего и свидетелей, показания и заключения эксперта или специалиста, а также показания специальных технических средств и вещественные доказательства.

Хронология событий, связанных с задержанием адвоката Михаила Беньяша, и реакция адвокатского сообщества

В комментарии «АГ» Юрий Костанов пояснил, что решение дополнить прошлогодний законопроект во многом связано с делом адвоката Михаила Беньяша.

Он пояснил, что в постановлении об административном аресте Беньяша на 14 суток основным доказательством стал протокол об административном правонарушении. «Это документ, составленный людьми, которые его задержали, и в котором излагается их версия.

Этому протоколу придано значение преюдициальное, и это совершенное безобразие. Это как если бы в уголовном процессе обвинительное заключение имело преюдициальное значение.

Хотя де-факто наши судьи уже давно обвинительные заключения копируют в приговор, изменяя заголовок и подпись, но это же не правосудие, а произвол», – подчеркнул Юрий Костанов, добавив, что именно поэтому предлагается в качестве доказательств принимать только протоколы, содержащие объективную информацию.

Как отметил советник ФПА, когда идет речь о данных, которые предоставляют сотрудники полиции, задержавшие гражданина, необходимо взять у них объяснения, вызывать в качестве свидетелей в зал судебного заседания и опрашивать с участием защитника привлекаемого к ответственности лица.

Говоря о необходимости закрепить в КоАП положения о предоставлении защитника с момента задержания за совершение административного правонарушения, Юрий Костанов заметил, что это выгодно как гражданам, так и правоохранителям. «Во-первых, тогда станет меньше ситуаций, когда задержанные подвергаются насилию.

Во-вторых, жалоб на действия полиции станет меньше, так как если никаких побоев на самом деле не было и все происходило в присутствии адвоката, то и никаких ложных обвинений допущено не будет, – пояснил он. – Если те, кто задерживал, действительно преследовали правомерные цели, тогда они себя этим защитят».

Как сообщил Юрий Костанов, новый законопроект будет вновь представлен Уполномоченному по правам человека, направлен в Совет Федерации, в Совет по правам человека, в Федеральную палату адвокатов. Также он сообщил, что на предстоящей встрече Владимира Путина с членами СПЧ он планирует привлечь внимание Президента к данной проблеме и донести до его сведения информацию о предложенных поправках.

Комментируя законопроект, исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков отметил, что содержит крайне важные позиции, направленные на обеспечение соблюдения конституционных прав граждан в процедуре привлечения к административной ответственности.

«Практика показывает, что в стадии возбуждения дела об административном правонарушении нередко в отношении гражданина уже применяются правоограничения, а иногда и в течение достаточно длительного времени, а вот воспользоваться помощью защитника или иным образом реализовать свое право на защиту гражданин не может.

Законопроект достаточно четко решает эту проблему», – указал он.

В то же время Андрей Сучков отметил, что помимо новелл, направленных на защиту прав лиц, в отношении которых ведется дело об административном правонарушении, документ содержит и дискуссионные моменты: «Действительно, практика показывает, что протокол об административном задержании нередко превращается в “главное” доказательство по делу. Но такой подход является нарушением положений ст. 26.11 КоАП РФ о том, что никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу. Не уверен, что случаи негативного правоприменения могут служить основанием для формирования общего правила об исключении протокола об административном правонарушении из перечня доказательств (предлагаемые изменения в ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ)», – заключил исполнительный вице-президент ФПА. При этом он добавил, что законопроект «содержит крайне важные и актуальные положения и заслуживает всяческой поддержки».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokaty-khotyat-isklyuchit-preyuditsialnost-protokola-ob-administrativnom-pravonarushenii/

Одного только протокола ГИБДД для наказания водителя мало — ВС РФ

Что является доказательствами по КоАП РФ?
12/03/2018

Верховный суд (ВС) РФ вновь встал на защиту водителей от необоснованных штрафов: высшая инстанция отметила, что автолюбителей нельзя привлекать к административной ответственности на основании одного только протокола ГИБДД. Утверждения автоинспектора не могут приниматься за истину, если его слова не подтверждены другими доказательствами — показаниями понятых, фото и видеоматериалами и т.п., подчеркивает ВС РФ.

При этом он напомнил, что бремя доказывания вины водителя лежит на сотрудниках ГИБДД, которые обязаны привести полный комплект доказательств, подтверждающих совершение правонарушения.

Суть спора

С жалобой до высшей инстанции дошёл водитель из Самары, которого оштрафовали на 1,5 тысячи рублей за нарушение правил остановки и стоянки транспорта. Согласно материалам ГИБДД, автолюбитель остановил свой автомобиль далее правого ряда от края проезжей части, чем нарушил пункт 12.2 Правил дорожного движения.

Автор жалобы факт остановки и стоянки машины не оспаривал, однако указал, что он припарковался не далее правого крайнего ряда проезжей части, при этом движению иных транспортных средств нисколько не мешал.

Однако Советский суд Самары и Самарский областной суд поверили инспекторам ГИБДД, а не водителю и оштрафовали последнего.

Между тем судья ВС РФ Сергей Никифоров с такой позицией не согласился, отметив, что для признания водителя виновным и привлечения его к ответственности мало ссылаться лишь на протокол сотрудника ГИБДД.

Позиция ВС РФ

ВС РФ напомнил судам, что обеспечение законности при рассмотрении административных дел предполагает не только наличие законных оснований привлечения к ответственности, но и соблюдение установленной законом процедуры (часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ).

Задачами судебного производства являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 КоАП РФ), указывает суд.

В соответствии со статьей 26.1 этого же кодекса в ходе процесса суду следует выяснить как событие административного правонарушения, так и виновность привлекаемого к ответственности человека.

Между тем в рассматриваемом случае в протоколе не оказалось ссылок на фото либо видеоматериалы, которые могли бы подтвердить факт совершения правонарушения. Кроме того, к материалам дела не были приложены какие-либо доказательства, подтверждающие факт нахождения автомобиля далее правого ряда от края проезжей части, отмечает ВС РФ.

Из материалов дела также следует, что какие-либо доказательства, фиксирующие сам факт нарушения, помимо протокола об административном правонарушении, оспариваемого постановления по делу, показаний инспектора ДПС ГИБДД, данных им в судебном заседании, в представленных материалах отсутствуют, говорится в определении суда.

«То есть, каких-либо доказательств, объективно подтверждающих обстоятельства, на основании которых административным органом было вынесено оспариваемое постановление, в материалах дела не имеется.

Вышеизложенное не является безусловным подтверждением наличия в действиях привлекаемого к ответственности лица вмененного ему административного правонарушения.

Не содержится соответствующих доказательств и в представленных материалах дела», — подчеркивает высшая инстанция.

Она напоминает, что согласно требованиям статьи 1.5 КоАП РФ привлекаемый к административной ответственности не обязан доказывать свою невиновность — то есть бремя доказывания обстоятельств совершения им вмененного правонарушения возложено на административный орган.

«Каких-либо бесспорных доказательств совершения правонарушения при возбуждении дела и в ходе его рассмотрения по существу получено не было, а имеющиеся по делу сомнения подлежат толкованию в пользу привлекаемого к ответственности лица», — считает ВС РФ.

Таким образом, ГИБДД и суды не выяснили все обстоятельства, которые имели значение для принятия законного и обоснованного решения по делу, а сами постановления о назначении наказания вынесены на неполно исследованных доказательствах по делу, в связи с чем не могут быть признаны законными и обоснованными.

В связи с этим Верховный суд отменил все решения по делу и прекратил административное дело из-за недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты. 

Алиса Фокс

Источник: https://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/26545/

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий