Как ограничить свидания бывшего мужа с ребенком? Как вернуть ребенка домой к матери?

Развод по-белорусски: дети

Как ограничить свидания бывшего мужа с ребенком?  Как вернуть ребенка домой к матери?
Когда в нашей стране разводятся супруги, вопрос, с кем останутся дети, возникает редко, говорят специалисты. Конечно, с мамой! И только когда мать “неблагополучная”, встает вопрос о том, чтобы ребенок жил с отцом.

Семьи, где после развода супруги в равной степени участвуют в жизни ребенка, для белорусов, оказывается, редкость.

Почему так происходит? Как папы борются за равноправное участие в воспитании ребенка? Что об этом говорит закон и что думают практики – адвокат и психолог?

Олег Бакулин

Председатель общественного объединения “Защита отцов и детей” Олег Бакулин представляет интересы членов своей организации в суде. Чаще всего правовую помощь оказывает мужчинам. Олег Бакулин рассказал об основных проблемах отцов в нашем обществе. • В Беларуси есть тысячи случаев, когда дети живут с отцами.• Декларируемого равенства между мужчинами и женщинами в нашей стране в семейно-правовом поле не существует. Отцы бесправны, так как во всех семейных вопросах судебная практика – на стороне женщины. Особенно это видно, если вопрос о месте жительства детей определяется в благополучной семье. Прямо сейчас решается вопрос у папы из Могилева. Отец 6-летнего мальчика очень любит ребенка, водит его в детский садик, бассейн. Психолого-психиатрическая экспертиза, которую проводят в Новинках, уже установила, что мальчик испытывает эмоциональное отчуждение к матери и ее родственникам.• Даже представители закона ограничивают права отцов. Случаются ситуации, когда судьи объясняют, что детей по закону отдают матери. Говорят, чтобы папа зря не тратил деньги и нервы. Но где в законе такое написано?

“После таких заявлений мы просим специалиста указать, где в законе сказано, что детей передают на воспитание матери, – говорит Олег Бакулин.

– Те, кто принимает решение в пользу матери, делают это либо из-за устоявшейся судебной практики, либо на решение влияет личное мнение человека, не подкрепленное законом.

Например, на одном из наших семинаров представительница Минского городского суда рассказала, что ее воспитывала мама, отец был нехорошим человеком, и поэтому она не может объективно относиться к рассмотрению дел, где отцы требуют передать детей им на воспитание”.

• Большинство судей у нас – женщины.

Бороться приходится и с администрациями районов, говорит председатель ОО “Защита отцов и детей”. “Даже ведущие специалисты по охране детства комитета высказываются, что папа вообще не должен участвовать в воспитании детей. Я считаю, что таких людей нужно признавать профнепригодными. А эти люди – начальники”.

• При усыновлении детей женщине дают возможность выбрать ребенка. А мужчине почему-то нет. С этим также столкнулся один из наших родителей. Ему сказали, что усыновление – не магазин, и если он будет привередничать, то поступит сообщение в прокуратуру, что отец хочет взять ребенка не на воспитание, а для чего-то еще. Намекают, что ищет ребенка для каких-то сексуальных утех.

• Случается, если ребенка под опеку берет мужчина, управление образования отказывается платить ему деньги (за работу приемным воспитателем. – TUT.BY). Взявший опеку над 9-летним мальчиком мужчина подал в суд по поводу установления оплаты. Тогда у него решили забрать ребенка. На каких основаниях – непонятно.

В 6 утра приехала милиция, ребенка забрали в детский лагерь, откуда он вернулся на попутках. В итоге было вынесено решение, что ребенок будет жить у отца, а учиться – в интернате. Деньги на питание ребенка не выделяют, мол, пусть кушает в интернате. Очень хорошая семья.

Мальчик помогает папе с компьютерными программами, которые используются Министерством образования.

• Иногда сами дети борются за право жить с отцом.• Есть женщины, которым важно числиться мамой. Это очень удобно, это нормальный социальный статус. Были случаи, когда женщина завладевала квартирой, выбивала, чтобы по решению суда ребенок числился за ней и ей платили алименты. А ребенок с отцом проживал в другой стране. У женщин такой аргумент: “Я ребенка родила, поэтому ты мне должен платить”. • В большинстве случаев детям лучше жить с матерями. У женщины, которая родила ребенка, есть материнский инстинкт. Отцовство – социальное приобретение. То есть у мужчины любовь зарождается, когда он живет с ребенком, заботится о нем. Если разорвать связь отца с ребенком, то его чувства будут угасать. 50% отцов после развода утрачивают связи с детьми (это данные английского общественного объединения, аналогичного нашему).Отцовство нужно культивировать. А у нас делают наоборот. Отцов, которые отстаивают свои права на ребенка, пытаются загнать в угол. Одной гребенкой гребут и положительных, и тех, кто пьет. Если поднимать эту тему, сотни отцов расправят плечи. Будут знать, что у них есть права и их можно отстаивать.• Нельзя сказать, что хорошие папы – это редкость. Ко мне обращаются те, кто готов бороться за своих детей. Каждый день звонит до 10 человек. • Кстати, в практике ОО “Защита отцов и детей” есть только два случая, когда после развода у родителей были равные права на ребенка. В одном случае ребенок жил по полгода и у отца, и у матери. Правда, отец все равно платил алименты и оплачивал коммерческий садик – таковы были условия. Во втором случае ребенок жил две недели с отцом, две – с матерью (оба родителя характеризуются положительно, девочке 12 лет). Это предложение поступило от представителя нашей организации, и ребенок сам урегулировал этот вопрос. Девочка ходит в одну и ту же школу, потому что бывшие супруги живут рядом.

Кодекс РБ о семье и браке

Статья 74. Место жительства ребенка

… Разногласия между родителями о том, с кем будет проживать ребенок, разрешаются в судебном порядке исходя из интересов ребенка.Суд учитывает, кто из родителей проявляет большую заботу и внимание к ребенку, возраст ребенка и привязанность к каждому из родителей, личные качества родителей, возможность создания надлежащих материально-бытовых условий и нравственно-психологической атмосферы, обеспечения надлежащего уровня воспитания. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. При этом мнение ребенка по запросу суда выявляется органом опеки и попечительства по месту жительства ребенка.

Статья 76. Равенство прав и обязанностей обоих родителей

Отец и мать имеют равные права и обязанности в отношении своих детей.Родители пользуются равными правами и несут равные обязанности в отношении своих детей и в случае расторжения брака между ними, если иное не предусмотрено в Соглашении о детях…

Статья 77. Участие отдельно проживающего родителя в воспитании детей

Родитель, проживающий отдельно от детей, имеет право общаться с ними и обязан принимать участие в их воспитании. Родитель, при котором проживают дети, не вправе препятствовать другому родителю общаться с детьми и участвовать в их воспитании…


Евгений Портной, адвокат, занимается бракоразводными процессами. Представляет интересы и мужчин, и женщин:

Евгений Портной. aep.by

— Если ребенку уже есть 10 лет, при решении вопроса, с кем он останется после развода, учитывается и его мнение. В Кодексе о браке указано, что оба родителя – и мужчина, и женщина – имеют равные права относительно ребенка. Закон определяет, что при решении вопроса о том, с кем оставлять ребенка после развода родителей, нужно исходить из интересов ребенка.Но в судебной практике, действительно, очень часто, вне зависимости от возраста и обстоятельств, детей оставляют с матерями. Редкие исключения, когда мать – неблагополучный человек. В органах опеки и попечительства, которые по таким делам дают заключение, тоже в абсолютном большинстве – женщины. Хотя даже если судья – мужчина, это не значит, что он не вынесет решение в пользу матери.Чаще всего, если мать – положительный человек, мужчина не ставит вопрос о том, чтобы оставить ребенка себе. В том числе и из-за сложившейся практики, а также потому, что для всех участников процесса, а особенно для ребенка, выбор между мамой и папой – стрессовая ситуация. Но есть и такие, кто готов бороться до конца.В моей практике случалось, что за счет ребенка некоторые женщины хотели обеспечить себя материально (особенно когда бывший муж – обеспеченный человек и до этого женщина жила за счет супруга). Много дел, когда супруга ограничивает общение с ребенком: мужчина обращается, чтобы определить порядок участия в воспитании.Часто обращаются граждане Германии, которые состояли в браке с белоруской. Женщина под видом того, чтобы проведать родителей, увозит ребенка домой и не допускает к общению. О каком равенстве идет речь, если мать проводит с ребенком все время и не разрешает с отцом даже говорить по скайпу? А по приезде – только в присутствии матери.Это глобальный вопрос. В нашем обществе есть стереотип, что отец нужен для зачатия и материального обеспечения. А воспитание – прерогатива женщины.Хотелось бы, чтобы в решении этих вопросов исходили не только из того, кому из родителей очень сильно хочется быть с ребенком.

Диана Комлач, психолог, автор программы “Территория счастья”:

Диана Комлач

— В моей практике свои проблемы через детей пытаются решать и мужчины, и женщины. Это происходит из-за того, что при разводе оба супруга остаются чем-то недовольны. Каждый пытается перетянуть ребенка на свою сторону. Шантажировать умеют оба родителя. Некоторые матери используют детей как флаг: сегодня дам, завтра – нет. Мужчины применяют финансовые рычаги. А все потому, что люди не умеют разговаривать.Как говорил мой старший коллега и друг Берт Хеллингер, ребенка нужно оставлять с тем из супругов, кто больше уважает партнера. По-моему, важно, чтобы бывшие муж и жена нашли возможность договориться о том, что было бы лучше сейчас для самого ребенка. А то случается, что, когда начинают делить, не видят самого малыша. И здесь совершенно не важен пол малыша. Маленьким детям очень важно быть с мамой. Потому что она обогащает его мир эмоционально. Ближе к подростковому возрасту ребенку важно попасть в зону влияния отца, потому что отец отвечает за социальную адаптацию. И, кстати, жизнь меняется, и к этому вопросу нужно возвращаться. В моей практике были случаи, когда дети жили по неделям с мамой и папой и когда ребенок жил с мамой, а на каникулы уезжал к отцу. Причем правила поведения у папы и у мамы могут быть разные. Например, у папы можно играть за компьютером по три часа в день, а у мамы – нет.Нет ничего хуже для ребенка, чем когда спрашивают, с кем он хочет жить, потому что ребенку придется предавать одного из родителей. Кстати, часто дети становятся на сторону пострадавшего. Бывает, отец пил и дрался, а после развода говорят, что останутся с папой.При разводе партнеры должны в первую очередь понимать, что расстаются как муж и жена, но как отец и мать они будут связаны на всю жизнь. И поэтому им придется общаться: обсуждать решения, важные в жизни ребенка.

При ограничении общения всегда происходит отчуждение, теряется эмоциональная связь. Так происходит и с мужчиной, и с женщиной. Просто в процессе развода и вне брака, я сталкиваюсь с этим, многие мужчины даже не пытаются ничего делать для того, чтобы добиться общения с ребенком.

Есть такая позиция у отцов, что все равно ничего не изменишь. Получив отказ, они останавливаются. А здесь нужно общаться, добиваться увеличения количества дней, которые можно проводить с ребенком. Но делать это нужно в процессе общения. Суд – это крайний случай.

Тут нужно, чтобы хоть кто-то проявил свою добрую волю.

Источник: https://news.tut.by/society/362570.html

Общение отца с ребенком после развода

Как ограничить свидания бывшего мужа с ребенком?  Как вернуть ребенка домой к матери?

Как правило, после развода супругов их несовершеннолетние дети остаются проживать с матерью. Но это вовсе не означает, что она получает преимущественное право в отношении них.

Семейное законодательство закрепляет за родителями равные права и обязанности не только по содержанию общих детей, но и по их воспитанию. Из чего следует, что отец никоим образом не ограничен в праве общения со своими детьми. Главное — это его желание.

Но наша жизнь полна парадоксов. И данный вопрос — не исключение. Часто бывает так, что мать детей не против их общения с отцом, и способствует этому, но папа не проявляет никакого интереса и избегает встреч с ними. А бывает наоборот — отец хочет общаться и видеться со своими чадами, а бывшая жена всячески препятствует этому.

В таких случаях на стороне отца выступает закон. И действует он, в первую очередь, в интересах детей. Ведь для них важно контактировать с обоими родителями, независимо от их отношений.

Право отца на общение с ребенком после развода

Часть 1 ст. 66 Семейного кодекса (СК) РФ прямо указывает на равенство прав обоих родителей в общении с ребенком, участии в его воспитании и решении вопросов, связанных с получением им образования. При этом отмечается, что родитель, с которым проживает ребенок, в нашем случае мать, не должен чинить препятствий или ограничивать его общение со вторым родителем.

После расторжения брака отец имеет право на:

  • беспрепятственный доступ к любой информации (с воспитательных, образовательных и медицинских учреждений) о своем ребенке, которую он считает важной и необходимой;
  • регулярные встречи и неограниченное общение с ним;
  • участие в принятии решений относительно различных сторон его жизнедеятельности;
  • согласование смены фамилии ребенка и вывоз его за пределы страны;
  • прочее.

Что касается встреч и общения отца с ребенком, то это должно происходить в любое, удобное для обоих, время. Просмотр фильмов в кинотеатрах, катание на аттракционах, походы в лес, на рыбалку или в горы в выходные дни, отдых на море во время каникул — это небольшой перечень того, что может позволить себе отец в отношении своего несовершеннолетнего ребенка.

Если частым свиданиям препятствует расстояние (к примеру, отец проживает в другом населенном пункте), то ничто не должно мешать их общению по телефону или при помощи Интернета.

Часто, чтобы реализовать свое право видеться с ребенком, отцу приходится подстраиваться под условия и требования, которые ему выдвигает бывшая жена. Хорошо, если они в пределах разумного, хотя и противоречат законодательным нормам.

К большому сожалению, нередки случаи, когда как раз вопреки всякому здравому смыслу, мать ребенка категорически против его общения с отцом. Причины банальны — от обиды на него до появления нового мужа. Тогда спор бывших супругов требует разрешения либо путем заключения добровольного соглашения, либо вмешательства судебных органов или органов опеки и попечительства.

Порядок общения ребенка с отцом после развода

В случае, если родителям удастся договориться между собой и найти компромисс, для ребенка и для них самих это будет оптимальным и единственно правильным решением. Если все же определенные трения и разногласия существуют, лучше всего заключить соглашение в письменной форме.

Составляя документ о порядке общения ребенка с отцом после развода, в содержании необходимо детально расписать все моменты, касающиеся данного вопроса, которые максимально учитывали бы интересы, желания и распорядок дня ребенка. Среди прочих условий относительно воспитания и участия в его жизни, в соглашении следует указать:

  • место встреч и время общения;
  • их продолжительность;
  • возможность присутствия при этом третьих лиц;
  • отдельно — количество дней для проведения совместного отпуска летом или во время школьных каникул (если ребенок учится в школе).

Заметим, что ст. 57 СК содержит требование, в соответствии с которым у ребенка, достигшего десятилетнего возраста, необходимо спрашивать мнение по вопросам, затрагивающим его интересы, в том числе и по поводу общения с отцом.

На практике все оказывается гораздо сложнее. Поэтому, если права отца на общение с ребенком нарушаются со стороны матери, то у него есть возможность решить конфликт в досудебном порядке, обратившись в органы опеки и попечительства.

Для этого ему необходимо подать соответствующее заявление, которое рассматривается на заседании комиссии по вопросам защиты прав детей в присутствии обоих родителей. При разработке графика встреч и общения отца с ребенком комиссия принимает во внимание позицию двух сторон. Принятый и утвержденный график является обязательным для выполнения обоими родителями.

Если мать не выполняет принятое опекунской службой решение, то отец имеет возможность воспользоваться своим законным правом на обращение в судебные органы (ч. 2 ст. 66 СК).

Дела, связанные со спорами в отношении ребенка, неподсудны мировому судье. Поэтому исковое заявление подается в районный суд по месту жительства ответчика (матери) и должно в себе содержать требования о сроках, периодичности и месте встреч.

Пример

От гражданина Р. ушла жена, переехав с несовершеннолетним сыном к матери в другой город, откуда ему через полгода пришло судебное решение о расторжении брака и взыскании алиментов. Теперь Р. хочет требовать в судебном порядке право на встречи и общение с ребенком.

В связи с расстоянием он не может лично подать исковое заявление в городе проживания бывшей жены, поэтому и интересуется, как правильно ему поступить в данной ситуации.   Поскольку вопрос касается ребенка, дело подсудно районному суду. Иск подается по месту жительства ответчика, то есть бывшей жены.

Для этого ехать истцу в другой город не обязательно. Заявление можно переслать почтовой связью и указать в нем ходатайство, чтобы дело рассматривалось без его присутствия.  

Однако гражданин Р.

должен быть заинтересован в положительном для него исходе дела, а именно в выборе места и времени встреч с сыном, поэтому мы рекомендуем ему присутствовать на заседании суда лично, либо направить вместо себя представителя, оформив на него нотариально заверенную доверенность.

Уплачивать государственную пошлину при подаче иска в данном случае не потребуется, так как согласно п. 15 ч. 1 ст. 333.36 НК при рассмотрении дел о защите прав и законных интересов ребенка истец освобождается от уплаты указанного сбора.

В судебном процессе, кроме сторон по делу, должен присутствовать представитель органа опеки и попечительства в качестве третьей стороны. Судебное решение, как правило, основывается на утвержденном этим органом графике встреч и общения отца с ребенком, а также принимаются во внимание такие факторы, как:

  • репутация и моральные качества отца, подтверждаемые характеристикой (справкой) с места работы (жительства), показаниями свидетелей;
  • необходимость таких встреч и влияние общения на полноценное развитие ребенка;
  • условия, в которых планируется проводить время с ребенком.

Устанавливая порядок общения, суд предупреждает стороны о последствиях несоблюдения их решения. Касательно матери, то, кроме того, что с нее может быть взыскан моральный ущерб за его систематическое невыполнение, а также наложен штраф судебным приставом-исполнителем, суд вправе рассмотреть вопрос о передаче ребенка отцу.

Время общения отца с ребенком после развода

Сразу отметим, что законодательство не содержит никаких ограничений на то, сколько времени отцу проводить с ребенком. Однако в случаях, когда мать против их общения, и отцу приходится через суд добиваться встреч, тогда и устанавливаются временные рамки таких свиданий.

Поскольку все зависит от занятости сторон, проживания их в разных местах, конкретный график составляется исходя из совокупности этих и других факторов, но в первую очередь с учетом желания и возможности ребенка, на что мы уже обращали внимание.

Время для общения отцу нужно для того, чтобы реализовать свое родительское право на воспитание ребенка и участие в его становлении и развитии, как личности. При этом отец должен реально оценить свои возможности с учетом загруженности на работе и, возможно, нового семейного положения.

При определении времени и периодичности встреч немаловажным является такой момент, как возраст ребенка. Это связано с тем, что малыши при длительном отсутствии отца склонны постепенно забывать о его существовании. Поэтому, когда речь идет о маленьких детях, то их времяпрепровождение с родителем, который с ними не проживает, должно быть как можно частым.

Установление времени общения во многом зависит и от привязанности ребенка к каждому из родителей, распорядка дня и интересов всех перечисленных лиц.

Понятно, что время, отведенное отцу для пребывания с ребенком, не может превышать время нахождения его с матерью.

Но, тем не менее, отец должен требовать более тесного и длительного контакта с ребенком, особенно в выходные и праздничные дни, а также проведения с ним совместного отпуска.

При этом главным остается тот фактор, чтобы малышу или подростку такое общение шло во благо, а для отца не стало обременением и повинностью.

Как ограничить общение ребенка с отцом после развода?

Не все супруги после расторжения брака могут сохранить нормальные отношения, даже ради детей.

  • Иногда бывает так, что в случаях, когда отец не намерен просто так отказываться от взаимоотношений с ребенком, он начинает морально давить на него, настраивать против матери и т.п. После таких встреч ребенок возвращается домой раздраженным, в состоянии перевозбуждения, что совсем не желательно для его психического здоровья.
  • Бывают и другие случаи, когда отец со временем начинает безответственно относиться к выполнению своих родительских обязанностей, встречи превращаются в формальность, ребенку становится скучно, и он начинает капризничать. А отец, не зная, как его успокоить, от своего бессилия поднимает на него руку. Тогда мать, чтобы не травмировать психику ребенка, вправе обратиться в судебную инстанцию с требованием ограничить его общение отцом. Это право предусмотрено ст. 73 СК.
  • Поводом для обращения в суд с данным требованием может стать также неподобающее поведение отца, связанное с употреблением спиртных напитков, оскорблением матери в присутствии ребенка и т.п.

Перечисленные факты должны быть изложены и конкретизированы в исковом заявлении, а также обязательно подтверждены весомыми доказательствами.

Вопросы наших читателей и ответы консультанта

Я развелся с женой четыре года назад. В браке у нас родился сын, который после развода остался проживать с матерью. Все это время я регулярно уплачивал алименты на его содержание, проводил время с ним в будние дни и по выходным. В прошлом году мы вместе с сыном отдыхали на море.

Все изменилось после второго замужества бывшей супруги. Ее новый муж не одобряет наши встречи с ребенком, поэтому они практически прекратились. Я не могу смириться с этим, но не знаю, что могу предпринять в сложившейся ситуации?

Вам необходимо обратиться в районный суд по месту жительства бывшей супруги, матери вашего ребенка, с исковым заявлением об определении порядка общения с сыном. Желательно собрать доказательную базу не только об уплате алиментов, но и о вашем участии в воспитании ребенка до того момента, когда его мать снова вышла замуж.

Ст. 66 СК содержит положения, которые дают вам полное право на общение с сыном и участие в его дальнейшей судьбе, а также предусматривают меры воздействия на мать, если она будет этому препятствовать.

Но сначала все-таки попытайтесь урегулировать вопрос по-хорошему, поговорите с бывшей супругой и постарайтесь ее убедить в пользе такого общения, в первую очередь, для самого ребенка.

Моя бывшая жена, в общем, не препятствует моему общению с дочерью.  Однако наши встречи всегда происходят втроем. Мать ребенка мотивирует это тем, что девочка еще очень маленькая, так как ей всего лишь три неполных года. А я хочу проводить с дочкой больше времени, оставлять ее на ночь хотя бы в выходные дни.

Могу ли я в такой ситуации что-то предпринять? Определен ли законом возраст ребенка, до которого общение с ним должно проходить в присутствии матери?

Если у родителей возникает конфликт по поводу порядка общения ребенка с отцом, то спор разрешается в судебном порядке с привлечением представителя органа опеки и попечительства. Каждая сторона предлагает свое видение разрешения данного вопроса и приводит суду доводы в пользу своих требований.

В каждом отдельном случае суд при принятии окончательного решения исходит из конкретных особенностей дела, учитывая все обстоятельства – от образа жизни родителей и режима дня ребенка до его возраста, пола, здоровья и психического состояния.

Ваша ситуация осложняется тем, что, во-первых, у вас девочка, а во-вторых, по возрасту еще слишком мала. Поэтому, вероятнее всего, суд примет сторону матери, и вам пока придется встречаться с дочерью в ее присутствии.

Источник: http://razvod-expert.ru/razvod-i-deti/obshhenie-s-rebenkom/otca/

Жительница Барнаула пытается вернуть сына, которого увез бывший муж

Как ограничить свидания бывшего мужа с ребенком?  Как вернуть ребенка домой к матери?

Для кого-то развод – старт в новую жизнь, а для кого-то трагедия. И если расстаться мирно не удается, а разочарования и обиды захлестывают бывших супругов,  они стараются уколоть друг друга посильнее. Но самое страшное, когда в свою войну взрослые втягивают детей.

В редакцию ИА “Амител” обратилась жительница Барнаула Юля. Уже два года она не общалась со своим маленьким сыном. Бывший муж прячет ребенка, несмотря на то, что все решения судов определяют место жительства мальчика вместе с мамой.

Мужчина же абсолютно уверен, что спасает своего сына от психически опасной мамы.  

Сейчас мальчику почти три с половиной года. В последний раз мать и сын общались в январе 2016 года.  После этого — только три минутных встречи. 

Семья

Юля: “Я жила в Караганде, Алексей — в Рубцовске. Мы познакомились через интернет. Общались-общались… А однажды он приехал знакомиться. Из Караганды уехали вместе. Через четыре месяца решили пожениться.

Сначала жили в Рубцовске. У Алексея была своя квартира. Но свекровь слишком активно пыталась вмешиваться в нашу жизнь, мне это не нравилось. И через полтора года мы переехали в Барнаул. Квартиру здесь нам помогли купить родители.

Я работала бухгалтером.

https://www.youtube.com/watch?v=OAeeAzFWWEk

Как мы жили? Наверное, как все. Ругались, мирились. Ничего особенного.

Через четыре года у нас родился сын. И ситуация обострилась. Мы жили за счет родителей. Я сидела дома с маленьким ребенком. А Алексей официально нигде не работал. Сначала перебивался  случайными заработками. А когда купили квартиру, ушел с работы, чтобы делать ремонт.

Мы, наверное, очень разные. Алексей очень замкнутый человек. У него нет друзей. Общается только со своей семьей, в основном с мамой. Она очень часто к нам приезжала. А я была совсем одна.

Сын очень плохо спал. Я не высыпалась, часто нервничала, очень уставала. А муж и свекровь мне говорили, что то, что ребенок так плачет — это ненормально, что это я виновата: я плохая мать, плохая жена, ничего не успеваю и ничего не умею. Я очень переживала.

Задело меня и то, что муж абсолютно все про нас рассказывал своей маме. Мы договаривались, что наши отношения кроме нас никого не касаются. И я своей маме ничего не рассказывала о наших ссорах. А он своей  рассказывал все. У меня не было никакой поддержки.

Также меня страшно угнетала наша полная финансовая зависимость от родителей. Я даже вещи своему ребенку не могла купить без разрешения — все выбирала свекровь.

“Ненормальная”

В какой-то момент я поняла: мое психологическое состояние таково, что я уже не справляюсь, и пошла к частному психологу. Правда, серьезной помощи не получила. Теперь мне дома тыкали тем, что я “ненормальная”. Мне было так плохо, что однажды я уехала к маме в Казахстан. Мне просто хотелось выдохнуть. Но мама меня отругала и отправила домой.

Когда я вернулась, дома были муж и свекровь. Произошел новый скандал. Муж вызвал бригаду психиатров, которые меня увезли в стационар. Через четыре дня меня выписали с диагнозом “эмоционально неустойчивое расстройство личности”. Предложили продолжить лечение в дневном стационаре.

А дома стало еще хуже. Мне говорили, что меня опасно подпускать к ребенку. Не разрешали спать с сыном в одной комнате, даже менять подгузники — якобы я могла причинить ему вред.

От отчаяния я во время очередного скандала набросилась на свекровь, а потом попыталась совершить суицид. Тогда мне казалось, что иного выхода у меня нет.

Муж вызвал мою маму и предложил ей забрать меня. Но я сказала, что без сына никуда не поеду. Тогда муж поставил условие: “Ты с нами не живешь, снимаешь квартиру. Если отказываешься, я увожу ребенка, и ты его больше никогда не увидишь”.

Я тогда подумала, что, может быть, и правда будет лучше, если мы поживем отдельно друг от друга, успокоимся и сможем наладить отношения.

Мы с мамой нашли квартиру совсем рядом с нашим домом. Я каждый день приходила к сыну. Ему тогда было 1 год и 5 месяцев. Он плакал — думаю, что был обижен на меня, что я ухожу, а его бросаю. И как-то мне муж говорит: “Он плачет, когда ты приходишь. Тебе лучше не приходить”.

А я ответила, что больше не уйду отсюда: это мой дом и мой сын. Я имею право здесь жить и воспитывать своего ребенка. Однако муж вытолкал меня за дверь. И я в январе стояла в подъезде без верхней одежды, босиком.

Я вызвала полицию, но муж и им не открыл дверь, а бросил мне одежду через балкон.

После этого муж меня в квартиру к сыну больше не впустил.

Тогда я пошла в органы опеки, чтобы они хоть как-то повлияли на Алексея. И там мне сказали, что он подал на меня в суд с иском об ограничении в родительских правах. Обоснование — факт лечения в психиатрическом диспансере”.

Суды

Адвокат Юлия К. рассказывает, что ее клиентка прошла  психологическую экспертизу, которая признала молодую женщину абсолютно вменяемой и неопасной для ребенка (копия экспертизы имеется в редакции Amic.ru — прим. редакции). Иск мужа был отклонен.

Но мужчина подал заявление на возбуждение в отношении жены уголовного дела по факту повреждений, которые получил во время потасовки, когда выталкивал супругу за дверь.

“Свои ссадины Алексей зафиксировал. Моя клиентка, несмотря на то, что у нее было много синяков, не пошла к медицинским экспертам, обращаться со встречным заявлением в суд не стала, — рассказывает адвокат. — В итоге ее признали виновной в нанесении побоев.

И сразу после этого Алексей подал новый иск — уже на лишение Юлии родительских прав из-за наличия у нее судимости. Однако суд и в этот раз отклонил его иск. Зато судом было принято решение, что ребенок должен жить с матерью.

Но вот это постановление злостно не исполняется ответчиком”.

Судебное решение об определении места жительства ребенка вместе с мамой было принято 17 июня 2016 г. В законную силу вступило  27.09.2016 г.

“Но после суда муж увез ребенка в Рубцовск и скрывался с ним там в доме родителей. До августа 2017 года они оба числились в розыске”, — рассказывает Юлия.

Три встречи

Юля: “За эти два года я видела сына всего три раза по несколько минут. Первый — во время судебной экспертизы в мае 2016 года. Тогда экспертиза признала, что у ребенка по отношению к матери, то есть ко мне, нет никакого неприятия, он меня не боится и не делает предпочтений между матерью и отцом (результаты экспертизы имеются в редакции ИА “Амител” — прим. редакции).

 Из заключения судебно-психиатрической экспертизы: “Его (мальчика) эмоциональное отношение к родителям не дифференцированно.

В ходе общения с обоими родителями подэкспертный не проявляет страха, тревоги, боязни”.  Второй раз — случайно на улице в Рубцовске в сентябре 2016-го, я приехала тайком и встретила их на улице.

Муж схватил сына и бросился от меня бежать. Я успела все это заснять на телефон.

https://www.youtube.com/watch?v=oWHtDj3HHvI

В третий раз — 10 ноября 2017 года, когда получилось попасть в квартиру свекрови”.

Адвокат: “Чтобы попасть в эту квартиру, судебному приставу пришлось пойти на хитрость. Дело в том, что при неоднократном выезде по адресу  временной регистрации ребенка ей ни разу не открыли дверь.

Елена Петровна (пристав) оставляла повестки в двери, и Алексей сам на следующий день или через день появлялся у нее в кабинете. Без предварительной договоренности попасть квартиру было бы просто невозможно. Пристав договорилась о якобы проведении осмотра квартиры, выяснении условий проживания ребенка.

Другого пути просто не было. Кстати, свекровь Юлии — довольно известный и уважаемый в Рубцовске человек.

Но обстановка в квартире всех шокировала. Люди устроили настоящие баррикады. Они поперек комнаты выдвинули кровать. Перед кроватью бегал отец Алексея, за кроватью — сам Алексей.

А бабушка держала отвернутым ото всех мальчика. Матери не дали даже слова сказать сыну, обратиться не позволили, передать игрушку.

Я ответственно заявляю, что с нашей стороны все, в том числе и Юлия, вели себя абсолютно достойно и спокойно.”

Запись из отчета судебного пристава-исполнителя: “Пододвинул кровать, не пропускает подойти к ребенку, истерят, кидаются драться, со стороны родственников звучат оскорбления в сторону Ж….Ю.В.”.

Юля: “Больше всего меня пугает то, как они растят моего сына. Соседи мужа мне рассказывают, что с ребенком практически не гуляют или гуляют уже поздно вечером, когда стемнеет. Сын не посещает детский сад.

Неизвестно, какую и где он получает медицинскую помощь. Я отправляла официальные запросы, и мне пришел ответ, что ребенок в поликлинике по месту жительства не наблюдается, необходимую диспансеризацию по возрасту не проходил.

Неизвестно, поставили ли ему необходимые прививки.

Сейчас ему три с половиной года. А я даже не знаю, как говорит мой сын. И говорит ли он….

И я не хочу, чтобы ребенка насильственно изымали у мужа. Не хочу причинять сыну еще одну травму. Я просто хочу видеть своего сына, заботиться о нем, видеть, как он растет и меняется, дарить ему свою любовь и ласку.

Я имею на это полное право. По всем законам: и юридическим, и человеческим. Я не знаю, помнит ли он меня, не знаю, что ему рассказывают обо мне.

Я всего лишь хочу, чтобы он снова узнал меня, чтобы мы могли встречаться, общаться, жить.

Мы взрослые и наши обиды, недопонимания, разногласия —  мы все переживем. Но ребенок ведь ни при чем. Он ничего не понимает и видит вокруг себя только ненависть и агрессию,  растет, формируется в этом. И ему очень нужна мама. Почему он должен страдать?”

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы: “Женщина намерена проживать с ребенком отдельно от бывшего супруга, но при этом сохранить с ним отношения, чтобы мальчик общался с отцом и не рос “безотцовщиной”.

Вторая сторона

Корреспондент ИА “Амител” связывался со второй стороной этого конфликта. С отцом мальчика поговорить не удалось, но мы пообщались с бабушкой — свекровью Юлии. У них свой взгляд на ситуацию и своя история.

Они уверены, что своим решением оберегают мальчика от мамы, которая может нанести ему вред. Но после этого единственного раза связаться ни с отцом, ни с бабушкой больше не удалось. Они не отвечают ни на звонки, ни на SMS-сообщения.

Публиковать их личный рассказ без разрешения мы не решились. Но мы готовы предоставить им слово.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы: “Для гармоничного развития ребенка ему необходимо общение как с матерью, так и с отцом, при условии исключения противостояния родителей в присутствии испытуемого и исключения демонстрации негативного отношения одного родителя к другому в отсутствие последнего”.

Источник: https://www.amic.ru/news/404996/

Белорус: «После развода с женой судья запретила мне видеться с сыном даже на Новый год. Где искать правду?..»

Как ограничить свидания бывшего мужа с ребенком?  Как вернуть ребенка домой к матери?

32-летний Игорь закрывает лицо руками и тяжело вздыхает. Мужики ведь не плачут.

А как они тогда рассказывают о своей боли? О том, что клятвы любви и верности перестали что-либо значить, обручальное кольцо за ненадобностью пылится в углу, дом опустел, а с родным сыном разрешено видеться только раз в неделю, Игорь говорит с горечью.

Уже который месяц он пытается обжаловать решение суда и получить право полноценно участвовать в воспитании сына, но упирается в стену непонимания. Имена героев этой истории изменены, но от того она не становится менее драматичной. Перед вами монолог отца, который всеми силами борется за своего сына.

* * *

Когда мне было 23 года, я познакомился с Ольгой — своей будущей женой. Три года мы встречались, потом я сделал предложение. Как сейчас помню нашу свадьбу: небольшая, душевная, всего 25 самых близких гостей.

Тогда ничто не предвещало беды… Давно это было… Помню, как друг моего отца, боевой офицер, произносил тосты на свадьбе, а теперь он помогает мне пережить этот год. Год для меня непростой, скажу прямо.

Я всегда занимался спортом, боксировал, подтягивался на турниках, а за последние месяцы похудел на 15 килограмм. Вот такие дела.

У нас с Олей была и роспись в ЗАГСе, и венчание. То есть дважды — и перед богом, и перед людьми — я поклялся, что буду ей любящим мужем, а она — что будет мне верной женой «и в богатстве, и в бедности, пока смерть не разлучит нас». Для меня данное слово обязательно к исполнению. Почему же Оля забыла об этих клятвах?..

Через два года после свадьбы, в 2011-м, у нас родился сын Максим. Вы все, наверное, помните новогоднюю ночь с 2010-го на 2011-й. Утром вся Беларусь проснулась, и рубль пошатнулся. Я тогда взял три кредита на $12 тыс., доллар продавался по 3300, а на следующий день он стал 11 000.

Мы с женой снимали двухкомнатную квартиру в Борисове. Я работал один, Оля была в декрете. $170 нужно было платить за квартиру. Моя зарплата из $500 сразу же превратилась в фантики… Как сейчас помню: получил аванс, купил пачку памперсов, и осталось каких-то 50 000 рублей.

Мне пришлось работать за двоих, если не за троих взрослых мужиков, чтобы содержать семью достойно.

Как только в полтора года Максим оторвался от женской груди, жена вышла на работу, и вся забота о малыше легла на мои плечи. Я приходил с работы и, хотя у меня были круглосуточные смены, никогда не ложился спать. Нет. Я был с малышом.

Когда сыну исполнилось два с половиной года, я понял, что для Оли работа вышла на первое место.

Она с раннего утра и до восьми-девяти вечера пропадала там, а ребенка сбрасывала мне со спокойной совестью, ведь понимала, что я такой отец, с которым малыш будет и накормлен, и чист, и все остальное.

Кроме официальной работы, связанной с видеомонтажом, я зарабатывал деньги фотосъемками. Дело было прибыльным. Но ради сына я вынужден был бросить этот свой бизнес, отказался от халтур на свадьбах и других заказов.

Кто-то ведь должен был сидеть с ребенком! Параллельно я начал гонять машины из Америки и продавать их в Борисове. Помню, когда мне удалось продать первую машину, даже едва знакомые люди радовались за меня больше, чем жена.

Я позвонил ей, говорю: «Оля, я еду из Минска с деньгами, продал машину!» — а в ответ слышу сухое: «Давай быстрее! Максим тебя уже заждался!» Наверное, уже тогда наша семейная жизнь ей надоела. Она все позже возвращалась домой, и все чаще высказывала мне претензии.

Мою работу воспринимала как какую-то игру: «Ну что ты там можешь делать серьезного! Сидишь себе за компьютером!» А ведь я занимался важными вещами.

Жена стала отдаляться все больше и больше. Начались разногласия из-за денег. Я говорил ей: давай немного потерпим, откажемся от каких-то развлечений, вещей, зато скоро сможем купить квартиру. Оля не хотела меня слышать.

Она хотела туда поехать, то купить… «Я лучше буду жить одним днем на съемной квартире и позволять себе хорошую одежду и качественный отдых, чем отказывать себе во всем и копить на собственное жилье!» — так она рассуждала.

Я мог позволить себе хороший автомобиль за $15 тыс., но мне это не нужно. Я езжу на автобусе с проездным. Эти деньги я предпочитал класть в семейный бюджет. Я честный муж. Старался все откладывать для семьи.

А что же супруга? Помню, когда она выходила из декрета на работу, то заявила мне, что ей нужен итальянский медицинский халатик за $100. Я ей ответил: «Оля, ты только выходишь на работу, я сейчас работаю один. Давай повременим с этой покупкой до тех пор, пока у нас не будет хорошего заработка.

Вот роддом напротив стоит, там медсестры, я точно знаю, итальянские халатики по $100 не носят. Это ненормально, когда расходы превышают доходы»…

18 июля 2014 года (я хорошо запомнил этот день) я вернулся с работы домой. Мы тогда снимали трехкомнатную квартиру в новом доме. Когда я приходил с дежурств, трехлетний сын всегда бежал ко мне с радостным криком «Папа, папочка!». А тут я зашел в квартиру, а ко мне никто не бежит.

Моего сына нет! Двери распахнуты, на месте детской кроватки пустота, все вещи Оли и Максима исчезли. Говоря юридическим языком, ребенок вывезен без моего согласия, причем я не знаю куда. Представьте мое состояние! Когда я наконец разыскал Олю и сына, она сказала: «Не торопи меня, мне надо подумать. Оставь меня».

Жена сняла квартиру и жила там с Максимом отдельно. Следующие несколько недель она иногда приводила сына на часик-другой поиграть ко мне во двор, а сама сидела на лавочке, погруженная в свои мысли. Я понимал, что у нее внутри что-то происходит.

Мы продолжали жить в разных квартирах, а наш брак все сильнее трещал по швам, несмотря на мои звонки и попытки наладить отношения.

https://www.youtube.com/watch?v=2_oex9xreMw

Оля дала клятву, что будет только моей женой, что никогда не изменит! Но в итоге я узнал, что она нашла себе другого мужчину. Я догадывался, но получил подтверждение этому внезапно. Был погожий октябрьский день, мы вместе с Олей забрали Максима из садика.

Я подумал, может, наши отношения налаживаются. Даже передал жене букет гербер на работу. А вечером решил внезапно прийти к ней в гости.

Дверь мне открыл решительно настроенный мужчина в шортах… Эта встреча закончилась для меня рассеченной губой и обращением в милицию.

Я не подавал на развод, даже в этой ситуации мне было важно сохранить семью. Но конфликт только затянулся.

Жена вообще прекратила давать мне ребенка, хотя в соответствии с законом и Кодексом о браке и семье родители имеют равные права. Но в нашей стране права отца почему-то куда-то заткнуты.

«Какая-никакая, но мать. И она имеет больше прав», — вот такой ответ я слышал везде, куда ни обращался.

На домашнем компьютере остался аккаунт жены в Viber, о чем она забыла. Я читал всю ее переписку. Морально это или нет? Я муж, который хотел сохранить семью! Из переписки я узнал, что новый Олин мужчина ударил моего ребенка. Я обращался в суд по поводу насилия над несовершеннолетним, но суд отклонил мое ходатайство.

После этого жена подала на развод. В июле 2015 года одновременно с решением о разводе Борисовский районный суд вынес решение об определении места жительства ребенка с матерью.

Я, как отец, получил право видеться с сыном четыре раза в месяц по три часа плюс два раза забирать его к себе на ночь.

Кроме того, мне достались положенные по законодательству права отца: навещать ребенка в течение одного часа в день, если он заболел, отмечать по нечетным годам с ребенком Рождество, Новый год, день рождения, проводить вместе с ним 14 дней отпуска, звонить ему не позднее 21:00 и так далее.

Может, для кого-то это и звучит оптимистично, но что такое три часа в день? Одна только дорога до садика занимает больше часа. То есть я даже не успею привести ребенка к себе, чтобы он покушал. Во время наших редких встреч Максим плачет, говорит, что хочет остаться со мной, что боится мужчину, с которым живет мама, а я каждый раз должен возвращать его к семи и чувствовать свое бессилие…

Естественно, такое положение дел меня не устраивало. Я обжаловал решение Борисовского суда в Минском областном суде, чтобы принимать больше участия в воспитании сына.

Судья не то что отклонила мою кассационную жалобу — она отменила все: и совместный Новый год, и Рождество, и мое право звонить ребенку, проводить с ним отпуск… Я хотел, чтобы мне добавили еще хотя бы пару ночевок с сыном, а в итоге лишился всего.

Я имею только четыре встречи днем и две ночевки. Все! Областной суд вместо того чтобы улучшить положение только ухудшил его.

Сейчас не стоит вопрос о том, чтобы определить место жительства сына со мной. Это будет заранее проигрышный иск. Моя цель — установить адекватный порядок общения с сыном. По крайней мере тот, что был установлен судом изначально. Сейчас я написал жалобу на действия судьи Минского областного суда и жду ответа.

У меня нет никакого желания наказывать жену. Поймите, вопрос не в том, чтобы наказать мать, а в том, чтобы защитить сына. Я рядом с Максимом с самого его рождения, я ради него оставил бизнес, который приносил хорошие деньги.

Я готов пожертвовать своей личной жизнью, чтобы заниматься духовным и физическим воспитанием сына. Но как это сделать, если 22 дня в месяц воспитанием моего мальчика занимается чужой мужчина?..

Я подозреваю, что он применяет психическое и физическое насилие в отношении Максима. Но официальные органы мне не верят.

Максимально счастливое завершение всей этой печальной истории для меня — возможность уделять достаточно времени воспитанию сына. Я работаю два дня через два, а это значит, что 14 дней в месяц я свободен для ребенка.

У меня есть квартира, достойная должность, соцпакет, официальная зарплата в 8—9 млн — это хорошие деньги для Борисова. Алкоголь и сигареты — это для меня табу. Так чем я плохой отец?..

Я обращался во всевозможные инстанции, даже в прокуратуру писал, но мне неизменно приходит один ответ: «Проведена проверка, нарушений не найдено». Так где же мне искать правду?..

* * *

Мнение эксперта

Олег Бакулин, руководитель общественного объединения «Защита прав отцов и детей»:

— Решение Минского областного суда в отношении Игоря я считаю ненормальным. Даже ответчица согласилась с тем, чтобы ее бывший муж виделся с ребенком в день рождения и другие праздники. Но судья решила иначе и лишила Игоря такой возможности.

Неужели она не понимает, что этим решением наказала не только отца, но и сына? Свое решение судья пояснила так: «У вас есть достаточно времени для общения. Вы можете поздравить сына с праздниками в дни, разрешенные для встреч».

Так и Новый год можно отмечать 1 сентября! Отец хочет поздравить мальчика в день его рождения, а не в ближайший вторник, который прописал суд! Если бы такие же решения принимались в отношении женщин, я бы промолчал. Но гендерного равенства и справедливости в отношении прав отцов в нашей стране никогда не будет, увы.

Реальность такова, что шансы Игоря на то, чтобы вернуть изначальное количество встреч с сыном, уменьшаются в геометрической прогрессии. Дело в том, что гражданские дела по детям — это дела оценочной категории.

Они отличаются от уголовных дел, ведь в данном случае никто не совершил преступления. И суд, исходя из своих личных убеждений, оценивает, кто прав, а кто нет.

И тут одна судья может оценить собственную «однушку» отца как идеальные жилищные условия, а другая скажет, что съемная «двушка» матери предпочтительнее…

Единственный шанс Игоря — это обращение в Верховный суд. Он не имеет прямых контактов с областным судом, а потому можно рассчитывать на более объективное рассмотрение дела. Отцу не остается ничего другого, кроме как настойчиво добиваться справедливости.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: https://people.onliner.by/2015/10/08/belorus-boretsya-za-syna

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий