Действительно ли диплом сгорает, если не проработал в течение 2 лет по профессии?

Киевский национальный лингвистический университет, Киев

Действительно ли диплом сгорает,  если не проработал в течение 2 лет по профессии?

Наличие бесплатного обучения
Наличие платного обучения
Наличие военной кафедры
Наличие общежитий
Последипломное образование
Аспирантура, докторантура
Подготовительное отделение
Cтудентов5500
Преподавателей590
Кандидатов наук259
Профессоров и докторов наук62

Направления обучениявверх

  • Менеджмент, маркетинг
  • Педагогика
  • Право
  • Психология
  • Филология
  • Экономика

Факультеты и специальностивверх

  • факультет германскoй филологии
  • факультeт романcкой филологии
  • факультeт переводчиков
  • факультeт воcтоковедения
  • факультет эконoмики и права
  • факультeт славянcкой филолoгии

Для получения полной и детальной информации касающейся сроков, условий приёма, экзаменов и необходимых сертификатах центра оценивая для выбранных специальностей, обращайтесь в приёмную комиссию по тел.: (044) 529-82-86.

При подаче заявления в бумажной форме абитуриенту могут понадобится следующие документы

  • оригинал и копия документа о ранее полученном образовании и приложения к нему;
  • оригинал и копия сертификатов ВНО;
  • оригинал и копия документа, удостоверяющего личность;
  • 4 одинаковые цветные фотографии размером 3х4 см;
  • для юношей: оригинал военного билета или удостоверения о приписке;
  • оригиналы документов, подтверждающих право на участие в конкурсе, зачисление по собеседованию, зачисление по квотам (при наличии).

Окончательный список всех необходимых документов и форму подачи (оригинал или заверенная копия) уточняйте в приёмной комиссии по тел.: (044) 529-82-86.

Киевский национальный лингвистический университет является правопреемником Киевского государственного педагогического института иностранных языков, основанного приказом Министерства образования УССР № 524/69 от 30 марта 1948 года.

С 12 сентября 1994 году согласно Постановлению № 592 Кабинета Министров Украины Киевский национальный лингвистический университет внесен в реестр учебных заведений Украины с предоставлением лицензии на право осуществления образовательной деятельности по III-IV уровня аккредитации и имеет право готовить специалистов по образовательно-квалификационным уровням: бакалавр, специалист, магистр по специальности “Язык и литература” (английский, немецкий, французский, испанский, русский, китайский, японский языки), “Украинский язык и литература”, “Психология”, “Перевод” (английский, немецкий, французский, итальянский, испанский, русский, китайский, японский, корейский, арабский, турецкий, Персидский язык), “Менеджмент организаций” (со знанием двух иностранных языков), “Правоведение” (со знанием двух иностранных языков), “Прикладная лингвистика”. Университет получил статус автономного учебного заведения.За прошедшие десятилетия в университете получили высшее образование свыше 26 тысяч высококвалифицированных специалистов, которые работают в школах и высших учебных заведениях, в органах государственного управления и в сфере частного предпринимательства, находящихся на дипломатической службе и т.п.. Среди выпускников – лауреаты государственных и международных премий, народные депутаты, заслуженные работники высшей школы, заслуженные деятели науки и техники, ректоры и проректоры высших учебных заведений, преподаватели и научные работники, директора и учителя школ, писатели, работники средств массовой информации, государственные служащие, известные предприниматели.Киевский национальный лингвистический университет сегодня – ведущий учебный и научно-методический центр по подготовке преподавателей иностранных языков, переводчиков и специалистов по иностранной филологии высшей квалификации как для Украины, так и для стран СНГ, Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. На факультетах английского, немецкого, французского и испанского языков, факультете переводчиков, подготовительном факультете и факультете славянских языков (для иностранных граждан), заочного и вечернего обучения, факультете последипломного образования, в Экономико-правовом институте и Институте восточных языков учатся свыше 7 тысяч студентов. Первым в Украине университет внедрил и успешно осуществляет подготовку по шести восточным языкам: китайский, японский, корейский, турецкий, арабский и персидский. Впервые в Украине в Экономико-правовом институте университета начата подготовка экономистов-менеджеров и юристов со знанием двух иностранных языков.Университет готовит научно-педагогические кадры высшей квалификации в аспирантуре и докторантуре по 20 специальностям. Работают два специализированных совета по защите докторских и кандидатских диссертаций по германских и романских языков, сравнительно-исторического и типологического языкознания, по методике обучения германских, романских и украинского языков, литературы зарубежных стран.Основные направления деятельности КНЛУ.

В области образования:

  •  подготовка согласно государственных заказов и договорных обязательств высококвалифицированных специалистов разных образовательно-квалификационных уровней для учреждений образования, науки, культуры, государственных предприятий, учреждений, организаций и фирм Украины и зарубежных стран;
  • повышение квалификации работников учебных заведений Украины и зарубежных стран;
  • переподготовка (получение второго высшего образования) специалистов для народного хозяйства;
  • профориентационная работа среди учащейся молодежи на базе факультета довузовской подготовки;
  • разработка и внедрение современных технологий обучения на базе университетского Центра интенсивных методик обучения иностранным языкам;
  • оказание научно-методической помощи базовым школам Киева и специализированным общеобразовательным учреждениям образования областных и районных центров Украины;
  • профессиональная подготовка и переподготовка граждан из зарубежных стран.

В области науки:

  • развитие фундаментальных и прикладных филологических и других гуманитарных наук для удовлетворения потребностей учебных заведений всех уровней;
  • создание эффективных технологий подготовки и переподготовки нового поколения преподавателей-педагогов, переводчиков, специалистов по иностранной филологии;
  • внедрение в учебный процесс научных и научно-методических разработок ученых-исследователей, аспирантов и докторантов университета;
  • подготовка через аспирантуру и докторантуру университета научно-педагогических кадров высшей квалификации;
  • издание через издательский центр университета научной, методической и справочной литературы;
  • проведение всеукраинских научных и научно-практических конференций.

В области международного сотрудничества:

  • изучение опыта и анализ развития образования в странах Европы и США с целью интеграции в европейскую и мировую систему образования;
  • установление связей с родственными учебными заведениями зарубежных стран для сотрудничества в учебной, научной и методической работе, обмeну студeнтами и преподаватeлями;
  • оpганизация и учаcтие в совмеcтных международныx проектаx, международныx конференцияx, симпозиумаx, круглыx столаx пo гуманитаpным наукaм.

Источник: https://www.education.ua/universities/645/

10 вопросов на собеседовании, которые могут поставить вас в тупик

Действительно ли диплом сгорает,  если не проработал в течение 2 лет по профессии?

Специалисты по подбору кадров действительно нередко спрашивают соискателей о том, что, казалось бы, никак не связано с их будущей работой.

При этом от ответа на такой вопрос зачастую может зависеть то, возьмут ли вас на работу. Work.

ua публикует рекомендации хедхантера Виктории Филипповой из кадрового агентства Cornerstone, которое занимается подбором персонала и кадровым
консалтингом с 1993 года, как лучше всего отвечать на такие вопросы.

1. Кем вы видите себя через 3–10 лет?

Частый ответ: Подробно описать будущий карьерный свой рост, показать свое стремление к развитию.

На самом деле: Пожалуй, это самый традиционный вопрос, который, однако, таит в себе несколько нюансов. Проявить себя карьеристом не всегда является успешным шагом к джоб-офферу.

Если вы идете на позицию, где априори возможен только горизонтальный рост, не стоит акцентировать внимание собеседника на своих профессиональных амбициях.

Не всем нужны лидеры, да и посмотрите на себя трезво со стороны: если вы действительно верите в то, о чем говорите, то, может, не стоит рассматривать эту конкретную позицию? Думайте, анализируйте, будьте честны с собой и работодателем, но не забывайте о здоровой доле хитрости.

2. Убедите нас, почему мы должны взять именно вас?

Частый ответ: Потому что я лучший в этой области!

На самом деле: Вопрос однозначно ставит в тупик, если задается после того, как вы уже подробнейшим образом провели самопрезентацию. На то и расчет. У вас обязательно должно быть несколько аргументов не столько профессионального, сколько психологического плана.

Именно в этот момент можно проявить смекалку и показать в себе те личностные черты, которые не отображены в резюме.

К примеру, один наш кандидат имел успех, когда ответил: «Потому что я одет в корпоративных цветах вашей компании» или еще один ответ: «Я мастер спорта по хоккею и смогу вывести вашу корпоративную хоккейную команду в лидеры».

3. Расскажите про свои хобби

Частый ответ: Рыбалка, путешествия, коллекционирование.

На самом деле: Вопрос ставит в тупик людей, которые не имеют каких-то явных увлечений.

Является ли чтение, путешествия или кулинарные подвиги на кухне достойными хобби, которыми не стыдно поделиться с работодателем? Я считаю, что для того, чтобы уверенно говорить о своем хобби, нужно хорошо изучить компанию, ее ценности, философию и взгляды лидеров.

Иначе можно попасть в неловкую ситуацию. Например, в ярких красках описывая охоту, как свое хобби, интервьюеру-гринписовцу. Если вы недостаточно хорошо знаете компанию, ответ о хобби должен быть нейтральным. 

4. Расскажите о ваших родителях

Частый ответ: Это не имеет отношения к моим профессиональным навыкам.

На самом деле: Многие соискатели чрезмерно бурно реагируют, воспринимая вопрос как вторжение в частную жизнь. Но так как он не является редкостью, к такому повороту событий нужно быть готовым.

Важно понимать, что в большинстве случаев работодатель не стремится влезть туда, куда его не просят, — вопрос направлен больше на выстраивание вашего сценария поведения. HR оценивает, из какой вы среды, опираясь на теорию, что без прошлого нет будущего.

Мы советуем максимально честно и позитивно, насколько вам позволяют убеждения, рассказать свою родословную.

5. Почему вы хотите у нас работать?

Частый ответ: Хочу чего-то нового.

На самом деле: Если вы действительно мечтаете об этой работе, то вам не составит труда показать свою заинтересованность, перспективность и лояльность.

Но в жизни бывает всякое: иногда кандидат теряет уверенность в себе из-за череды неудач или срочно нужна любая работа, главный мотиватор — компенсация, о которой вроде говорить не принято.

В таком случае готовьтесь к собеседованию, репетируйте! Хорошим тоном будет заранее навести справки о компании и не стесняться говорить о ее сильных сторонах, которые вас заинтересовали. Работодателю важно увидеть уверенный и позитивный настрой, услышать четко сформулированный ответ.

6. Опишите свою самую большую неудачу

Частая реакция: Смятение.

На самом деле: У каждого человека в жизни были взлеты и падения, поэтому отрицать возможность неудачи нельзя.

И если вопрос был задан, то необходимо честно ответить на него, акцентируя внимание на решении проблемы и выводе ситуации из критической зоны.

Мы не рекомендуем скрывать какие-то факты из биографии, поскольку 93% рекрутеров, прежде чем принять окончательное решение, собирают рекомендации от прошлых руководителей и подчиненных о кандидатах на позицию.

7. Как вы относитесь к соцсетям, сколько времени проводите?

Частая реакция: Смятение и размышления о том, удастся ли удалить все фото с последней вечеринки раньше, чем HR дойдет до своего рабочего места после окончания встречи.

Что делать: Здесь необходимо сделать упор на том, что вы четко контролируете время, проведенное в социальных сетях. И это никогда не влияло на качество вашей работы.

Если же вы специалист, у которого часть работы построена в сети Интернет (PR-менеджер, журналист, рекрутер, дизайнер и многие другие), то нужно сделать упор на то, как вы выполняете свои обязательства и чего уже смогли добиться.

8. У вас хорошее чувство юмора? Если да — расскажите анекдот

Частая реакция: Смятение.

Что делать: Если у вас есть на примете нейтральный анекдот, не завязанный на политике и пошлости, вы можете им поделиться или проявить креативность и рассказать интересный случай из рабочей практики.

А вот достойный ответ нашего кандидата, который сказал, что, несмотря на то что смешить людей не является его профессией и ему на ум сразу не пришел интересный анекдот, он не теряет позитивного настроя и надеется на возможность проявить себя, уже будучи сотрудником компании.

9. С каким фруктом у вас ассоциируется наша компания?

Частая реакция: Смятение.

На самом деле: Рекрутеру сложно оценить кандидата, если он зажат и пребывает в явном напряжении, такие вопросы иногда помогают встряхнуть собеседника и разрядить обстановку. Невозможно к ним подготовиться, но вам будет легче придумать ответ на вопрос, если поймете, для чего он задается.

10. Продолжите ли вы работать на нас, если мы перестанем платить вам деньги?

Напоследок интересная история от коллег. Несколько успешных и подходящих по профессиональному профилю кандидатов были отклонены клиентом с отсылкой к недостаточной мотивации.

Проведя небольшое расследование, мы выяснили, что всем им задавался вопрос: «Продолжите ли вы работать на нас, если мы перестанем платить вам деньги?» Наши кандидаты часто отвечали «да», считая, что это ожидаемый ответ.

Однако работодатель — международный серьезный вендор — хотел найти целеустремленных и знающих себе цену людей.

Подводя итоги, спешу отметить, что самое главное, о чем нужно помнить во время собеседования, — это доброжелательность, позитивный настрой и заинтересованность в проходящей встрече.

Источник: https://www.work.ua/ru/articles/job-interview/1005/

Как подтвердить диплом в Германии

Действительно ли диплом сгорает,  если не проработал в течение 2 лет по профессии?

Подтверждение образования в Германии. Когда требуется подтверждать диплом. Как найти контакты, необходимые документы.

С апреля 2012 принят Anerkennungsgesetz – закон о признании иностранных дипломов. Он значительно облегчил процедуру легализации образования, полученного за границей.

Порядок признания заграничного образования выглядит так:

  • Иностранцы, даже не проживая в Германии, подают запрос в компетентную организацию.
  • Ведомство сравнивает процесс получения специальности с соответствующим немецким.
  • Если полученный уровень знаний одинаков, выдаётся документ, признающий заграничную квалификацию.
  • Если программа окажется не аналогичной немецкой системе, даётся ответ, что нужно сделать, чтобы подтвердить профессию в Германии.

Как признаётся конкретная профессия, описано в Berufs­qualifikations­feststellungs­gesetz – законе об определении профессиональной квалификации.

Подавать заявление на подтверждение разрешается всем желающим.

Узнать, сравним ли диплом конкретного ВУЗа с немецким, можно из специальной базы данных anabin. Читайте статью о признании высшего образования в Германии. Для среднего специального образования каталога нет, но возможность признать профессию всё равно остаётся.

Подтверждение диплома в Германии для иммиграции

Если иммигрант имеет сравнимый с немецким диплом и заключил контракт с работодателем, в большинстве случаев этого достаточно для получения рабочей визы или Голубой Карты ЕС, облегчающей миграцию для высококвалифицированных работников.

Распечатки информации о ВУЗе и специальности из anabin достаточно для получения разрешения на работу.

Но простого признания недостаточно для отдельных регулируемых профессий. Например, чтобы работать врачом в Германии или преподавать в немецкой школе, признанного образования хватает лишь для запуска процедуры подтверждения специальности через дообучение и практику.

Процесс зависит от конкретной специальности, места пребывания иммигранта, страны получения квалификации и прочих параметров.

Где получать подтверждение диплома в Германии

Есть два типа организаций, которые отвечают за признание иностранных дипломов.

  1. Профсоюзные объединения, которые называются палатами – Kammer. Палаты отвечают не только за защиту прав подопечных, но оказывают большое влияние на формирование программы обучения профессиям. Организованы обычно на уровне земель. Палат великое множество. Есть организации врачей, аптекарей, адвокатов, ремесленников, торговая, промышленная и так далее.
  2. IHK-FOSA – специальное бюро по проверке эквивалентности иностранного образования. Находится IHK в Нюрнберге, действует от лица ФРГ в целом. Они также принимают заявления от иммигрантов, уже находящихся Германии.

Для поиска контактов ведомств, отвечающих за подтверждение иностранных дипломов, германское правительство финансировало создание специального сайта. Там при помощи системы “вопрос-выбор ответа” отыщется искомая информация. Интерфейс у системы интуитивно понятный, есть английская версия.

Зайдя на сайт, нужно кликнуть на меню вверху слева и ответить на несколько вопросов. В конце справа показывается информация с указаниями конкретных действий.

Либо будет ответ, что для данной профессии не существует особого процесса, а для официального признания надо обращаться в центральное бюро признания заграничного образования ZAB.

Либо, если законом определён специальный порядок подтверждения профессии, будут даны контакты, куда следует обратиться.

Сайт позволяет выяснить, куда нужно отсылать документы. Там же приведён список:

  • Описание учебных курсов в табличном виде – оценки по предметам.
  • Копия заграничного паспорта.
  • Копия диплома.
  • Документы, подтверждающие опыт работы – трудовая, рекомендательные письма.
  • Сертификаты, свидетельства окончания курсов и прочие относящиеся к делу бумаги.
  • Заявление, что запрос первый.
  • Намерение работать в Германии.

Могут потребовать приложить оригиналы документов. Но чаще подходят и простые копии. Лучше позвонить по указанным телефонам и уточнить. Все бумаги переводятся на немецкий заверенным переводом.

Процесс подтвеждения диплома

Получив полный пакет документов, организация действует по шаблону. Работник сравнивает иностранный диплом с немецким и разбирается, есть ли отличия в процедуре получения.

Иногда специальность требует прохождения практики, поэтому также учитывается опыт работы иностранца. Если опыта работы нет или его нельзя доказать, могут пригласить на собеседование, чтобы выяснить реальный уровень знаний.

Могут не подтвердить, но признать уровень без практики, и разрешить работать в Германии практикантом.

Итогом становится официальная бумага, в которой говорится, что человек обладает высшим образованием, точно таким же, как соответствующее немецкое. Для нерегулируемых профессий этого достаточно. Для регулируемых потребуется сдать государственный экзамен для получения допуска к работе по профессии.

В случае, когда иностранное образование не соответствует немецкому, проверяющая организация описывает отличия в получения профессии. С бумагой можно обратиться в немецкое образовательное учреждение, чтобы закончить обучение. Для регламентированных профессий также существует возможность пройти дальнейшее обучение и проверку в палате. Информацию следует получать в профсоюзах.

Сроки обработки запросов на подтверждение дипломов в Германии занимают от пары недель до трёх месяцев. Проверяющая организация берётся за дело, когда получила полный пакет документов в нужном виде.

Подтверждение дипломов – платное. Если подтверждения не требуется, признание через ZAB обойдётся в 200€. Если же ремесло надо подтверждать, всё зависит от профессии и правил конкретной организации.

По окончанию процесса иммигрант получает право найти место для трудоустройства в Германии и получить разрешение на работу.

21-07-2019, Степан Бабкин

Источник: https://www.tupa-germania.ru/rabota/kak-podtverdit-diplom-v-germanii.html

Старикам здесь не место? Программируем после тридцати пяти

Действительно ли диплом сгорает,  если не проработал в течение 2 лет по профессии?

Привет, меня зовут Дмитрий, мне 35 лет. Раньше я часто слышал, что программист — профессия для молодых. Тем не менее прошлым летом я получил приглашение в Яндекс и перебрался работать в Москву.

В этой статье я хотел бы затронуть вопрос, который не раз обсуждался на Хабре: насколько реально быть программистом после 35–40 лет? Не ведущим архитектором, не тимлидом, не менеджером проекта, а именно программистом? Я не согласен с мнением, что программирование — это удел молодых. Считаю его вредным и сейчас расскажу почему.

Существует несколько доводов, на которые опирается этот миф. Давайте-ка их подробно рассмотрим.

Объяснение 1. Требует нервов и реакции

Нам говорят: «Программирование требует энергии, которая присуща только молодым. В зрелом возрасте на это уже просто не хватает сил».

Программистам как бы делают комплимент, ставя их на одну доску с лётчиками-испытателями и космонавтами. Кстати, я не случайно завёл речь именно о лётчиках. Дамы и господа, посмотрите на этого человека:

Это — знаменитый Чесли Салленбергер, который в 58 лет стал героем США, посадив самолёт на Гудзон.

Справедливости ради скажу: в программировании действительно есть сферы, где после сорока сложно, но не потому, что всё слишком заумно и тяжело, а в силу специфики конкретно этих сфер.

Например, игровая индустрия, где зачастую бывают кранчи: люди трудятся более 100 часов в неделю. Если в молодости такое ещё можно потянуть, то в 40 лет здоровье уже вряд ли позволит. Однако здесь вопрос скорее к компаниям, которые практикуют кранчи.

Программист и в 40 лет может писать игры, просто не в таком изматывающем и вредном режиме.

Объяснение 2. Учиться, учиться и еще ещё раз учиться

Нам говорят: «Знания программиста постоянно устаревают, и к 30–35 годам то, что ты учил в вузе, уже может быть никому не нужно, а переучиваться поздно».

Опять же — вроде бы лестно звучит. Профессия такая интеллектуальная и элитарная, что ты постоянно должен быть на острие прогресса.

Но есть и другие профессии, где надо непрерывно учиться. А 40-летних оттуда никто не гонит.

Вспомним юристов. Законодательство постоянно устаревает. Это норма. Более того, у них ситуация даже более жёсткая, чем у программистов. С выходом стандарта C++20 никто не уволит тех, кто писал на предыдущем стандарте, не потребует от них немедленно переучиваться. А у юриста выбора нет: с выходом новой редакции Гражданского кодекса РФ он обязан её прочесть, запомнить и использовать.

То же самое можно сказать о врачах: они вынуждены постоянно обновлять знания. Чтобы было понятно, до какого возраста должен учиться, к примеру, хирург, прочитаем мнение главного кардиохирурга страны Лео Бокерии:

В отношении врачей так было во все времена: люди хотят лечиться у опытного врача. Кардиохирургов, скажем, в Америке к столу допускают только в 37 лет, а состоится он к 40 годам как самостоятельный хирург, это ещё большой вопрос. Это касается врачей, учёных, преподавателей, людей интеллектуального труда, а также рабочих высшей квалификации.

Обратите внимание на «людей интеллектуального труда» — программисты же к ним относятся, я надеюсь? А значит, опыт здесь так же важен, как и в любой другой интеллектуальной отрасли.

Насколько человек вообще может осваивать новое в зрелом возрасте? Я не педагог, не психолог и не нейробиолог, чтобы квалифицированно ответить на этот вопрос. Однако, как показывает практика, такое вполне возможно.

Масса людей находится на острие прогресса и после сорока. Если отвлечься от IT-индустрии, можно вспомнить того же Сергея Павловича Королёва.

Основные разработки он сделал после сорока пяти — вряд ли чисто на основе тех знаний, что получил до 30 лет.

Также существуют неявные знания. Их невозможно получить в вузе и почерпнуть из литературы. Потребуется проработать не один год (а порой даже не одно десятилетие) в конкретной отрасли.

Программист в 40 лет знает, как надо программировать, а ещё (если он участвовал в так называемых безнадёжных проектах) — как не надо программировать и каких ошибок стоит избегать при выборе архитектуры ПО и написании кода.

Объяснение 3. Программист в 35 уже ничего стоящего не родит

Нам говорят: «Да, можно быть программистом в 35–40 лет, но ничего серьёзного такой программист уже не сделает».

Тут следует начать с основ — с самого компьютера. Его создали Эккерт и Мокли. Эккерту тогда было 25, а Мокли — как раз 35 лет.

Перейдём к тем, кто создал что-либо серьёзное после 35 лет. Начнём с известного и авторитетного для программистов Дональда Кнута. Первый вариант своей знаменитой системы TeX он разработал в 1978 году — когда ему было 40 лет. Чуть позже, в 1981-м, он создал концепцию грамотного программирования (literate programming).

Перенесёмся в более близкие времена. Мартин Одерски родился в 1958-м и начал создавать язык Scala в 2001-м — после более чем десяти лет работы над языками Pizza и Funnel (и над GJ compiler, который стал прообразом javac).

Вот ещё один пример программиста, который и в молодости был хорош, и в старости таким остался. Андерс Хейлсберг написал первую версию компилятора Pascal в 1981-м, в 21 год.

C# он разрабатывал с 2000-го, когда ему было уже как раз под сорок. А в 2012-м (в 62 года) Хейлсберг начал создавать TypeScript.

Я для интереса в своё время смотрел репозиторий этого языка — там от Андерса довольно много коммитов.

Более того, есть мнение, что возраст с 40 до 55 лет для специалистов инженерных профессий самый плодотворный, поскольку накопился опыт и ничто уже не отвлекает от работы: семьёй человек обзавёлся, дети успели вырасти…

Кроме того, не стоит забывать, что любой первооткрыватель стоит на плечах не только десятка гигантов, но и массы хороших работников. Они создали массив инфраструктуры, которая сделала возможной работу первооткрывателя. Кто-то пишет драйверы для видеокарт, а без драйверов разработчики игр ничего бы не могли.

Кто-то налаживает протоколы сетевого взаимодействия, а без них разработчики мультиплееров опять же вряд ли чего-то бы добились. Всё это огромный труд, который по большей части не является новаторским и зачастую не воспринимается как нечто серьёзное, чем стоит гордиться.

Однако без этого труда все гиганты ничего бы не добились.

Объяснение 4. Ты что, до сих пор не руководитель?

Нам говорят: «Программист — это всего лишь первая ступенька в карьере. К тридцати, самое позднее к тридцати пяти ты должен выбиться в руководители, если у тебя есть мозги и способности».

Это самое оскорбительное объяснение. Мол, программированием можно побаловаться по молодости, но после тридцати надо заниматься чем-то серьёзным.

Легко понять всю абсурдность этой точки зрения, если попробовать приложить её к другим профессиям.

Попробуйте сказать 50-летнему юристу: «У тебя всё ещё нет собственной юридической конторы?» Попробуйте сказать 50-летнему хирургу: «Ты всё ещё не заведующий хирургическим отделением?» Попробуйте, наконец, сказать Салленбергеру: «Посадил самолёт на Гудзон в 58 лет? Нормальные люди в твоём возрасте давно уже собственными авиакомпаниями владеют».

Программист и менеджер IT-проекта — это разные профессии, хотя менеджеры зачастую и вырастают из программистов.

Я считаю позицию «Программист — профессия для молодых» весьма вредной, поскольку она существенно снижает мотивацию.

Согласитесь, довольно сложно напряжённо учиться пять лет в вузе, если ты полагаешь, что потом пробудешь программистом тоже максимум лет пять.

Представьте, что на врача заставляют учиться восемь лет, но при этом заявляют: «Врач — профессия для молодых, после тридцати надо переходить на руководящие должности». Какой смысл тогда учиться напряжённо все эти годы?

Откуда же взялся миф «Программист — профессия для молодых»?

В своё время я пытался это выяснить и выделил два источника:

  1. Ранняя эпоха программирования. Те самые романтические годы написания программ даже не на ассемблере, а на машинных кодах, причём не в нормальной IDE, а на перфокартах. Тогда разработка ПО была гораздо более трудоёмкой, нежели сейчас. И я охотно допускаю, что конкретно такой процесс проще всего выдерживали именно молодые.
    Однако сейчас ситуация изменилась. На дворе уже давно не пятидесятые, разработка не настолько тяжела.
  2. Сугубо российская специфика. В нулевые наступил золотой век Рунета: IT-сфера бурно росла, всё и вся автоматизировалось, каждое предприятие обзавелось собственной системой автоматизации документооборота, в страну пришли зарубежные конторы… Кроме того, это был славный период побед на конкурсах типа ACM. Тогда отрасль реально быстро развивалась. Можно было поработать программистом максимум пять лет после диплома, а затем дорасти и до руководителя проекта. Возможно, тогда-то и сложилось убеждение, что программист — это переходный этап в карьере.

Однако сейчас ситуация изменилась. Этому есть много причин, но самая важная, на мой взгляд, — демографический провал. До Москвы мне довелось и преподавать в провинциальном вузе, и работать в провинциальных IT-конторах. Могу засвидетельствовать лично: в регионах уже в 2010-м дефицит кадров был очень острый.

Молодёжи стало гораздо меньше, и вузы банально не могли поставить нужное количество программистов. Может быть, в Москве и Петербурге это не ощущается, но в остальных городах всё обстоит именно так. Всех 30-летних программистов заменять некем.

Очевидно, что они не могут уйти на другие должности — кто программировать-то будет?

Демографический провал привёл к тому, что предельный возраст программиста в регионах начал незаметно, но неуклонно увеличиваться. Происходит ли это в столице — вопрос открытый.

Советы студентам IT-специальностей

Как относиться к своей профессии? Чему учиться, чтобы в тридцать пять не оказаться за бортом и не жалеть о потерянном в вузе времени? Вот мои соображения.

  1. Не воспринимайте свою профессию как временную — иначе вам придётся несладко. Программисту надо тяжело учиться, а нельзя тяжело учиться тому, что ты не считаешь делом своей жизни: когда планируешь отдать ему лет пять максимум, а вот потом уже заниматься реально интересными вещами типа руководства проектами. Определитесь, собираетесь ли вы действительно всю свою жизнь быть программистом. Учтите, что если вы воспринимаете свою профессию как сугубо временную, то резко возрастает вероятность того, что вы освоите её поверхностно.
  2. Не пренебрегайте низкоуровневым программированием типа ассемблера и таким языком, как С/С++, особенно указателями. Если вы этого не освоили, то вы автоматически отсекаете себя от ряда областей разработки. Самый яркий пример — разработка ОС. Если вам кажется, что это очень нишевая область, то вспомните о компьютерной графике для игр: там это тоже есть. Или о драйверах для современных устройств. Да и вещи вроде nginx писать будет проблематично. В плане работы не забывайте, что практически на каждом предприятии — что у нас, что за рубежом — есть масса микроконтроллеров, а их вряд ли будут в ближайшем будущем программировать на Питоне.
  3. Не пренебрегайте функциональным программированием. Долгое время, особенно в девяностых, в эпоху расцвета ООП, этот стиль выглядел чем-то академическим, что на практике в работе обычного программиста не встречается. Всё изменилось примерно с середины нулевых, и Твиттер авторитетно подтвердит, что на Scala можно разрабатывать и высоконагруженные системы. Вообще концепции функционального программирования используются куда шире, чем думают многие студенты. Практически все языки программирования, появившиеся в мейнстриме в последние 10 лет, содержат элементы функционального программирования. Его концепции ещё долго будут проникать в разные сферы. От себя рекомендую курс Абельсона и Сассмана. Это классический курс MIT восьмидесятых, после которого современные языки осваиваются куда лучше.
  4. Попробуйте силы в спортивном программировании. Скажу честно: это самый неоднозначный совет. Спортивное программирование в силу своих особенностей (программа проходит набор автоматизированных тестов с ограничением по времени, но никто не проверяет стиль и продуманность архитектуры) поощряет небрежное написание кода. Однако с другой стороны — более интенсивное знакомство с алгоритмами вряд ли возможно придумать. Припомните, сколько лекций про графы и алгоритмы поиска на них было у вас в вузе? Две-три? Сколько раз вам приходилось применять эти знания? Тоже два-три раза? Не сравнить с опытом, полученным при решении пары сотен задач. Как и в любой работе, экспертом становишься в результате практики.

Вместо заключения

После тридцати пяти вполне реально быть программистом и устроиться на работу — и не только на какой-нибудь завод на поддержку старой системы, но в современные IT-компании. Главное — развиваться, не бояться нового и любить своё дело.

А что думаете вы? Согласны или нет? Какой опыт у вас?

Источник: https://habr.com/ru/company/yandex/blog/455080/

Парень из Атырау заработал и отдал 2 миллиона долларов на исследования рака

Действительно ли диплом сгорает,  если не проработал в течение 2 лет по профессии?

Контакты этого парня мне подкинул коллега (спасибо ему). Когда я шла на интервью, у меня о нём было только два непроверенных факта: он какой-то фееричный филантроп (раскидывается миллионами!) и работает то ли на Google, то ли на . Это было настолько фантастично, что я решила ничего не перепроверять и получить все ответы лично. Позвонила, он согласился на встречу.

ОН ЕЩЕ И АТЫРАУСКИЙ!

В кофейне было много народу. Пока блуждала глазами по залу, мне приветственно помахал рукой какой-то парнишка в белой футболке, с виду студент.

Судя по широкой улыбке, это и был тот самый мегаспециалист и благотворитель.

Асхату МУРЗАБАЕВУ 26 лет, выпускник атырауского казахско-турецкого лицея окончил алматинский университет имени Сулеймана Демиреля и действительно отработал два года в Силиконовой долине.

– Только на , не на Google, – смеется Асхат. – В 2011-м уехал в Сан-Франциско на стажировку, потом мне предложили контракт, и я два года отработал в офисе .

– Главный вопрос – как ты туда попал?

– На 3-м курсе у меня был проект по одному предмету, курсовой диплом. У есть открытый аккаунт, там они заливают разные программки, делятся кодами, библиотеками. Я искал программу, это был модуль, который я нашел у и использовал в своей курсовой.

Но она не полностью подходила, нужно было доработать. Я её немного переписал, проект в университете защитил и потом просто написал им, что я такие-то изменения добавил и это чуть быстрее, чуть лучше стало работать.

Они со мной созвонились, мы поговорили по скайпу.

– Ты на это не рассчитывал когда писал им письмо?

– Нет, совершенно, просто хотел поделиться тем, что сделал. Ведь я использовал их программу. Они предложили мне стажировку в течение лета. И всё профинансировали. Я уехал, три месяца отработал, мне предложили работу на фул-тайм (полный оплачиваемый рабочий день). Я остался. Это классный опыт, мое первое место работы.

– А что ты делал для ?

– Есть такой департамент – называется «Поиск релевантности и машинного обучения». Ну как объяснить… У вас есть , ? Ну вот вам предлагает друзей, правильно? Мы, например, тоже отбирали и предлагали своим пользователям способные их заинтересовать аккаунты и темы, рекомендации, еще какие-то сервисы…

– Кстати, каким образом в соцсетях идет отбор друзей? Я замечала, что стоит внести человека в телефонную книжку, как его аккаунт всплывает в твоей ленте.

– И это абсолютно нормально. Если вы добавили его в контактные листы и имеет доступ к вашим контактам, через WhatsApp, например. Но это такая прям упрощенная схема, там много параметров на самом деле. Наличие в контактном листе – только один из множества параметров.

– Ты уехал, не окончив университет, получается.

– Окончил удаленно. У нас нет заочного отделения, поэтому раз в месяц-два приезжал и сдавал.

А вообще им интересен был твой диплом?

– Нет (смеется), никто не знает такого вуза там.

– А в Америке тяжело было?

– Нет, нетрудно, потому что я сам по себе просто в работу «включен», и мне без разницы, где мои 15-16 часов проходят – в офисе в Сан-Франциско или в Алматы.

– США для тебя это страна для поработать или может быть жить в будущем?

– Мне нравится в Казахстане жить, если бы не нравилось, я б здесь не жил. Меня всё вполне устраивает. Не настолько всё плохо. То есть я вижу – есть проблемы, сложности, но мне нравится. Я хотел бы здесь жить по возможности. Всё зависит от условий.

Если мне предлагают здесь хорошие условия, мне здесь комфортно жить, плюс здесь друзья-близкие… Есть такие, скажем, параметры, на которые я опираюсь и я вижу, что я могу здесь расти, делать карьеру хорошую. Я понимаю, что мне здесь лучше было бы.

И если мне поступит хорошее предложение – ну будет это канадский Ванкувер или американские Сан-Франциско, Нью-Йорк – я буду прогонять их точно так же через эти параметры. Это же всегда какой-то баланс внутренних требований твоих. Есть везде и плюсы, и минусы.

Я был в разных странах: жил в Америке, Англии, Франции, в Азии работал – мне абсолютно спокойно в Казахстане, я очень свободно себя чувствую, мне нравится, что есть очень большие возможности, в том же IT.

КАЙДЗЕН ДЛЯ КАЗАХОВ

– Ты ушел из сам?

– Да, наступает такой момент – устаешь и нужно дальше двигаться, ещё какие-то факторы. Мне было 23, вообще это нелегко, жить так далеко от дома плюс у меня очень много перелетов было всегда. Реально тяжело. Личные семейные обстоятельства опять же. Соскучился? Ну да, это тоже. Может, не прав был, не знаю. Приехал в Алматы, начал искать работу.

– С твоим резюме это, наверное, несложно было.

– Ну, я не думаю, что это существенно влияет. Я приехал в Казахстан, меня здесь никто не знает. Уже была мысль своё что-то открыть, но не хватает опыта, социальных связей. Решил поработать год-другой в живой, развивающейся компании.

– Так как долго ты пристраивал здесь свою судьбу?

– Работу нашел достаточно быстро, через 3-4 дня поисков устроился в известный проект, в одно из его подразделений техническим директором интернет-магазина. Год проработал и ушел в свой проект. Мы с друзьями открыли площадку hipo.kz.

Это рекрутинговый бизнес, мы помогаем найти кадры для компаний. Проект через полтора года вышел на окупаемость, инвестиции составили 100 тысяч долларов. Ему уже 2 года, нормально, стабильно работаем.

У нас уже около 70 тысяч пользователей и 330 компаний-партнеров: международные компании, локальные бренды. Параллельно иногда беру проекты, веду консалтинг.

– 26 лет – и ты свободен от работодателей?

– Ну, я не искал такой свободы, я готов работать и фул-тайм, но пока не позволяет просто график.

– Вот сейчас на кого работаешь?

– На казахстанский банк. Вообще веду несколько проектов одновременно, но банк сделал хорошее предложение, от которого трудно отказаться (смеется). Это большой, очень большой проект, но не на фул-тайм.

– Ты думаешь, ты сможешь развиться здесь так же хорошо как в той же Канаде?

– Мне кажется, это зависит напрямую от уровня самообразования, он очень высокий в IT – подразумевается постоянная работа над собой. Место, где я сейчас, позволяет развиваться.

Да, понятно, у нас не так сильно развита преемственность поколений, потому что по сути этого поколения нет, и соответственно в этой части тяжело. Но человеку, который привык когда нету чего-то сам это сделать, это можно преодолеть.

У меня, говоря откровенно, вся жизнь была самостоятельная, поэтому такие навыки у меня есть. В IT ты должен постоянно искать, изучать, перенимать передовой опыт, тем более, много открытых источников сейчас.

– Я не так давно встречала интервью молодых людей, которые утверждали, что у нас нет рынка IT как такового, и специалистам не в чем фактически состояться, т.е. есть огромная ниша, работы непаханое поле, но учиться не на чем, не у кого.

– Во-первых, рынок маленький, но он есть. Ну это же нормально – в Америке 300 миллионов населения, а у нас 17. То есть когда население в 20 раз меньше, то конечно по сравнению с Америкой у нас нет рынка. Но любой компании, которая работает в Казахстане, нужна автоматизация. И работы очень много. На мой взгляд, проблема в том, что у нас очень слабое т.н. «среднее звено».

Мне кажется, это наша какая-то ментальная лень, мы не улучшаем себя. Мне нравится фильм документальный, он называется «Мечты Дзиро о суши». Дзиро – мастер суши, ему около 90 лет и он готовит суши с 9 лет. У его ресторана, ну как ресторан – это кафешка на станции метро – 3 звезды Мишлена. Меня вдохновляет, что он так долго этим делом занимается – и постоянно, каждодневно его улучшает.

Это такой японский кайдзен. Вот, например, когда он суши подает в первый раз, он подает всем как правшам. Потом он замечает, кто левша, и в следующий раз он вам уже подаст так, чтобы вам было удобней брать левой рукой. То есть внимание к деталям высочайшее. Именно это мне нравится. Потому что каждый раз, когда ты что-то делаешь, ты понимаешь, что можно сделать лучше.

Мне близка эта идея постоянного самосовершенствования.

ДИПЛОМ НЕ ОБЯЗАТЕЛЕН?

– Все, кто работал в , мечтают попасть в Google. Это такая же истина, как 2х2=4.

– У меня тоже была такая мечта. Я пробовал. Ездил даже на собеседование. Не получилось.

– Почему, как ты думаешь?

– Это было в 2012 году. Если бы я сейчас поехал, это было бы совсем другое собеседование. В тот момент я был сырым. И я подавал не на инженерную позицию, а сразу на менеджера по продуктам. Думаю, мне не хватало какого-то жизненного опыта, менеджерского.

– Может, надо было снизить планку?

– Может быть (смеётся).

– А сейчас ещё хочется?

– Пока не знаю, я не думаю, что у меня горит такая лампочка: «хочу в Google работать», и чтобы у меня в визитной карточке обязательно было написано «работал в Google». Это не идея-фикс точно.

– А есть компания мечты?

– Сейчас нет такой. Когда приходишь уже к такому возрасту, что есть своя компания, хочется её развивать дальше.

– До чего бы ты хотел дорасти, доразвить эту компанию?

– Ммм, завоевать полмира! (хохочет.) Но почему нет?! Мы хотим закрыть полностью цепочку: профессиональное развитие, обучение, карьера… Стажировки мы уже делаем. Сейчас пробуем Казахстан, у нас всё хорошо работает, и если появится инвестор, может, мы расширимся и далее.

– Расскажи, как ты пришел в IT, что нужно делать, чтобы нынешнее поколение казахстанских школьников подтолкнуть туда? И в каком ещё направлении их нужно, по-твоему, подталкивать, чтобы они были востребованными специалистами?

– Я думаю, детей нужно толкать в трех направлениях у нас в Казахстане – это сельское хозяйство однозначно, логистика очень интересное и перспективное направление, и третье – IT.

– Чем нужно обладать, чтобы пробиться в твоей специальности?

– Я никогда не увлекался программированием. В школе занимался химией, был олимпийцем по химии. Вот что дает КТЛ, когда ты олимпиец – это самодисциплина. Ты просто прикручиваешь пятую точку к стулу и очень долго работаешь.

То есть я не обладаю великим талантом, чтоб вот так с полулета всё хватать. Это тупо дисциплина.

А в школе я просто к своему другу, который уже тогда этим увлекался, как-то подсел и начал расспрашивать: что и как? Потом, в универе, уже сам работал.

– Какая у тебя специальность?

– Вычислительная техника и программное обеспечение, в Америке это называется Computer Science. Но по специализации я больше инженер по анализу данных.

– Университет тебе дал достаточную базу?

– Нет, не могу так сказать. Когда учился, там не было определенных важных курсов. Но мой университет стал одним из первых их внедрять, и сейчас они там есть: машинное обучение, искусственный интеллект, базы данных…

– Сейчас всё чаще говорят, что академическое образование не поспевает за развитием новых технологий, и диплом уже не необходимость для специалиста. Опять же знаменитая Ernst&Young заявила об исключении вузовских дипломов из её критериев отбора. Как думаешь, в ближайшем будущем можно будет пойти работать, минуя эту ступень?

– Есть в этом своя правда… Я думаю, что не всё было зря в моем обучении, но годы учебы можно было бы смело сократить до двух. Но при условии постоянного саморазвития. Нужно много работать самому.

ДВА МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ НА БОРЬБУ С РАКОМ

– Давай всё же вернемся к благотворительности, опять мы куда-то ушли от этой темы. Значительная часть твоей положительной репутации связана с благородным жестом, – 2 млн долларов на борьбу с раком. Это твои личные средства?

– Да, я получил бонус.

– Постой, я тебя знаю! Это бонус от английского банка, но в той публикации тебя назвали банкиром, и на фото ты казался гораздо старше, значительнее. Так это ты! Я и предположить не могла, что это парень из нашего города.

– Когда вернулся в начале 2014 года, я взял проект в крупнейшей британской банковской группе Barclays. Банк входит в мировую десятку по капиталам, 25 миллионов клиентов. Часть работы делал удаленно, часть на месте, ездил в командировки в Лондон. Всего проработал там полтора года.

Занимался разработкой персонализированного бизнеса.

Им важно было понять, какой тип клиента чем пользуется в продуктовой линейке: есть любители кофе, кто-то покупает велосипеды… То есть мы анализировали потребительские предпочтения по транзакционной деятельности, составляли портрет потребителя и его сходство с другими по продуктовой линейке.

Чтобы банк знал, какой финансовый продукт предложить, учитывая потребительские предпочтения. По завершении проекта мне назначили бонус – проект принес банку большие деньги, и меня так поощрили.

Я этого не ожидал, но раз так получилось, то мысль была уже давно и я сразу принял решение отдать эти деньги французскому фонду, который исследует все виды рака, там ищут причину возникновения. Например, известно, что рак шейки матки вызывает инфекция, уже доказано. Соответственно против неё придумали вакцину.

Значит, можно бороться и с другими видами рака. Главное, найти причину происхождения и механизмы воздействия. Как это объяснить, даже не знаю… Ну мне просто хотелось помочь. В моем окружении много близких мне людей пострадали от этого заболевания.

В мире сейчас, по официальным данным, болеют около 30 млн человек, к 2025 году рак будет диагностирован у каждого шестого… И мы так мало знаем о раке. Не знаем, откуда он появляется, что с ним делать. Вот когда назначают химиотерапию, дается базовый начальный курс и потом смотрят на состояние и у пациента спрашивают: увеличиваем дозу на 20 % или нет? То есть это нонсенс – пациент, который ничего не знает о медицине, должен принимать такое решение: насколько увеличивать дозы препаратов! Очень ненаучный подход, причем даже в Америке так лечат. Поэтому я сделал анонимный взнос. Они найдут, как ими распорядиться.

– 2 миллиона долларов, немыслимая в наших реалиях сумма для 25-летнего парня. Можно я тебя обниму? …И ты ни разу не пожалел об этом решении?

– Нет, зачем? У меня не было планов на эти деньги. Думаю, я смогу заработать ещё.

Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

Фото автора

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

Источник: https://azh.kz/ru/news/view/39388

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий