Как найти справедливость со стороны следственных органов?

Вопрос-ответ

Как найти справедливость со стороны следственных органов?

О рассмотрении обращений в Следственном комитете Республики Беларусь и компетенции Следственного комитета Республики Беларусь

В связи с многочисленными обращениями в Следственный комитет Республики Беларусь по самым разнообразным вопросам (к примеру, по трудовым, жилищным правоотношениям; о несогласии с решениями судов; о недостатках в деятельности сотрудников милиции и других правоохранительных органов; о несогласиях с ответами, полученными из других организаций, и т.п.), не относящимся к компетенции Следственного комитета, необходимо отметить следующее. В соответствии с Законом Республики Беларусь от 13.07.2012 «О Следственном комитете Республики Беларусь» (далее по тексту – Закон) Следственный комитет представляет собой единую и централизованную систему государственных правоохранительных органов, являющихся органами предварительного следствия и осуществляющих полномочия в сфере досудебного уголовного производства (статья 1 Закона).

Одной из основных задач Следственного комитета является всестороннее, полное, объективное и оперативное расследование преступлений в соответствии с подследственностью, установленной уголовно-процессуальным законодательством (статья 4 Закона).

Полномочия Следственного комитета указаны в статье 10 Закона. В частности, Следственный комитет в соответствии с возложенными на него задачами:

– организует и осуществляет проверку заявлений и сообщений о преступлениях. При этом согласно части 2 статьи 174 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь к исключительной компетенции органов предварительного следствия относится принятие решений по поступившим заявлениям о преступлениях:

• связанных со смертью человека;

• против половой неприкосновенности или половой свободы, предусмотренных статьями 166–170 Уголовного кодекса Республики Беларусь;

• совершенных депутатами Палаты представителей, членами Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, должностными лицами, занимающими ответственное положение, указанными в части 5 статьи 4 Уголовного кодекса Республики Беларусь;

• совершенных должностными лицами прокуратуры, Следственного комитета Республики Беларусь, органов внутренних дел, государственной безопасности, финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь в связи с их служебной или профессиональной деятельностью;

– осуществляет предварительное следствие по уголовным делам;

– рассматривает в соответствии с законодательством обращения граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и юридических лиц, организует личный прием граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и представителей юридических лиц.

В этой связи следует отметить, что обращения, содержащие вопросы, решение которых не относится к компетенции Следственного комитета, оставляются без рассмотрения по существу на основании статьи 15 Закона Республики Беларусь от 18.07.2011 «Об обращениях граждан и юридических лиц».

Примеры типичных вопросов, содержащихся в обращениях, не относящихся к компетенции Следственного комитета:

Вопрос: кто имеет право отменить решения, принятые сотрудниками милиции по материалам проверок и уголовным делам, по которым предварительное следствие прекращено?

Ответ: согласно статье 139 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь такое право предоставлено прокурору и суду. При этом жалобы подаются по общему правилу в прокуратуру или в суд по месту расследования уголовного дела либо рассмотрения заявления или сообщения о преступлении.

Вопрос: куда обжаловать ответы, полученные на обращения в исполкомы, учреждения здравоохранения, организации жилищно-коммунального хозяйства и другие организации?

Ответ: в соответствии со статьей 20 Закона Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц» ответ организации на обращение или решение об оставлении обращения без рассмотрения по существу могут быть обжалованы в вышестоящую организацию. Ответ организации на обращение или решение об оставлении обращения без рассмотрения по существу после обжалования в вышестоящую организацию, а также не имеющей вышестоящей организации и индивидуального предпринимателя могут быть обжалованы в суд в порядке, установленном законодательством.

Вопрос: куда обращаться при несогласии с привлечением к административной ответственности?

Ответ: порядок обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях, не вступивших в законную силу, установлен статьей 12.2 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. При этом указанные постановления могут быть обжалованы:

  • постановление административной комиссии, комиссии по делам несовершеннолетних – в районный (городской) исполнительный комитет (администрацию района в городе) или в суд по месту наложения административного взыскания;
  • постановление сельского (поселкового) исполнительного комитета – в районный исполнительный комитет или в суд по месту наложения административного взыскания;
  • постановление иного органа, ведущего административный процесс, – в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) или в суд по месту наложения административного взыскания;
  • постановление суда – в вышестоящий суд.

Примеры вопросов в обращениях, поступающих в Следственный комитет в соответствии с компетенцией:

Вопрос: кому можно обжаловать постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела?

Ответ: постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в соответствии с частью 3 статьи 178 Уголовно-процессуального кодекса обжалуется начальнику следственного подразделения, прокурору или в суд по месту рассмотрения заявления или сообщения о преступлении. При этом право выбора инстанции для направления жалобы принадлежит заявителю. 

Вопрос: кто вправе обжаловать постановление следователя о прекращении предварительного расследования или уголовного преследования и к кому необходимо обращаться по данному вопросу?

Ответ: частью первой статьи 253 Уголовно-процессуального кодекса право обжалования постановления следователя о прекращении предварительного расследования уголовного дела либо уголовного преследования предоставлено подозреваемым, обвиняемым, их защитникам и законным представителям, потерпевшим, гражданским истцам, гражданским ответчикам или их представителям, а также лицам или представителям государственного органа, иной организации, по заявлениям которых было возбуждено уголовное дело. Жалобы по таким вопросам подаются начальнику следственного подразделения, прокурору, осуществляющему надзор за предварительным расследованием, или в суд.

Вопрос: каким образом можно инициировать проведение тех или иных следственных действий по уголовному делу? 

Ответ: участники уголовного процесса вправе обращаться к следователю, в производстве которого находится уголовное дело, начальнику следственного подразделения с ходатайствами о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, обеспечения прав и законных интересов лица, обратившегося с ходатайством, или представляемого ими лица. В ходатайстве должно быть указано, для установления каких обстоятельств необходимо провести процессуальное действие или принять процессуальное решение. Ходатайства подаются в письменной форме. Возможно внесение устных ходатайств в протокол следственного действия.

Вопрос: какие последствия может повлечь неявка по вызову следователя для неявившегося?

Ответ: в случае неявки по вызову без уважительных причин подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, свидетель могут быть подвергнуты приводу.

Уклонение без уважительных причин от явки в орган, ведущий административный или уголовный процесс, в орган дознания либо предварительного следствия влечет административную ответственность в соответствии со статьей 24.6 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях – предупреждение, или наложение штрафа в размере до тридцати базовых величин, или административный арест.

Источник: https://sk.gov.by/ru/vopros-otvet/

Найти справедливость

Как найти справедливость со стороны следственных органов?

Активизм за гендерную справедливость в регионe ВЕЦАК

Как найти справедливость со стороны следственных органов?

3 июня 2016 г. Швейный кооператив Швемы в составе 3-х участниц: Ани, Тони, Маши, – в рамках фестиваля Бедные Диалектики. Трехдневный фестиваль-смотр работ участ…ников школы вовле произвели перформанс “12-часовой рабочий день. Сделано в рабстве”.

Истоки: просмотры фильмов “Цена моды”, “Голубой Китай”, рассказы знакомых швей о работе на фабрике.

Краткое описание перформанса: на протяжение 12-ти часов мы шили серию одного изделия – модная нынче поясная сумка – по принципу конвейера; с 15-тиминутным перерывом на обед и 3-мя походами в туалет.

Полученные изделия были проданы за 44 рубля/шт. – условная стоимость работы швей.

Я буду писать от себя, своего тела и сознания. Сперва – как это было: в 11:03 мы с Тоней привезли машинки, надо было все установить, заправить, обустроить рабочие зоны. в 12:02 мы приступили к работе. Я как-то не перестроилась и продолжала вести наши обычные по делу и про жизнь разговоры, параллельно изготавливая пояса на сумки. Сперва мы решили сделать первую партию – 25 шт.

Я строчила стропу, сперва, всюду где зигзаг, потом параллельные прямые. Перекладываешь стопочки и думаешь, да когда же уже всё – очень быстро надоедает делать одну и туже операцию снова и снова. Когда операция сложнее, это даже как-то интереснее, веселее, радостнее видеть результат. Такое началось, когда я стала стачивать стропу и уголки.

К обеду в 15:45 я ужасно проголодалась, стала ощущать напряжение в пояснице, это в дополнение к ощущениям приближающихся месячных (раздуло, тянуло и тело просило лежать, но…). К нашему удивлению мы успели поесть за 15 минут; без разговоров вливала в себя суп, быстро проглатывала гречку и салат, запила компотом. Перед едой впервые с начала работы посетила туалет.

в 16:00 вернулись к работе. Хотелось завершить трапезу кофе и сладеньким, как мы обычно делаем, мысли об этом угнетали. Я стала терять внимание и подзасыпать. Мы практически перестали разговаривать. Все погрузились в работу. От долгого сидения чесалась попа, боль с поясницы стала распространяться выше.

около 18:00 я сказала, что устала, хочу сменить деятельность – и села за оверлок: оверлочила пояса и другие части. К нам чаще стали заглядывать друзья, знакомые, мы приветствовали их, лишь слегка отвлекаясь от работы. Нам принесли так желанного сладенького: сперва вафли и пряники, потом конфеты – мы нарушили наш жесткий регламент. Казалось, разрозненным частям сумок не будет конца.

Я снова переключилась – на кармашки и отстрочку молний. Время неумолимо бежало. Чувствовалось, как помимо твоей воли, движения рук становятся медленнее, удержать ровную красивую строчку становилось все сложнее. Несколько раз, нарушая внутреннее обещание, забить на качество, я перестрачивала. в 20:00 болело уже все тело и особенно остро стало стрелять в шее, гудела голова.

Поток зрителей возрос. Нас все спрашивали, можно ли купить сумку прямо сейчас – мы просили читать тексты и говорили, что еще не готово. Время стало жать. Я стала скалывать пояс и тело сумки, что надо было делать очень внимательно, не перепутав лицо-изнанка. Делала это стоя над столом для раскроя, от чего тело ломило ужасно.

около 21:00 я стала стачивать пояс и сумку, строча прямо по булавкам, удивляясь, что еще не сломала ни одну, они подлазили под лапку и застревали, надо было подтягивать, неудобно. Стали появляться первые готовые изделия. Хотелось в туалет и все откладывала, где-то час терпела. около 22:00 к нам вторглась Ира Кудря и сделала всем массажи. Аня стала бить трафареты.

В один момент выяснилось, что 2 сумки были сколоты неверно, а уже и прооверлочены – мой дух пал – мне стало обидно до слез – и сдерживаться я уже не могла, хотя продолжала строчить. Олеся Панова принесла вина – стали пить, не пьянее. И очередные “продайте сумку..” – в ответ наш истерический смех. Мы стали издевательски шутить.

Я снова делала отстрочку, глаза отказывались видеть – строчка плыла – я строчила пофиг-как. Руки тряслись. Я хотела шить хорошо, но не могла физически. Я расплакалась – Тоня обняла, мы не должны так – надо закончить перформанс, думала я. Потом поняли, что там где ошиблись, просто перезаправим фастекс – гениально!! – от радости мы обнялись все.

последний час до 00:00 я стачивала пояс с сумкой, порой подпарывая и перестрачивая, где считала все слишком уж кривым-косым. Пришла Надя Калямина с пивом для нас. в 23:57 я еще строчила, как напоролась на собачку – стоило отодвинуть – пальцы не слушались – я не дострочила 4 см. – вынула изделие – финиш – (не сегодня уже) – взяла пиво, Тоня открыла для меня.

Итого: всего 13 готовых сумок и 13 “полуфабрикатов”, для завершения которых не хватило 2 часов.

Конечно, мы потеряли около часа каждая, подъедая вафли, конфеты, перебрасываясь парой фраз с друзьями, подпивая вино, перестрачивая кривизну.

Мне было обидно за небольшой выработок, но более всего в голове застряли фразы: “сумку-то продайте”, “я прочитал и ничего не понял”…

Собираясь мы опоздали на метро, идти пешком около часа страшило, мы взяли такси, в котором нам нахамили – я вышла и горько расплакалась: слишком много огней ночных клубов, пафосно одетых молодых людей, шум-гам дорогого города в вечеро-ночь пятницы – Кому и что вы, ты хотела показать, рассказать, объяснить…?…

люди клюют на дешевое, люди не замечают усталости, люди не хотят читать тексты,

люди обвинять вас в эксплуатации образа бедных швей потогонных фабрик.

Все сумки были раскуплены, всех сняли на камеру, почему? Владельцам придется объяснять смысл трафарета “сделано в рабстве”.

Для себя я поняла, почему у нас кооператив, почему мы не шьем серии одинаковых вещей, хотя это быстрее и дешевле, почему стоит снова и снова объяснять как устроено производство брендовой продукции, и принципы честной торговли. Наш перформанс – ответ художниц, наш кооператив – ответ активистский и экономический.

Когда на следующий день мы получили по 220 руб., я внутри поколебалась, в отсутствии заказов, при страхе не скопить на оплату комнаты, я могла бы себя отправить на такое рабство, но нет-нет-нет!

Вчера на вечеринке всех привлекала куча вещей, которые за бесплатно можно было взять себе навсегда. Я подошла и подняла одно платье – H&M – и тут же нервно бросила обратно – я моментно ощутила, как чувствуют себя швеи, через чьи руки прошло это милое платьице.

Знаете, это был фестиваль, где заявили тему бедности – многие не поняли, что и где там было о бедности, о какой такой бедности, о нашей бедности?…
да, я бедна.

мы с любимой живем на меньше, чем прожиточный минимум по СПб. но мы пока не голодаем, нам тепло и жить хуже мы не согласимся.

Мы делали работу не о себе, а о сложившейся при капитализме ситуации обесценивании вещей, труда, людей.

Для кого шьют Швемы, кто мог бы у нас заказывать инд.пошив, когда большинство одевается с фри-маркетов, в секонд-хендах, на распродажах, ведь бедные сами?? – тёмные думы одолевают меня.

Спасибо тем, кто дочитал до конца! простите за обобщения. Спасибо всем, кто сочувствовал нам, веселил, приносил вкусняшки и алкоголь! врят ли мы еще так будем делать)

Источник: https://es-es.facebook.com/pages/category/Community/genderactivism.eecac/posts/

Суд и следствие в Беларуси: как добиться справедливости. Почему у следователя должен быть статус судьи, а не клерка | Экономическая газета

Как найти справедливость со стороны следственных органов?

Мы публикуем взгляд на нынешнюю ситуацию адвоката Сергея Иванова, в прошлом – сотрудника белорусских следственных органов, который хорошо знает ситуацию изнутри и видел ее со всех сторон.

Если напугать прокуроров…

В общем и целом праведный гнев, конечно, понятен. Более того, я не сомневаюсь, что определенные орг­выводы из дела Головача будут сделаны. Какие именно – скоро узнаем. Но сейчас я рискну высказать, наверное, не самую популярную мысль, а именно: не спешите с навешиванием ярлыков!

Знаете ли вы, к чему мы придем в реальности, если прокурор, санкционируя постановление о заключении под стражу, будет точно знать, что в случае неудачи он сам окажется на месте обвиняемого или будет вынужден выложить из кармана кругленькую сумму?

Нет-нет, произойдет вовсе не то, о чем многие подумали. Результатом этого неизбежно станет снижение процента оправдательных приговоров до величин исключительно гомеопатических, абсолютно незаметных даже по сравнению с сегодняшними 0,2%.

А знаете почему? Правильно! Потому что сейчас прокурор рискует своим креслом и своей репутацией, а так на кону будут стоять, безо всяких преувеличений, его собственные жизнь и свобода.

Ну, и как вы думаете, что предпочтет при таком раскладе любой человек? Признать свою ошибку и тем самым лично положить голову на безжалостный алтарь правосудия? Либо всеми силами, используя законные и незаконные способы (а их в арсенале прокурорского и след­ственного чиновника может быть весьма немало), бороться до самого конца, лишь бы избежать ответственности? Ответ, по-моему, впол­не очевиден.

Немного истории: Сталин, Брежнев и доследование

Приведу один пример. До 2001 г. процент оправдательных приговоров был столь же низок, как и теперь.

Такая ситуация сложилась еще в брежневские времена (замечу, кстати, что при Сталине суды в разные годы оправдывали 7–12% обвиняемых по делам об общеуголовных, не связанных с «контрреволюцией», преступлениях!).

Однако в старом уголовно-процессуальном законе, который утратил силу 31.12.2000, существовал институт доследования. Это когда судья, которому поступило для рассмотрения уголовное дело, мог вернуть его прокурору для производства дополнительного расследования в связи, например, с неполнотой проведенного предварительного следствия.

https://www.youtube.com/watch?v=CHulha1UhSM

И суды этим своим правом активно пользовались.

В разные годы процент дел, возвращенных на доследование, в различных регионах колебался в диапазоне 5–15% и временами доходил кое-где даже до 20%.

Причем значительная часть отправленных обратно, в прокуратуру, уголовных дел в суды больше никогда не возвращалась, ибо судьи умели писать, а прокурор – читать между строк.

В спорных ситуациях это был выход, чтобы тихо «похоронить» дело, обвиняемого выпустить, а уголовное преследование прекратить. Но так, чтобы оправдания не было. Вроде бы прокурор сам разобрался и исправил свою же ошибку. Плохо, конечно, но все же «лучше, чем оправдательный приговор суда».

Доследовать нельзя посадить

Следователи, по понятным причинам, доследование ненавидели всеми фибрами души. Во-первых, таким образом судьи заставляли их выполнять массу следственных действий, которые не только не были обусловлены ситуацией по делу, но и зачастую являлись явно надуманными (а как же иначе – ну не мог же судья написать в определении, что он возвращает дело только для того, чтобы его прекратил прокурор!).

Во-вторых, следователи вполне обо­снованно полагали, что актом доследования судья перекладывает на них ту ответственность, которую дол­жен нести сам. А поэтому, наверное, не было в Беларуси следственного работника, который в новом, 2001, году не выпил бы за отмену этого люто проклинаемого ими института.

Но в действительности исчезновение из УПК доследования привело лишь к тому, что количество лиц, избежавших лишения свободы тем или иным способом, резко снизилось. Поскольку то дело, которое судья раньше отправлял на доследование, он теперь стал всеми силами «натягивать» на обвинительный приговор.

Ведь и судья, и прокурор – это государственные чиновники с общими интересами. И не надо думать, что тысячи таких людей своим корпоративным и личным интересам пред­почтут абстрактное, отвлеченное понятие под названием «закон».

К тем же последствиям, только в значительно большем масштабе, приведет и усиление личной ответственности следователя и прокурора за принимаемые ими процессуальные решения. Я в этом уверен.

Что надо срочно менять?

Так что, не с того мы начинаем! Первое, что надо сделать, дабы реформировать систему, – это исключить из практики оценку любой, судебной, прокурорской или след­ственной работы по каким бы то ни было показателям!

Судья не должен думать о том, отменят его решение или нет. Прокурору должна быть неинтересна величина процента раскрываемости преступлений на вверенной ему территории. Следователя не должны третировать за рост процента прекращаемости уголовных дел, а также за продление сроков расследования.

Кроме того, пора прекратить в нашем государстве борьбу с коррупцией, равно как и любую другую борьбу с чем бы то ни было, уголовно-правовыми методами.

Ибо всякая борьба строится по принципу «лес рубят – щепки летят». А для победы, как известно, все средства хороши. Такой подход исключает законность по определению.

Ведь какой же может быть, к чертям, формализм, когда дети в Африке голодают, коррупционеры богатеют, а бюджету нужны деньги?!

Ну и, наконец, взятие человека под стражу до суда из правила должно стать исключением, применимым только в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений против лич­ности либо уклонившихся от исполнения другой меры пресечения.

Необходимо полностью отменить какое бы то ни было административное подчинение нижестоящих судей вышестоящим, сохранив между ними лишь процессуальные отношения.

Реформа, которая не случилась

В 2012 г., когда был создан Следственный комитет, я получил назначение в центральный аппарат на должность заместителя начальника управления… у него было очень длинное и трудное название, поэтому условно будем называть его управлением анализа следственной практики.

https://www.youtube.com/watch?v=Nolkn9bd2YA

Входила данная структура в состав главного управления, которое подчинялось первому заместителю Пред­седателя и задумывалось как некий руководящий штаб, работающий по всем основным направлениям след­ственной работы. По целому ряду причин эта задумка так и не была воплощена в жизнь, но кое-что сделать все-таки успели. В частности, создать приказ об основных критериях оценки работы следователей и следственных подразделений.

Я очень хорошо помню совещание, на котором разрабатывался этот приказ. Сотрудники Главка собрались тогда почти в полном составе. Все это были люди умные, опытные и талантливые (без шуток!). И все мы искренне хотели отойти от старых критериев, от всех этих пресловутых «палок».

Чего только ни предлагалось, какие только причудливые коэффициенты и дифференциалы ни рисовались на бумаге! Руководство, кстати, давало на все это полный карт-бланш.

Но в итоге в тексте приказа вновь оказалось все то, что было придумано другими умными и талантливыми людьми еще за полвека до нас. А именно: количество оправдательных приговоров, количество окон­ченных уголовных дел, процент прекращаемости, процент дел, оконченных в сроки свыше двух месяцев, величина возмещенного ущерба и т.д.

Как на самом деле управляют следователями

Почему так произошло? Не хватило ума? Начальство заставило?

Нет, дело в другом. Все очень просто: на тот момент в Следственном комитете работали шесть тысяч одних только следователей (сейчас, возможно, численность штатного состава стала другой, но не думаю, что она кардинально отличается от первозданной).

У каждого в производстве по не­сколько (а у многих – и десятки) уголовных дел. Разумеется, никакой Председатель, даже вместе со своими заместителями, не способен прочитать все эти дела, так же, как не могут они знать лично каждого следователя. Для этого у них есть подчиненные.

Но даже начальник низового уровня не может постоянно контролировать все уголовные дела, находящиеся в производстве у всех своих следователей, тем более, что есть отделы, где численность штатного состава может достигать нескольких десятков человек и даже порой дотягивать до сотни.

А всем этим людям надо платить или не платить премии. Им надо объявлять благодарности или, наоборот, взыскания. Их надо принимать на работу, продвигать или не продвигать по службе, увольнять по соглашению сторон или с «волчьим билетом».

Это лишь основные вопросы уп­равления. Оценке подлежит и деятельность руководства низового звена. Как понять, кто из них работает лучше или хуже, если лично их всех не знать и не контролировать (а это, как уже сказано выше, просто невозможно)?

Правильно, нужны критерии! И критерии эти должны быть такими, чтобы их мог понять и оценить любой начальник следственного под­разделения, у которого, к тому же, просто нет времени вычерчивать в отчете хитро придуманные графики и диаграммы.

Вот почему я думаю, что и те люди, которые работают в Следственном комитете сейчас и которые ничуть не менее умны и талантливы, чем были мои товарищи и я, грешный, все равно не придумают ничего нового.

Идеальное следствие

Огромной военизированной организации нужны простые, понятные и в то же время действенные рычаги управления. Поэтому никуда «пал­ки» не исчезнут.

Очень возможно, что их просто заменят, и вместо одного показателя во главу угла будет поставлен другой, но принцип все равно останется прежним. Отчеты по-прежнему будут писаться, и поскольку именно от них зависят карьеры и поощрения, то и цифры в этих отчетах всегда будут превалировать над презумп­цией невиновности.

Я не верю, что Следственный комитет в его нынешнем виде, в форме военизированной организации с вертикалью управления и жестким подчинением, можно реформировать.

Какова возможная альтернатива?

В каждом судебном округе избирать определенное количество судей. Из этого числа часть выбирать на несколько лет судебными следователями. У следователя должен быть статус судьи, а не клерка!

Выбирать или назначать – это не принципиально, главное, чтобы следователь не был никому подотчетен.

https://www.youtube.com/watch?v=6TRQq_fdwIk

Осуществлять расследование только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. По остальным будет достаточно полицейского дознания под руководством прокурора. Соб­ственно, примерно так функционировала на нашей земле аналогичная система до 1917 г. Этот образец был позаимствован в 1864 г. у французов. А во Франции он работает и сегодня.

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028

Источник: https://www.neg.by/novosti/otkrytj/sud-i-sledstvie-v-belarusi-kak-dobitsya-spravedlivosti-pochemu-u-sledovatelya-dolzhen-byt-status-sudi-a-ne-klerka

Следственное управление

Как найти справедливость со стороны следственных органов?

6 апреля 1963 года на основании Указа Президиума Верховного совета СССР “О предоставлении права производства предварительного следствия органам внутренних дел” в Мурманской области был создан следственный аппарат.

1 июня того же года в УВД Мурманской области был образован следственный отдел, в г.Мурманске – следственное отделение, в других городах – следственные группы. Следственный отдел возглавил подполковник милиции Капелькин А.Е.

С 1 июля 1963 года сотрудники органов предварительного следствия Мурманской области непосредственно приступили к расследованию преступлений различных категорий.

В 1968 году начальником следственного отдела УВД МО был назначен А.Т. Балакин, который занимал эту должность до 1984 года. В период с 1984 по 1991 годы следственный аппарат области возглавлял В.М.

Стецко, с 1991 – 1993 год – А.И. Докшин, а с 1993 по 2000 годы В.Б.Грачев.

Шли годы, увеличивалась нагрузка на следователей, менялось законодательство. Все новые и новые составы преступлений передавались из органов дознания и прокуратуры следователям органов внутренних дел, поэтому постоянно увеличивались штаты следственных работников.

В декабре 1992 года в составе УВД Мурманской области было образовано следственное управление, которое в настоящее время обеспечивает организационно-методическое руководство деятельности подчиненных подразделений, осуществляет процессуальный контроль за производством предварительного следствия, организует расследование наиболее сложных, многоэпизодных дел о преступлениях, имеющих повышенный общественный резонанс.

Особо хочется отметить заслуги ветеранов следственного управления, которые долгие годы отдали нелегкой службе в следствии, сказать добрые слова в адрес Шакалы Анатолия Алексеевича, Грачева Владимира Борисовича, Голубенко Владимира Филлимоновича, Эрфурт Нины Васильевны, Погореловой Светланы Кирилловны, Стецко Владимира Михайловича и многих многих других, чьи имена, благодаря самоотверженному многолетнему труду, навсегда вошли в историю следственного аппарата Мурманской области.

Многие сотрудники, используя приобретенные на следственной работе знания и опыт, продолжили свою профессиональную деятельность в правоохранительных органах Мурманской области.

Задачи и функции органов предварительного следствия УМВД России по Мурманской области.

Следователь уполномочен:

  • возбуждать уголовное дело в порядке, установленном Уголовно-процессуальным Кодексом;
  • принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследсвенности;
  • самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа;
  • давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие ) и их осуществлении;
  • обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков;
  • осуществлять иные полномочия, предусмотренные Уголовно-процессуальным Кодексом.

Руководитель следственного органа уполномочен:

  • поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству;
  • проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя;
  • давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении;
  • давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства;
  • разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы;
  • отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований Уголовно-процессуального Кодекса;
  • отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном Уголовно-процессуальным Кодексом;
  • продлевать срок предварительного расследования;
  • утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу;
  • возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;
  • осуществлять иные полномочия, предусмотренные Уголовно-процессуальным Кодексом.

Сотрудники органов предварительного следствия при УВД Мурманской области вкладывают немало душевных и физических сил, здоровья и практических знаний в дело укрепления правопорядка и борьбы с преступностью.

Не считаясь с личным временем, забывая об удобствах, с присущим упорством, они расследуют уголовные дела, раскрывают преступления, не давая забывать людям, что есть еще на свете справедливость и возмездие за причиненное зло.

За профессионализм, ум, терпение они заслужили уважение граждан и коллег.

Заслуги многих сотрудников органов предварительного следствия области отмечены правительственными наградами и знаками отличия.

183038, г.Мурманск, пр.Ленина, д.64

Начальник следственного управления – полковник юстиции Каширец Владлен Вадимович

Канцелярия: 8 (8152) 40-70-74

Источник: https://51.xn--b1aew.xn--p1ai/folder/13453747

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий