Как остановить соседа, который грозит убить?

Что делать, если бьет муж: откровения жертв домашнего насилия

Как остановить соседа, который грозит убить?

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция “Не виновата” в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией.

Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном.

Ангелина, терпела побои в течение 3,5 года

предоставлено героиней материала

С ним мы познакомились в интернете в 2012 году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику.

В одном из острых споров, который разразился онлайн, за меня вступился парень, потом мы перешли на общение в “личке”. Мне тогда было 23 года, а ему 31. Общались в основном на политические темы, но потом он пригласил меня встретиться.

Я приехала просто пообщаться с соратником по взглядам, а он подарил цветы и сказал, что я ему понравилась.

Через какое-то время мы стали встречаться, но так как жили в разных городах, виделись только один раз в месяц, остальное время – онлайн. Внешне он мне не очень нравился, но подкупало то, что он уважал меня, понимал и не требовал ничего в сексуальном плане, зная, что я следовала принципу не спать до свадьбы.

Тем не менее, тревожные “звоночки” были уже тогда. Сам по себе он человек агрессивный, грубый, мог наорать без повода. Например, если у него машина не заводилась, а я что-то говорила в этот момент, у него вспыхивала агрессия.

При этом он открыто рассказывал, как бил первую жену и потом другую девушку, с которой был в отношениях. Но так как он говорил, что обе были гулящие, у меня тревоги не возникало: думала – ну я же не такая!

Предложения руки и сердца как такового не было, мы просто отдыхали на море, и он сказал, что по возвращении домой мы подаем документы в ЗАГС.

Помимо того, что мне уже хотелось семью, детей и переехать в город покрупнее, где он как раз жил, давил еще один серьезный аспект: я была ему должна. Мы с мамой брали кредит в банке и не могли его погасить.

Нас сильно жали коллекторы, тогда он взял и оплатил долг.

Так, через год после знакомства мы поженились. Любви не было. Даже помню, что перед тем, как ехать выбирать свадебное платье, я сидела на вокзале и плакала. А под конец еще узнала, что он пьет, хотя и обещал, что в семейной жизни с этим завяжет.

Накал страстей начался уже с первого дня совместной жизни, были какие-то оскорбления, он постоянно требовал, чтобы я заступалась за него в конфликтах в интернете. Потом он выпивал и предъявлял претензии: “Ты мямля, лохушка, и слова за меня не можешь сказать”.

Постоянные побои начались уже через пять месяцев. Он мог избить за какие-то мелочи: чай долго несла или картошку порезала мельче, чем он любит. А если мне в соцсети кто-то написал “привет”, ему прямо крышу срывало, так сильно начинал ревновать.

Любой разговор, даже о музыке, мог вызвать агрессию, много скандалов также возникало на фоне пьянок.

Как-то на одном из праздников опять затронули национальную тему, и он вскипел. Взял торт со стола и бросил его на пол. Потом он набросился на меня, я стала убегать в другую комнату, а он догнал и ударил меня по лицу. Из губы потекла кровь.

Дальше такие ситуации стали повторяться все чаще, он уже не мог остановиться.

Я пыталась с ним разговаривать, выяснить, в чем проблема? Он ответил, что “пока побоев не было, то и не хотелось, а теперь сам понимаю, что когда срываюсь, то уже не могу остановиться, так и с прошлыми женщинами было”.

Он понимал, что это уже проблема, но на мои предложения пойти к психологу или наркологу отвечал отказом: “Не хватало еще, чтобы я до такого опустился”.

Он мог издеваться надо мной на протяжении нескольких часов подряд. Унижал, садился на меня, избивал, в основном по голове. Потом кровь из носа шла.

https://www.youtube.com/watch?v=vn_obF7kL6k

После очередного раза у меня было сотрясение мозга и ушиб тройничного нерва, синяки по всему телу. Я хотела уйти, но он слезно извинялся, говорил, что любит и не может без меня, называл себя мразью и сволочью. В итоге я его простила, не ушла тогда. В течение года были побои и примирения, а еще через год я забеременела, стала зависимой от него, а он стал вообще неуправляемый.

Два раза после сильных побоев я ходила к врачу, но при этом никогда мужа не выдавала. Выдумывала истории: упала во дворе, неизвестные ограбили на улице. Ни в центры помощи, ни в полицию я не обращалась.

Как-то в очередной раз он меня побил, а на утро сказал: “Интересно, а как это, жить и знать, что тебя в будущем отп**дят?”. Тогда я поняла, что он не собирается меняться. Последней каплей стали разборки на очередном семейном празднике. Это было уже при его родителях.

Отец тогда с ним разговаривал, объяснял прописные истины, но все без толку.

В итоге целых 3,5 года я терпела побои. Друзья про это знали, советовали уходить и даже предлагали его наказать, но я была против. Через год после рождения дочери мы разошлись.

Хотя развод он до сих пор не дает, считает, что мы муж и жена. Иногда, когда захочет, может потащить меня куда-то. Пока был на заработках, присылал алименты, но сам говорит, что это не алименты, мы семья.

При этом дочку он не видит, не интересуется, как она – ему все равно.

У меня и так была низкая самооценка, а сейчас вообще ниже некуда. Психика не выдерживает, срываюсь на всех. На мне ведь все: съемная квартира, мама на пенсии, ребенок, животные.

Сейчас работаю завхозом, но параллельно учусь на педагога, когда закончу, собираюсь устроиться в отдел по делам несовершеннолетних.

Осталось продержаться три месяца, там и зарплата хорошая будет, и не придется унижаться за помощь, чтобы кормить семью.

Ольга, терпела побои 8 лет

(имя изменено по просьбе героини)

предоставлено героиней материала

Мы познакомились 10 лет назад через общих друзей, когда пришли к ним в гости. Сначала все было романтично, фактически любовь с первого взгляда, и в принципе никаких тревожных знаков я не замечала. Отношения закрутились так быстро, что мы стали встречаться, и через полтора месяца я уже забеременела.

Сначала он вроде был рад, но потом оказалось, что он не готов принимать проблемы, возникавшие в процессе беременности. У меня был токсикоз, не всегда хорошо себя чувствовала, в итоге появилась необходимость лечь в больницу на сохранение. Тогда он начал как-то странно себя проявлять и требовать, чтобы я была такой же, как и в момент знакомства.

Он стал сам решать, ложиться мне в больницу или нет, потом запретил общаться с друзьями, потому что ему не нравились их советы. Уже тогда он старался все контролировать, начал читать мои письма, слушать все телефонные разговоры, запрещал ставить пароли и требовал, чтобы я ему все рассказывала. Причем считал, что делает это из хороших побуждений и во благо семьи.

На тот момент я училась, а он, будучи на четыре года старше, уже работал. Во время беременности мне пришлось взять академический отпуск, но после рождения ребенка он обратно на учебу меня не пустил.

Он запер дверь и сказал: “Все, твой институт закончен, теперь работать тебе не надо, это буду делать я. А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу”.

На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях. Потом разбил ноутбук, когда ему не понравилось одно письмо. Причем письмо было от подруги, где она просто вспоминала одного нашего общего знакомого. Он принял это как личное оскорбление, а с представителями мужского пола вообще запретил общаться.

Позже он стал звонить моим друзьям и подругам, что-то им говорил, после чего мое с ними общение прекращалось. Скорее всего, он серьезно запугивал людей, вплоть до угроз родственникам и убийства.

С родителями мы тоже не общаемся, потому что они изначально были против нашей женитьбы. Таким образом, года через два я уже не общалась ни с кем из “внешнего мира”.

Просто смирилась с этим в какой-то момент и поняла, что если не делать лишних звонков и слушать его, то все будет более-менее ничего.

Но потом он стал драться, бить меня. Сначала это было не сильно: где-то толкнул, еще что-то. Но потом он стал чаще пить и через 2,5 года после женитьбы, прямо на Новый год, он устроил драку. Причем с нами была его мама, которой тоже досталось. Его взбесило то, что мы с мамой спокойно попросили его больше не пить. Мы пытались его остановить, но это было бесполезно.

После второго случая побоев я обратилась в полицию, но они отказали в возбуждении уголовного дела, потому что было недостаточно доказательств, что это сделал муж. По идее там проходили статьи 116 и 119 (ст. 116 УК РФ “Побои”, ст. 119 УК РФ “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”.

– Прим. ред.). Когда пришел участковый, муж сказал, что ничего подобного в семье не происходит, что он “не бьет и нормально себя ведет, но может быть иногда наказывает”, – это так у него называется. А после разговора с участковым ситуация в семье еще сильнее ухудшилась, муж стал вообще неуправляемым.

Когда он разбил мне нос, я ходила в травмпункт, но испугалась сказать, что это побои, ведь если бы там завели уголовное дело, мне бы не поздоровилось. Я боялась, что если это всплывет, он может просто меня убить.

Он запирал меня дома, пока синяки от побоев не заживали. Главным было, чтобы соседи этого не увидели. И старался бить так, чтобы следов было не видно, в основном по голове. Самое страшное, что в доме был маленький ребенок, который все это видел.

Он тоже папу боялся, садился, закрывал уши, глаза, и пытался на все это не смотреть. Мне было очень тяжело, но огородить его от этого я никак не могла. Потом снова были обращения в полицию, но в какой-то момент я потеряла надежду, что они мне помогут.

Пыталась сама поговорить с ним по-хорошему, но он просто не слышал.

Его агрессия могла наступить в любой момент: мог побить за то, что я забыла поперчить мясо, или сломать ребенку планшет за то, что он не пошел чистить зубы по первому требованию. Вдобавок вспоминал мне какие-то старые обиды и бил еще и за это. Скандалы и драки происходили волнами: то возникали, то утихали. Но в последний год периодов затишья практически не было.

Я терпела все это в течение восьми лет, но в какой-то момент районный психолог, к которому я ходила, поняла, что ситуация не меняется, и посоветовала обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям. Она сама позвонила и сообщила, что мы можем туда приезжать. Тогда мы с ребенком собрали вещи, подождали, пока он уйдет, и вышли.

Сейчас, находясь в центре, я чувствую психологическое облегчение, со мной разговаривают специалисты, с ребенком также ведется работа, индивидуально и в группе. Хотя муж знает, где мы.

Уже звонил и говорил, что мы его позорим, что у нас в семье все нормально, и мы должны вернуться обратно. Но понятно, что ничего не изменится. Перед тем, как уйти, я уже подала заявление на развод.

Сейчас идет бракоразводный процесс, а я определяюсь, где мы будем жить и куда устроиться работать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было уходить раньше, когда уже начался контроль, даже еще не побои. Женщинам, находящимся в подобных ситуациях, обязательно нужно обращаться в полицию, но безопаснее делать это уже из кризисного центра. Рисковать не следует, ведь такие люди могут действительно покалечить, если не убить.

Куда обращаться, если вы стали жертвой домашнего насилия

depositphotos/ djedzura

В Москве при Департаменте социальной защиты населения действует “Кризисный центр помощи женщинам”, это единственное государственное учреждение в столице, основным направлением деятельности которого является помощь в подобных ситуациях.

Стационарные отделения кризисного центра предоставляют 70 койко-мест на временное проживание женщинам (одной или с ребенком), пострадавшим от психофизического насилия в семье.

Помимо государственного центра, помощь женщинам оказывают и различные некоммерческие организации.

Если стационар города принимает только москвичей, то на “телефон доверия” (8-499-977-20-10 или 8-488-492-46-89) могут позвонить женщины из любой точки страны. Ежедневно на “телефон доверия” и “горячую линию” (стационар) поступает около 25 звонков. Всего с 2014 по 2018 гг.

за психологической помощью женщинам и детям в Центр поступило более 44 тысяч очных обращений и почти 24 тысячи обращений на “телефоны доверия”. Примерно 10–15% позвонивших женщин решаются обратиться в центр и пройти реабилитацию.

Жители других городов перенаправляются в профильные государственные или некоммерческие организации по месту проживания.

Как отмечают специалисты Кризисного центра, физическому насилию, как правило, предшествует длительное психологическое насилие в виде постоянных оскорблений, насмешек, критики любого мнения женщины и так далее. Поэтому в первую очередь женщине в такой ситуации необходимо обратиться за квалифицированной помощью к психологу.

Если вы подверглись физическому насилию в семье (это относится и к тем случаям, когда следов побоев на теле не видно), необходимо продумать план безопасности себя и детей, обратиться за квалифицированной помощью в Кризисный центр помощи женщинам и детям.

При получении телесных повреждений (рассечение кожных покровов, переломы, гематомы и других) в результате физического насилия в семье, необходимо обратиться в полицию, документально зафиксировать побои и повреждения, а также найти убежище, чтобы изолировать себя от обидчика.

Если женщина получает убежище в стационаре, то ей незамедлительно оказывают психологическую, медицинскую, социальную помощь. Если решает укрыться у родственников, то она также может обратиться за помощью в Кризисный центр.

Это относится ко всем пострадавшим, включая свидетелей насилия, чаще всего это дети.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/07032019/154896

«Отец бил меня днем, ночью, дома, на лестничной клетке»

Как остановить соседа, который грозит убить?

Госдума одобрила законопроект, декриминализирующий регулярное насилие над домочадцами.

«Принятые поправки к Уголовному кодексу приведут к тому, что защитить женщину перед лицом насильника-мужа станет практически невозможно», — бьют тревогу правозащитники.

Тем более что альтернативных механизмов, способных остановить семейное насилие, практически нет. Чем грозит российским женщинам закон, который ушел на подпись президенту?

«Отец избивал меня не реже раза в неделю. Всю жизнь. Сколько я себя помню», — девушка просит не называть ее настоящего имени и родной город. И признается: «Я до сих пор стесняюсь говорить о пережитом даже с близкими друзьями».

«Бил днем, ночью, дома, на лестничной клетке. За закрытыми дверями и при посторонних. Поводом могло стать все что угодно, достаточно, чтобы он пришел с работы в дурном настроении. В детстве бил ремнем. Вернее, железной бляшкой. В подростковом возрасте начались кулаки.

Доставалось и старшей сестре с матерью, — продолжает рассказ моя собеседница. — До 13 лет я вообще думала, что это нормально, что все так живут. Однажды моя сестра сбежала из дома, отец позвонил в полицию, и ее поймали, она умоляла не возвращать ее домой, а отдать в детский дом.

Полицейский видел кровоподтеки и синяки, но ответил, что, если бы она была его дочерью, он «сам бы ее убил».

Соседи всё видели и знали. Но ни один из них не заступился. Если отец бил меня на улице, они просто отводили взгляд. Учителя в школе тоже видели. Но и им было все равно.

На родительских собраниях родители заполняли анкеты: «Любите ли вы своих детей?», «Бывает ли, что вы их наказываете?», «Бьете?». Отец отвечал: «Любим», «Не наказываем», «Не бьем».

Нас самих почему-то никто не спрашивал: бьют ли нас?

Я даже от своего парня скрывала. Если тот замечал синяки, говорила: «Упала», «ушиблась». Однажды отец чуть не убил мать. У нее была сломана рука, ушиб ребра, синяк на пол-лица.

Мы поехали к врачу, тот даже не стал уточнять, откуда травмы, а сразу спросил: будет ли она писать заявление? Она отказалась. Кошмар для меня кончился только год назад, когда я переехала на съемную квартиру.

Мама, впрочем, осталась с отцом, ее вытащить я так и не смогла».

Нетрадиционные ценности

«Мой отец бил меня аккуратно, но, если один и тот же прием повторяется каждый день, годами, это может стать самой настоящей пыткой», — признается 26-летняя москвичка Людмила. Она разрешает опубликовать ее настоящее имя. По образованию — лингвист, переводчик.

«С 13 лет я мечтала, чтобы мать развелась. Когда мне исполнилось 16 лет, родители наконец развелись. Убеждение, что ребенку обязательно нужен отец, даже если он насильник и идиот, — заблуждение. И никакие это не «традиционные семейные ценности».

Побои российское законодательство определяет как «умышленное совершение действий, причинивших физическую боль», но не связанных с «временной потерей трудоспособности». Речь идет о синяках и ссадинах.

Соответствующая статья Уголовного кодекса — 116-я — до недавнего времени оставалась единственным инструментом правовой защиты женщин от того типа ежедневного насилия, не попадающего ввиду «недостаточной» тяжести под «серьезные» составы преступления.

В старой редакции УК нанесение побоев из хулиганских побуждений, на почве национальной или религиозной ненависти, равно как избиение членов собственной семьи, квалифицировалось как уголовное преступление (максимальная санкция — до 2 лет лишения свободы). Все прочие случаи считались правонарушением административным (до 15 суток ареста). К ним относились, например, драки в парке без серьезных последствий.

Первого февраля 2017 года именно к таким незначительным эпизодам было приравнено и домашнее насилие. С этой законодательной инициативой летом 2016 года выступила сенатор Елена Мизулина. 14 ноября проект за подписью депутата Госдумы Ольги Баталиной и сенатора Зинаиды Драгункиной поступил в нижнюю палату парламента.

Поддержать инициативу успели 15 сенаторов и депутатов, в срочном порядке пополнивших состав инициаторов закона, а также представитель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, заместитель председателя Верховного суда и даже детский омбудсмен.

Уже 11 января 2017 года законопроект одобрили в первом чтении, 25-го — во втором, а через два дня и в третьем.

Одиночный пикет против законопроекта о декриминализации побоев в семье. Instagram / mensfiction

На стороне агрессора

Теперь насильника, издевающегося над матерью, детьми или женой, за решетку посадить с первого раза будет невозможно. В том случае, если побои фиксируются впервые, действия мужчины могут быть квалифицированы только по Административному кодексу:

«Первого числа парламентарии одобрили поправку, в соответствие с которой из уголовной статьи «члены семьи» как квалифицирующий признак исчезли», — объясняет юрист и правозащитница Мария Коган.

Даже если жертва напишет заявление, а суд привлечет насильника к ответу (штраф, исправительные работы, арест на 2 недели), шанс избежать уголовного наказания у него останется, если факт повторного нарушения будет зафиксирован спустя более чем 12 месяцев после, вернее, вступления в силу «административного» приговора, подчеркивает Мария Коган.

По закону жертва в случае уголовного разбирательства имеет право в любой момент забрать заявление. «Как правило, женщина продолжает жить под одной крышей с насильником и просит прекратить расследование не по собственной воле, а под давлением», — констатирует Алена Ельцова, директор подмосковного кризисного центра для женщин «Китеж».

А вот административное заявление забрать нельзя, поскольку протокол, составленный полицейским, не подлежит отзыву. Но вероятность того, что женщина, единожды обратившаяся к правоохранителям, выждав некий срок, придет со вторым заявлением в течение 12 месяцев и доведет дело «до ума», — ничтожна, подчеркивают правозащитники.

«Фактически, принятый закон защищает насильника, поскольку предлагает схему заранее невыполнимую, — говорит юрист Мари Давтян.

— Уголовные дела о побоях считаются зоной «частного» обвинения, то есть принимаются судом только по инициативе жертвы.

И что самое важное: бремя сбора доказательств в этом случае полностью ложится на плечи не прокуратуры, а женщины, зачастую не обладающей ни знаниями, ни ресурсами, чтобы вытянуть разбирательство».

Герой-насильник

— Насильник, как правило, — социопат и тонкий манипулятор, — рассказывает Алена Ельцова. — Он умеет очень красиво ухаживать. Очень быстро предлагает руку и сердце.

«Мой отец, когда они только познакомились с матерью, ночевал под окнами, заваливал ее подарками, рассказывал, как для него важна семья. И, действительно, через пару месяцев они поженились, это был настоящий блицкриг с его стороны, мама даже не успела опомниться, — рассказывает Людмила. — Ровно через год после женитьбы на свет появилась я.

Первые месяцы после моего рождения, рассказывала мама, он вел себя идеально: стирал пеленки, проявлял заботу, но уже через полгода начал пропадать на работе. Очень скоро выяснилось, что у него появилась любовница, тогда-то мать и столкнулась с насилием. Сперва психологическим, позже — с физическим. А годам к десяти с физическим насилием столкнулась и я.

Папа, военный по профессии, устраивал дедовщину и дома: только вместо солдат были мы с матерью.

Нередко отец бил ее прямо у меня на глазах. В семь лет я увидела такую сцену впервые. Мать звонила по телефону, не помню, что ему не понравилось, но он выбил трубку из ее рук, сорвал с лица очки, повалил на пол… Я не помню, что они делали друг с другом, — будто провалилась в параллельную реальность. Это называется «шоковая блокировка памяти».

Время от времени мама фиксировала побои, обращалась в полицию, но ни разу не смогла довести дело до конца».

Одиночный пикет против законопроекта о декриминализации побоев в семье.  Владимир Гердо/ТАСС

Токсичная модель

— Как правило, насилие в семье начинается с социальной изоляции, — объясняет Ельцова. — Женщина уходит в декретный отпуск, сидит с ребенком и незаметно теряет привычный круг общения.

Дальше ситуация развивается по принципу эмоциональных качелей: побои — извинения — накопление агрессии — опять побои — опять примирение. Первое время женщине даже в голову не приходит обращаться в полицию: «Он же хороший, он не такой, это случайность».

Пока побои не станут систематическими, может пройти несколько лет.

Цель насильника — заставить жертву поверить, что она сама во всем виновата. «За всю жизнь отец ни разу не извинился, — призналась нам одна из жертв. — Каждый раз он находил оправдания. А наутро мы делали вид, что ничего не произошло».

«Женщина привыкает к выученной беспомощности. Со временем она начинает и вправду верить, что она не хороша собой, что сама она не проживет, ни на что не способна, — подчеркивает Ельцова. — Часто жертвы сталкиваются с насилием в родительской семье, поэтому терпят, а некоторые и вовсе убеждены, что любовь и должна быть такой. Никакой другой любви они ведь не видели».

Как правило, насильник устанавливает полный контроль над жертвой, проверяет, к кому пошла, о чем разговаривала. Мужья догоняют бежавших жен не потому, что они их любят, а потому, что не желают терять над ними власть.

«У матери были подруги, но каждый поход в гости регламентировался. Каждый выход «в свет» сопровождался бранью, бесконечными подозрениями в измене и унижениями, — подтверждает слова психологов Людмила. — Следы от нанесенных мне психологических травм я чувствую до сих пор.

Хотя с того момента, как мы избавились от папы, прошло почти 10 лет.

проблема — это заниженная самооценка: если я пережила все это, то кому я нужна, кто меня теперь полюбит? Только сейчас я учусь выстраивать равноправные отношения с окружающими людьми, рву романы с партнерами, похожими на моего отца, если вижу, что они идут по токсичной модели».

* * *

Ежегодно жертвами семейного насилия в России становятся тысячи женщин. По официальной статистике, до 40% всех тяжких преступлений совершается в семье.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2017/02/03/71397-otets-bil-menya-dnem-nochyu-doma-na-lestnichnoy-kletke

Если сосед – потенциальный самоубийца: где искать помощи?

Как остановить соседа, который грозит убить?

Летом 2017 года в Голосеевском районе Киева в результате взрыва газа были частично разрушены два жилых дома. В одном из этих случаев, на ул.

Бурмистренко, 12 газ взорвался после действий 67-летней жительницы, решившей свести счеты с жизнью… По словам ее соседей, за сутки до взрыва она предупредила жильцов дома о ее грядущей смерти.

Корреспондент ГолосUA выяснил, позволяет ли украинское законодательство защититься от таких случаев или предотвратить их, если под угрозу попадают десятки человеческих жизней.

Незаметная болезнь

Взрыв газа в Киеве на улице Бурмистренко в июле 2017 года произошел после того, как 67-летняя женщина решила покончить с собой, информировала полиция. Она открыла газ в своей кухне и повесилась. В результате взрыва без крыши над головой остались жильцы 19 квартир – помещения разрушены частично или полностью.

Исход действий 67-летней женщины мог быть другим: могли погибнуть люди, а их дети – остаться сиротами…

Как сообщил ГолосUA юрист с опытом работы следователем Сергей Онищенко, таких действий по разрушению многоэтажек можно ожидать без преувеличения от каких угодно соседей. Потому что в психике человека, решившего отправиться на тот свет, происходят опасные процессы.

«Взрыв в жилом доме по причине действий человека может произойти, если это случайность или, если целью является, в частности, месть либо желание свести счеты с жизнью. В последнем случае можно говорить о суицидальных мыслях.

Хочу отметить, что склонность человека к суицидальным мыслям, как можно предположить, говорит о психологическом или психическом расстройстве.

Однако, исходя из своего опыта расследований, обращаю внимание на следующее: если целью взрыва является месть, то человек с шизофреническим расстройством способен идти к реализации этой цели годами.

При этом по его поведению, внешнему виду вы не заметите, что человек болен шизофренией. Обычно это – общительные, доброжелательные, производящие впечатление доброжелательных люди», – рассказал экс-следователь.

Он уточнил: как можно судить из опыта работы следователя и изучения разных обстоятельств преступлений, шизофрения – заболевание, которое может протекать незаметно для соседей и людей без специального образования.

«Шизофреники могут долго концентрироваться на заданной себе цели.

У них как будто в голове другой мир, параллельный реальному. Например, шизофреник может вспоминать о событиях, которых никогда не было. Будто у него была жена, которую убил его друг или сосед. При этом шизофреник будет вспоминать о событиях и верить, что они действительно происходили, а «убийцу» искать, найдет и отомстит.

Шизофреник может дружить с вами несколько лет, а потом похитить ребенка или убить вас монтировкой на рыбалке, нанеся вред невинным людям. Его кто-то может плечом в подъезде задеть, и он будет искать способ отомстить этому человеку. Шизофреник уверен, что ему хотели нанести вред.

И он сам себе это доказал, хотя объективно все может быть совсем по-другому.

Шизофрения незаметна для неспециалистов, человек может быть носителем этого заболевания с детства или после стрессового события заболеть. Я думаю, никто из врачей не знает, как эта патологиявозникает. А поскольку люди с этой болезнью не буйные, то могут даже не стоять на учете у психиатра, и сами о своей беде не знать», – подытожил он.

За помощью обращаться к полиции

При этом в украинской полиции говорят, что даже правоохранители не могут защитить украинцев от буйных соседей, которые под во время приступа, могут отправить на тот свет любого встретившегося им человека.

Также в полиции утверждают: от атак психически больных их родные страдают чуть ли не ежедневно. Насилие происходит на глазах у детей, но правоохранители, когда приезжают на такие инциденты, почти бессильны.

«Есть случаи, когда не все зависит от полиции, и, несмотря на принятые меры, мы не можем ничего поделать. Мы готовим заявление в органы, оказывающие психиатрическую помощь, но решение по результатам рассмотрения этого заявления принимает не полиция, а исключительно врач-психиатр», – сообщила старший инспектор по ювенальной превенции Хмельницкого отдела полиции Елена Козицкая.

Психиатры же говорят: заставить пациентов проходить лечение не могут, потому что не позволяет закон. Даже если больной особенно опасен, то его лечат или по желанию, или по решению суда.

«И чтобы все люди знали, что в настоящее время госпитализация проводится только с согласия пациента.

В случае, если же человек совершает общественно опасные деяния по отношению к себе или окружающим, тогда решается вопрос через местный суд, который дает или не дает согласие на госпитализацию этого пациента», – сообщил журналистам главный внештатный психиатр Хмельницкой области Владимир Демчук.

Экс-следователь, юрист Сергей Онищенко считает, что при нынешнем украинском законодательстве только от полиции можно ожидать оперативной помощи, если сосед (соседи) предупредили о своей грядущей смерти, или же если угрожают убийством, нанесением увечий другим жильцам дома. Но это теоретически. На практике полиция (как раньше и милиция), обычно реагирует только на свершившееся событие.

«При нашем законодательстве даже если сосед ходит и предупреждает, что умрет завтра или угрожает убить, взорвать, полиция не приедет.

Кроме того, участковый не имеет права войти в жилье частного лица без разрешения суда, а разрешение суда может быть только в случае открытия уголовного производства, начала расследования, а расследование – только после инцидента, признаков преступления», – говорит эксперт.

С. Онищенко уточняет: в таких ситуациях, когда трагическое событие еще не произошло, но может произойти, людей может спасти только совестливость участкового.

«Конечно, если участковый не хочет проблем на своем участке, он, конечно, попытается разобраться в ситуации, если было предупреждение о взрыве, смерти, гибели.

Обычно полиция (а ранее милиция) занималась только документированием преступлений, но не их предотвращением. Хотя конечно, профилактическая работа должна проводиться.

Так что на сегодня наше законодательство больше защищает интересы отдельного гражданина, чем группы людей.

А что касается поведения психбольного, то группа психиатров может выехать, если он буйный и нарушает общественный порядок.

При этом без согласия человека с психотклонениями его никто не может принудительно госпитализировать. При этом, как я говорил, у шизофреников совсем другое поведение.

Так что, можно сказать, жители многоэтажек от таких соседей законом не защищены», – отметил он.

Жилищные скандалы за рубежом

Получается, в случае неадекватного поведения украинца, действия которого могут потенциально угрожать жизни и здоровью его соседей, не всегда могут остановить правоохранители.

При этом, как пишут зарубежные СМИ, есть американский опыт разрешения конфликтов с … вредными или неадекватными, или с соседями с расстройством психики соседями.  

Так, пишет Forum Daily, например, возникают конфликты на почве того, что соседи за стеной или проживающие над вашей квартирой шумят – катают по полу металлические мячи, громко включают музыку, громко встречают гостей и проводят застолья. Иногда этот шум создается на протяжении многих часов днем, хоть и до 23:00, что разрешено законом. Однако это создает проблемы и дискомфорт для тех, кто вынужден жить с постоянным шумовым фоном.

При этом обратим внимание на то, что в США есть экстренные службы, которые обязаны реагировать на жалобы относительно утомляющего шума.

Полицейским Нью-Йорка чуть ли не каждый день приходится успокаивать шумных жителей города. По словам капитана полиции Михаила Белогородского, при возникновении подобной проблемы лучший способ – позвонить в службу 311. Сотрудники другой службы – 911 – смогут прийти на помощь только в экстренных ситуациях.

«Служба 311 появилась только 10 лет назад. В большинстве случаев мы перезваниваем и спрашиваем, успокоились ли соседи, чтобы зря не приезжать на вызов. Обычно шумные жители прекращают вести себя громко.

Но если жалобы продолжают поступать, патруль, скорее всего, приедет. Полицейский может предупредить нарушителей и, если посчитает необходимым, даже взломать дверь.

Он на слух может определить, насколько ситуация действительно критическая», – рассказал Михаил.

Он уточнил, что, в первую очередь, полицейские реагируют на важные вызовы: убийства, покушения на убийства, пожары. Чтобы утихомирить буйных соседей, у полицейских не всегда хватает времени, признает он.

Но в США, как говорят юристы и эмигрировавшие иностранцы, есть некоторые случаи, когда квартиру не всегда можно приобрести, даже если есть полная сумма стоимости квартиры. Это те случаи, если дом находится под управлением кооператива.

В соцсети эмигрантка Наталья рассказала, что руководство кооператива тщательно изучает привычки и уровень воспитания нового жильца, желающего купить квартиру.

По словам Натальи, такие квартиры нельзя сдавать в аренду, а если возникнет желание сделать капитальный ремонт или продать, это нужно это согласовать с соседями и руководством кооператива.

«Насколько я знаю, в Украине нет таких требований даже при покупке-продаже квартиры в кооперативном доме или дачи в кооперативе… Покупает тот, кто хочет приобрести и продает тот, кто хочет продать. Так что общественный контроль по «отсеиванию» соседей у нас не работает», – считает юрист Андрей Меркулов.

А экс-следователь, юрист Сергей Онищенко уверен: в украинском законодательстве явно не хватает уточнений.

«Например, стоит, по моему мнению, внести правку – на случай, если сосед вдруг начинает предупреждать о своей смерти, чтобы к нему выезжала бригада скорой помощи, и психиатр проводил оперативный анализ его состояния.

Или чтобы полиция с медиками имели право действовать более свободно. Ведь интересы отдельных граждан закон защищает более тщательно, чем интересы группы людей», – подытожил он.

Юрист Андрей Меркулов считает, что такие правки нужно вносить через парламент только после общественных обсуждений: максимальное количество украинцев должно знать, что такие правки предложены. Люди должны иметь возможность высказать свое мнение.

Закон всегда имеет две стороны, как и медаль: если действия безопасного для жильцов соседа, психически здорового, в здравом рассудке будут оценены как опасные, то ему придется проходить психиатрическую экспертизу и, возможно, побывать в наручниках.

Уголовно-процессуальные законы нужно изменить, но это требует ювелирной работы юристов, психиатров и законодателей, подчеркнул он.

влажность:

давление:

ветер:

6

влажность:

давление:

ветер:

Источник: https://golos.ua/i/538787

Сосед угрожает физической расправой что делать?

Как остановить соседа, который грозит убить?

К тому же любое обращение в полицию должно подкрепляться фактами угроз и бумажная волокита отнимет не только много времени, но и может окончательно расшатать ваши нервы. Если вы проживаете в многоэтажке, можно поинтересоваться на каких основаниях живет в соседней квартире ваш обидчик.

Когда оказывается, что человек не является владельцем данной жилплощади и не прописан в квартире, стоит найти настоящего хозяина и попробовать воздействовать на дебошира через него.

Если сосед угрожает физической расправой, что делать?

От содержания конкретных угроз и действий буйного соседа будут зависеть ваши действия.

Чаще всего наблюдаются угрозы причинения вреда здоровью либо даже убийством. А это уже серьезная агрессия со стороны соседа.

Жил с такими соседями.

К сожалению, психически здоровых людей становится всё меньше.

В такой ситуации из ответных действий возникают 3 ответных реакции: первая — встречно ответить соседу на его угрозы и начать с ним открытую войну; вторая — улыбнуться соседу, начать подчиняться всем его желаниям, одновременно ведя с ним скрытую и очень подлую войну, о которой он даже не заподозрит; третье — не смотря ни на какие затраты, съехать из той квартиры или места, забыв об этом, как о страшном сне. Я бы предпочёл третий вариант, что бы сберечь свою психику и жизнь.

Это моё личное мнение.

Если же сосед вас побил, обращайтесь в медицинское учреждение, чтобы там зафиксировали телесные повреждения.

Запишите на диктофон все раздражающие вас звуки и то, как сосед вам угрожал; — соберите подписи всех соседей . Может быть, сосед раздражает и угрожает еще кому-то кроме вас и тогда можно составить коллективное заявление.

Заявление составьте в двух экземплярах и на втором в органах УВД должны вам поставить отметку о том, что его приняли; — обратитесь в ЖКХ .

Мыслитель (5855), закрыт 6 лет назад Полгода назад столкнулась с соседкой, та попросила не слушать по ночам музыку, так как скоро родит.о_О Может я когда и слушала, но когда видела сколько времени — выключала. С момента рождения их ребёнка жёстко слежу, что бы после 23 и до 7 утра в моей квартире была тишина.

Написали в прокуратуру заявление, через две недели пришёл участковый но после опроса соседа который облил нас грязью, участковый встал на сторону соседа и никаких мер принимать не собирается.
Что нам делать? За ранее благодарю за ответ.

запугивание человека, обещание причинить ему или его родным какой-либо вред, приводят к тому, что человек начинает испытывать чувство тревоги, страх, панику.

Все это может породить чувство бессилия или паники.

Паническая реакция в ответ на угрозы проявляется желанием спастись любой ценой или скрыться. Не стоит поддаваться панике. Лучшее всего все-таки пересилить себя и попытаться хладнокровно оценить угрожающую ситуацию, найти из нее оптимальный выход.

У меня есть проблема – сосед по лестничной клетке после неприятного разговора о шуме, который каждую ночь доносится из его квартиры, поднял с земли палку и, громким криком угрожая убить меня, размахнулся и ударил меня по плечу.

Когда сосед бывает в нетрезвом состоянии (это бывает почти каждый день), он дебоширит,нарушат общественный порядок, невозможно спокойно пройти по подъездной лестнице,постоянно цепляется к детям живущим в нашем подъезде, в том числе и к моему ребёнку (9 лет), мне приходится каждый раз вызывать полицию.

Сосед сверху постоянно предъявляет совершенно необоснованные претензии к нам с моей девушкой. Якобы у нас холодильник громко работает(!) или диван скрипит или просто мы громко разговариваем, хотя это не имеет ничего общего с реальностью.

И дело в том, что он не просто нам это высказывает, а кричит, оскорбляет и угрожает «оторвать нам головы»!

Обратим ваше внимание, что угроза причинения тяжкого физического вреда вам или члену вашей семьи – это не шутка. Кто знает, что у соседа на уме? Поэтому вы можете смело подавать на соседа в суд.

О том, чем можно оперировать в данной ситуации, можно узнать на бесплатной консультации у юриста правового портала ШЕРЛОК.

Решить проблему можно и радикально – просто сменить место жительства.

Но это сказать легко, а осуществить гораздо сложнее.

Ну и конечно, такой вариант занимает определенное количество времени.

Стоит ли он того? Может лучше наказать соседа?

Записи на диктофон угроз, дебошей, оскорблений.

В случае побоев обязательно нужно идти в травмпункт, чтобы их засвидетельствовать и получить документ альное подтверждение. Чем больше доказательств вы сможете предоставить суд у, тем больше вероятность, что решение будет принято в вашу пользу.

Источник: http://yuridicheskayakonsulitatsiya.ru/sosed-ugrozhaet-raspravoj-chto-delat-28149/

Бесплатная консультация юриста:

Москва и область: +7 (499) 938-54-25

Санкт-Петербург и область: +7 (812) 467-37-54

Однако если угроза носит реальный характер, а последствия от неправомерных действий соседей сложно предсказать, лучше своевременно обратить к представителям правоохранительных органов.

Сосед угрожает расправой: что делать

Если слова обидчика носят оскорбительный характер, но не выражают намерения убить или серьезно покалечить, уголовного наказания виновник не понесет. В этом случае вы можете обратиться в суд для компенсации морального вреда.

Внимание

Иск подается в районный суд по месту жительства ответчика. Исковое заявление должно содержать следующую информацию:

  • наименование суда, куда подается ходатайство;
  • личные данные истца и ответчика;
  • обстоятельства произошедшего инцидента — время и место, какие именно слова прозвучали из уст обидчика и др.;
  • доказательства, что преступник может реализовать высказанную угрозу;
  • ваши требования;
  • список свидетелей произошедшего;
  • дата и подпись.

Иск можно предъявить и в процессе расследования уголовного дела, если были зафиксированы угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Что делать, если вам угрожает сосед?

ЕСИА (единой системы идентификации и аутентификации) или без нее. Претензия, поданная первым способом, может стать основанием для проведения внеплановой проверки факта правонарушения.

Чтобы перейти к её созданию, отправителю потребуется аккаунт на портале Госуслуги. Именно через него и происходит авторизация в ЕСИА. Для составления жалобы вторым способом дополнительные действия не производятся.

Переход на электронную форму осуществляется сразу. Далее заявителю нужно будет ввести следующие данные:

  1. Фамилия, имя, отчество.
  2. Контактная информация — телефон, факс, электронный адрес (обязательно), почтовый адрес.
  3. Подразделение-адресат (территориальный или центральный аппарат Роспотребнадзора).
  4. Детали правонарушения, ФИО и адреса лиц, фигурирующих в его совершении.

К электронной жалобе можно прикрепить файл или архив размером не более 5 МБ.

Если угрожает сосед — что делать?

Важно

Необходимо сразу фиксировать все угрозы по мере их поступления. Идем в полицию Если вы собрали достаточное количество доказательств, можно обратиться к участковому.

Он проведет с агрессором профилактическую беседу. Если же вопрос стоит остро и медлить нельзя, пишите заявление в полицию. Также можно направить жалобу в прокуратуру. Однако эта инстанция все равно направит ваше обращение в местный отдел полиции для разбирательства.

А время может быть упущено. Заявление оформляется в двух экземплярах с приложением всех имеющихся доказательств и их копий.

Скачать образец заявления в полицию об угрозе жизни Что делать, если полиция не реагирует на обращение? Если вы подали жалобу по факту угроз, а правоохранители не реагируют на нее, пишите новые заявления после каждой последующей угрозы в ваш адрес.

Источник: https://hoz-molotok.com/sosed-ugrozhaet-fizicheskoy-raspravoy-chto-delat/

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий