Как быть, если продано общее имущество без согласия большинства?

ВС: собственник общего имущества не вправе извлекать из него доход без согласия других собственников

Как быть, если продано общее имущество без согласия большинства?

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-13573, в котором указал, что использование единолично одним собственником мест общего пользования и получение от этого дохода без согласия других собственников не соответствует требованиям закона.

Повод для обращения в суд – сдача оператору связи крыши здания в аренду

ООО «ПБК-Инвест» как участник общей долевой собственности на общее имущество здания заключило с ПАО «МегаФон» возмездный договор на размещение оборудования и средств связи на кровле названного здания, предусматривающий взимание арендной платы.

Гаражно-строительный кооператив «Формула 1», являющийся собственником нежилого помещения в этом же здании, направил обращение ПАО «МегаФон», в котором попросил привести основания использования общего имущества.

В ответе «МегаФон» указал, что заключил договор с единственным известным ему собственником в лице ООО «ПБК-Инвест», представившим документы, подтверждающие право владения, пользования и распоряжения помещениями в спорном здании.

«Формула 1» посчитала, что денежные средства за использование общего имущества подлежат распределению между собственниками помещений в указанном здании (пропорционально принадлежащей доле в праве общей собственности на общее имущество в здании), в связи с чем направила претензию «ПБК-Инвест».

Поскольку общество не ответило на претензию, ГСК обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к «ПБК-Инвест» о взыскании 60 тыс. руб. неосновательного обогащения и более 3,5 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Первая инстанция в удовлетворении иска отказала. Руководствуясь положениями ст. 246–248, 1102, 1105 ГК РФ, ч. 4 ст.

36 Жилищного кодекса, суд установил, что истцом не представлено доказательств принятия собственниками помещений в здании решения о размещении оборудования связи в местах общего пользования с распределением долей или заключения соглашения участников долевой собственности об определении долей в распоряжении имуществом, находящимся в общей долевой собственности. Соглашаясь с данным выводом, апелляция указала на отсутствие доказательств, подтверждающих использование ответчиком недвижимости в размере, превышающем его долю в праве общей долевой собственности. «Формула 1» обратилась в Верховный Суд.

Верховный Суд указал, что права одного собственника имущества не могут нарушать прав его сособственников

Изучив материалы дела № А40-257961/2018, ВС отметил, что отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, возникающие по поводу общего имущества в таком здании, прямо законом не урегулированы. Поэтому, в соответствии с п. 1 ст.

6 ГК, к указанным отношениям подлежат применению нормы законодательства, регулирующие сходные отношения. Собственнику отдельного помещения в здании во всех случаях принадлежит доля в праве общей собственности на общее имущество здания (п. 1 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г.

№ 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания»).

Суд отметил, что согласно п. 1 ст. 246 ГК распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников.

Статьей 247 ГК определено, что владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия – в порядке, устанавливаемом судом.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

«При этом, как усматривается из статьи 248 Гражданского кодекса, плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в долевой собственности, поступают в состав общего имущества и распределяются между участниками долевой собственности соразмерно их долям, если иное не предусмотрено соглашением между ними», – подчеркнула высшая инстанция.

ВС отметил, что аналогичные положения содержатся в ст. 36 Жилищного кодекса, согласно которой собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме.

Собственники помещений владеют, пользуются и в установленных кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме. Пунктом 4 ст.

36 ЖК также закреплено, что по решению собственников помещений в многоквартирном доме, принятому на общем собрании таких собственников, объекты общего имущества могут быть переданы в пользование иным лицам в случае, если это не нарушает права и законные интересы граждан и юридических лиц.

«Таким образом, право собственников помещений – участников общей долевой собственности владеть, пользоваться и распоряжаться общим имуществом не может быть истолковано как позволяющее одному собственнику нарушать те же самые права других собственников, а интерес одного собственника противопоставлять интересам остальных собственников.

Использование единолично одним собственником мест общего пользования, получение от этого дохода без согласия других собственников нельзя считать соответствующим требованиям закона, поскольку, в силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса, никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения», – пришел к выводу Верховный Суд.

По мнению ВС, поскольку ответчик не представил нижестоящим инстанциям доказательства правомерного распоряжения общим имуществом и получения соответствующего дохода, у судов не имелось оснований для отказа в иске.

Более того, указала высшая инстанция, суд апелляционной инстанции в обоснование отказа в иске указал также на недоказанность истцом факта использования ответчиком объекта общей собственности в размере, превышающем его долю.

Суд посчитал, что с таким обоснованием принятого судебного акта нельзя согласиться, поскольку законом установлен специальный порядок для осуществления собственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли. ВС сослался на п.

39 «Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости», утвержденного Президиумом ВС 4 декабря 2013 г.

, и отметил, что, несмотря на то что, хотя ответчик и обладает равными с другим собственником правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома, реализация данного права обусловлена необходимостью достижения соглашения между всеми участниками долевой собственности.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты посчитали разъяснения ВС значимыми для правоприменительной практики

В комментарии «АГ» адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры» Андрей Кацайлиди указал, что ВС определил важную правовую позицию по вопросу дохода от использования общего имущества. «Верховным Судом верно установлено, что распоряжение таким имуществом невозможно без согласия всех собственников.

Иное нарушило бы основополагающие нормы гражданского и жилищного законодательства.

Наличие же согласия одного из собственников общего долевого имущества явно недостаточно для заключения договора аренды, поскольку это нарушает имущественные права других собственников, которые имеют право голоса на определение эффективного способа распоряжения крышей», – подчеркнул он.

Андрей Кацайлиди отметил, что все доходы, полученные от сдачи арендных площадей, подлежат распределению между другими собственниками общего долевого имущества пропорционально, поскольку между ними не имеется соглашения, предусматривающего иной порядок.

По мнению ведущего юриста Содружества земельных юристов Марины Строкань, при рассмотрении подобных споров следует принимать во внимание, что режим использования общего имущества здания, в частности отдельных общих помещений, может устанавливаться по решению собственников помещений.

В качестве особенностей режима может быть установлен в том числе порядок использования средств, полученных от сдачи общего имущества здания в аренду, как указано в п. 6 упомянутого Постановления Пленума ВАС РФ № 64. В соответствии с п.

7 этого постановления по соглашению сособственников общего имущества допускается передача отдельных частей здания в пользование. Например, может быть заключен договор пользования несущей стеной или крышей здания для размещения наружной рекламы.

Стороной такого договора, предоставляющей имущество в пользование, признаются все сособственники общего имущества здания, которые образуют множественность лиц в соответствии с действующим законодательством.

«В настоящем споре суд обращает внимание на отсутствие принятого всеми собственниками решения о размещении оборудования в местах общего пользования.

Данное обстоятельство, по мнению первой инстанции, позволяет обществу, не связанному никакими ограничивающими факторами, реализовать свое право на использование общего имущества, как любому из собственников в здании, – отметила Марина Строкань.

– В этой позиции усматривается следующая презумпция: что не запрещено рамками достигнутых собственниками договоренностей в отношении общего имущества, то по умолчанию разрешено». Такой подход, по ее мнению, не коррелируется с положениями ЖК РФ, применяемого к спорным отношениям в силу аналогии закона.

Эксперт указала, что из-за отсутствия прямого регулирования правоотношений, касающихся владения и распоряжения общим имуществом в нежилых зданиях, суды довольно часто совершают ошибки, не учитывая правовой режим такого имущества.

«Именно отсутствие решения всех собственников помещений в здании о передаче кровли в пользование третьему лицу ограничивает отдельного собственника в праве распоряжения этой частью здания и обязывает вынести данный вопрос на обсуждение.

Третье лицо, в свою очередь, с учетом публичности сведений ЕГРН, имеет доступ к информации о зарегистрированных правах на объект», – отметила юрист.

Марина Строкань посчитала, что в рассматриваемом споре Верховный Суд в очередной раз указал на недопустимость дискриминации прав всех собственников в здании в результате единоличного распоряжения имуществом общего пользования со стороны одного из собственников.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-sobstvennik-obshchego-imushchestva-ne-vprave-izvlekat-iz-nego-dokhod-bez-soglasiya-drugikh-sobstvennikov/

Распоряжение недвижимостью без согласия супруга

Как быть, если продано общее имущество без согласия большинства?

  1. Одна из самых застарелых проблем российского права недвижимости заключается в том, что у нас (а) по умолчанию действуют режим совместной собственности супругов на общее имущество и (б) супружеская собственность на недвижимости выведена из-под общего регистрационного режима и существует как исключение из т.н.

    принципа внесения (означающего, что права на недвижимости возникают в результате внесения записи в реестр; супружеская собственность возникает и существует без всяких записей в реестре).
     

  2. Обоснованность первого решения – более чем спорная, на мой взгляд.

    Совместная собственность нужна тогда, когда один супруг (например, муж) работает в поле или, например, в город поехал на заработки, а другой (предположительно, жена) у печи хлопочет, занимается воспитанием семи детей и т.п. И все, что один зарабатывает, должно принадлежать и второму тоже, ведь она – его тыл, обеспечивает домашнее хозяйство.

  3. Но в связи с тем, что все эти прекрасные пасторальные картины давно ушли в прошлое, современные супружеские пары нельзя делить по признаку “работает – сидит дома на хозяйстве”, как правило, в современных семьях работают и зарабатывают оба супруга, само по себе сохранение режима совместной собственности является диковинным и постыдным атавизмом, который должен быть как можно скорее изгнан из нашего юридического быта. Современная российская женщина – умная, красивая, самостоятельная, зарабатывающая деньги – должна тяготиться действующим совместным режимом супружеской собственности (особенно если супруг – трутень, пьяница и придурок), рассматривать его как унижение и оскорбление для себя.
     
  4. Разработчики реформы вещного права в порядке шутки попытались пообсуждать переход российского права из режима совместной собственности в режим раздельной собственности супругов, но это все так на уровне шуток и осталось. А зря, на мой вкус.
     
  5. Вторая проблема – это то, что режим супружеской совместной собственности на недвижимое имущества не подчиняется принципу внесения. Это вытекает из сочетания двух норм.

    Во-первых, положений п. 2 ст.

    8.1 ГК, где установлено общее правило о том, что права, подлежащие регистрации, возникают с момента регистрации, но содержится оговорка – “если иное не предусмотрено законом”.

    А (и это во-вторых) иное как раз и предусмотрено законом – в п. 2 ст.

    34 СК РФ содержится норма о том, что вне зависимости от того, на кого из супругов зарегистрировано право на имущество, оно все равно признается общим.

     

  6. Отказ от этого изъятия из принципа внесения и подчинение супружеской недвижимой собственности общему регистрационному режиму также обсуждался рабочей группой по реформе вещных прав. Но дальше шуток дело тоже не пошло. Помню, что обсуждалась также возможность внесения супругом отметки в реестр о совместном характере собственности. Однако положение об этой отметке , если мне не изменяет память, появилось в проекте реформы вещного права в виде дополнительной опции, а не обязанности супруга.
  7. Таким образом, предложения по изменению режима недвижимой собственности супругов, сделанные в ходе реформы ГК, совершенно беззубые. И очень зря. Потому что проблема с супружеской недвижимостью есть, и она довольно серьезная. Она связана с режимом оспаривания сделок, совершенных супругом без согласия другого супруга.

    Общее правило ГК таково: “совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом” (п. 3 ст. 253 ГК РФ).

    Однако в соответствии с п. 4 этой же статьи, другим законом может быть установлено иное регулирование владения, пользования и  распоряжения совместной собственностью.

  8. Традиционно считается, что “иным” с точки зрения последствий совершения сделок без согласия другого супруга выступают нормы п. 3 ст. 35 СК РФ: “Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки”. Эта норма рассматривается как положение, устраняющее саму возможность учета добросовестности контрагента супруга, не получившего согласие на сделку.  
  9. Насколько такой подход верен? На мой взгляд, он глубоко ошибочен. 

    Во-первых, мне кажется неверным искать в фразе п. 3 ст. 35 “иное” чем то, что заложено в ст. 253 ГК.

    Задача этой нормы Семейного кодекса лишь в том, чтобы ввести нотариальную  форму согласия супруга на совершение другим супругом сделки с недвижимостью и установить годичный срок давности для оспаривания сделки. Считать, что п. 3 ст. 35 отменяет положения ст. 235 или даже общее правило п.

    2 ст.

    35 (в котором, кстати, слово в слово вопроизводится идея о защите добросовестного контрагента) будет означать введение исключения из общего правила (защиты добросовестного контрагента) путем интерпретации текста, но ведь известное правило толкования гласит, что исключения никогда не толкуются расширительно. Исключения должны быть прямо и недвусмысленно выражены в тексте закона. Иначе есть большой риск того, что интерпретатор подменит действительную волю законодателя.

     

  10. Во-вторых, мне кажется, что с точки зрения правовой политики возложение на контрагента риска конфликта между супругами также является глубоко неправильной идеей.  Устоявшаеся в гражданском праве теория распределения рисков незаконной продажи имущества, называемая принципом наименьшего зла, гласит, что риск незаконной продажи должен по-разному распределяться в зависимости от того, знал ли пострадавший того, кто совершил незаконное отчуждение либо не знал его. Идея заключается в том, что если пострадавший знал нарушителя и доверился ему, но тот обманул доверие, то пострадавший должен разбираться с нарушителем. Пострадавшему это сделать проще, так как он знает нарушителя, находится с ним каких-либо экономических отношениях. Добросовестный же может видеть нарушителя первый и последний раз, ему разбираться с нарушителем будет намного сложнее. Но если нарушитель не знаком пострадавшему, он не связан как-либо с ним, то и риск нарушения пострадавший нести не должен. Тогда этот риск перекладывается на добросовестного. Это, по всей видимости, объясняется тем, что в ситуации равного положения (и собственик, и добросовестный не знают нарушителя и не состоят с ним в каких-либо отношениях) при выборе того, кто будет пользоваться защитой, приоритетом будет пользоваться собственник, как обладающий правом (добросовестный в силу дефекта сделки, совершенной нарушителем, правом не обладает).
  11. Этот принцип распределения рисков может быть обнаружен в совершенно разных разделах гражданского права.  Например, он работает в виндикации следующим образом: вещи краденые истребуются от добросовестного приобретателя. А если была незаконно продана вещь, которую собственник вверил отчуждателю (например, арендатор продал арендованное), то защите подлежит добросовестный приобретатель (он приобретает собственность на вещь), но не пострадавший собственник.

    Этот же принцип может быть обнаружен также в теории представительства. В соответствии со ст.

    189 если доверенность была отменена досрочно, но осталась на руках у представителя и он совершил сделку, не имея уже на то полномочий, то защищен будет добросовестный контрагент.

    Если же имеет место лжепредставитель, которому никогда доверенность не выдавалась (ст. 183 ГК), то защищен будет пострадавший, от чьего имени действовал лжепредставитель.

    Похожий принцип действует в корпоративном праве: в соответствии со ст. 51 ГК ЕГРЮЛ защищает добросовестных лиц, полагавшихся на записи реестра, если только эти записи были внесены не помимо воли юрического лица.

    Аналогично решается вопрос о защите лица, утратившего корпоративный контроль – если это произошло против воли участника корпорации, его корпоративный контроль восстанавливается за счет других лиц, к которым перешел корпоративный контроль. 

  12.  Особенно верно это в отношении супругов. Супруг, выбравший себе в качестве спутника жизни лицо, которое впоследствии нарушило его доверие (совершило сделку по распоряжению общим имуществом без согласия) должен нести риски такого поведения своего избранника. Примерно так же как учредители несут риски того, что избранный ими директор совершит сделку, нарушающую корпоративные правила одобрения сделок: если контрагент по сделке не знал об этих нарушениях, то риски лежат на учредителях. Иными словами, мы все должны нести риски того, что лица, с которыми мы вступаем в те или иные правовые связи, обманут наше доверие. В этом случае будет защищен добросовестный контрагент.
  13. Совершенно в русле этой правовой политики находится и новая статья 173.1 ГК. Она устанавливает, что если лицо совершило сделку без получения согласия, которое требовалось в силу закона, то риски  совершения этой сделки не могут быть возложены на лицо, которое не знало и не должно было знать о необходимости получения согласия.

    Непростым является вопрос о соотношении ст. 173.1 ГК и нормы п. 3 ст. 35 СК (в том случае если полагать – а я думаю, что это неверно – что норма СК устанавливает изъятие из общей защиты добросовестного контрагента по ст. 253).

    Мне представляется, что здесь  надо применять правило о том, что закон новый сильнее закона старого. Законодатель, формулируя новое правило о согласиях (ст. 157.1) и последствиях его отсутствия (ст. 173.

    1) явно хотел “накрыть” им все случаи необходимости дачи согласий и ввести общее правило о защите добросовестного контрагента (взамен разбросанных ранее по всему законодательному массиву положений об учете добровестности).

     

  14. Здесь надо сделать одно небольшое отступление. Дело в том, что есть точка зрения (и она в целом заслуживает право на существование), суть которой заключается в том, что супруг не является “другим лицом”, чье согласие требуется на сделку. Он является вторым собственником, чье волеизъявление на отчуждение необходимо для того, что отчуждение состоялось. То есть, строго говоря, ст. 173.1 в данном случае вообще не применима. 

    Эта интерпретация дает, кстати, решение, близкое к тому, которое получается при применении ст. 173.1.

    Если считать, что правильного волеизъявления обоих собственников нет, то это означает, что один собственник – супруг – не имел права на отчуждение только лишь своим единоличным волеизъявлением.

    Это, в свою очередь, означает, что приобретатель приобрел имущество от неуправомочного отчуждателя. А это, в свою очередь, открывает защиту по ст. 302 ГК. 

    Такая трактовка ситуации продажи одним супругом без согласия второго супруга как минимум остроумна. Но она расходится с устоявшимся уже взглядом судов на то, что согласие супруга на распоряжение подчиняется правилам 157.1 (п. 55 ПП ВС 25), поэтому, как мне представляется, практического значения этот взгляд не имеет.

  15. Идем дальше. Как рассматривает вопрос о защите добросовестного контрагента супруга, совершившего распоряжение недвижимостью без согласия другого супруга, судебная практика, в первую очередь – гражданская коллегия Верх.суда? Здесь мы видим полный разброд и шатание.

    1) В недавнем деле (от 6 сентября 2016 г. N 18-КГ16-97, судьи Кликушин, Назаренко, Рыженков) гражд.коллегия говорит, что добросовестность контрагента не учитывается, так как про это не написано в п. 3 ст. 35 СК, а это, мол, специальное правило по отношению к п. 2 ст.

    253 ГК. При этом коллегия ни словом не обсуждает новую ст. 173.1, на основе которой покупатель получил бы защиту.

Источник: https://zakon.ru/comment/300646

Вс объяснил, что делать с имуществом супругов при банкротстве

Как быть, если продано общее имущество без согласия большинства?

Как делить долги и общее имущество супругов при банкротстве, можно ли застраховаться от взыскания кредиторов брачным договором или досудебным соглашением, какую ответственность несут бывшие супруги за должника, разъяснил Верховный суд РФ в проекте постановления пленума об особенностях банкротства гражданина.

Муж и жена одна сатана

В деле о банкротстве учитываются как требования кредиторов по личным обязательствам должника, так и по общим обязательствам супругов. Погашение требований за счет конкурсной массы осуществляется в таком порядке:

— сначала требования всех кредиторов, в том числе кредиторов по текущим обязательствам, из стоимости личного имущества должника и стоимости общего имущества супругов, приходящейся на долю должника.

— затем средства, приходящиеся на долю супруга должника, направляются на удовлетворение требований кредиторов по общим обязательствам (в непогашенной части), а оставшиеся средства, приходящиеся на долю супруга должника, передаются этому супругу.

«Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. Поэтому само по себе распределение общих долгов супругов между ними, произведенное без согласия кредитора, не изменяет солидарную обязанность супругов перед таким кредитором по погашению общей задолженности», — поясняет ВС.

Супруги должны добросовестно исполнять обязательства перед кредиторами, а в случае нарушения последние вправе потребовать исполнения обязательства без учета распределения общих долгов. При этом супруг, исполнивший солидарную обязанность в размере, превышающем его долю, имеет право регрессного требования к другому супругу.

Бывшие супруги тоже в ответе

В деле о банкротстве реализации подлежит как личное имущество должника, так и принадлежащее супругу или бывшему супругу на праве общей собственности.

«Вместе с тем супруг (бывший супруг), полагающий, что реализация общего имущества в деле о банкротстве не учитывает заслуживающие внимания его правомерные интересы или интересы находящихся на его иждивении лиц, вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства», — поясняет ВС.

Он уточняет, что подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках процедур банкротства до разрешения этого спора.

При рассмотрении дел о банкротстве судам следует учитывать, что супруг должника подлежит привлечению к участию в обособленных спорах, в рамках которых разрешаются вопросы, связанные с реализацией их общего имущества.

Презумпция равенства

Если супруги не заключали внесудебное соглашение о разделе общего имущества или брачный договор, либо суд не производил раздел их общего имущества, то при определении долей следует исходить из презумпции равенства.

«При отсутствии общих обязательств супругов — перечислять супругу гражданина-должника половину средств, вырученных от реализации общего имущества супругов (до погашения текущих обязательств)», — указывается в проекте.

Если же супруги имущество поделили, а кредиторы или финансовый управляющий считают, что этим нарушены их законные интересы, то они вправе обжаловать этот дележ в суде общей юрисдикции.

«Если во внесудебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, определения долей и переоформления прав на имущество в публичном реестре, изменением режима имущества супругов юридически не связаны. Это означает, что как имущество должника, так и перешедшее вследствие раздела супругу общее имущество включается в конкурсную массу должника», — поясняет суд.

Включенное общее имущество подлежит реализации финансовым управляющим в общем порядке с дальнейшей выплатой супругу должника части выручки, полученной от реализации общего имущества, указано в документе.

При включении в конкурсную массу общего имущества, перешедшего супругу должника, он обязан передать все финансовому управляющему, а при уклонении от этой обязанности финансовый управляющий вправе требовать отобрания этого имущества у супруга.

Если же имущество уже продано, то супруг должника должен передать управляющему полную его стоимость.

При этом финансовый управляющий может также подать иск об истребовании из чужого владения третьего лица имущества, подлежавшего передаче арбитражному управляющему.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20181206/292141376.html

Брак: что общее, а что личное?

Как быть, если продано общее имущество без согласия большинства?

■ Один супруг взял кредит и не может платит, как это отразится на втором?

■ Может ли хозяин квартиры продать недвижимость без согласия супруга?

■ Какое имущество в браке считается личным, а какое общим?

■ Как разделить недвижимость без развода и спать спокойно?

■ И другие вопросы об имущественных правах супругов, которые интересуют КАЖДОГО!

Например, как строить материальные отношения, даже если брак крепкий и видимых проблем нет? Но еще важнее понимать, каковы имущественные отношения между супругами, если появились трения.

Кто будет отвечать за долги супруга, которые он наделал без согласия жены? Может ли легкомысленный муж продать вашу общую квартиру?

Как потребовать от супруга денежного содержания, если он ни в какую не желает платить за коммунальные услуги и еду и удобно устроился на шее жены (или, наоборот, если жена паразитирует за счет второй половинки)?

На все эти и многие другие вопросы отвечает Гражданский закон Латвийской республики, в котором имеется подраздел «Семейное право». В статьях закона, которые защищают права супруга, который считает себя обиженным, мы разбирались вместе с Викторией Аузиней, юристом бюро Legis Plus.

Два сапога – пара

– Многие супруги, вполне довольные браком, все-таки беспокоятся о том, в какой мере они отвечают по долгам мужа и жены. В Гражданском законе сказано: «Супруги независимо от их имущественных отношений имеют право в пределах домашнего хозяйства замещать друг друга.

Сделки, заключенные одним из супругов в пределах этой деятельности, признаются заключенными и от имени другого супруга, если из обстоятельств дела не видно противного». Допустим, муж взял потребительский кредит на покупку телевизора, а потом потерял работу и платить не может.

Обязана ли жена погашать кредит?

– Данную ситуацию мы рассматриваем с точки зрения другого раздела Гражданского закона – «Обязательственного права», – говорит Виктория Аузиня. – У нас имеется кредитор и должник. Кредитор сначала высылает предупреждение, потом подает в суд на должника. Суд, естественно, удовлетворит иск, потому что телевизор приобретен и деньги нужно отдавать.

В решении суда будет записано: долг взыскать с человека, имя которого записано в договоре. Судебный исполнитель обратится к безработному супругу с предложением добровольно погасить долг. Если должник не выполнит требования, то судебный исполнитель приступит к принудительному взысканию. Он проверит, есть ли у супруга зарплата, накопления.

машина или собственное недвижимое имущество (например, квартира). Получается, что с безработного должника взять нечего. Далее судебный исполнитель согласно Гражданскому закону может обратить взыскание долга на общее имущество супругов, например, на квартиру, приобретенную в браке.

Он обращается в Земельную книгу с просьбой закрепить исполнительную метку на квартиру, хотя она и записана на супругу. Таким образом и проявляется условная ответственность жены за долги мужа, сделанные в браке.

Жена отдельно!

– Но ведь случается, что квартира жены не является общим имуществом супругов! Например, женщина могла приобрести ее до брака или купить уже в замужестве, но за собственные средства. Разве в таком случае судебный исполнитель имеет право продать квартиру с аукциона, чтобы уплатить долги мужа?

– Нет, в таком случае обращение взыскания на квартиру жены невозможно. Если квартира куплена женщиной до брака, получена в браке по дарственной или по наследству или приобретена на собственные деньги, судебный исполнитель может об этом не знать.

Однако супруга, получив сведения об обращении взыскания на недвижимость, должна письменно требовать снять с квартиры арест.

Одновременно она должна предоставить судебному исполнителю документы, которые подтверждают, что квартира или любая другая недвижимость является ее отдельной собственностью, а не общим с мужем имуществом.

– Как быть, если один супруг – транжира и шопоголик, а второй не желает, чтобы любые сделки заключались от имени их обоих? Можно ли запретить второй половинке брать кредиты, за которые они будут отвечать совместным имуществом?

– Проще всего надо избавиться от ответственности за долги супруга при помощи брачного договора, который полностью разделяет имущество супругов. В таком случае муж или жена будут отвечать за свои долги и кредиты только своим собственным имуществом, второй человек – свободен.

Мое – значит, мое!

– В 88-й статье Гражданского закона сказано: «У каждого супруга, независимо от имущественных отношений супругов, есть право самостоятельно распоряжаться собственным имуществом на случай смерти». Объясните, что это значит!

– Эта статья закрепляет за каждым супругом право завещать свое отдельное имущество кому угодно. Если он желает, то может отдать свое собственное (но не общее!) имущество на благотворительность или третьим лицам, в таком случае переживший супруг не имеет права наследования.

– А что такое отдельное имущество каждого из супругов? В Гражданском законе, например, говорится, что – это собственность, которая принадлежала каждому из супругов до брака. Как человек может доказать, что дом, машина или драгоценности принадлежали ему до брака? Или перед свадьбой каждый должен на всякий случай переписать свои ложки-вилки?

– Если это имущество, которое можно зарегистрировать в каком-то регистре, то с ним все просто. Недвижимость записана в Земельную книгу, суда – в Корабельный регистр, машины – в регистр ДБДД, ценные бумаги – в соответствующий регистр.

В случае конфликта юрист открывает такой регистр и по дате регистрации имущества видит, что оно было закреплено за одним из супругов до регистрации брака. А вот право собственности на мелкие вещи или драгоценности доказать в случае развода или взыскания долгов очень тяжело. В некоторых случаях помогают свидетельские показания.

Люди сообщают суду: «Много лет назад, когда этот человек еще жил один или с родителями, я видел в их доме этот дорогой кофейный сервиз!»

Как быть с приватизированной квартирой?

– Наши читатели часто смущаются насчет прав собственности на недвижимости. Например, квартира, которую муж и жена получили в браке, была приватизирована за сертификаты и записана на имя одного из супругов, например, на имя жены. Скажите, если семья не разведена, то может ли жена как собственник квартиры без согласия мужа продать общую квартиру или заложить ее в банке?

– Нет, не может, потребуется согласие второго супруга. Предположим, что супруга, являющаяся официальной хозяйкой квартиры, решила заложить недвижимость в банке и взять кредит без согласия мужа.

Сотрудники банка проверят документы и увидят, что квартира была приватизирована и занесена в Земельную книгу на имя жены уже в браке. Они потребуют официального согласия супруга на оформление кредита.

– А может ли супруг без согласия своей второй половины заложить или продать квартиру, которую получил в наследство или по дарственной во время брака?

– Это возможно! В таком случае супруг, являющийся владельцем квартиры, подает в банк или Земельную книгу копию дарственной.

Судья Земельной книги, увидев подтверждающий документ, понимает, что недвижимость является отдельным имуществом супруга, и регистрирует сделку купли-продажи без согласия мужа.

Так же документы рассматривают в банке при оформлении кредита под залог такого отдельного имущества.

Требуйте раздела имущества вовремя!

– Вернемся к теме общего и раздельного имущества, которая очень важна, если один из супругов наделал долгов или хочет подложить второму финансовую свинью. В Гражданском законе, статья 100-я, говорится: «Собственность одного из супругов не отвечает по обязательствам второго супруга».

– Речь идет об отдельной собственности каждого из супругов. То есть, если муж наделал долгов, сначала принудительное взыскание будет обращено на его личное имущество (например, на квартиру, которой он владел до брака или получил в браке по завещанию).

Если личного имущества должника не хватит, чтобы покрыть долги, взыскание согласно Гражданскому закону обращается на общее имущество супругов. В таком случае их общая квартира, приобретенная во время брака, может быть продана с аукциона.

Однако 100-я статья Гражданского закона защищает личное имущество невиновного супруга.

Например, если должником стал муж, то судебный исполнитель не сможет обратить взыскание на отдельную квартиру жены (которая была приобретена до брака или получена в наследство или в дар во время брака, либо же приобретена в браке за личные средства жены, которая может подтвердить этот факт документами).

– Предположим, у нас с мужем-должником общая квартира, приобретенная в браке, и я боюсь, как бы кредиторы не потребовали продать ее с аукциона. Что я могу сделать, чтобы защитить свою условную половину имущества?

– Вы имеете право заранее требовать разделения имущества.

В таком случае половина квартиры будет занесена в Земельную книгу как ваша отдельная собственность и кредиторы смогут продать с аукциона только половину квартиры, принадлежащую мужу-должнику.

Но предупреждаю, что на момент взыскания долгов делить общее имущество бывает уже поздно, потому что судебные исполнители успевают продать недвижимость.

– Какой выход?

– Супруги имеют право оформить брачный договор, в котором их имущество будет разделено. Если же по каким-то причинам брачный договор они заключать не желают, можно разделить имущество в браке.

Выход: переписать на жену?

– Иногда супруги торопятся заключить брачный договор, чтобы не потерять недвижимость из-за долгов. Муж-должник переписывает имущество на жену. Законно ли это?

– Не всегда такое допустимо!  Делить имущество нужно ПЕРЕД заключением кредитных договоров, чтобы кредитор четко понимал, какое имущество имеется у его заемщика. Если брачный договор заключен в последний момент, то суд может признать его недействительным в отношении к сделанным ранее долгам одного из супругов.

– Еще одна распространенная ситуация: муж стал алкоголиком и методично пропивает совместное имущество семьи. Может ли жена разделить имущество, чтобы не лишиться своей доли? Куда для этого надо идти, какие документы оформлять?

– На раздел имущества можно подавать и во время брака. Если второй супруг не согласен делиться, то раздел производится через суд. Есть и второй вариант – добровольный. В момент трезвости ведем мужа к нотариусу и либо полностью все переписываем на жену, либо делим пополам. Для этого потребуется заключить брачный договор.

Алименты для родителей жены

– В 130 статье Гражданского закона сказано, что супруги отвечают общей собственностью за долги, сделанные до брака и за обязательства по содержанию родителей и бабушек-дедушек. Значит ли это, что муж должен платить алименты родителям жены?

– Если родители жены подали в суд с требованием, чтобы дочь обеспечила их содержание, и суд признал законность их требования, то в первую очередь средства на алименты будут взыскиваться из личного имущества жены. Если такого имущества у женщины нет, то взыскание будет обращено на общее имущество семьи.

– Значит, любой человек, вступивший в брак, отвечает общим семейным имуществом в том числе и по долгам, который его супруг сделал до брака?

– По Гражданскому закону так и получается. Если супруги не хотят отвечать по старым и новым долгам друг друга, им необходимо заключить брачный договор.

Наследство с долгами: как быть?

– Также в 130-й статье Гражданского закона говорится, что супруг отвечает общим имуществом за долги, которыми отягощено имущество, принятое второй половинкой с его согласия.

– Здесь идет речь о наследстве, которое получает один из супругов и которое отягощено долговыми обязательства. Это может быть, например, квартира с коммунальным долгом. У любого жителя Латвии есть право отказаться от наследства, отягощенного долгами.

Однако, если он принимает решение взять наследство, то он перенимает также и оставленные прежним владельцем долги.

Если наследник отказывается платить по таким долгам, сначала он будет отвечать перед законом своим личным имуществом, а затем общим имуществом семьи.

– Предположим, один супруг хочет принять наследство, отягощенное долгами, а второй не согласен. Значит ли это, что первый супруг не получит наследства, не добившись согласия мужа или жены?

– Наследник все равно сможет обратиться за наследством, однако в таком случае в соответствии с Законом о нотариате будет проведена инвентаризация имущества наследника.

Человек, который перенимает отягощенное долгами наследство без согласия супруга, по этим долгам будет отвечать только своим личным имуществом или имуществом, которое входит в состав наследства.

Общее имущество супругов будет освобождено от взыскания.

Ольга КОНТУС,
olga.kontus@mk-lat.lv

Источник: https://rus.timeline.lv/raksts/novosti/25810-brak-chto-obshchee-a-chto-lichnoe

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий