Имела ли право врач психиатр направлять меня на обследование в областную психиатрическую больницу?

Врачи извинились за угрозы ЛГБТ-активисту: подробности

Имела ли право врач психиатр направлять меня на обследование в областную психиатрическую больницу?

В ноябре 2019 года во время прохождения медицинской комиссии в военкомате Влада Погорелова направили в психоневрологический диспансер. С этим направлением молодой человек отправился в Волгоградскую областную клиническую психиатрическую больницу № 2. Прием вела врач-психиатр Вероника Хижняк, но в кабинете находились и другие ее коллеги.

«Находящийся в кабинете мужчина матерился, комментируя ответы пациента на вопросы о его сексуальной ориентации. Он не только открыто высказывал свое негативное отношение к негетеросексуальным людям, но и угрожал физической расправой.

Кроме того, он заявил, что, если „будет как в Европе, все обычные, нормальные пацаны будут сидеть в тюрьме, потому что они поубивают всех“», — сообщили в межрегиональной организации «Российская ЛГБТ-сеть», куда обратился Погорелов.

Активист записал свой разговор с врачами на аудио и передал запись организации, они опубликовали расшифровку. Вот только несколько отрывков из общения:

Врач: Ты себя позиционируешь как мальчика или как девочку?

ВП: Как мальчика.

Врач: То есть не было никогда такого, что ты думал, что ты девочка? Вот перепутали тебя там наверху?

ВП: Нет.

Неизвестный мужчина: Ну хоть так *****.

Мужчина, который, по словам Погорелова, не должен был вести прием, интересовался у посетителя, нравятся ли ему лица обоих полов или только одного. Когда выяснилось, что Погорелов симпатизирует и девушкам, врач якобы высказался одобрительно.

«Я хоть врач-психиатр, но я как бы, к этому, ужасно отношусь. Как бы да, тут момент такой, я вообще, прям, никак не могу это объяснить с врачебной точки зрения», — сказал мужчина.

Официально расшифровка не была подтверждена.

Ответ активиста

По итогам приема у Погорелова заподозрили «расстройство половой идентификации» и направили на обследование в условиях стационара. Вместо этого молодой человек пришел к другому врачу, и тот не выявил у него никаких расстройств.

Кроме того, Погорелов обратился в комитет здравоохранения Волгоградской области и региональную прокуратуру с требованием провести проверку в соответствии с указанными фактами. Из правительства даже пришел ответ.

Погорелов сообщил «Российской ЛГБТ-сети», что комитет здравоохранения принес письменные извинения. Его также уведомили о том, что с сотрудниками медицинского учреждения проведено совещание по вопросам «этики и деонтологии при исполнении должностных обязанностей».

«Надеюсь на этом письме все не закончится и врача, который меня оскорблял и грозился убить, привлекут к дисциплинарной ответственности», — заявил Погорелов.

Такого же мнения придерживается и юрист организации Александр Белик, он решил узнать, был ли наказан медицинский сотрудник. Юрист подчеркнул, что врач не имеет права лезть в личную жизнь и проявлять гомофобию на приеме, и рекомендовал психиатрическому сообществу присмотреться к этому случаю.

Бороться дальше

«За это предусмотрено не только административное, но и уголовное наказание, поэтому у меня нет никаких сомнений в том, что руководство клиники вынесет какое-нибудь предостережение, выговор или любое другое наказание», — заявил «360» юрист, эксперт в области права Александр Трещев.

По его мнению, ни та, ни другая сторона не заинтересована в том, чтобы раздувать скандал из этой истории, поэтому Трещев уверен, что добиться дисциплинарного наказания врача реально.

Нарушение имело место быть, поэтому или маленькое унижение, или большая проблема. Большая проблема — это уголовное дело

Он добавил, что каждый гражданин России по Конституции может рассчитывать на защиту не только своей жизни и здоровья, но и личности. Поэтому в случае, если кто-то сталкивается с оскорблениями, лучше всего обращаться в Генпрокуратуру. Именно это ведомство должно защищать права и интересы граждан.

«Дело в том, что у врачей-психиатров есть в принципе установки, как нужно себя вести на приеме с пациентом. Это обязательно должно быть вежливое и корректное обращение. Вне зависимости от того, ЛГБТ или нет.

Недопустимы какие-либо посторонние высказывания, оценочные суждения, а уж тем более какие-либо нецензурные выражения.

Это грубое нарушение этики в работе врача-психиатра, грубейшее», — заявила «360» врач-психиатр, психотерапевт Елизавета Жесткова.

Она рассказала, что тоже работает в отделении, куда направляют молодых людей из военкомата, и это не редкое явление, когда обследуемые рассказывают о своей нетрадиционной ориентации.

Мы должны уточнить этот вопрос. Это делается аккуратно, вежливо, тактично, с пониманием

Это не первый случай, когда Погорелов сталкивается с непониманием в обществе. В 2017 году, когда ему было 17 лет, молодого человека избили и ограбили, когда он пришел на свидание с парнем. Полиция привлекла двух нападавших к административному штрафу за побои в размере пяти тысяч рублей. Дело о грабеже возбудили, но потом закрыли.

«Большинство российских граждан негативно относятся к представителям секс-меньшинств, и часто мы видим, что попытки возбудить какое-то дело наталкиваются на бюрократию, отсутствие доказательств и дело сходит на нет», — сказал Трещев о перспективах возбуждения дел.

Пока же Погорелов устраивает одиночные пикеты в поддержку ЛГБТ. Он уже сталкивался с несправедливостью и не боится поднимать сложные темы.

В комитете здравоохранения Волгоградской области не стали комментировать «360» произошедшее, сославшись на врачебную тайну. Телеканал также направил запрос в Волгоградскую областную клиническую психиатрическую больницу № 2, но к моменту выхода статьи ответа не последовало.

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/lgbt-aktivist-o-prieme-v-bolnitse/

В армию через психбольницу

Имела ли право врач психиатр направлять меня на обследование в областную психиатрическую больницу?

Челябинские призывники жалуются на то, что их заставляют проходить обследования в психиатрической больнице, а в случае отказа грозят принудительным освидетельствованием.

Молодой человек, согласившийся рассказать о борьбе за свои права, в которой он противостоит областному военному комиссариату, просил не называть его настоящего имени и воспользоваться псевдонимом – Максим.

Ему 25 лет, он окончил вуз и пытается доказать свое право на отсрочку. Всех, кто не согласен с заключением медицинской комиссии районного военкомата, направляют в областной комиссариат.

Там у Максима и начались трудности:

– Еще не служил, прохожу медкомиссии в военкомате, каждый раз возникает какая-то проблема. У меня сейчас есть два непризывных диагноза, но мне постоянно пытаются сказать, что я годен.

После сотрясения головного мозга невролог поставил диагноз (точно его процитировать не могу, потому что он длинный) и гипертония. По гипертонии сейчас дают отсрочку, потихоньку начинает двигаться дело. А по неврологу отвергают диагноз и все! Хотя этот диагноз поставили в областной больнице.

Последние два призыва меня пытаются направить на психиатрическое обследование, причем принудительно. Первый раз – обманным путем.

Он увидел, что это вовсе не неврологическое отделение, а психиатрическая клиника

Когда Максим пытался доказать, что имеет право на отсрочку по неврологическому диагнозу, с ним в областном военном комиссариате одновременно беседовали невролог и психиатр. В два голоса убеждая его, что необходимо пройти дополнительное обследование в неврологии.

Парень согласился, о чем и расписался в журнале. Однако, явившись по адресу, указанному в направлении, он увидел, что это вовсе не неврологическое отделение, а психиатрическая клиника.

Предварительный диагноз, который ему поставили на медицинской комиссии, – органическое расстройство личности. От госпитализации и обследования Максим наотрез отказался и написал жалобу в военную прокуратуру.

В тексте он сослался на закон, в соответствии с которым на принудительное психиатрическое обследование и лечение может направить только суд. Следователь, вызвавший его для пояснений, подтвердил это.

– Максим, а о чем, если не секрет, с вами беседовал психиатр? Что его могло натолкнуть на такой диагноз?

– Спрашивал, кем работаю, где живу. Сколько человек в семье, каков мой обычный график? Спросил о самочувствии. Обыденные вопросы, обыкновенные ответы. Не думаю, что на основании этих ответов можно было заключить, что у меня какие-то расстройства есть. Я бы не сказал, что там были специальные вопросы, которые содержат предпосылки, позволяющие что-то заподозрить.

Во время осеннего призыва история повторилась: Максим вновь оказался в областном военном комиссариате, и тот же самый психиатр пообещал, что в любом случае направит его на обследование, хочет он того или нет.

Мне ответили, что мое желание значения не имеет и в третий раз меня туда направят принудительно

– Врач начал упорно доказывать, что обследование необходимо, – вспоминает ту недавнюю встречу Максим, – мол, с моей стороны было много жалоб, на которые ему пришлось отвечать, и поэтому он в любом случае отправит меня на обследование. Я ему привел статьи закона, согласно которым я могу не соглашаться.

А он стал показывать выписки из других законов, где сказано, что врач-психиатр призывной комиссии обязан направлять при каком-либо подозрении на обследование. Тем не менее я сразу сообщил комиссии, что отказываюсь. Мне ответили, что мое желание значения не имеет и в третий раз меня туда направят принудительно.

То есть угрожать начали.

В коридорах областного комиссариата Максим узнал от таких же призывников, как и он сам, что на подобное обследование отправляют многих. И, как правило, ребята соглашаются.

– На психиатрическое обследование направляют большинство призывников, которые оказываются в областном военкомате. Я там был дважды, общался с ребятами, и практически все говорят, что их тоже направляют. Причем без разницы, нога болит, или голова, или гипертония у него – все равно направляют в психиатрию. Некоторые соглашаются, некоторые нет, – утверждает он.

Только посмеет сказать мальчишка, что я недоволен вашим решением, сразу ему отвечают: иди в психиатрическую больницу на обследование

Руководитель челябинской некоммерческой правозащитной организации “Школа призывника” Валерия Приходкина уверена, что направление на психиатрическое обследование – это инструмент психологического давления на призывника, который пытается законными способами добиться отсрочки по состоянию здоровья:

– В военкомате твердо уверены, что все живут только по 53-му закону о воинской обязанности, поэтому все остальные законы для них законами не являются. Хотя есть закон об охране здоровья и о психиатрической помощи.

Проблема эта давнишняя, и мы с ней разбирались неоднократно. Только посмеет сказать мальчишка, что я недоволен вашим решением, сразу ему отвечают: иди в психиатрическую больницу на обследование. Это что-то вроде наказания.

Конечно, пацаны в 18 лет не очень понять могут, что происходит…

По словам Валерии Приходкиной, раньше, еще пару лет назад, пока страна не участвовала ни в каких военных действиях, психиатры не оставляли без диагноза никого.

Мальчику, больному олигофренией, врач говорит, что снимет в 16 лет диагноз, и в 18 он пойдет служить

– Я лично спрашивала у нашего ведущего психиатра почему. На что мне ответили, что лучше перестраховаться, потому что этим детям дают в руки оружие, и что они с ним сделают, не всегда предсказуемо. Это правда. Но сегодня у нас в стране ситуация другая. Этот и предыдущий призывы – отказы буквально во всех диагнозах.

Страшные диагнозы, выставленные с детства, – с ними сегодня все выздоравливают. Например, я за одной ситуацией пристально слежу. Мальчику, больному олигофренией, врач говорит, что снимет в 16 лет диагноз, и в 18 он пойдет служить. Сейчас идут пацаны 96–97 годов рождения. Я помню это время: есть нечего, надеть нечего, денег нет, работы нет. Дети рождались случайно.

Поэтому берут всех, по крайней мере, пытаются брать.

– Валерия Юрьевна, насколько ситуация с направлением на психиатрическое обследование распространена сегодня?

– Жалоб масса. Причем как они делают? “Ты обязан пройти” и все. В военкомате возражать очень сложно. Тут же начинается давление – “ты не мужик”, доходит до мата, до оскорблений – “мы имеем право послать тебя куда угодно”. В 18 лет они побаиваются и идут. Умные врачи с них берут расписочку, что они приходят добровольно.

– Есть ли призывники, которые, как и Максим, отказываются от прохождения такого обследования?

Ему вручают направление в психиатрическую больницу, но не направляют ни на какие другие обследования

– Есть. Например, еще один мальчик, который уже имеет протокол об административном правонарушении: якобы он не проходит медкомиссию. Членам комиссии не понравилась длина его волос. И его отправили к психиатру. Он два раза в год приходит на медкомиссию, и ему вручают направление в психиатрическую больницу, но не направляют ни на какие другие обследования.

По словам Валерии Приходкиной, в 2013 году она уже выигрывала суд, который, рассматривая подобную жалобу, вынес четкое решение: военный комиссариат не имеет права направлять на психиатрическое обследование против воли призывника.

Начальник отделения по работе с гражданами Челябинского областного военного комиссариата Александр Чернышев сообщил, что в его учреждении не ведется статистика, какой процент призывников получает направление на обследование в психиатрическую больницу, а также скольким из них дали отсрочку или освобождение от прохождения службы по психиатрическим диагнозам. Александр Чернышев объяснил, что врачи областной военно-врачебной комиссии не направляют на обследование, а лишь рекомендуют комиссиям районных военкоматов выдать такое направление. При этом он подтвердил, что призывник не имеет права от него отказаться.

Источник: https://www.svoboda.org/a/27440420.html

«Рассчитывала на человеческую помощь, а получила 8 дней страха, боли и неизвестности»

Имела ли право врач психиатр направлять меня на обследование в областную психиатрическую больницу?

рассказ про то, как в Витебске просто «случайно» попасть в психушку, да не просто оттуда выбраться

Может ли здоровый человек «случайно» попасть в психушку? В наше время уже как-то не верится в карательную психиатрию и прочие ужасы, а истории о принудительном лечении неугодных в СССР для многих отдают нафталином.

Тем страшнее кажется совершенно реальная история, которой с нами поделилась героиня нашей статьи, обычная девушка. Этот жуткий и вызывающий недоумение рассказ заставляет вспомнить о стереотипах из фильмов ужасов, где пациентов запугивают и принудительно лечат.

Только вот произошла эта история в Витебске.

«Я рассчитывала на человеческую помощь»

Все началось довольно банально: девушка заподозрила у себя депрессию, свое состояние она описала как «навалилось, было какая-то черная полоса в жизни, подавленное настроение». Тогда она решила обратиться за помощью в диспансер центра психиатрии и наркологии, адрес которого просто нашла в интернете.

«Я рассчитывала на человеческую помощь. Думала, выпишут таблетки, позанимаются со мной, побеседую со специалистом. Я подумала, что это может быть депрессия. Уже потом я поняла, что у меня, конечно, ничего такого нет»

За помощью девушка обратилась анонимно, услуга оказалась платной. Сначала все шло абсолютно нормально: психотерапевт побеседовала, назначила антидепрессанты, но после курса все отменила и сказала, что никаких проблем у пациентки нет. Тогда девушка решила обратиться к другому специалисту и история приобрела жутковатый оттенок.

«Со вторым врачом у меня начались эти беседы. Психотерапевт начала меня где-то подкручивать, где-то корректировать, будто у меня есть голоса, тревога. Я что-то говорила ей, а она потом описывала это подробно, я как-то соглашалась — она меня к этому подталкивала.

А потом сказала, что если я не лягу на обследование в стационар, то скорее всего покончу с собой. Она сказала, что нужно обязательно обратиться туда, а иначе все перейдет во что-то большее, накручивала, что надо обязательно идти, что случится что-то страшное.

Меня просто ввели в заблуждение: у меня даже никогда не было мыслей о самоубийстве!»

Сначала девушка сомневалась и даже решила, что не поедет. По словам героини, в какой-то степени она понимала, что это будет «не просто обследование». Но врач настаивала, что никаких проблем не возникнет: просто возьмут анализы, можно будет выходить на улицу, будет постоянный доступ к телефону.

Кадр из фильма «Прерванная жизнь» о пациентах психиатрической больницы

«Она мне сказала, что это обследование максимум «на недельку», убедила, чтобы я приехала сюда и легла. Я думала, что это ничего страшного, согласилась и подписала. Но когда за мной закрылась дверь «на ключ», я осознала, что уже не выйду.

 Все оказалось совсем по-другому: реально находиться здесь надо было минимум 21 день, назначают лечение, сразу же отобрали телефон, кофту не позволили оставить, потому что в ней был шнурочек. Врач говорила мне, что если вдруг что-то выявится, то тогда уже могут назначить какое-то лекарство.

А я приехала, и мне с первого дня начали колоть уколы»

«Я спрашивала название препарата, от чего это. Они не сказали, а я не успела прочесть»

Вспоминая о своих первых днях во 2-ом отделении Витебского областного клинического центра психиатрии и наркологии, девушка говорила, что была просто в ступоре и ни о чем не могла думать, кроме того, куда она попала и как ей теперь выбраться из этой ситуации.

Витебский областной клинический центр психиатрии и наркологии. Фото Анастасии Вереск

Пейзажи рядом с воротами в центр. Фото Анастасии Вереск

Первые три дня девушка провела в наблюдательной палате, отсюда не выпускали даже в коридор, ночью горел свет, который мешал заснуть, а соседи были не самые спокойные.

«Была девочка, у нее из-за уколов была побочная реакция: она не могла лежать, нужно было постоянно ходить. Были женщины, которые постоянно ходили туда-обратно. Напрягало, что если кому-то что-то не то скажу, там же реально психи, могут с подушкой подойти накрыть. Было безумно страшно»

Кроме того, девушку здесь сразу стали лечить.

«Два дня меня кололи внутримышечно. Я спрашивала название препарата, от чего это. Они не сказали, а я не успела прочесть. Сказали, что это не витамины, но подтвердили, что снотворное, успокоительное. Хотя я говорила, что у меня нет проблем со сном. Меня укололи и я не могла заснуть целую ночь»

Напомним нашим читателям, что по закону «О здравоохранении», пациент имеет право на «участие в выборе методов оказания медицинской помощи», а также «получение в доступной форме информации о применяемых методах оказания медицинской помощи».

Кадр из фильма «Прерванная жизнь»

По словам девушки, уколы прекратились после того, как она пожаловалась во время обхода на плохое самочувствие и отсутствие сна. Она пыталась рассказать врачам, что наговорила на себя и вся ситуация — ошибка.

«Нельзя было просто пойти к врачу и сказать «я хочу побеседовать». Только когда тебя вызывают. Я поговорила с заведующей и психиатром, сказала, что наговорила на себя. Позже я еще беседовала с психологом, и он сказал, что я нормальная. Думаю, отчасти он и повлиял на то, что меня выписали»

После беседы с заведующей девушку перевели в другую палату, теперь можно было выходить в коридор и общаться с людьми, ночью в палате не горел свет, но телефон все равно давали только один раз в день и ненадолго.

«Там нельзя плакать. Если ты плачешь, значит у тебя что-то ненормальное и тебя начинают колоть или привязывать»

Наша героиня подробно описала царящие в стационаре порядки. Хочется задать только один вопрос: разве люди с психическими заболеваниями, пусть даже с тяжелыми, от этого перестают быть людьми?

«Там есть определенные правила. И там нельзя плакать. Если ты плачешь, значит у тебя что-то ненормальное и тебя начинают колоть или привязывать. А еще нужно всегда все съедать и нужно спать. А спать тяжело, потому что в комнатах горит свет»

Кадр из фильма «Прерванная жизнь»

Трудно себе представить, какие чувства испытывала девушка, оказавшись в этой безвыходной ситуации.

«В первый день я очень расстроилась и заплакала, но пыталась держать себя в руках — слезами делу не поможешь. Мы пошли на обед, но у меня не было аппетита, я очень медленно ела.

Тогда мужчина из персонала сказал, что меня будут кормить через зонд, а если я не буду есть, запишут еще и анорексию, и я буду лежать здесь еще долго. От такого давления я опять начала плакать.

Потом меня «успокоила» одна девочка, она сказала, что если я буду плакать, меня здесь заколют и привяжут. Я всегда ела: боялась, что мне что-то еще припишут. Даже если невкусно, даже если не люблю — я ела»

По словам девушки, пациентов кормили отвратительно, а порции были большими — никто не смотрел, какой комплекции сам человек. Из меню она запомнила безвкусную кашу, овощное рагу с горькой картошкой, суп-«водичку» и непонятную запеканку с твердыми кусочками чего-то. Ели пациенты, судя по всему, из алюминиевой посуды, запрещенной к использованию, — «легкой и серенькой».

Несмотря на то, что даже в тюрьме предусмотрены прогулки, пациентам их не разрешали, был только балкон для курящих. Одежду выдавали: сначала девушка получила «до безумия длинный халат», а после смогла поменять на рубашку. Такой распорядок: ты ходишь или в халате, или в рубашке.

«Обрезали ногти, причем всем одними ножницами»

Кроме того, из «удобств» в «психбольнице» был общий душ без мыла и туалет, где были унитазы без перегородок и туалетной бумаги. 

«Есть день, он называется «баня»: люди идут по списку, а после них можно занимать очередь в душ. Он был общий, но очень хорошо следили за тем чтобы женщин и мужчин запускали отдельно. А еще, когда была «баня», обрезали ногти, причем всем одними ножницами.

Туалет тоже был общий, кабинка только одна, остальное открытое. Туалет мыли каждый день, но на полу все равно были лужи, вызывало брезгливость. Туалетной бумаги и мыла нет, надо свое иметь.

Только когда проверка была все засуетились, положили мыло и все такое»

Несмотря на то, что стационар — лечебное учреждение, девушка вспоминала, что там была «просто антисанитария».

Так, вместе со всеми находились пациент с ВИЧ, девочка, у которой были вши и парень, больной чесоткой, которого, правда, время от времени пытались выгнать в его палату, но безуспешно.

Палаты проветривались и, так как дело было в феврале, многие пациенты болели. Наша героиня тоже почувствовала себя плохо и обратилась с жалобой на больное горло, но помощь получила только, когда начался озноб.

Кадр из фильма «Прерванная жизнь» 1999 года мало напоминает о наших реалиях

«После того как отменили уколы, меня лечили сиропчиком. Я один раз выпила его, но было головокружение, слабость. После я уже просто набирала его в рот и выплевывала потом»

При таком отношении совершенно понятно, что пациенты старались поддержать друг друга.

«Это тоже фактор: если ты не желаешь общаться, какой-то стресс, сидишь просто, то можно сказать, что будет штраф — еще дни набрасывают. Потому что на каждого пациента ведут журнал.

Это мне пациенты рассказали, когда я спрашивала, как можно будет выбраться отсюда, если мне вдруг никто не поможет. Как я поняла, в больницу попадают и нормальные люди.

Был мальчик, который подрался на улице, его привезла милиция»

Девушка провела в «психбольнице» восемь дней, когда она исчезла из доступа, ее начали искать родители, а когда узнали, где ее держат, забили тревогу и стали звонить заведующей отделением, главврачу, в облздрав и даже на горячую линию в Минск.

«Я требовала, чтобы моего ребенка выписали!»

Мама девушки обратилась к заведующей отделением Васильевой Н.В.

, которая сообщила ей, что дочь абсолютна здорова, психического заболевания нет, как нет и того, чего девушка наговорила в диспансере, а также упомянула, что «вашего ребенка сюда не звали, все что она сделала, она сделала сама», что пациентка обратилась не анонимно, а поступила по направлению.

Девушку обещали выписать, как только ее осмотрит психолог, который якобы находился на больничном. Позже главный врач учреждения Мартынова Е. В. в ходе телефонного звонка сказала, что психолог все время находился на рабочем месте, а у девушки имеется диагноз: характерологические особенности личности (которые, к слову, есть у любого человека).

Разговор с мужчиной из облздрава, по словам матери, вовсе напоминал разговор с психологом: он спросил у нее про образование и сказал, что в психиатрической больнице работают специалисты, а у нее самой такого образования нет.

На вопрос матери, куда делся их профессионализм и этика в этом случае, мужчина «разозлился и сказал, что мы говорим на разных языках, какое я право имею говорить про их компетентность», но со своей стороны обещал разобраться и позвонить.

Всего «борьба за выписку» девушки длилась около шести дней.

«Если туда попадет нормальный человек по ошибке, то он там сойдет с ума»

За день до выписки девушка еще раз попыталась настоять на своем, когда ее вывели на встречу к студентам медицинского университета.

«Я честно рассказала, почему я здесь, что я наговорила сама на себя и стояла на своем уверенно. Но меня запугали: сказали, что раз я уж захотела побыть здесь, это уже абсолютно другая ответственность, что я сижу на госбюджете. Кроме меня после к студентам заводили двух самых буйных девушек. Я заметила, что сначала у меня стоял диагноз, где последнее слово было «шизофрения»

Кадр из фильма «Прерванная жизнь»

Мама девушки также рассказала, что в день выписки ей отвечали: дочь находится на обследовании, а заведующая отделением не захотела с ней разговаривать. Зато медсестра не только сказала, что девушка находилась в палате, но и вывела ее к родительнице.

После «лечения» девушка вышла с диагнозом «специфические расстройства личности», который включает «тяжелые расстройства личности и выраженные отклонения в поведении индивида, не являющиеся прямым следствием заболевания, повреждения или другого острого поражения головного мозга либо других психических нарушений».

Наша собеседница вспомнила: в процессе выписки заведующая увидела, что у пациентки не было витебской прописки и уточнила, что за лечение не по месту жительства тоже будет административная ответственность.

Хотя, в соответствии с законом «О здравоохранении», граждане Республики Беларусь имеют право на получение медицинской помощи в государственных учреждениях здравоохранения вне их места жительства (места пребывания).

Эту историю трудно назвать иначе, как жуткой и пугающей. На наш вопрос, какие ощущения остались у нее после пережитого, девушка ответила так:

«Я думаю, человека должны сразу же обследовать, в первый день, чтобы он не мучился. Потому что там можно сойти с ума. Если туда попадет нормальный человек по ошибке, допустим, то он там сойдет с ума. Я бы сказала, что это в какой-то степени хуже, чем тюрьма, это — тюрьма разума»

Чтобы разобраться, как вообще могла возникнуть такая абсурдная и страшная ситуация, мать девушки обратились в прокуратуру и Министерство здравоохранения.

К сожалению, это не первая леденящая кровь история, которая попала к нам в редакцию, например не так давно мы публиковали откровенный рассказ медицинского работника, который рассказал о проблемах отечественной медицины на примерах из жизни.

Источник: https://vkurier.by/130547

Андрей Субботин

Имела ли право врач психиатр направлять меня на обследование в областную психиатрическую больницу?

14 декабря с 15:00 на Амур.инфо пройдёт онлайн-конференция министра здравоохранения Амурской области Андрея Субботина.

Вопросы для Андрея Юрьевича принимаются до 14:00 14 декабря. Они будут опубликованы после проверки на этичность и соответствие заявленной теме. Автору вопроса, который укажет адрес своей электронной почты, ответ поступит автоматически.

1.Повысят оклад сотрудникам Административно хозяйственной службы. На сегодня от составляет 4250 рублей.(Виктория)

Уважаемая Виктория!

Благодарю за ваш вопрос.

Размеры окладов (должностных окладов) работников учреждений, подведомственных министерству здравоохранения области, устанавливаются на основе отнесения занимаемых ими должностей (профессий) к квалификационным уровням профессиональных квалификационных групп в размерах от 4 150 рублей до 9 600 рублей.

В 2018 году будет проведено повышение уровня заработной платы прочего немедицинского персонала на 4%. Правительством Амурской области утверждено соответствующее распоряжение от 04.12.2017 № 146-р.

2.Почему на протяжении 2016 и 2017 годов невозможно записаться (Электронная регистратура) к стоматологу (Стоматологическая поликлиника г.Благовещенска). Каждый день одно и тоже – талонов нет.

Стоматолог – терапевт Банышева и Зюкова – талонов нет НИКОГДА!!! Стоматолог – Кудрявцева , Полякова, Чернова – талонов нет!!! Я согласна записаться на приём заранее хоть за год , но талонов нет!!! И зачем нужна такая Электронная регистратура!!!(Светлана)

Ответ: Уважаемая Светлана!

ГАУЗ АО «Стоматологическая поликлиника» (далее – Поликлиника) функционирует с 1989 года и первоначально предназначалась для обслуживания населения Пограничного района г.Благовещенска.

В настоящее время Поликлиника обслуживает всех жителей города, но мощности Поликлиники не позволяют работать в полном объеме, обслуживая 100 % населения города.

В связи с чем, в медицинских организациях города, для обеспечения доступности по территориальному признаку были созданы стоматологические кабинеты (ГАУЗ АО «Городская поликлиника №1», ГАУЗ АО «Городская поликлиника №2», ГАУЗ АО «Городская поликлиника №4»), стоматологическое отделение в ГАУЗ АО «Городская поликлиника №3».

Предварительная запись на прием к врачу в Поликлинику осуществляется по телефону 99-01-24, посредством сети интернет через портал государственных и муниципальных услуг (gu.amurobl.

ru), федеральный портал государственных услуг ЕПГУ (www.gosuslugi.ru), электронная регистратура (запись на прием к врачам Амурской области) (er.amurzdrav.

ru), в окне «электронная регистратура» медицинской организации.

Причиной малого количества талонов на портале связано с тем, что многие пациенты, записавшиеся на прием посредством телефонной связи, в назначенное время не являются, при этом предварительно от талона не отказываются.

3.Прикреплена к поликлинике № 1 Благовещенска, страдаю сахарным диабетом 5 лет,принимаю Галвус Мет,лекарство выделяют крайне редко, за этот год выдали на 2 месяца.Существуют программы помощи диабетчикам, выделяются бюджетные средства- не на всех больных рассчитано финансирование?(Лариса)

Уважаемая Лариса!

В Амурской области больные сахарным диабетом обеспечиваются лекарственными препаратами в рамках государственной программы «Развитие здравоохранения Амурской области на 2014-2020 годы», мероприятия «Совершенствование оказания медицинской помощи больным сахарным диабетом», согласно которой, сахароснижающие лекарственные препараты пациенты получают непосредственно в медицинской организации.

Для решения вопроса о получении лекарственного препарата «Галвус Мет», вам необходимо обратиться к главному врачу ГБУЗ АО «Городская поликлиника № 1» Н.Н. Сапко (телефон 8 (4162) 33-08-31).

4.Живу в пгт Маглгачи, пенсионер по инвалидности (больные ноги, передвигаюсь на коляске), дочь тоже инвалид (эпилепсия). создалась большая проблема с получением препарата сибазон, который дочери выписывают в Магдагачинской больнице.

Мы получали его в аптеке “Азбука” (в Магдагачах), но сейчас нам сказали в аптеке, что им этот препарат больше получать не разрешают. Я позвонила на горячую линию министерства здравоохранения Амурской области, мне там сказали, чтобы за препаратом я приезжала в Благовещенск или Зею.

Как же я, инвалид – колясочник, буду постоянно ездить за препаратом в Благовещенск или Зею? Ведь надо сначала приехать сдать рецепт, а емли не будет препарата, ехать второй раз. когда появится лекарство. А рецепт действителен всего дней. это бесчеловечное отношение министерства к нам, инвалидам.

С уважением Надежда Карповна Баглаева,(Баглаева Надежда Карповна)

Спасибо вам за вопрос.

Для обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на набор социальных услуг в части обеспечения необходимыми лекарственными препаратами, а также жителей отдаленных сел и поселков, в том числе и пациентов с ограниченной мобильностью, где отсутствуют аптечные учреждения, между медицинскими организациями и фармацевтическими учреждениями заключены договора курьерских услуг.

Так как вы относитесь к пациентам с ограниченной мобильностью, вам необходимо вызвать лечащего врача на дом для осмотра, назначения и выписки лекарственных препаратов.

Медицинский работник ГБУЗ АО «Магдагачинская больница» участвующих в реализации договора курьерских услуг, выписанный вам лекарственный препарат получит в фармацевтической организации по выписанному врачом (фельдшером) рецепту и доставит вам на дом.

В случае возникновения вопросов по порядку реализации «Курьерских услуг» обратитесь к руководителю медицинской организации к которой вы прикреплены или на телефон «горячей линии» министерства здравоохранения области (телефон 8 (4162) 200-768).

5.Добрый день, Андрей Юрьевич! Я являюсь постоянным пациентом онкологического диспансера, т.к. в прошлом году у меня обнаружили рецидив онкологического заболевания.

Пациенты, находящиеся на лечении в АООД должны сдавать кровь на онкомаркер платно, а это приходится делать минимум один раз в месяц, а то и два, а ведь это 400 руб за один раз. На УЗИ записаться в поликлинике бесплатно практически невозможно, все платно.

Как людям с таким диагнозом оплачивать все обследования? Это очень дорого!!! Также в АООД нет аппарата МРТ, людям приходится для диагностики идти и проходить обследование платно в др. клиниках, а ведь это тоже порядка 10 тысяч рублей.

Так в чем же заключается бесплатная медицинская помощь? Люди умирают от онкологии в том числе из-за того, что нет денег для прохождения обследования. А также хотелось бы отметить, что в поликлинике 1, капельницы людям в возрасте делают платно и говорят об этом абсолютно открыто.

На УЗИ также записаться бесплатно невозможно, зато платно принимают сразу же, а ведь В.В. Путин сказал, что это беспредел. Прошу принять меры, иначе с этими вопросами придется обратиться к вышесказанному лицу. Надеюсь, что в данной должности Вы наведете порядок в здравоохранении Амурской области.(АНЖЕЛИКА)

Уважаемая Анжелика!

В соответствии с Приложением №3 к приказу министерства здравоохранения Амурской области от 16.08.2016 №880 «О совершенствовании организации медицинской помощи по профилю «онкология» населению Амурской области» (далее – Приказ № 880) определен Порядок маршрутизации пациентов с злокачественными новообразованиями в медицинских организациях Амурской области.

При направлении пациентов в ГАУЗ АО «Амурский областной онкологический диспансер» (далее – АООД) лечащий врач (врач терапевт участковый или врач-онколог) той медицинской организации, к которой пациент прикреплен, проводит обследование в объеме согласно предусмотренным стандартам.

Определение уровня онкомаркеров, ультразвуковое исследование пациенты проходят бесплатно в рамках «Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2017 год и плановый период 2018 – 2019 годов», утвержденной Постановлением Правительства РФ № 1403 от 19.12.2016 года. Таким образом, данные виды исследований Вы можете получать в той медицинской организации, к которой прикреплены, бесплатно.

Источник: https://www.amur.info/confs/2017/12/14/8165

«Человек просто так провел три года в психбольнице»

Имела ли право врач психиатр направлять меня на обследование в областную психиатрическую больницу?

Генеральная прокуратура и территориальные органы надзорного ведомства выявили ряд серьезных нарушений в работе учреждений, которые проводят судебно-психиатрические экспертизы.

Об этом говорится в сообщении пресс-службы прокуратуры, которое поступило в «Газету.Ru». Те или иные недостатки обнаружены прокурорами в подавляющем большинстве психиатрических больниц.

Однако в некоторых из них нарушения оказались крайне серьезными.

Суд в Москве продлил еще на месяц арест приезжей из Узбекистана — Гюльчехре Бобокуловой, которая обвиняется в жестоком убийстве четырехлетней… →

Так, в психиатрической больнице №1 Калининградской области нет отдельного места для стационарного обследования пациентов.

Это нарушает принцип тайны исследования и его результатов, поскольку другие пациенты и персонал вольно или невольно окажутся в курсе сведений, касающихся обследуемого.

Главному врачу больницы вынесено представление, в течение месяца он должен устранить выявленные недостатки.

В Генеральной прокуратуре подчеркивают, что настоящим бичом психиатрических клиник, где проводят экспертизу, остается их слабое материально-техническое обеспечение.

В частности, в Смоленской областной клинической психиатрической больнице давно износились все здания и сооружения, из-за чего учреждение не соответствует требованиям пожарной безопасности. Однако несмотря на это она работает, причем ее палаты постоянно переполнены.

Прокуроры через суд обязали минздрав Смоленской области выделить дополнительные средства этой больнице. Как показала проверка, перегружена и психиатрическая больница имени Бехтерева в Татарстане, где прокуроры обнаружили, что

почти в каждой палате норма превышена как минимуму на одного человека, а в 18-м отделении в двухместных палатах размещено семь человек,

при этом двое обследуемых размещены в коридоре отделения.

Как показала работа прокуроров, немало психиатрических клиник при выполнении экспертиз допускают и более серьезные нарушения. Например, в Бурятии

в местном наркодиспансере порядка 203 экспертиз были проведены врачом, который не имел профильного образования.

Подобные случаи прокуроры выявили в Ростовской, Рязанской, Свердловской и Костромской областях. По мнению сотрудников Генпрокуратуры, врачи некоторых больниц серьезным образом нарушали сроки проведения экспертиз, которые установлены законом.

Например, в Первой крымской психиатрической больнице люди проходят обследование в течение трех месяцев, из-за чего главному врачу учреждения внесено представление.

В 1-й волгоградской психиатрической больнице аналогичные экспертизы проводились почти два месяца, тогда как Уголовно-процессуальный кодекс требует провести все процедуры, необходимые для исследования, за 30 дней.

Также надзорное ведомство выяснило, что иногда родственникам обвиняемых, которым назначена психиатрическая экспертиза, не сообщают, что их близкого человека помещают в психиатрический стационар, что является грубым нарушением закона. Подобные факты выявлены в Ростовской и Ярославской областях.

Прокуратура требует отправить на принудительное лечение «школьного стрелка» Сергея Гордеева, который зашел в московскую школу с оружием и… →

Как подчеркнули в Генеральной прокуратуре, всего по итогам масштабной проверки прокуроры внесли 64 представления, принесено пять протестов на незаконные правовые акты, возбуждено шесть дел об административных правонарушениях. Четырежды работники прокуратуры направили заявления в суд для устранения нарушений.

«По моему опыту, в последние несколько лет больницы, где проводят экспертизы, стали работать лучше. Правда, я сталкивалась лишь с теми случаями, когда она назначалась моим клиентам лишь по формальным основаниям.

Например, если человека обвиняют в убийстве или в преступлении, за которое законом предусмотрено пожизненное лишение свободы, экспертизу назначают автоматически.

Моим доверителям подобные экспертизы в последние три-четыре года проводились качественно и в срок, их права соблюдались», — рассказала «Газете.Ru» адвокат Елена Егорова.

А вот ее коллега Дмитрий Динзе отмечает, что нарушения при проведении экспертиз, увы, нередки. «Все очень зависит от конкретной больницы, ну и от региона, где она находится.

У нас, во-первых, мало квалифицированных психиатров, а во-вторых, особенности их работы — это достаточно закрытая сфера, в которую сторонних людей они стараются не посвящать», — рассуждает юрист.

В подтверждении своих слов он привел примеры из собственной практики, хотя и попросил не называть имена его клиентов.

«Один раз в Петербурге местные психиатры признали ,что мой клиент был в момент совершения преступления невменяемым, но до этого — вменяемым и после тоже вменяем. Потом ему назначили повторную экспертизу в институте Сербского, которой признал его полностью невменяемым.

Потом суд назначил третью экспертизу в Питере, где снова подтвердился первый вариант. Еще у меня был случай, когда врачи института Сербского признали моего клиента психически больным, и по решению суда он три года провел в психиатрическом стационаре. Повторная экспертиза показала, что он полностью здоров.

Тогда его судили уже в обычном порядке и оправдали. То есть

человек с легкой руки психиатров просто так провел три года в больнице»,

— отметил Динзе. По его словам, причин нарушений две: маленькая зарплата специалистов, из-за чего среди экспертов мало хороших врачей, а также давление следственных органов и суда на врачей.

Похоже, частично слова Динзе подтверждают и результаты проверки Генпрокуратуры.

Сотрудники ведомства установили ,что целый ряд больниц не получал бюджетные деньги в необходимом объеме. Например, Брянская психбольница №1 в прошлом году получила только 169 млн на свои нужды, что составляет 85% от потребностей учреждения. В нынешнем году больнице выделили 173,8 млн руб.

, тогда как ей необходимо 194,3 млн. Также Республиканский психоневрологический диспансер в 2015 году получил лишь 136 млн руб., в то время как для осуществления своей деятельности больнице было необходимо 160,018 млн.

Прокуроры направили представление ответственным за финансирование лицам с требованием выделить недостающую сумму этим медучреждениям.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2016/11/11/10323053.shtml

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий