Как действуют сотрудники полиции при задержании за употребление наркотиков?

«Народная» 228-я: это должен знать каждый

Как действуют сотрудники полиции при задержании за употребление наркотиков?

Статья 228 Уголовного кодекса РФ устанавливает наказание за покупку, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотических и психотропных веществ, а также растений, из которых эти вещества производят. Участие в незаконном обороте наркотиков считается тяжким преступлением. Строгость наказания зависит от того, сколько наркотика нашли у подозреваемого.

Так, значительным (достаточным для возбуждения уголовного дела) количеством марихуаны считается 6 граммов, героина — 0,5 грамма, мефедрона — 0,2 грамма, спайсов — 0,05 грамма.

Крупным количеством марихуаны считается 100 граммов, героина и мефедрона — 2,5 грамма, спайсов — 0,25 грамма. Если у подозреваемого нашли 100 кг марихуаны, 1 кг героина, 500 г мефедрона или 500 г спайсов, это считается особо крупным объемом наркотиков.

За незначительные количества предусмотрена административная ответственность.

Хранение наркотиков в крупном объеме карается тюремным сроком от 3 до 10 лет со штрафом до 500 тыс. рублей, в особо крупном — от 10 до 15 лет со штрафом до 500 тыс рублей. Если же у подозреваемого, как у большинства осужденных по этой статье, нашли минимальное количество наркотика, он может отделаться штрафом до 40 тыс. рублей, а может сесть в тюрьму на срок до 3 лет.

Отдельно в статье прописано наказание за сбыт наркотиков — от 4 до 8 лет заключения. Ивану Голунову было предъявлено обвинение в хранении, производстве и сбыте наркотиков в крупном размере.

Вопросы юристов и законодателей вызывает термин «сбыт» в этой статье. Дело в том, что сейчас под этим словом понимают не только продажу, но и перевозку и передачу вещества, в том числе бесплатно. Иными словами, угостить знакомого каннабисом по российским законам считается сбытом, и за это вполне можно попасть в колонию.

Кроме того, по словам правозащитников, большинство осужденных по статье 228 — а это десятки тысяч человек в год — сидят в тюрьмах за хранение минимального объема наркотиков, причем для подавляющего большинства из них это первый тюремный срок. Из-за большого числа приговоров по этой статье ее прозвали «народной».

Примечательно, что во многих случаях у обвиненных находили ровно столько запрещенного вещества, сколько нужно для возбуждения уголовного дела (или совсем немногим больше) — и эта «статистическая аномалия» дает основания полагать, что во многих или в некоторых случаях наркотики были подброшены или «доложены» полицейскими.

В целом статья в нынешнем виде позволяет ею злоупотреблять: обвинение довольно просто сфабриковать, большого количества доказательств часто не нужно, и в итоге невиновный человек отправится в колонию на довольно большой срок.

Известны и случаи, когда на граждан заводили уголовные дела за то, что они не увидели и не выпололи вовремя у себя на участке растение, из которого производят наркотики.

Так, в прошлом году к условному сроку приговорили пенсионера из Пермского края, у которого на участке нашли мак. Сам пенсионер утверждал, что понятия не имеет, как семена мака попали на участок.

Он не исключил, что это произошло случайно или же их кто-то подбросил. Сейчас идет пересмотр дела.

Случаев, когда наркотики подбрасывали подозреваемым сами полицейские, известно немало. Как правило, силовики делают это, когда им нужно повысить показатели раскрываемости преступлений.

Впрочем, известны случаи, когда таким способом они вымогали деньги у своих жертв за закрытие уголовного дела.

Иногда нечестные полицейские действуют заодно с наркоторговцами: те «сливают» им своих же наркокурьеров и повышают статистику в обмен на покровительство.

Под давлением полицейских или следователей подозреваемые чаще всего соглашаются на рассмотрение дела в особом порядке — в обмен на обещание, что при сотрудничестве срок заключения сократят.

Согласиться на это означает признать себя виновным и в дальнейшем лишить себя возможности доказывать, что наркотики были подброшены. Рассматривая дело в особом порядке, суд не будет изучать все материалы дела и доказательства, которых в другом случае было бы недостаточно для признания подсудимого виновным.

Предоставляемый бесплатно государственный адвокат, как правило, тоже желает как можно быстрее закончить это дело.

Правозащитники рекомендуют фигурантам подобных сфальсифицированных дел не соглашаться на помощь государственного адвоката, а обращаться к своему, если такой есть. Адвокат должен стать первым человеком, с которым нужно связаться гражданину, если ему подбросили наркотики.

Саму упаковку с неизвестным вам веществом и все предметы, которые «найдут» при обыске, ни в коем случае нельзя трогать, чтобы не оставлять на них свои отпечатки пальцев.

Иногда полицейские могут пойти на хитрость: например, попросить подписать какой-то документ ручкой, на которую предварительно были нанесены наркотики. После этого экспертиза обнаружит их следы на ваших руках.

При задержании и следственных действиях нужно также обязательно запомнить или записать все нарушения, которые допустили полицейские или следователи.

Известно и еще об одном приеме, который практикуют нечистые на руку «борцы с преступностью». Найденное у подозреваемого незначительное количество наркотика — например, 3 грамма марихуаны — смешивают с другим веществом, например, с 50 граммами обычного табака. И получают 53 грамма «наркотической смеси» и гораздо более тяжелую уголовную статью.

Не первый год звучат призывы смягчить наказание по 228-й статье или декриминализовать хотя бы часть преступлений, перечисленных в ней. С подобными предложениями выступали не только правозащитники, но и депутаты Госдумы, и сотрудники МВД. По их мнению, срок заключения за найденное небольшое количество наркотика слишком долог, и смягчение наказания может положить конец злоупотреблениям.

Но власти не спешат с этим решением. Дело в том, что наркомания и наркоторговля остается в России серьезной проблемой. По некоторым данным, наркоманов в России столько, что наберется на крупный город: 5 миллионов человек.

Каждый наркоторговец способен сделать наркоманами в среднем пять человек в год. Наркобизнес почти на 70% перекочевал в Интернет и поэтому находится буквально на расстоянии вытянутой руки от детей.

Именно подростки и молодые люди все чаще становятся наркокурьерами, пытаясь заработать на распространении так называемых закладок с наркотиками. «Работает» закладчик, как правило, несколько месяцев: его или ловят с поличным, или «сдает» тот, на кого он работает.

Полиция получает повышение показателей, наркодилер набирает новых курьеров, а старые пополняют ряды сидящих за решеткой по «народной» 228-й статье.

Новости по теме

Источник: https://www.ntv.ru/cards/3321/

Полиция, наркотики и вы: инструкция по выживанию

Как действуют сотрудники полиции при задержании за употребление наркотиков?

Максим Литаврин; Иллюстрации: Юлия Солуданова

Согласно статистике судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2016 году почти каждый четвертый осужденный на реальное лишение свободы обвинялся по статье, связанной с наркотиками. Всего за прошлый год по этим статьям было вынесено больше 105 тысяч обвинительных приговоров; непричастными к преступлению признали лишь четверых подсудимых.

Когда правозащитники называют российскую борьбу с наркотиками репрессивной, они имеют в виду не только то, что суды не оправдывают людей.

Статьи УК написаны так, что сажать человека на четыре года за передачу 0,5 грамма гашиша — это законно.

Законными считают свои действия и сотрудники полиции, в поисках запрещенных веществ заставляющие задержанных поднимать свой половой член, или громящие ночной клуб «Рабица».

Противостоять этой машине насилия невозможно, если вы не знаете своих прав, и не знаете, чего от нее ждать.

Открытая Россия поговорила с юристом «Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова» Тимуром Мадатовым и адвокатом, ведущим аналитиком по правам человека Canadian HIV/AIDS Legal Network Михаилом Голиченко и составила для вас практическое руководство о том, как выжить в режиме бесконечной войны государства с наркотиками.

Взаимодействие с полицией: общая информация

Главный закон, регламентирующий поведение сотрудников МВД — ФЗ «О полиции» от 7 февраля 2011 года.

Вы наверняка откроете для себя много нового, если внимательно его изучите — согласно этому документу, сотрудники полиции должны быть неукоснительно вежливыми и видеть целью своей службы круглосуточную защиту ваших прав и свобод.

На практике, конечно, выходит куда прозаичнее; тем не менее, основные статьи этого закона стоит изучить хотя бы для того, чтобы потом знать, на что жаловаться.

Как правило, любое общение с полицейским начинается с его требования показать документы. Это не совсем законно: во-первых, он должен сперва представиться сам.

Во-вторых, исчерпывающие основания для проверки документов изложены в части 2 статьи 13 закона «О полиции». Вы должны быть в розыске, либо у полицейского должны быть основания задержать вас или подозревать в совершении преступления/правонарушения.

Вы можете развлечься, уточняя у сотрудника полиции, по какому из перечисленных пунктов у него возникли вопросы.

Тимур Мадатов напоминает, что сотрудники полиции не могут мотивировать свои действия фразами вроде «вы странные, мы вас будем досматривать/задерживать и так далее». Закон содержит исчерпывающий перечень причин для вашего досмотра и задержания.

В первом случае у полицейского должна быть информация о том, что у вас при себе оружие, боеприпасы, взрывчатка или наркотики.

Во втором — если вас подозревают в преступлении, административном правонарушении, если вы в розыске или уклоняетесь от исполнения наказания (полный список смотрите здесь).

Если вас обыскивают, обратите особое внимание на понятых. «Я слышал о случаях, когда полицейские давали героин наркозависимым за то, что они были понятыми и подписывали что угодно, — рассказывает Мадатов, — Бывает, что их вообще нет.

Бывает, вызванивают местных „дежурных понятых“ — каких-то мутных людей, которые пересекаются с полицией постоянно. Иногда их даже не вызывают, а просто расписываются за них. Им потом перед судом диктуют — ты видел это, это и это, на остальное говори „не помню“.

Я знаю историю про следователя, у которого была целая тетрадка со списком людей, которых он вписывал понятыми, а они даже не в курсе были».

Карточки, приведенные ниже, должны помочь вам сформировать представление о том, как все должно быть по закону.

Помимо того, как все должно происходить по закону, полезно знать, с чем вы можете столкнуться в реальной жизни. Максимальная концентрация беспредела — полицейская спецоперация по поиску наркотиков «Мак», в рамках которой сотрудники полиции громили «Рабицу» и останавливали автобусы рейверов.

«Все эти действия полицейских формально незаконны, — отмечает Михаил Голиченко. — Необходимо хоть какое-то основание для того, чтобы человека остановить, досмотреть и задержать. Мы же сейчас находимся в состоянии перманентной спецоперации».

Ваша возможность сопротивляться ограничена статьями 19.

3 КоАП («Неподчинение законному требованию сотрудника полиции») и 318 УК («Применение насилия в отношении представителя власти»), в то время как действия сотрудников полиции не ограничены практически ничем.

Поэтому наиболее разумный выход — сосредоточиться и зафиксировать все, что происходит, чтобы потом, в случае незаконных действий сотрудников МВД, попробовать привлечь их к ответственности.

Если это возможно без риска быть избитым или задержанным, снимайте действия полицейских на видео. Запишите точное время и место начала их операции, их данные, номера их машин, количество задержанных — словом, все обстоятельства, которые сможете.

Наиболее эффективно жаловаться в прокуратуру и в Управление собственной безопасности. Инструкции и образцы бланков несложно найти в интернете (УСБ, прокуратура). Вы также можете обратиться в правозащитную организацию или к юристу — они помогут вам составить все бумаги.

По словам Голиченко, шанс опротестовать незаконные действия сотрудников полиции есть, пусть и небольшой. В любом случае, представления от прокуратуры могут мешать продвижению полицейского по службе, а УСБ может когда-нибудь пустить в ход компромат, собранный на него.

Запрещенные вещества. Что? Да

Немедицинское употребление наркотиков — это незаконно. Тем не менее, сам факт употребления считается правонарушением (статья 6.9 КоАП), а не уголовным преступлением. Хранение без цели сбыта может квалифицироваться либо по административной, либо по уголовной статьям (6.8 КоАП и 228 УК) в зависимости от веса наркотика.

Тем, кто употребляет и хранит что-либо запрещенное, важно знать антинаркотическое законодательство и осознавать меру ответственности за свои поступки, чтобы не поддаваться на провокации полицейских.

Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 года N 1002 утверждает значительный, крупный и особо крупный размеры наркотиков.

Все, что меньше значительного размера, попадает под административную статью.

Наихудший вариант для потребителя наркотиков — квалификация его действий как сбыт (ст. 228.1 УК). Судебная практика показывает, что эта статья трактуется максимально широко; также в ней нет минимального веса вещества для привлечения к уголовной ответственности — «сбыт» даже незначительного количества вещества обеспечит вам тюремный срок от четырех до восьми лет.

Статья 228 УК содержит примечания, которые освобождают обвиняемого от уголовной ответственности — это «добровольная выдача» запрещенного к обороту средства и «активное способствование раскрытию преступления».

Выдача наркотика в момент досмотра или обыска не считается таковой — согласно постановлению Пленума ВС РФ от 15 июля 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», для добровольной сдачи у вас должна быть реальная возможность продолжить преступление и распорядиться наркотиком другим способом.

К сожалению, вы можете стать обвиняемым по «наркотической» статье, даже если ничего не употребляли и не хранили — наркотики вам могут попросту подбросить. Михаил Голиченко констатирует: если вас задержали, нашли запрещенное вещество, более-менее оформили протокол и привели понятых, у вас нет практически никаких шансов.

«С другой стороны, конечно, руки опускать не стоит. Надо бороться за себя. Возможно, вы сядете на много лет, но дело дойдет до ЕСПЧ, который вынесет решение и признает ваше задержание и осуждение незаконным.

Первое, что можете сделать — задокументировать все ошибки полиции. Например, подставных понятых, или то, что протокол был подписан не тем лицом. Фиксируйте все это, чтобы потом возбудить у судьи недоверие к доказательствам обвинения. Вас, конечно, не оправдают, потому что это невозможно в рамках текущей системы, но могут дать ниже низшего или условный срок.

Чем больше вы соберете доказательств своей невиновности, тем лучше. Отсутствие ваших отпечатков на пакетике с веществом, отсутствие наркотика в смывах с ваших рук и под вашими ногтями — все это играет на вас. Вместе с вашим защитником вы должны целенаправленно доказывать свою невиновность, и уже затем обращаться в международные инстанции», — советует адвокат.

Источник: https://rylkov-fond.org/blog/prava-cheloveka/kak-zaschitit-svoi-prava/instruktsiya-po-vyzhivaniyu/

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Как действуют сотрудники полиции при задержании за употребление наркотиков?

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2015 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2019 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2016 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

Памятка

Как действуют сотрудники полиции при задержании за употребление наркотиков?
/ Борьба с незаконным оборотом наркотиков

                                                            НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ,

                                                            ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ,

                                                    НОВЫХ ПОТЕНЦИАЛЬНО ОПАСНЫХ

                                                            ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ

                                                                  (СПАЙСЫ, СОЛИ, МИКСЫ)

                                                                  без назначения врача

                                                                ПРЕСЛЕДУЕТСЯ ПО ЗАКОНУ!

На территории Российской Федерации свободный оборот наркотических средств запрещен.

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

За совершение действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, лица привлекаются к уголовной ответственности, для иностранных граждан –  с последующим запретом въезда в Российскую Федерацию до погашения или снятия судимости.

За незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление наркотических средств лица привлекаются к уголовной ответственности по статье 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей наказание до 15 лет лишения свободы.

За незаконное производство, сбыт, пересылку наркотических средств лица привлекаются к уголовной ответственности по статье 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей наказание до пожизненного лишения свободы.

За перемещение наркотических средств через границу Российской Федерации лица дополнительно привлекаются к уголовной ответственности по статье 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей наказание до 20 лет лишения свободы.

За склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов статьей 230 Уголовного кодекса Российской Федерации установлена уголовная ответственность и предусматривается наказание до 15 лет лишения свободы.

Начиная с февраля 2015 года Уголовным кодексом РФ установлена ответственность за оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ (соли, миксы, спайсы), максимальное наказание за которое – до 8 лет лишения свободы (ст. 234.1 УК РФ).

За вовлечение в совершение преступления несовершеннолетнего статьей 150 Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность  на срок до 5 лет лишения свободы.

При назначении наказания отягчающим обстоятельством является совершение преступления в состоянии наркотического опьянения.

Если Вы добровольно сдали в правоохранительные органы наркотические средства и активно помогали следствию, Вы освобождаетесь от уголовной ответственности.

АДМИНИСТРАТИВНАЯ  ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

За употребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ КоАП РФ предусмотрена ответственность в виде штрафа в размере до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток (ч. 1 статьи 6.9 КоАП РФ).

За вовлечение несовершеннолетнего в употребление новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ ст.6.10 Кодекса об административных правонарушениях установлена ответственность в виде штрафа в размере до трех тысяч рублей.

Кроме того, административная ответственность предусмотрена за:

– уклонение от прохождения диагностики, профилактических мероприятий, лечения от наркомании и реабилитации в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ (ст.6.9.1 КоАП РФ),

– пропаганду наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров и новых потенциально опасных психоактивных веществ (ст.6.13 КоАП РФ),

– потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах (ст.20.20 КоАП РФ),

Для родителей предусмотрена административная ответственность в виде штрафа до двух тысяч рублей за потребление несовершеннолетними наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ (ст.20.22 КоАП РФ).

За приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку без цели сбыта, употребление  наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ иностранные граждане привлекаются к административной ответственности и выдворению за пределы Российской Федерации, что предусматривает последующий запрет въезда в Российскую Федерацию на 5 лет (ст.ст.6.8, 6.9 КоАП РФ).

Для сведения: Лицо, добровольно обратившееся в медицинскую организацию для лечения в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, освобождается от административной ответственности за данное правонарушение.

Лицо, в установленном порядке признанное больным наркоманией, может быть с его согласия направлено на медицинскую и (или) социальную реабилитацию и в связи с этим освобождается от административной ответственности за совершение правонарушений, связанных с потреблением наркотических средств или психотропных веществ.

ПРОВЕДЕНИЕ МЕДИЦИНСКОГО ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ:

(правовое основание – ст.44 Федерального Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах № 3-ФЗ от 08.01.1998 г. )

Лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно больно наркоманией, находится в состоянии наркотического опьянения либо потребило наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача, либо новое потенциально опасное психоактивное вещество, может быть направлено на медицинское освидетельствование.

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКАЗА ОТ ПРОХОЖДЕНИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ:

В случае отказа от медицинского освидетельствования граждане, в отношении которых имелись основания полагать, что они потребляли наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача, либо новое потенциально опасное психоактивное вещество, могут быть привлечены к ответственности в соответствии с ч.

1 или ч. 3 ст. 19.3 КоАП РФ за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции или сотрудника органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ в связи с исполнением ими служебных обязанностей, а равно за воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей.

Законодательством Российской Федерации для лиц, больных наркоманией, устанавливаются ограничения на занятия отдельными видами профессиональной деятельности (занятие определенных должностей) и деятельности, связанной с источниками повышенной опасности (в том числе, получение водительского удостоверения, лицензии на оружие).

СООБЩИТЬ О ПРЕСТУПЛЕНИИ ИЛИ ДОБРОВОЛЬНО СДАТЬ НАРКОТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫ МОЖЕТЕ В УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПО КОНТРОЛЮ ЗА ОБОРОТОМ НАРКОТИКОВ или  В ПОЛИЦИЮ

ПОМНИТЕ, наркотики не помогают решить проблемы, наркомания – болезнь, разрушающая душу и тело! Употребление наркотиков – один из путей заражения ВИЧ-инфекцией. Наиболее частые причины смерти наркоманов – передозировка, СПИД, убийство, самоубийство, гепатит В и С.

ОТКАЗЫВАЯСЬ ОТ НАРКОТИКОВ, ВЫ ВЫБИРАЕТЕ ЖИЗНЬ!

Телефоны, по которым Вам окажут помощь или

дадут консультацию в случае проблем с наркотиками:

Дежурная часть ГУ МВД России по Нижегородской области268-53-79
Анонимный «ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ»УФСКН России по Нижегородской области421-05-48
«Нижегородский областной наркологический диспансер(консультации по вопросам медицинской реабилитации лиц, страдающих наркотической зависимостью)для несовершеннолетних433-73-04433-97-59
Нижегородский институт развития образованияКафедра психологии (экстренная психологическая помощь, консультации по телефону для наркозависимых и членов их семьи)468-88-76
Сайт в сети Интернет Нижегородский областной наркологический диспансер (бесплатная анонимная консультация врача психиатра-нарколога)www.nond-nn.ru

Источник: http://proc-nn.ru/ru/16/574/

Виталий Рябков и Алексей Бойко — некогда сотрудники отдела по контролю за оборотом наркотиков в Тольятти. В августе прошлого года двое жителей города сообщили, что Рябков и Бойко заставили их изготовить и сбыть наркотики.

Против полицейских возбудили уголовное дело, арестовали и уволили из органов. Позже обвинившие их жители заявили, что их заставили оговорить правоохранителей.

Как полицейские оказались под стражей, кто в этом виновен и почему следствие все еще продолжается?

— Это было 18 октября, в четверг. Утром мне позвонил муж и сообщил, что Виталия задержали. Для меня это был шок. Мой сын десять лет проработал в полиции. За это время он ни разу не взял административный отпуск, не был на больничном. Он работал честно и на совесть. Сутками пропадал на службе. А мне говорят, что его задержали. Это был полный шок.

Я в первое время даже реально ситуацию не осознавала. Со мной тогда связались мальчишки, которые учились с сыном, и говорили, что дело серьезное. Вечером 18 октября ко мне домой приходили сотрудники УСБ (Управление собственной безопасности МВД — прим.ред.

) с обыском, они оказывали психологическое давление, говорили, что сыну светит от 10 до 20 лет, — вспоминает мама Виталия Рябкова Людмила.

Ее сын сегодня находится под домашним арестом и обвиняется по ч.4 ст.303 УК РФ (фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности) и по ч.1 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Его бывший коллега Алексей Бойко — в СИЗО. Его обвиняют в тех же преступлениях, что и Рябкова, а также в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере с использованием служебного положения.

Обоим по 28 лет.

— 16 октября сын позвонил и сказал, что материалы на него лежат в УСБ. Я тогда работал в ночь, не мог вырваться. Он приехал к маме. Она у нас тоже в полиции работает.

Они всю ночь проговорили, а с утра он узнал, что его уже задержат.

Там был целый концерт: сотрудники подъехали к работе, чуть ли руки сыну не скрутили и увезли, — рассказывает полковник полиции в отставке Роман Бойко, отец Алексея Бойко.

События, из-за которых полицейские стали обвиняемыми в уголовном деле, произошли второго апреля прошлого года. Тогда Виталий Рябков и Алексей Бойко по распоряжению замначальника УМВД по Тольятти Вадима Ятайкина выехали на задержание подозреваемого в распространении наркотиков. Им был 44-летний житель Тольятти Александр Алексашин.

Он описал события того дня: шел к наркоманке за фосфором, а она изготовила и спрятала в подъезде вместо него дезоморфин

Полицейские приехали к дому ранее судимой за употребление наркотиков 40-летней Ольги Сягайло. Там в присутствии незаинтересованных лиц, как рассказывает Людмила Рябкова со слов сына, они ждали Алексашина. Мужчина появился около дома и зашел в один из подъездов.

Полицейские и понятые прошли за ним, а впоследствии задержали Алексашина с дезоморфином в кармане. Как поясняет мама Виталия Рябкова, задержанный не сопротивлялся, проследовал за полицейскими и добровольно рассказал, что наркотик для него изготовила Сягайло. Все это происходило в присутствии понятых.

Далее Алексашина доставили в отдел полиции и допросили в присутствии адвоката. Он сознался в приобретении наркотика.

27 августа, спустя 25 дней после задержания, Александр Алексашин, как говорит Людмила Рябкова, написал жалобу в районную прокуратуру. В ней он указал, что наркотики ему подкинули полицейские, они же его избили и заставили подписать признание, а сам он не употребляет запрещенные вещества несколько лет.

— При этом Алексашин стал подробно описывать, откуда у сотрудников полиции могли взяться наркотики.

В жалобе он указал, что по слухам наркоманов у полицейских есть девушка — Ольга Сягайло, которая поставляет наркотики сотрудникам, сама употребляет и подбрасывает их другим наркоманам. В случае с Алексашиным, Сягайло якобы обманула его в тот день и подставила.

Он описал события того дня: шел к наркоманке за фосфором, а она изготовила и спрятала в подъезде вместо него дезоморфин. Зачем ему нужен был фосфор, он пояснить не смог, — говорит Людмила Рябкова.

Алексей Бойко (справа). По центру его отец и мама

Со ссылкой на слова сына женщина утверждает, прокуратура тогда допросила одного из понятых и вынесла отказ по жалобе. Ольгу Сягайло в надзорном ведомстве не допрашивали. Спустя два месяца жалобой заинтересовались сотрудники Управления собственной безопасности МВД по Тольятти. Они-то и вызвали Ольгу Сягайло на опрос в рамках проверки.

Во время этой беседы, как уточняет Людмила Рябкова, женщина рассказала, что Алексашин попросил ее изготовить наркотик, купил необходимые вещества и принес ей.

Мама обвиняемого полицейского добавляет, исходя из опроса Сягайло, перед тем, как начать готовить наркотик, она согласовала это действие с Алексеем Бойко и также предупредила его, когда спрятала вещество в подъезде для Алексашина. После этого сотрудники УСБ передали дело в местный Следком.

Те повторно допросили пострадавших и понятых, присутствовавших при задержании Алексашина, после чего возбудили уголовное дело и задержали полицейский.

Отметим, и Александр Алексашин, и Ольга Сягайло по несколько раз были судимы за покупку, хранение и употребление наркотиков. Последняя судимость Алексашина до задержания в августе датируется июнем прошлого года, а в случае с Сягайло — апрелем 2017-го. В ноябре 2018 года, через три месяца после подачи жалобы в прокуратуру, ее осудили за приобретение и хранение марихуаны.

Его больше интересовала личность высокопоставленного сотрудника – полковника Ятайкина

Понятые же при допросе поддержали позицию Алексашина и заявили, что полицейские ранее запугивали их и склоняли ко лжи. Впоследствии на очной ставке, что отражено в протоколе, по словам Людмилы Рябковой, один из понятых снова изменил показания. На этот раз он сообщил, что следователи вынуждали его свидетельствовать против коллег-полицейских.

— Когда моего сына задержали, в первые сутки бывший замначальника Следственного комитета Петр Гарбовский, сейчас его отправили на пенсию, сразу же сказал сыну, чтобы тот сознался в преступлении, обвинил во всем своего коллегу Алексея Бойко и пообещал за это условный срок.

Причем он сказал такую фразу: “Если ты не сделаешь это в течение суток, то завтра я услышу от тебя признательные показания при условии, если ты сдашь свое руководство”. Его больше интересовала личность высокопоставленного сотрудника – полковника Ятайкина.

Но ни один, ни второй себя виновными не чувствуют и не признают ее, — сообщает Людмила Рябкова.

В протоколе задержания ее сына (имеется в распоряжении редакции) говорится, что ему не дали связаться с адвокатом и отказались предоставлять бесплатного защитника, а также не показали постановление о возбуждении уголовного дела.

Рябков, Бойко и их родственники неоднократно писали жалобы и обращения в прокуратуру, следственные органы, приемную президента, омбудсмену, депутатам Госдумы о нарушениях следователей при задержании и расследовании, моральном давлении.

Все эти обращения и жалобы в конечном счете “спускались” обратно в местный Следственный комитет, сотрудники которого не видели нарушений в собственной работе.

— Алексея обвиняют в принуждении к сбыту, но на саму мадам Сягайло не возбуждают дело по сбыту. Как так? Принуждение было, а сбыта не было? Алексей написал заявление в УВД Тольятти с просьбой возбудить против нее дело по сбыту, так как она созналась, что сбыла Алексашину.

УВД инициировало проверку, опросило Сягайло, а она начала отказываться от прежних показаний. Она сказала, что оговорила моего сына, потому что он в свое время посадил ее гражданского мужа. Эти материалы из УВД направили в Следственный комитет, но там ее до сих пор не допрашивают, ссылаясь на то, что она в больнице.

У женщины открытая форма туберкулеза. Такой ответ сын получил на заявление, — рассказывает Роман Бойко.

Виталий Рябков

От своих показаний к этому моменту также отказался один из двух свидетелей — Сергей Нелидин.

По словам мамы Виталия Рябкова, он написал обращение в ФСБ, где рассказал о давлении следствия и склонении его к даче ложных показаний.

Допросили ли Нелидина сотрудники ФСБ или Следкома после этого обращения — неизвестно. Второй свидетель — Сергей Захаренков свои обвинительные показания не менял.

— За обвинениями стоит самая верхушка, и я имею в виду не УВД Тольятти. “Аргументы и факты” написали ко Дню милиции статью про Колокольцева.

Там есть небольшой абзац про работу УСБ МВД, где указанно количество выявленных преступлений, связанных с сотрудниками по незаконному обороту наркотиков. То бишь, на места ушло указание, сколько нужно сделать. Уж эту работу я знаю.

На места пришли указания выявить именно определенные факты. Вот, сотрудники УСБ Тольятти и постаралось. Нашли крайних и не с большими погонами, — уверен отец Алексея Бойко.

В последнее время есть такая тенденция: если человек имеет погоны, он априори уже виноват

Отец обвиняемого проработал в органах с 1982 года. Будучи полковником полиции в отставке Роман Бойко заявляет, что не понимает, как руководство может подставлять своих подчиненных. Тем же вопросом задается и Людмила Рябкова. Их сыновей уволили из органов через месяц после возбуждения дела. Еще два месяца не выплачивали остаток зарплаты.

— Увольнение также прошло с нарушениями. Просили подписать документ о том, что с ним провела беседу начальник отдела кадров Малышева, когда этого не было. Он отказался подписывать. Его уволили по результатам служебной проверки. Когда сын попросил ознакомить его с материалами этой проверки, так они просто скопировали часть материалов дела, — говорит Людмила Рябкова.

На 14 марта назначено очередное продление меры пресечения. Расследование дела еще идет, но родители обвиняемых уже знают, какой будет вердикт. Они уверены, их детей признают виновными и приговорят к реальным срокам не потому, что они виновны, потому, что работают в “такой системе”.

— К сожалению, судя по практике, особенно в отношении тех, кто имел погоны, никакие высказывания и попытки защиты не принимаются во внимание. Адвокатам даже отказали в проведении нарко-психологической экспертизы в отношении этих двух наркоманов. В последнее время есть такая тенденция: если человек имеет погоны, он априори уже виноват.

Самое поганое, кто будет защищать это государство и этих граждан. Естественно, мальчишки, которые сейчас работают, боятся. Против любого из них завтра могут сделать то же самое. Руководство видит врагов в собственных сотрудниках. Если так подходить, то тут можно всех сажать, набирать новых и опять сажать.

Так до бесконечности, — уверен Роман Бойко.

Подписывайтесь на наш канал вTelegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Источник: https://www.idelreal.org/a/29819844.html

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий