Как обезопасить себя от реальных угроз расправы?

Ещё в конце июля гражданские активисты запустили проект по раскрытию имён полицейских и росгвардейцев, участвующих в разгонах акций протеста.

А в конце минувшей недели эта тема повернулась неожиданной стороной.

В центре внимания государственных СМИ и сетевых охранителей оказался даже не твит, а реплай человека, писавшего в Твиттере под именем Макс Стеклов.

В этом реплае он сообщил, что благодаря деанонимизации можно будет похищать и убивать детей силовиков (реплика стала поводом для уголовного дела по 282-й статье УК РФ, мы не цитируем её дословно).

Вскоре Макс Стеклов (настоящее имя Владислав Синица) уже был задержан.

Александр Коц:

Какой выпуклый пример окончания эры анонимности в сети получится, если так.

Это я говорю как обладатель собственной «кунсткамеры» в Твиттере – я в избранное заношу самые изощренные пожелания смерти мне и моим близким.

Понятно, что Макс Стеклов обыкновенный «офисный Рэмбо», сетевой воин.

Как правило, кто много в интернете, мало на что способен в реале. Но его знает, кто у него там в читателях.

Олег Лурье:

Еще один доигрался и дописался. И пойдет “Макс Стеклов” (он же Слава Синица) по этапу, а там ему уже популярно всё объяснят, в том числе и “за детей”. Кстати, часть 2 статьи 282 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок от трех до шести лет. “Владимирский централ, ветер северный… “.

Михаил Михайлов:

Я вот даже не знаю, как это назвать. Наверное, банальным «слабоумие и отвага», но и с отвагой тут не густо, так как речь в угрозах шла о беззащитных детях. Так что остаётся только слабоумие. Ну и, конечно же, подлость. Её тут в избытке…

Маргарита Симоньян:

Для того, чтобы в стране случилась революция, силовики должны массово переходить на сторону протеста. И больше никак. Революция – это когда дочь члена Совета Министра внутренних дел руководит убийством Александра Второго.

А когда какой-то Максим Стеклов призывает убивать детей сотрудников Росгвардии – это наоборот. Очень удивлюсь, если чувак не присядет лет на несколько.

А силовики будут с еще большим искренним рвением мочить в сортирах, как и было им рекомендовано годы назад.

Сергей Марков:

Хроники российского Майдана. Макс Стеклов побеждает Егора Жукова? Идет борьба за личность – символ новых московских протестов. Сторонники Майдана таким символом хотели бы видеть Егора Жукова, симпатичного студента университета Высшей школы экономики. И с помощью этого символа поднять московские университеты против Путина.

Но для противников Майдана его символом стал Макс Стеклов, блогер, который призывал выслеживать детей бойцов Росгвардии, похищать их и подвергать изощренному насилию. Он все это делал еще и под чужим именем, на самом деле это Владислав Синица. Сейчас он арестован. Сейчас организаторы Майдана пытаются откреститься от Макса Стеклова.

Но это не возможно, – он реально один из их лидеров. Ведь он активно выступал на их митингах, – ему охотно давали слово. Более того, по его предложению митинг почтил минутной молчания память людей разных народов (грузин, украинцев и других), которые погибли, как они считают, “от российской агрессии”.

Теперь они организуют кампанию, что его нельзя строго наказывать, потому что он просто в соцсетях это призывал.

То есть он один из спикеров митингов, задавал тон, – почему же его нельзя считать лидером и символом российского Майдана? Предатель страны? Поддерживает всех врагов России? Да. Лжец? Да.

Мечтает о расправах с семьями своих противников? Да. Негодяй? Да. Ненавидит Россию? Да. Настоящий символ майдана.

Дмитрий Сидоров:

Очень хорошо, что Следственный комитет подробно объяснил общественности всю ситуацию с «Максом Стекловым» (он же Владислав Синица). Ведь пост того в твиттере видели все. И в шоке от него были тоже все.

Именно поэтому такой вопиющий факт с призывами, даже не буду напоминать к чему, – должен быть и пресечён публично. Через тот же интернет, в котором и появилась вся эта грязь.

Это к вопросу о том, нужно ли нам в Уголовном кодексе завести, наконец, правила хорошего тона.

Игорь Мальцев:

Никому не нравится 282. Вот просто никому. И пока все думающие и свободные люди бьются за ее отмену, приходит мразь Стеклов или как его там, и все разевают варежки – ну вот что с такими скотами делать? По какой правовой норме? А ничего не делать – тупо нельзя.

Следком пишет, что “По версии следствия, 31 июля 2019 года Синица посредством публикации в одной из социальных сетей призвал широкий круг лиц к противоправным действиям насильственного характера в отношении детей сотрудников правоохранительных органов” . На самом деле, и не по версии следствия – тоже – его твиттер читали не только следователи – все нормальные люди охренели.

Так что за неотмену 282 вам не режим надо клясть. А вот такого человека из Подольска.

Сергей Худиев:

Я понимаю, что Максим Стеклов – психопат, и абсолютное большинство революционеров его не одобрят – если их специально спросить. Но если не спрашивать, то они не будут воевать с психопатами в своей среде – потому что сосредоточены на борьбе с кровавым режимом.

Это как на Украине – знаю украинских патриотов, которые ни разу не находили шутки про “жареных колорадов” смешными, но сильно не возбухали – потому что на нас тиранов рать идет, поднявши стяг кровавый, как как-то не до этого.

Поэтому, хотя революционная среда и не состоит из психопатов, психопаты там резвятся – а успешное развитие революции будет означать, что и Левиафану будет не до них. Поэтому революция – это время психопатов. Я читал людей (которые сами ни разу не психопаты) , которые поддерживали идею раскрытия сотрудников росгвардии.

Я понимаю, что вы сами не чтобы убивать, а для чисто морального давления. Но вы прокладываете дорогу психопатам.

Потом вдруг оказывается, что ваше славное собрание чистых и честных душой героев и праведников, которые ненавидят ложь и насилие, мутирует в что-то такое, что вы предпочтете не замечать в упор. Как это бывает со всеми революциями.

Александр Плющев:

В твиттере (или любой другой соцсети) каждую минуту появляются тонны неверифицированого , угроз, призывов и прочего словесного мусора. Те, кто выудил один реплай на тему и теперь сажает человека – самые настоящие преступники.

Екатерина Винокурова:

Котики. А почему у нас так оперативно ищут людей, угрожающих ментам, но не ищут оборзевших ментов?

Алексей Макаркин:

Поймали некоего Стеклова, который призывал убивать детей росгвардейцев – при ближайшем рассмотрении он оказался Синицей. Таких мерзавцев, конечно, в любой нормальной стране судят и дают им реальные сроки.

Во Франции в прошлом году после гибели от рук террориста подполковника жандармерии Арно Бельтрама, обменявшего себя на заложницу, один мелкий политик-левак одобрил это убийство. Получил год условно, а товарищи сразу же исключили его из своих рядов.

Здесь же не просто одобрение, а подстрекательство, что намного хуже.

И хорошо было бы, чтобы рядом с ним на скамье подсудимых оказались и его братья по разуму – авторы обращения о том, что дети оппозиционеров заплатят за слезы детей силовиков. Этакие новоявленные креативщики, косящие под суровых вояк из латиноамериканских «эскадронов смерти». Места на скамье для всех должно хватить.

Дело в том, что в Телеграме появилось анонимное обращение загадочной группы сотрудников спецслужб, которые якобы угрожают расправой либеральной оппозиции.

О нём упомянули на НТВ.

О нём же, со зловещей формулировкой “Силовиков, судя по всему, достали попытки оппозиции деанонимизировать их на протестах” написали в телеграм-канале RT на русском.

Александр Дюков:

Хотел, воспользовавшись отпуском, забить на политоту, но не могу удержаться.

Итак, оппозиционеры наши создали проект “Сканер” для размещения личных данных сотрудников правоохранительных органов. Семьям попавших в “Сканер” угрожали расправой, а один малолетний дебил тридцати лет от роду даже предлагал похищать детей полицейских и снимать с ними снафф-видео. Малолетнего дебила быстро установили и задержали, другим участникам проекта тоже светит.

И все вроде бы хорошо – если бы не бэк, который к этой новости ставят госСМИ. Вот “Вести 24” просвещают: “В ответ в соцсетях появились посты-обращения сотрудников правоохранительных органов к организаторам беспорядков в Москве, в которых говорится, что за угрозы детям сотрудников будут отвечать дети и жены организаторов и провокаторов.

“В последнее время вы обнаглели настолько, что начинаете непосредственно угрожать нам. Людям, которые честно исполняют свой долг, защищают интересы нашей страны, в том числе в горячих точках, рискуя своей жизнью”, — заявили люди, называющие себя “Инициативной группой сотрудников правоохранительных органов и спецслужб”.

Далее звучит предупреждение, что за угрозы детям сотрудников спецслужб будут отвечать близкие провокаторов”.

Вот скажите, в “Вестях 24” не понимают, что и “Сканер”, и “Инициативная группа” – это игра строго в одни ворота? А может, даже и игрок один? Какого хрена пиарится заведомая провокация из анонимного тг-канала? Для того, чтобы завтра, не дай Бог, случилось нападение на родственников кого-нибудь из оппозиционеров и все свалили на режим?

Век живи, век учись, дураком помрешь.

Кирилл Шулика:

Все угрозы со стороны анонимной ОПГ силовиков в адрес оппозиции это, конечно, фейк. Рассчитанный как раз надо, что в Твиттере тоже не остановятся и продолжат разжигать.

Этот вброс, видимо, должен уравновеситься текстом из анонимного, но якобы имеющего отношение к силовикам канала “Майор и Генерал”:

Некое “анонимное обращение сотрудников правохранительных органов” (ссылки давать не будем), в котором некие анонимы заявляют о том, что кто-то “заплатит кровью своих детей и любовниц”, представляется нам убогой фальшивкой, сфабрикованной в недрах украинской военно-пропагандистской машины, которая по инерции продолжает подливать масла в огонь любого мало-мальски значимого внутрироссийского конфликта.

Обратите внимание на тех, кто этот фейк будет транслировать. И да, в отличие от упоротых псевдо-оппозиционеров, дети и семьи даже самых отъявленных наших врагов – это святое, а угрозы им – непререкаемое табу.

Но верит в такие благостные заверения мало кто.

Илья Клишин:

Короче, анонимусы полиции обещают чинить самосуд как в России, так и за границей. Телеканал НТВ максимально хэппи по этому поводу

Игорь Драндин:

Смотрите, это уже почти что ИГИЛ.

Александр Шуршев:

НТВ откровенно так разжигает, запугивает и оскорбляет. Помойка, а не телеканал. Хотя когда-то новости были их профессией. Сейчас там совсем другая профессия

Михаил Ходорковский:

Расцениваю произошедшее, как омерзительную провокацию НТВ. Уроды, грозящие расправой семьям – враги и провокаторы вне зависимости от стороны.

Мустафа Найем:

В Москве в ответ на анонимную угрозу протестующих отомстить силовикам за массовые аресты, сайт НТВ опубликовал очень подробный ответ сотрудников спецслужб, которые клятвенно пообещали использовать своё служебное положение, чтобы найти и отомстить родственникам и близким самих участников протестов.

В связи с этим у меня вопрос.

Скажите, а это уже гражданская война или все ещё узурпация власти, тупость силовиков и открытое нарушение прав и свобод граждан? И если это все-таки гражданское противостояние, можно ли уже начать подготовку референдума об отделении охваченной пожарами Сибири, жители которой давно недовольны тем, что в Москве игнорируют более трёх миллионов гектаров горящего леса?

Анна Качкаева:

Воскресные спецсюжеты федерального телека об организованных протестах (безработные, иногородние, гламурные мужчины с собачками), “майданных технологиях” (оплаченно и накачено), “аккуратном” разгоне и “тактичных” действиях ОМОНа, Рогсвардии и полиции”(в “ихних европах-амерках еще хуже расправляются”), “сыновьях-срочниках”, сетевых угрозах силовикам и цитирование анонимного (!) письме инициативной группы правоохранителей, обещающих убивать, называется “разжиганием ненависти” и подстрекательством к гражданской войне. Просто это надо зафиксировать для тех, кто еще не совсем забыл про журналистику

Сергей Смирнов:

Источник: https://www.svoboda.org/a/30092822.html

Что делать, если позвонил коллектор? – Помогатор в Одессе на 048.ua

Как обезопасить себя от реальных угроз расправы?

Коллекторы – это субъекты, основной деятельностью которых является взыскание задолженности с должников. При этом они не являются первоначальными кредиторами. Коллекторы приобретают долги у банков, у фонда гарантирования вкладов или других кредиторов.

Такие долги продаются по стоимости значительно более низкой, чем сама сумма задолженности. И, собственно, в разнице между стоимостью кредита для коллектора и суммой долга, которую может взыскать коллектор, и кроется его доход и прибыль.

В некоторых случаях долги могут продаваться по стоимости в размере 30% от размера реальной задолженности. При таких обстоятельствах, деятельность коллекторов может характеризоваться высокой рентабельностью.

Такие задолженности интересны коллекторам по причине наличия обеспечения в виде недвижимого имущества, квартир, домов, нежилых помещений. Реализовав права на которые, они могут получить выплату задолженности.

С точки зрения закона, отдельного правового регулирования деятельности коллекторских компаний в Украине нет.

Как правило, это финансовые факторинговые компании, которые выкупают большие пулы кредитов у банков или у фонда гарантирования вкладов.

А в дальнейшем своими силами или посредством привлечения подрядчиков в лице юридических компаний занимаются деятельностью по взысканию задолженности.

С точки зрения банков, такие продажи тоже вполне понятны. Ведь взыскание проблемной задолженности – это долгий и кропотливый процесс. Поэтому для банка проще продать задолженность с существенным дисконтом.

Действия коллекторов после выкупа долгов довольно стремительны. Судебная практика и опыт наших клиентов показывают, что после выкупа долга коллекторы обращаются к различным нотариусам, коммунальным регистраторам и переоформляют имущество должников на себя. При этом, не брезгуют и нарушением закона, поскольку переоформить имущество не мешают даже аресты на нем.

После переоформления права собственности на имущество, происходит освобождение имущества от бывших собственников. В данном случае, также в ход идут методы, граничащие соблюдением закона, а зачастую и прямо нарушающие закон.

Мы все знакомы с видео, как крепкие ребята вламываются в квартиры и фактически выбрасывают жильцов на улицу. Хотя по закону, для того, чтобы осуществить выселение из квартиры необходимо соответствующее решение суда.

Однако такие методы срабатывают не всегда. Как правило, это происходит с незащищенными слоями населения, которые не в состоянии дать должный отпор и защитить свои законные права.

Если должнику удается оказывать сопротивление в рамках закона требованиям коллекторов, то появляется шанс договориться о возврате долга, но опять таки с дисконтом.

Коллекторы часто соглашаются на такие варианты. Однако следует понимать, что коллектор заинтересован в получении денег здесь и сейчас.

Поэтому переговоры возможны о быстром погашении части долга, но просить отсрочки платежей с коллекторами – не вариант.

Подытоживая можно сказать, что с коллекторами можно договориться. Для этого необходимо понимать свои права, быть готовыми их отстоять, оказать противодействие незаконным действиям коллекторов. При этом следует понимать, что задолженность можно будет закрыть, договорившись о какой-то скидке. Хотя каждый случай индивидуален и требует своего детального изучения.

Какие правовые основания работы коллекторов?

Основанием для выполнения коллекторской организацией своих функций может служить договор, заключаемый между коллекторской фирмой и кредитором.

В первую очередь, это, конечно, договор факторинга (ст. 1077 Гражданского кодекса Украины), но на практике также встречаются договоры поручения (ст.

1000 Гражданского кодекса Украины), уступки права требования (ст. 512 Гражданского кодекса Украины).

Коллекторы могут требовать от должника выполнения его обязательств, но только в рамках действующего законодательства. Это обращение к должнику с уведомлением об изменении кредитора (ст. 516 Гражданского кодекса Украины), обращение с требованием выплаты задолженности, обращение в суд с требованием взыскания суммы задолженности, обращение взыскания на предмет ипотеки или другие действия.

На практике ситуация складывается иная. Коллекторы используют другие  методы, которые находятся на границе законности и часто ее переступают.

Например, телефонные звонки или личные визиты представителей коллекторов, которые могут переходить в шантаж или угрозы, однако даже без этого оказывают психологическое воздействие на должника и членов его семьи.

Отдельные незаконные действия коллекторов можно квалифицировать по следующим статьям Уголовного кодекса:

  • ст. 189 “Вымогательство”;
  • ст. 355 “Принуждение к выполнению или невыполнению гражданско-правовых обязательств”;
  • ст. 182 “Нарушение неприкосновенности частной жизни, выражающееся в незаконном сборе, хранении, использовании и распространении информации о лице без его согласия”;
  • ст. 162 “Нарушение неприкосновенности жилья”.

Опять таки, каждый случай необходимо детально изучать, как и поведение коллекторов, чтобы правильно квалифицировать нарушения, допускаемые последними.

Существует ли угроза бизнесу?

Чаще всего под прицел коллекторов попадают физические лица, которые берут потребительские кредиты для собственных нужд. Эти субъекты удобны для коллекторов, поскольку бизнес имеет юристов, которые способны отстоять права должника.

Но не малый процент также составляют физические и юридические лица, которые берут денежные средства для открытия/развития собственного бизнеса.

Опять таки, в кредите, интересном для факторинговых компаний, есть обеспечение, как правило, в виде недвижимого имущества. Если у бизнес кредита есть залог, то ничего не мешает коллекторам применять методы по взысканию долга.

Но мы должны понимать, что юристы компании не позволят допускать явные нарушения законодательства, поэтому осуществлять взыскание коллекторы будут максимально в соответствии с законодательством.

Следовательно такие кредиты для коллекторов не самые интересные.

Что делать поручителям?

Поручитель – это человек, который берет на себя ответственность за то, что получатель кредита его выплатит. Согласно ст.

547 ГКУ, основанием для поручительства является договор, устанавливающий обязательственные правоотношения между поручителем и кредитором должника.

В договоре кредитования поручитель обязан подтвердить личной подписью свое согласие быть гарантом выполнения обязательств заемщика.

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая уплату основного долга, процентов, неустойки, возмещение убытков.

Если человек не давал согласия, если документы не соответствуют требованиям законодательства (например не соблюдена форма договора, договор не подписан поручителем и др.) – в таком случае в банка или другого финансового учреждения отсутствуют любые правовые основания для обращения к физ./юр. лицу, которого сочли поручителем.

Что делать, если звонят коллекторы и угрожают?

В случае, если коллекторы звонят вам, то у вас есть несколько вариантов поведения. Пояснить что либо звонящему проблематично. Целью таких звонков является психологическое воздействие.

Звонящие проинструктированы, чтобы не озвучивать ничего лишнего, чтобы не наговорить на какой-либо состав преступления. Поэтому прямые угрозы или шантаж вы вряд ли услышите. Я рекомендую блокировать таких абонентов и не реагировать на звонки. 

Если звонки сопровождаются распространением негативной информации о должнике, например, расклейка в парадной листовок о должнике, распространение информации среди соседей или на работе.

В таком случае вы можете попробовать зафиксировать такие факты и обратиться в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст.

182 Уголовного кодекса Украины – Нарушение неприкосновенности частной жизни, выражающееся в незаконном сборе, хранении, использовании и распространении информации о лице без его согласия.

Можно ли судиться с коллекторами?

Законодательство Украины предусматривает право каждого на защиту своих прав и законных интересов в суде. Однако такому обращению предшествует глубокий правовой анализ обстоятельств конкретного дела.

Судебная практика показывает, что и банки и факторинговые компании допускают нарушения при продаже долгов.

Кроме того, факты сотрудничества коллекторов с “черными” регистраторами, говорят о том, что во многих случаях у должников есть шансы защиты своих прав.

Ключевой принцип в этом случае – защитить можно те права, которые были нарушены. Если вы взяли на себя обязательство, то его следует исполнять.

Напомним, ранее 048.ua рассказывали о том, как и когда можно сменить имя, отчество и фамилию.

Источник: https://www.048.ua/helper/966

За угрозы врачам – реальный срок

Как обезопасить себя от реальных угроз расправы?

Пост опубликован: Январь 26, 2017

В Госдуме вынесен на обсуждение законопроект, по которому даже за устные угрозы в адрес врачей будут наказывать крупными штрафами или арестом обидчика. Хамство по отношению к медикам может обернуться для наглеца штрафом до 2500 рублей или пятнадцатью сутками административного ареста. Поправки планируется внести в соответствующие статьи Кодекса об административных правонарушениях.

Минздрав предлагает внести изменения еще и в Уголовный кодекс, требуя радикального увеличение сроков за преступления против врачей, вплоть до пожизненного лишения свободы за покушение на жизнь медработника.  Параллельно рассматривается вопрос о повышении ответственности водителей, которые не пропускают машины «Скорой помощи», едущие со спецсигналами, вплоть до пожизненного лишения прав.

В пояснительной записке к законопроекту, который лег на столы депутатов, говорится: «Участившиеся случаи нападения на сотрудников медицинских учреждений, находящихся при исполнении своих служебных и профессиональных обязанностей, свидетельствуют о недостаточности существующих мер их защиты, в том числе правовых».

Депутат Государственной думы РФ, Михаил Емельянов полагает, что ужесточение наказания за нападение на врача, мера необходимая.

«Необходимо выделить врачей в качестве «спецсубъекта», отделив от рядового гражданина, и предусмотреть специальную статью в отношении действий против него. Наказание должно быть максимально жестким и расценивать нападение на врача, как отягчающее обстоятельство при рассмотрении инцидента».

За решение этой проблемы законотворцы взялись после череды резонансных инцидентов с нападениями на врачей «скорой» и дежурных медиков в больницах, которые произошли в разных регионах страны. Причем в последнее время подобная тенденция только набирает силу.

Так в Ярославле пациент разбил голову врачу «Скорой помощи», вооруженный москвич угрожал бригаде «неотложки» и ранил трехлетнего ребенка, в Новокузнецке пьяный пациент сломал ногу медсестре. Будничные выезды врачей на дом начинают напоминать полицейскую хронику.

Последний дикий случай произошел в Санкт-Петербурге, где после ДТП водитель иномарки с ножом набросился на медиков из бригады «Скорой помощи».  Всего же в городе на Неве за прошлый год произошло почти 50 нападений на врачей.

И это лишь официальная статистика, отражающая количество поступивших в полицию заявлений. Случаев угроз физической расправой со стороны пациентов в десятки раз больше.

В Минздраве считают, что любые штрафы, какими бы крупными они ни были, это слишком мягкое наказанием за нападение на врачей.

В Министерстве предлагают серьезно ужесточить ответственность за такие правонарушения, поскольку только суровое наказание, по мнению инициаторов поправок, может остановить волну агрессии в отношении медработников.

Так  за угрозу в адрес врача предлагается сажать на 5 лет, за нападение – до 10 лет,  а за покушение на жизнь медика — вплоть до пожизненного лишения свободы. Кроме того, чиновники от здравоохранения требуют приравнять врача или санитара бригады «Скорой помощи», находящихся  на работе, по статусу к полицейскому при исполнении.

Главный врач городской станции скорой медицинской помощи Санкт-Петербурга, Алексей Бойков уверен, что проблема назрела давно и странно, что депутаты только сейчас начали рассматривать защиту медиков на законодательном уровне.

«По статистике, у нас в стране на десять бригад скорой медицинской помощи в год приходятся приблизительно два случая нападения либо угрозы физической расправы.

Причем, далеко не все они заканчиваются подачей заявления в полицию, поскольку смысла в этом не было, никаких особых преференций у врачей не существовало, а долгие разбирательства попросту отвлекали бы от основной работы, от помощи больным».

К медикам относятся со все меньшим уважением. Пациенты, или их неадекватные родственники, воспринимают врачей, как обслуживающий персонал, который обязан прислуживать им и не стесняются в выражениях, если врачи или медсестры им чем-то не угодили.

Нередки случаи, когда медработникам угрожают излишне «заботливые» близкие больных, обещая, что если те не поправятся, то врачу «несдобровать». Часто подобное «недовольство» заканчивается рукоприкладством.

Правда далеко не все эти инциденты доходят до правоохранительных органов, судов и наказания виновников.

Но станут ли, в случае принятия законопроекта, врачи персонами неприкосновенными для хамов и хулиганья? Конечно, то, что любая, даже брошенная вскользь угроза в отношении врача может стать поводом для возбуждения административного производства, а то и уголовного дела, это весомый аргумент, который остановит скандальных больных, или их родственников, но спасет ли это медработников от серьезных нападений? В Госдуме звучат предложения разрешить медикам самим защищать себя, то есть выдать бригадам «скорой» и определенным сотрудникам больниц, кроме охранников в клиниках, электрошокеры, газовые баллончики и даже травматические пистолеты. Однако у самих медиков к «вооружению» отношение скептическое. Алексей Бойков считает, что на первом месте должно быть главное предназначение врача  — спасение чужой жизни, а не усиленная забота о собственной безопасности.

 «Надо понимать, что сотрудники «скорой» — это все-таки медицинские работники, врачи и фельдшеры.

И человек, приезжающий спасать чью-то жизнь и при этом вооруженный пусть даже травматикой, наверное, это все же нонсенс.

Полагаю, что защищать врачей «Скорой помощи» прежде всего должно законодательство, а не травматические пистолеты, электрошокеры и прочие предметы самообороны».

Против вооружения врачей выступает и ряд депутатов Госдумы. По мнению Михаила Емельянова, любое распространение оружия среди населения, вне зависимости от профессии, это негативный фактор.

«Прежде чем вооружать кого-то, его нужно научить пользоваться оружием. Кроме того, это иллюзия, что  человек вооруженный, но не опытный, может адекватно сопротивляться нападению преступника. Все-таки защищать врачей должны правильно принятые законы и соответствующие компетентные органы, а  не они сами».

Сегодня далеко не каждый врач после нападения на него, если последствия не слишком серьезные, пойдет писать заявление в полицию. До суда подобные дела доходят редко, времени на разбирательства тратится много, да и ответственность обидчикам грозит чисто символическая.

Если поправки в статьи об ужесточении ответственности за преступления против врачей будут приняты, то ситуация может измениться и у медиков появится смысл более активно отстаивать своё  право на безопасность.

Пока же, как считает Алексей Бойков, мало кто из врачей той же «Скорой» решится связаться с подобной волокитой.

« проблема в том, что сейчас по закону, если не было зафиксировано причинение тяжкого или хотя бы среднего вреда здоровью нашим сотрудникам, это вряд ли закончится возбуждением уголовного дела, в лучшем случае — административной мерой.

Но мы же понимаем, что нападение на медицинского работника, это не только агрессия против личности, это еще и нападение на человека, который находится на работе. Потенциально за то время, пока оформляются документы, он мог бы оказать помощь большому количеству пациентов.

Поэтому сегодня мы и наблюдаем нежелание сотрудников подавать подобные заявления, что дает довольно скромную статистику обращений в полицию. Усугубляется это и элементарным неверием людей в то, что виновные понесут в итоге наказание».

Пока вопросы внесения изменений в законодательство, предусматривающих дополнительную защиту врачей, изучаются различными министерствами и ведомствами. До принятия его может пройти не один месяц, а то и год.

Сегодня глава Следственного Комитета России Александр Бастрыкин уже поручил всем региональным подразделениям СКР провести анализ случаев воспрепятствования деятельности скорой медпомощи и защитить права врачей. Ждут в Госдуме и заключения Верховного суда, чья позиция, к слову, в отношении этого закона до последнего времени была крайне негативна.

А медикам, участковым врачам и медсестрам на скорой остается полагаться только на свои силы, или на удачу, оставаясь фактически беззащитными перед агрессивными пациентами и их родственниками.

Артем Андриянов

Источник: https://chelovek-zakon.ru/2017/01/26/hot/za-ugrozy-vracham-realnyj-srok/

Студентка обвинила чиновника Нацполиции в домогательствах, однако быстро извинилась за

Как обезопасить себя от реальных угроз расправы?

Студентка одного из киевских вузов обвинила его в домогательствах, однако буквально через сутки взяла обратно свои обвинения в адрес Варченко и принесла ему извинения. Сам чиновник считает произошедшее преднамеренной провокацией, жертвой которого стал как он лично, так и девушка.

НВ рассказывает обо всех подробностях резонансной ситуации.

О чем заявила девушка и что о ней известно

Наталья Бурейко – студентка третьего курса Киевского политехнического института, которая, судя по ее странице в , периодически подрабатывает моделью.

Вечером 7 ноября девушка опубликовала на своей странице в большой пост, в котором рассказала о домогательствах и угрозах со стороны Александра Варченко.

На данный момент пост удален, ниже его скриншот:

По словам студентки, с мужчиной она познакомилась в социальной сети Tinder, предназначенной для романтических знакомств и общения. Они стали переписываться, однако лично не встречались.

“Сперва он казался галантным мужчиной и джентльменом, осыпал комплиментами и присылал открытки, хвастался своими связями и положением в обществе, – написала Бурейко. – Затем начал навязчиво и агрессивно настаивать на сближении, за которое обещал меня “озолотить”.

Студентка утверждала, что отказалась от встреч “и дала понять, что дальнейшее общение нежелательно”, после чего Александр, по ее словам, “начал писать оскорбления и угрожать мне расправой, писать, что я его собственность, что я никто, что он может делать со мной все, что достанет меня везде”.

Фото Наталья Бурейко via

Кроме того, как писала Бурейко, сообщения с угрозами стали приходить ее близким и знакомым.

“Каким-то образом он узнал обо мне всё. Адреса меня и моих близких, номера телефонов, стал писать смс-ки и требовать контакты, угрожая физической расправой. А вчера мне прислали цветы и отрубленные птичьи лапы. Александр написал, что это он”, – заявляла студентка, указав также должность Варченко – замглавы департамента защиты экономики Национальной полиции Украины.

Вчера мне прислали цветы и отрубленные птичьи лапы. Александр написал, что это он

Она заявила, что чувствует себя беззащитной и понимает “бесперспективность обращений в полицию, учитывая его должность и описанные им связи”. Мол, именно поэтому она решила обнародовать всю историю в и попросила ее обнародования.

В ближайшие часы и на следующий день пост девушки был широко распространен в соцсетях и ряде украинских СМИ.

Уже 8 ноября она вновь обнародовала сообщение в , в котором поблагодарила за поддержку и рассказала о дальнейшем развитии ситуации. По ее словам, после публикации первого поста она получила новую порцию угроз с требованием его удалить и сообщила, что подала заявление “о домогательствах и угрозе жизни” в прокуратуру Киева.

Наталья Бурейко у стен киевской прокуратуры (позже фото было удалено) / Фото Наталья Бурейко via

Кроме того, как написала Бурейко, после огласки истории некие неизвестные люди разыскивали ее в общежитии, университете и приезжали домой к родителям.

“Если это полиция, то, похоже, вчера в Киеве просто не было более опасной преступницы чем я”, – написала девушка.

Однако за все это время Бурейко никому не озвучивала свои жалобы лично – ни прессе, ни полиции, ни представителям прокуратуры. По информации сайта Заборона, столичная прокуратура получила заявление девушки через почтовый ящик.

Как отреагировал Александр Варченко

Через несколько часов после первых заявлений девушки Александр Варченко также обнародовал пост в , в котором отверг ее обвинения и заявил о “чудовищной информационной атаке” на него и его семью.

По словам сотрудника Нацполиции, он “никогда не был знаком и не вел никаких переписок ни в каких мессенджерах с Натальей Бурейко”.

Варченко предположил, что хакеры создали аккаунт с использованием его фотографий и с него вели провокационную переписку со студенткой.

Думаю, что эта информационная атака связана с тем, что моя гражданская жена, Ольга Варченко, занимает пост первого заместителя главы Госбюро расследований

“Думаю, что эта информационная атака связана с тем, что моя гражданская жена, Ольга Варченко, занимает пост первого заместителя главы Госбюро расследований и многим стала костью в горле. О провокациях и грязных медийных атаках она заявляла публично буквально недавно. Подозреваю, что это только начало”, – написал Варченко.

Он также добавил, что готов дать “исчерпывающие показания правоохранительным органам по факту этой провокации”. “Я люблю свою семью и не позволю никому использовать мое имя в целях подлых провокаций”, – резюмировал чиновник.

Источник: https://nv.ua/ukraine/events/studentka-obvinila-chinovnika-natspolitsii-v-domohatelstvakh-odnako-bystro-izvinilas-za-provokatsiju-vse-podrobnosti-skandala-2506083.html

Пошаговая инструкция в случае угрозы убийством – ИНГО. Кризисный Центр для Женщин

Как обезопасить себя от реальных угроз расправы?

Статьей 119 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

В подавляющем большинстве случаев домашнего насилия, угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью звучат за закрытыми дверьми без свидетелей и доказать их очень сложно. Поэтому, если эта ситуация происходит с Вами не в первый раз, попытайтесь записать угрозы на диктофон или сделать видеозапись.

В получении таких доказательств есть особенности: для того, чтобы данное доказательство
могло быть использовано в суде, Вы должны предупредить агрессора о том, что вы производите видео или аудиозапись.

Можно попробовать блефовать: не показывая записывающего устройства, заявить при разговоре с обидчиком о том, что ваш разговор записывается.

Такого предупреждения, зафиксированного на аудио или видеозаписи, будет достаточно.

Однако это может спровоцировать обидчика на более агрессивные и опасные для Вашей жизни действия, поэтому аудио и видеозапись нужно использовать с осторожностью и оценивать ситуацию индивидуально (например: Вам удалось закрыться в ванной комнате, другой комнате, в машине и т.д., а обидчик продолжает Вам угрожать).

В таких ситуациях прежде всего необходимо думать о безопасности.

Кроме угроз непосредственно лично при контакте с обидчиком, угрозы могут осуществляться разными способами: по почте, в т.ч. электронной, по телефону (голосом и SMS), через социальные сети. Первое, что необходимо сделать при получении угроз – получить подтверждение того, что вам угрожают:

  1. Почта.

    Письмо с угрозами – главное доказательство факта угрозы. Обращайтесь с ним бережно. Постарайтесь не оставить на бумаге отпечатков пальцев, не мните, ничего на нем не записывайте.

    Старайтесь оставить письмо точно в таком же состоянии, в каком оно было доставлено. Следует также определить время доставки, запомнить, где и как оно было доставлено, не заметили ли вы ничего необычного, когда получили письмо.

    Расскажите и покажите письмо своим друзьям.

  2. Телефонные звонки.

    Определитель номера тут будет весьма полезен. Желательно иметь что-то (диктофон, смартфон) под рукой, чтобы записать разговор (запишите не только аудио, но и видео процесса разговора). Если не на что записать, запомните и обязательно запишите все, что слышите: шумы, тембр голоса, произношение, особенности речи, даже то, что вам покажется неважной мелочью.

  3. SMS.

    При получении смс-ки отображается номер телефона, конечно, если сообщение отправили с телефона, а не с сайта мобильного оператора. Сохраните сообщение.

  4. Электронная почта или социальные сети.

    Необходимо сделать скриншот страницы с записями об угрозах или сфотографировать экран. Также такие угрозы можно зафиксировать у нотариуса. Нотариус составит протокол о фиксации доказательств. Такой протокол является доказательством как в полиции, так и в суде.

  1. Предпринять все возможные действия, чтобы оказаться в безопасном месте. Если с Вами дети или родители, иные лица, подвергающиеся угрозе, нужно попытаться попасть в безопасное место вместе (к родственникам, друзьям и т.д.).
  2. Если помещение покинуть не удается – необходимо попытаться вызвать полицию, либо позвать на помощь, попросить вызвать полицию соседей, родственников, лиц находящихся рядом.
    Если Вы находитесь в ситуации домашнего насилия некоторое время, необходимо записать в телефон номера полиции, родственников, кризисных центров, другие телефоны по которым Вы сможжете быстро позвонить и попросить о помощи.
  1. Дать объяснение сотруднику полиции.
  2. В объяснении и заявлении о возбуждении уголовного дела необходимо сообщить следующую информацию:

    • дата и время события (угроз);
    • место совершения преступления (подробно: по какому адресу, в какой комнате, кто и где находился);
    • описание события преступления (подробно: как именно выражались угрозы, было ли в руках обидчика оружие или иные предметы, способные нанести вред Вашему здоровью или лишить жизни, наносились побои (удары) во время угроз, в какую часть тела, чем или какой частью тела, сколько ударов, сколько времени продолжались побои и др.);
    • указать свидетелей, если они были (ФИО, где находились в момент совершения преступления, что видели, слышали, что могут подтвердить);
    • обязательно указать что угрозы Вы воспринимали и воспринимаете реально и почему (например: угрозы были во время нанесения побоев или применения иных насильственных действий, в руках у обидчика были предметы способные нанести вред, агрессор ранее был судим за насилие и т.д.).
  3. Если объяснение (заявление) пишет сотрудник полиции, потребовать чтобы Ваши объяснения были записаны дословно, подробно, в полном объеме (без интерпретаций).

    В случае, если сотрудник полиции отказывается внести изменения в соответствии с Вашими требованиями, при подписании объяснения (заявления) укажите, что подписываете их с замечаниями, так как в тексте не отражены Ваши показания, и указать какие (либо искажены Ваши показания и в чем выразилось искажение).

  1. В течение 10 дней (месяца в особых случаях, когда срок проверки в полиции был продлен) получить постановление о возбуждении/отказе в возбуждении уголовного дела.

  2. При отказе в возбуждении дела обращаетесь в прокуратуру или суд с жалобой и предъявляете доказательства того, что вероятность исполнения угроз очень высока.

  1. Все это время, пока идет проверка и далее, попытаться организовать свое жизненное пространство с учетом всех мер безопасности, которые в Вашей ситуации можно предпринять (не оставлться одной, при возможности пожить у родителей, родственников, друзей; побывать у участкового и сообщить о Вашей ситуации; записать в телефон все номера по которым Вы можете получить экстренную помощь: полиция, родственники, соседи; по возможности предупредить всех окружающих о том, что Вам угрожают и т.д.).

Источник: https://crisiscenter.ru/for-victims/death-threats/

Скрытые угрозы в социальных сетях | УКРАИНА КРИМИНАЛЬНАЯ

Как обезопасить себя от реальных угроз расправы?

Виртуальные диалоги в интернете пестрят фразами, на которые мы не решились бы, оказавшись лицом к лицу с собеседником. Грубость, агрессия и откровенные сексуальные провокации вдруг проявляются у тех, кто в обычной жизни ведет себя прилично и сдержанно.

«Мы говорим особенно много и особенно дерзко, когда кажется, что нас никто не слышит». Эту шутку классик французской литературы Александр Дюма — отец вложил в уста одного из персонажей романа «Граф Монте-Кристо».

Удивительно, как точно фраза, впервые прозвучавшая в 1844 году, описывает поведение людей ХХI века, активных пользователей социальных сетей.

Виртуальные диалоги пестрят фразами, на которые мы не решились бы, оказавшись лицом к лицу с собеседником.

Грубость, агрессия и откровенные сексуальные провокации вдруг проявляются у тех, кто в обычной жизни ведет себя прилично и сдержанно.

Среди псевдонимов и аватарок часто кажется, что нас никто не слышит, а значит, можно говорить все что угодно. Легко забыть, что по ту сторону экрана находятся люди с самыми разными намерениями, взглядами и чувствами.

Многие из них нам вовсе не друзья. Потому у виртуальных высказываний и действий бывают реальные последствия, иногда очень печальные.

  • Как любители виртуального интима становятся в соцсетях жертвами шантажистов

Обсуждая вопросы безопасности в интернете, массмедиа обычно сосредотачиваются на онлайн-мошенничестве и воровстве.

Потеря денег — серьезный повод для беспокойства, но опыт показывает, что в Сети можно потерять нечто гораздо более важное.

Процессы, которые мы наблюдаем в виртуальной плоскости, похожи на утрированное отражение того, что происходит в социуме. Если в офлайне существует насилие, значит, в интернете оно тоже есть, хоть и принимает другие формы.

Словесная жестокость

Американский психолог Филип Зимбардо в свое время доказал, что анонимность стимулирует проявление агрессии и позволяет выйти за рамки привычных морально-этических ограничений.

Там, где тебя не знают, гораздо проще совершить зло, будь то акт вандализма, оскорбление или нанесение другого вреда.

Возможно, именно поэтому социальные сети, позволяющие скрыть свое настоящее имя, создать несколько аккаунтов под разными псевдонимами и вообще ввести аудиторию в заблуждение относительно вашей личности, стали идеальным пространством для людей, склонных к агрессии, но не решающихся проявить ее в реальности. К тому же сформировалась целая индустрия «поливания грязью» в Сети на коммерческой основе.

  • Белорусский киберпреступник о том как сидел в ньюйоркской тюрьме

Ее задействуют, когда нужно ослабить позиции публичной личности, дискредитировать какой-нибудь проект или товар. Бизнес-структуры, владеющие социальными сетями, пытаются с этим бороться — по крайней мере, так утверждает их руководство.

Два года назад генеральный директор Джек Дорси заявил, что противодействие интернет-травле — один из новых приоритетов его компании.

Якобы существует стратегический план противодействия и наняты сотрудники для его реализации, но, очевидно, этого недостаточно.

«Вероятность обращения за помощью зависит от того, осознает ли ребенок, что стал жертвой. Часто дети считают, что сами виноваты»

Анастасия Дьякова, национальный эксперт по защите детей от насилия

Предшественник Дорси, бывший топ-менеджер Дик Костоло, высказался на ту же тему гораздо откровеннее: «Мы годами проигрываем войну с троллингом на нашей платформе. Мы теряем основного пользователя, не решая проблему, с которой люди сталкиваются каждый день.

Мне стыдно за то, что мы не справились с этим во время моего пребывания на посту генерального директора». Костоло резонно заметил, что один из источников бед современного общества — недостаточно серьезное отношение к психологическому насилию.

Агрессия, проявленная в Сети, не оставляет побоев, с которыми можно было бы обратиться в полицию. И хотя формально законодательство многих стран предполагает наказание за психологическое насилие, точного определения этому понятию пока никто не дал.

Если не было прямой угрозы физической расправы, привлечь обидчиков к ответственности непросто.

  • Как мошенники используют социальную инженерию

«То, что люди, подвергающие­ся психологическому насилию, нуждаются в защите не меньше тех, на кого посягают физически, — факт, признанный мировым сообществом, — говорит Джошуа Франко, заместитель директора Amnesty Tech, подразделения правозащитной организации Amnesty International. — Это отражено в тексте нескольких международных конвенций, к примеру, в Стамбульской конвенции о противодействии насилию против женщин. Там есть даже особое упоминание о проявлениях психологического насилия в интернете».

Недетская проблема

В виртуальном пространстве люди получают реальные травмы. Один из самых серьезных стимулов аутоагрессии — потеря уважения и статуса. Агрессивные и оскорбительные нападки в Сети могут довести жертву до самоубийства. «Когда речь заходит о насилии, часто звучат рассуждения о том, что жертва сделала не так, — подчеркивает психолог Светлана Панина.

— Мы становимся в оборонительную позицию, боимся, что подобное случится с нами, хотим понять, как этого избежать, и устраиваем «работу над ошибками», в общем, естественная реакция, но это не совсем то, что нужно для противодействия.

На самом деле важно подчеркивать, что жертва не виновата, что насилие — зло, даже если тот, против кого оно направлено, и был в чем-то неправ.

С детьми в этом смысле проще, их, в отличие от взрослых, как правило, прямо не обвиняют в том, что они сами как-то спровоцировали происшествие, от которого пострадали».

Когда речь идет о травле в Сети, защитить молодое поколение и вправду проще. К примеру, если жертва — школьник или студент, можно сослаться на закон о противодействии буллингу, вступивший в силу в январе текущего года.

Он классифицирует психологическое насилие как административное правонарушение.

Документ касается только участников образовательного процесса, зато в нем особо отмечено, что насилие может быть совершено с применением электронных средств коммуникации.

Кибербуллинг — далеко не единственная форма сетевого насилия, которой может подвергнуться ребенок. Родительские организации Западной Европы и США давно бьют тревогу по поводу распространения сексторшена.

Так называют вид вымогательства, при котором злоумышленник сначала получает интимные фотографии или видео с участием ребенка, а потом использует их для шантажа, угрожая выложить в Сеть, разослать одноклассникам, показать родителям и т. д.

«В ситуации сексторшена с ребенком налаживают доверительный контакт и со временем просят интимные фото.

После чего начинают шантажировать распространением и требуют деньги либо более откровенные фото-, видеоматериалы, которые можно продать», — объясняет Анастасия Дьякова, национальный эксперт по защите детей от насилия Офиса уполномоченного президента Украины по правам ребенка.

— В случаях с мальчиками чаще встречается первый вариант требований, с девочками — второй, но, в принципе, уровень риска не зависит от пола. Также нельзя сказать, что преступников интересует какая-то определенная возрастная группа. К сожалению, опасность существует для всех, кто самостоятельно пользуется интернетом».

  • «Ваш ребенок мертв!» — как соцсети убивают детей

Опасные встречи

Большинству родителей трудно поверить в то, что их ребенок может отправить кому-то свои интимные фотографии, но, к примеру, в Великобритании 16% детей признаются, что хотя бы раз в жизни это делали.

Часто злоумышленники не ограничиваются откровенными картинками и назначают встречу в реале. Перед этим они некоторое время общаются онлайн.

Для такого общения даже придумали особое название — груминг, то есть налаживание доверительных отношений с ребенком с целью его сексуальной эксплуатации.

О распространенности груминга в Украине можно только догадываться, статистических данных на этот счет нет.

Впрочем, даже в тех странах, где ведут учет случаев груминга, о которых стало известно родителям, учителям, представителям правоохранительных органов или общественных организаций, официальные показатели вряд ли отражают реальные масштабы проблемы. Довольно часто дети просто не признаются в том, что с ними произошло.

Причем не только потому, что их отношения с родителями или другими близкими взрослыми людьми, на чьем попечении они находятся, оказываются недостаточно доверительными.

«Вероятность обращения за помощью зависит от того, осознает ли ребенок, что стал жертвой, и от того, насколько он доверяет взрослым, находящимся рядом в реальной жизни, — говорит Анастасия Дьякова. — Часто дети считают, что сами виноваты.

Поэтому так важно вести просветительскую деятельность, объяснять родителям, учителям и детям, что это преступление, о котором нужно заявлять, и что ребенок — пострадавшая сторона».

В США провели исследование с участием 2100 детей, ставших жертвами груминга. Каждый четвертый ребенок оказался младше 13 лет. 68% признались, что согласились на требования преступников. 62% сказали, что после выполнения первых требований ситуация ухудшилась, то есть от них стали требовать большего.

Анастасия Дьякова периодически проводит уроки в школах и спрашивает учеников, сколько времени им нужно, чтобы начать доверять человеку, с которым они познакомились в интернете и которого никогда не встречали в реальной жизни.

Младшие, как правило, отвечают: «Один вечер», «Одна онлайн-игра», «Один день».

Что касается старших детей, некоторые говорят «никогда», но большинство признаются, что начинают доверять новому интернет-собеседнику после первой встречи.

«Последний вариант ответа пугает меня больше всего, — говорит Дьякова. — Он показывает, с какой легкостью дети и подростки соглашаются на встречи офлайн с людьми, о которых совершенно ничего не знают.

Кроме того, дети не понимают, как связаны события, происходящие офлайн и онлайн. Когда ребенок отправляет кому-то свои фотографии или оставляет какие-то комментарии, он не осознает, что такие действия могут повлиять на его жизнь.

Срабатывает психологический эффект под названием «иллюзия спальни». Он действует не только на детей, но и на взрослых». Мы сидим в своей комнате, чувствуем, что находимся в безопасности.

Слова и действия, которые насторожили бы нас в реальной жизни, онлайн воспринимаются легко, все происходит как бы не по-настоящему ровно до тех пор, пока ситуация не выйдет из-под контроля.

Вряд ли есть универсальный рецепт борьбы с проявлениями цифрового насилия в отношении детей. Иногда помогает любовь родителей к ребенку, формирующая доверительную атмосферу в семье.

«Моей дочери уже дважды делали непристойные предложения в Сети: сначала предлагали обменяться интимными фото, а потом обещали денег за встречи в реале, — говорит киевлянин Владимир Смирнов. — Каждый раз вместо того, чтобы вступить в переписку с извращенцем, она показывала мне эти сообщения».

Смирнов рад, что дочь доверяет ему больше, чем анонимным злоумышленникам, и надеется, что откровенный разговор с девочкой о том, какие цели преследуют авторы сообщений, в будущем не даст ей совершить опрометчивый поступок.

АвторМария Бабенко; Фокус

Источник: http://cripo.com.ua/processes/skrytye-ugrozy-v-sotsialnyh-setyah/

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий