Как спасти мужа и примерится с ним в апелляционном суде?

Следователи не подтвердили заинтересованность Калинкина в деле замов Тулеева

Как спасти мужа и примерится с ним в апелляционном суде?

© Кирилл Канин. Сергей Калинкин

28 Дек 2018, 04:29 Бывший руководитель управления СКР по Кемеровской области Сергей Калинкин, бывший старший следователь Артемий Шевелев, бывший сотрудник управления Сергей Крюков, бывшие заместители губернатора Кемеровской области Алексей Иванов и Александр Данильченко, бывший начальник департамента администрации области Елена Троицкая, предприниматель Александр Щукин и его юрист Геннадий Вернигор обвиняются в вымогательстве 51% акций АО «Разрез «Инской» у адвоката Антона Цыганкова. Дело рассматривает Центральный районный суд Кемерова. Большинство обвиняемых вину не признали, Александр Щукин признал частично. На предыдущих заседаниях  суд рассматривал эпизод о взятке двумя кроссоверами BMW X5, которую, по версии следствия, генерал-майор юстиции Сергей Калинкин получил от угледобытчика Александра Щукина «за общее покровительство». На прошлом заседании суд перешел к эпизоду о деле по векселю  ООО «Горняк». По версии следствия, именно за решения в пользу Александра Щукина, последний и одаривал Калинкина.

Первым суд допросил Дмитрия Иванова, родившегося в 1987 году.

Он работал в Следственном комитете с января 2012 по февраль 2016 года, в 2014 году был старшим следователем следственного отделения по Заводскому району Новокузнецка.

Руководителем отдела и непосредственным начальник Иванова был Григорий Шамрай, кроме него, в разное время отделом руководили Лев Ткач и Александр Рычков. В производстве у Иванова находились дела в отношении аудитора Пиндуса.

144196

В 2014 году Иванову поступил материал проверки по ст. 202 УК РФ (о превышении полномочий аудитором), Иванов рассмотрел материал в день поступления и сразу же возбудил уголовное дело в отношении Пиндуса.

Инициатора проверки Иванов не помнит, фабулу материала он воспроизвел так: «Александр Пиндус, будучи частным аудитором, в ходе проверки на одной из шахт или горно-обогатительных фабрик, находящихся на территории Заводского района Новокузнецка, обнаружил вексель без имени лица, которому он был выдан, вписал свое имя и потребовал от руководства шахты и угольной компании деньги себе».

Григорий Шамрай «составил разговор» с Ивановым и сказал, «не медлить с возбуждением уголовного дела по материалу, в случае, если Иванов усмотрит там признаки состава преступления».

«Перспективы дела были туманны, — вспоминает Иванов, — но был вариант, что в дальнейшем его могут передать в отдел по расследованию особо важных дел». Иванов запросил материалы из 2-го отдела, которые были выделены из какого-то другого дела, какого не помнит.

Допросов по делу Иванов не помнит, он «запрашивал какие-то материалы», но «в связи с загруженностью другими делами, вполне возможно, больше ничего не делал».

Иванов общался со следователем Козловым из 2-ого отдела, у которого в производстве находилось другое дело в отношении Пиндуса. После возбуждения уголовное дело находилось у Иванова «месяц или меньше», и в дальнейшем было передано во 2-ой отдел.

Дело к Иванову не возвращалось, но через какое-то время оказалось в производстве у его супруги, поэтому ему известно, что в дальнейшем дело было прекращено. Указаний по ведению дела Иванову никто не давал.

Шамрай на ежедневных совещаниях в отделе, зачитывая список дел, находящихся в производстве, спрашивал про это дело, Иванов ему отвечал, что ничего не делал, потому что должен заниматься другими делами, Шамрай «говорил, что это плохо».

Иванов уточнил, что дело против Пиндуса возбудил по личной инициативе, «если бы я не усмотрел в материале признаков состава преступления, я бы дело не возбуждал».

143417

По ходатайству сторон судья Александр Вялов огласил показания, данные Ивановым в ходе следствия.

Тогда он называл инициатором дела директора ООО «Горняк» Репина, сказал, что материалы дела ему отдал лично Шамрай и лично его «торопил», сразу сказал ему, что во 2-ом отделе уже есть дело на Пиндуса, но там не могут его передать в прокуратуру, а Шамрай усматривает в деле признаки состава преступления, с этим Иванов связал и быстрое заведение уголовного дела. Следователь Козлов из второго отдела, по словам Иванова, тогда сообщил ему, что первое дело СК «не может возбудить, поскольку с ним не согласна прокутатура Кемеровской области». Также Иванов сказал, что «по устному указанию Шамрая произвел выемку векселя», причин спешки своего руководителя назвать не смог, внимание Шамрая к делу Пиндуса Иванов назвал обычной рабочей ситуацией, и противоречий в своих показаниях не увидел.

Кристина Иванова взяла фамилию мужа Дмитрия в 2015 году. С 2012 года работала следователем в Заводском районе Новокузнецка. Ее начальником был Шамрай.

Иванова помнит, что проводила доследственную проверку по делу Пиндуса, повод и основания для возбуждения, по ее «глубокому убеждению», там были, но дело у нее изъяли и его дальнейшая судьба ей не известна.

Деталей по делу Кристина Иванова не помнит в связи с давностью, она заявила, что все, что помнила, рассказала ранее следователю.

Кристина Иванова прекращала и дело Пиндуса по ст. 202 УК РФ, и дело в отношении Маркова. Больше она не вспомнила ничего.

«Фамилия Марков мне знакома, — уточнила Иванова, — но больше ничего, даже сути дела я не помню». Никто ей не давал никаких конкретных указаний по любым делам, общалась она только с начальником Шамраем. Дела Пиндуса и Маркова были «рутинными», в том числе поэтому обстоятельств по ним женщина не помнит. В ее производстве всегда находилось не менее 10−12 дел.

Юриста Щукина Вернигора Иванова, впрочем, вспомнила: «Видела его в отделе, заходил ли он ко мне, я не помню». Постановление о возбуждении уголовного дела против Пиндуса по ст.

 202 УК обжаловалось, а райсуде, и было признано законным и обоснованным: «Никаких просьб и рекомендаций в процессе моей следственной деятельности ко мне не поступало. Никаких решений по чьей-либо просьбе я не выносила.

Когда обсуждали дела с руководителем, я всегда отстаивала свою позицию и приводила свои доводы в пользу своих решений».

143661

Александр Вялов огласил протокол допроса, в котором она заявила, что Геннадий Вернигор к ней заходил и просил допросить в качестве потерпевшего Сергея Гургурова, директора шахты «Полосухинской». Гургуров ей сообщил, что руководство шахты и адвокат Маркова решили примириться, и Иванова была вынуждена закрыть дело.

Свои досудебные показания Иванова полностью подтвердила. Подтвердила, что Шамрай сказал ей, что возбуждение дела против Пиндуса согласовано «с кем-то в управлении, с кем — не знаю». Дав показания, Кристина Иванова попросила разрешить ей вернуться в Новокузнецк, поскольку там ей надо накормить грудного ребенка.

Суд Ивановой препятствовать не стал.

Старший следователь-криминалист СК РФ по Кемеровской области Антон Зарубин, был замруководителя отдела ведомства по Новокузнецку, подчинялся Григорию Шамраю.

Он больше помнит фамилию Маркова, дело которого находилось на рассмотрении СКР в 2016 году, потому что по поручению Шамрая принимал его в производство. Дело «неоднократно приостанавливалось за розыском Маркова», потом Маркова нашли и допросили.

Дело возобновлялось неоднократно по требованию прокурора, затем в с вязи с примирением сторон было прекращено.

Зарубин обратил внимание суда на ходатайство адвоката Маркова Итургашева, а все указания следователи «получали непосредственно из прокуратуры Заводского района, которой руководил Александр Федотов, где дело лежало более полугода».

По словам Зарубина дело было под пристальным вниманием именно прокурорских, вплоть до областной прокуратуры, он с Шамраем неоднократно выезжал на разговоры по этому поводу.

Основания для возобновления дела были «во избежание негативных показателей работы Следственного отдела по Новокузнецку и во избежание неоднократных отмен прокурором, дело СК возобновлял, вопросы — прокурору». И в 2016 году, вслед за последним возобновлением, СКР получил от прокуратуры указание, что уголовное дело должно быть прекращено.

«Это было рядовое дело, которое ежедневно обсуждалось на оперативных совещаниях, — показал Зарубин. — Оно не изучалось даже на уровне Следственного отдела по Новокузнецку, каких-то звонков из Управления СКР по Кемеровской области я даже представить не могу. После последнего возобновления дело было передано в областную прокуратуру, где оно пролежало около полугода».

В руководстве СКР делом никто не интересовался, сведений не запрашивал, указаний по нему не давал.

Решения по делу были «засилены прокурорами города и области», ходатайства от прокуратуры поступали в основном устно, но были и письменные требования прокурора, которые хранятся в СКР.

По звонку зонального прокурора Зарубин забрал дело из облпрокуратуры, и оно лежало в архиве СКР, пока его не изъяли сотрудники Пятого управления из Новосибирска.

«Больше полугода дело пролежало в прокуратурах, — подчеркнул Зарубин, – мы уже забыли про него. Но никто же не хочет с прокуратурой отношения портить».

В данных ранее Зарубиным показаниях, оглашенных в зале суда, прозвучала ещё фамилия следователя Самушкиной, которая занималась делом Маркова и «ни одного следственного действия по нему не сделала», детально контролировать ход дела Зарубин не мог, поскольку был сильно загружен. Указаний от Шамрая Зарубин по ведению дела Маркова не получал.

Дело потребовал прекратить районный прокурор Федотов, и Зарубин поручил разобраться с этим следователю Ивановой, кроме Федотова больше ни от кого указаний по прекращению дела Зарубин не получал.

143358

Игорь Лепихов работал в 2012 году заместителем руководителя Следственного отдела по Заводскому району Новокузнецка Шамрая. «Давно было, от кого не помню заявление», и Лепихов поручил «кому-то из следователей, кому не помню» провести проверку по заявлению. Ничего утверждать по делу Лепихов «не может, потому что прошло много времени».

На предварительном допросе Лепихов вспоминал фамилии, потому что ему показывали документы с его подписью. Заявление от Лучникова от 23сентября 2013 года со своей резолюцией о проведении следственной проверки Лепихов в суде обозрел и удостоверил.

Кроме того, что процессуальный контроль над делом был, Лепихов «ничего особенного» не пояснил. Заявления Гургурова не помнит, но в ранее данных показаниях и это заявление обозрел и удостоверил. С Лепиховым согласовывались заявления об отказе в возбуждении уголовного дела, заявления о возбуждении согласовывал Шамрай.

Ни от Калинкина, ни от Ткача никаких указаний по этому уголовному делу Лепихов не получал, и вообще «находился в отпуске».

При даче показаний следователю Лепихов также обозрел заявление Гургурова от 14 октября 2015 года с резолюцией Сергея Калинкина о передаче материала Шамраю для проверки, Шамрай отписал материал Лепихову, а Лепихов, в свою очередь – следователю Колесниченко, который и завел дело.

Лепихов дальнейший контроль за делом не осуществлял. На вопрос, каков был текст резолюции Калинкина, Лепихов ответил: «Вы мне сейчас огласили, а до этого я даже не помнил, что такая резолюция была». Судья резолюцию Калинкина огласил: «Секретарю направьте в следственный отдел по городу Новокузнецку. Все».

Илья Зыков работает в следственном отделе по городу Прокопьевску, с 2007 по 2013 работал в СКР по Новокузнецку, занимал должности, вплоть до первого заместителя руководителя отдела. Руководителем отдела был Игорь Ткач.

Заявление Лучникова по первому делу Пиндуса обозрел, свою подпись удостоверил, больше ничего по делу Зыкову «не известно». «Был рабочий день, — рассказал Зыков, — на стол поступил документ, по всей видимости, далее проводятся действия».

О материале вспомнил только, когда следователь показал ему заявление с его резолюцией. Зыков поздравил всех присутствующих в зале с наступающим Новым годом.

Следующее заседание состоится 10 января 2019 года.

Коалиция против «альянса КПРФ и „ЕР“» на выборах появилась в Новосибирске

03 Фев, 14:27

Суд арестовал организатора трагической вечеринки в новосибирском Академгородке Главу бурятского села обвинили в регулярном вождении пьяным

03 Фев, 13:13

Представитель иркутской телекомпании «Аист»: переезд канала не связан с критикой Бердникова

03 Фев, 13:11

Единороссы добились возвращения паровозика в Барнаул

Page 3

Коалиция против «альянса КПРФ и „ЕР“» на выборах появилась в Новосибирске

03 Фев, 14:27

Суд арестовал организатора трагической вечеринки в новосибирском Академгородке Главу бурятского села обвинили в регулярном вождении пьяным

03 Фев, 13:13

Представитель иркутской телекомпании «Аист»: переезд канала не связан с критикой Бердникова

03 Фев, 13:11

Единороссы добились возвращения паровозика в Барнаул

Page 4

Коалиция против «альянса КПРФ и „ЕР“» на выборах появилась в Новосибирске

03 Фев, 14:27

Суд арестовал организатора трагической вечеринки в новосибирском Академгородке Главу бурятского села обвинили в регулярном вождении пьяным

03 Фев, 13:13

Представитель иркутской телекомпании «Аист»: переезд канала не связан с критикой Бердникова

03 Фев, 13:11

Единороссы добились возвращения паровозика в Барнаул

Page 5

Коалиция против «альянса КПРФ и „ЕР“» на выборах появилась в Новосибирске

03 Фев, 14:27

Суд арестовал организатора трагической вечеринки в новосибирском Академгородке Главу бурятского села обвинили в регулярном вождении пьяным

03 Фев, 13:13

Представитель иркутской телекомпании «Аист»: переезд канала не связан с критикой Бердникова

03 Фев, 13:11

Единороссы добились возвращения паровозика в Барнаул

Page 6

Коалиция против «альянса КПРФ и „ЕР“» на выборах появилась в Новосибирске

03 Фев, 14:27

Суд арестовал организатора трагической вечеринки в новосибирском Академгородке Главу бурятского села обвинили в регулярном вождении пьяным

03 Фев, 13:13

Представитель иркутской телекомпании «Аист»: переезд канала не связан с критикой Бердникова

03 Фев, 13:11

Единороссы добились возвращения паровозика в Барнаул

Источник: https://tayga.info/144378

«Я оборонялась от мужа, чтобы выжить, а оказалась в изоляторе». История одного приговора

Как спасти мужа и примерится с ним в апелляционном суде?

…Стройная, напряженная и красивая — даже в этот неприятный день очень красивая — Татьяна (имя изменено) ритмично вышагивает по узкому коридору Минского городского суда. Увы, и само здание, и разговоры с адвокатом, и слова обвинителя ей до боли знакомы.

Конечно, мама двух маленьких детей, интеллигентная женщина с высшим образованием предпочла бы никогда и понятия не иметь о судебных тяжбах и статьях Уголовного кодекса.

Ее история, горькая и одновременно поучительная, в который раз поднимает так и не решенный в нашей стране вопрос: как женщине сохранить себя, если муж забыл о благородстве и поднял на нее руку? Хронику неоднозначного приговора читайте в материале Onliner.by.

* * *

Эта история началась 11 лет назад. 26-летняя Татьяна рассталась с первым мужем, самостоятельно снимала квартиру, воспитывала сына и работала в Минске. За ней начал ухаживать Сергей (имя изменено) — привлекательный мужчина 23 лет. Уже через несколько месяцев молодые люди начали жить вместе, а в 2006 году поженились.

Вскоре Татьяна забеременела, и с этого момента отношения с мужем, прежде казавшиеся счастливыми и теплыми, совершенно изменились. Сергей стал часто выпивать, вел себя агрессивно, мог ударить жену. Дома не утихали ссоры. В итоге в 2010 году пара официально развелась.

Татьяна вместе с уже двумя сыновьями три года жила отдельно от бывшего супруга, снимала квартиру. Но все-таки наивное женское желание семейного счастья в какой-то момент победило, и она попробовала примириться с Сергеем. Они снова стали жить вместе.

Что это была за жизнь? Вот выдержка из материалов дела: «В июне 2013 года Сергей ударил бывшую супругу ногой и сломал ей копчик, в результате чего потерпевшая около полутора месяцев находилась дома на постельном режиме и имела лист нетрудоспособности». В тот раз Татьяна не выдержала и впервые обратилась в органы.

Инцидент закончился лишь штрафом для Сергея, причем женщине пришлось ждать полтора года, прежде чем было возбуждено дело.

Обстановка накалялась. День икс для супругов наступил 18 апреля 2015 года, когда Сергей вернулся вечером домой, отработав смену. Что случилось потом, сухо описано в судебном протоколе: «Сергей нанес Татьяне не менее двадцати ударов руками по телу, душил ее.

< …> Потерпевший Сергей произошедшие события помнит плохо, потому что в течение дня употреблял спиртное, вечером возвратился домой, при этом находился в состоянии алкогольного опьянения.

Возник конфликт с супругой, и, когда они находились на кухне, он бил Татьяну, пытался душить ее, затем почувствовал ранение. Дальнейших событий не помнит».

Да, именно Сергей назван в деле потерпевшим. Испугавшись за свою жизнь, в тот момент, когда бывший муж начал душить ее, Татьяна нанесла ему удар ножом в живот.

В деле фигурирует и еще одно ранение Сергея, однако следователи не смогли четко установить, при каких обстоятельствах оно было получено.

В итоге Сергея с двумя колото-резаными ранами брюшной стенки увезла скорая, а Татьяну, всю в ссадинах и кровоподтеках, со следами удушения на шее, на четыре дня посадили в изолятор временного содержания.

С тех пор длится судебная тяжба. Сергей, как только отошел от наркоза и операции в больнице, сразу написал заявление на свою супругу. Было возбуждено уголовное дело.

Татьяну обвинили в превышении пределов необходимой обороны, но женщина свою вину не признает.

«Неужели мне нужно было бездействовать и дождаться того момента, когда муж задушит меня? Тогда нашим правоохранительным органам было бы легче?» — задает риторические вопросы обвиняемая.

* * *

Мы встретились с Татьяной и ее адвокатом Дмитрием Рыбаком в здании Минского городского суда в день, когда должны были вынести решение по апелляции.

Очередной «день сурка»: суды длятся уже больше года, и каждый раз стороны обвинения и защиты приводят одни и те же аргументы, а Татьяну вновь и вновь признают виновной. Женщине повезло, что 28 мая 2015 года вышел закон «Об амнистии».

Только потому, что у Татьяны есть двое несовершеннолетних детей, ее освободили от уголовной ответственности и сняли судимость.

— Да, судимость снята, но в моей биографии теперь останется пятно на всю жизнь. Кроме того, я не чувствую себя в безопасности. Получается, этим приговором наши правоохранительные органы дают понять, что можно безнаказанно душить женщину и в итоге сделать ее же виноватой! Если бы не дети, меня точно ждала бы тюрьма. Разве это справедливо? — спрашивает Татьяна.

— Если оправдывать пьяных агрессоров, то насилия в нашей стране точно станет больше. Его и так немало, просто официальная статистика сильно отличается от реальной картины. Многие женщины в нашей стране не заявляют о домашнем насилии со стороны мужчин именно потому, что они не могут добиться правды. Это бессмысленно. Приходит милиция, забирает дебошира, дает штраф.

Потом муж обвиняет жену, как у нас с Сергеем не раз было. Например, когда он сломал мне копчик и я обратилась в милицию. «Ну и чего ты добилась этим штрафом? Теперь придется меньше продуктов купить в следующем месяце. И все из-за тебя!» — обвинял меня бывший супруг.

А как предлагают спастись женщине? Можно месяц-другой пожить в квартире-передержке, которую предоставит общественная организация «Гендерные перспективы». А что потом? Вернуться назад на территорию мужа? Если женщина получает среднестатистическую зарплату в четыре миллиона рублей, то сможет ли она сама снимать квартиру и кормить детей? Конечно же, нет.

Горькая безвыходная ситуация… Вообще, в нашем обществе это нормально — избивать женщину, драться дома. Насилия в белорусских семьях очень много — вне зависимости от уровня образования и занимаемых должностей.

— Дмитрий, как вы считаете, насколько четко работает наше законодательство в этом вопросе — вопросе домашнего насилия?

— Видите ли, тут дело не в законодательстве. Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс не помогут справиться с искаженным сознанием домашних агрессоров. Невозможно создать законодательство, которое избавило бы нас от домашнего насилия, — убежден адвокат Дмитрий Рыбак.

— Так или иначе, в нашем случае суд посчитал, что Татьяна превысила пределы необходимой обороны. Но «пределы необходимой обороны» — это слишком тонкая оценочная категория. Вроде бы в теории ты можешь в целях обороны причинить нападающему любой вред, а на практике получается, как видите, иначе.

Да, я считаю, что снятие судимости с Татьяны — это уже наша победа. Но все же в информационном центре будут иметься сведения о том, что Татьяна привлекалась к уголовной ответственности и что судимость снята по нереабилитирующим обстоятельствам. Эта информация может помешать ей в будущем при трудоустройстве или получении заграничной визы.

Еще один неприятный нюанс — орган предварительного расследования написал на прежнюю работу Татьяны официальный документ, так называемое представление.

— Это был большой удар для моей психики, — говорит Татьяна. — В представлении содержались рекомендации наказать меня материально и вынести публичный выговор на общем собрании. Кроме того, там были упреки в адрес моего директора, мол, он плохо смотрит за своими сотрудниками, допустил такое тяжкое преступление. Директор был в шоке.

Согласно законодательству, он обязан был в течение месяца выполнить указания, содержащиеся в документе. Спасибо моему директору, он очень интеллигентный человек: после произошедшего он не стал думать про меня плохо и требовать, чтобы я уволилась. Но я не выдержала давления судебных заседаний и в итоге, отработав до конца контракта, сама написала заявление об уходе.

Однако это еще не все печальные последствия! Моих детей поставили на учет в школе. Мальчикам очень стыдно, что они находятся в категории «социально опасное положение», они страдают. И какой от этого толк? Все равно предотвратить нападения мужа социальные работники не могут, а вот контролировать меня и детей школа почему-то обязана.

Милиция перекладывает свои обязанности на учреждение образования, но школа ничем помочь мне не может.

— Так что же должно измениться в нашем законодательстве, чтобы в подобной ситуации женщина была защищена?

— Скорее, не в законодательстве, а в общественной жизни, — считает Дмитрий Рыбак. — Это исключительно социальный вопрос. Ведь в некоторых случаях насилие, наоборот, происходит со стороны женщин.

Как с этим бороться? Все необходимые меры известны, и сводятся они к пропаганде здорового образа жизни и семейных ценностей. Пока в нашем обществе люди думают, что домашнее рукоприкладство и вечера с бутылкой — это нормально, законы ничего не изменят.

Да вот сегодня я парковался у здания суда, и при мне вывели пять или шесть человек — очевидно, что все они по семейным делам. Как показывает практика, такие преступления совершаются в нетрезвом состоянии.

Кроме того, проблема заключается в том, что не так-то просто решить жилищный вопрос. Во многих случаях домашнее насилие продолжается именно из-за этого.

Действительно, самое большое желание Татьяны сейчас — это переехать от мужа и жить спокойно, в безопасности, на своей территории. Но как это осуществить, не имея постоянной работы? Пока Татьяна говорит, действительно возникает ощущение замкнутого круга.

— Сейчас я устраиваюсь на новую работу с зарплатой в пять миллионов, но не знаю, как все сложится. Судебные дела регулярно требуют моего присутствия — какой работодатель будет это терпеть? — напряженно рассуждает Татьяна. — Я все время хочу убежать от мужа, выехать из этой квартиры, но у меня не получается.

Думаете, сейчас так просто найти работу с нормальной зарплатой, которая позволила бы мне самостоятельно снимать жилье и содержать детей? Кроме того, если я и найду хороший заработок и буду с утра до вечера трудиться, например, на двух работах, то служба опеки может усомниться в том, что я уделяю достаточно внимания своим несовершеннолетним детям.

Тогда сыновей могут у меня забрать. А мне даже мысль об этом невыносима. Так что, увы, пока что я вынуждена жить на одной территории с мужем, сидеть на этой пороховой бочке из-за финансовых проблем. Мне очень страшно!.. С 2015 года наша экономика так сильно обвалилась, что тысячи людей потеряли работу.

По моему опыту, на одну вакансию поступает 40—60 резюме. А тем, кто сохранил свое рабочее место, приходится довольствоваться все уменьшающимися зарплатами. $200 — вот реальная средняя зарплата в Минске. Может быть, этого и хватает для выживания, но все равно очень тяжело. Конечно, это повлияет на ситуацию с семейным насилием.

Мужчины смогут все больше чувствовать свою неограниченную власть, поскольку множество женщин будут полностью зависимы от мужей материально.

* * *

Еще двадцать минут в узком коридоре Минского городского суда — и Татьяна узнает окончательный вердикт: ее апелляция отклонена.

Решение суда первой инстанции остается без изменений: «Признать Татьяну виновной в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны и на основании статьи 152 Уголовного кодекса назначить наказание в виде лишения свободы сроком на один год без направления в исправительное учреждение открытого типа. Применить статью 1 и статью 12 закона „Об амнистии“, на основании которых освободить Татьяну от наказания в виде ограничения свободы, сняв с нее судимость».

— Я не могу согласиться с этой неправдой! Я считаю себя невиновной и буду бороться до конца. Хотя сил остается все меньше, — опускает глаза Татьяна. — Если я отступлюсь, то словно признаю на всю страну: женщина не имеет никаких прав. Я не могу этого допустить.

— Да, будем обжаловать приговор, — поддерживает Татьяну Дмитрий Рыбак. — Через 15 дней подадим жалобу в порядке надзора на имя председателя Минского городского суда или главного прокурора Минска. И будем ждать ответа. Если нам откажут и тут, остается вышестоящая инстанция — Верховный суд.

Очевидно, точка в этом непростом деле будет поставлена еще нескоро. Остается только сожалеть о том, сколько боли — и физической, и душевной — готовы причинять друг другу люди ради удовлетворения чувства своей правоты. Может быть, история Татьяны заставит хотя бы нескольких человек в этом городе ценить собственное семейное счастье — такое простое, теплое, близкое.

Источник: https://people.onliner.by/2016/05/21/prigovor-4

Суд без принуждения – газета «ИНФОРМБИРЖА news»

Как спасти мужа и примерится с ним в апелляционном суде?

Светлана и Сергей муж и жена всего два месяца. Встречались четыре года и за это время ни разу не ссорились. Но, если вдруг конфликт все-таки возникнет, у молодого супруга есть способ помириться – будет дарить цветы.

Вариант неплохой. Но иногда в семьях возникает такой конфликт, что дело доходит до развода. В данном случае не помогают ни букеты, ни обещания одного из супругов исправиться, не останавливают даже дети. При этом уступать никто не собирается.

В прошлом году в области зарегистрировано 8000 брачных отношений, разводов – 3500. Но психологи уверены, далеко не все, кто подал заявление, реально хотят расстаться. Пять, а может быть, десять процентов супругов, подавших на развод, не приходят в назначенный день в ЗАГС на расторжение брака. Их число можно увеличить, и за это дело всерьез взялось государство.

В Уральском городском суде № 2 с мая прошлого года начал работу кабинет медиации. Дела стала разбирать судья-примиритель Алтын Шалабаевна Айтуарова. В сентябре к ней присоединилась судья Шынаргуль Амантаевна Шайдиева.

Вместо скамьи ответчика – красивые кресла и диваны, вместо трибуны – белый круглый стол и удобные стулья. На окнах – шторы и тюль, на стенах – картины и огромный телевизор. Да и сами судьи не в мантиях, как принято на судебном процессе, а в обычной одежде, хотя они разбирают дела конфликтующих сторон. В кабинете медиации все по-другому – обстановка, построение диалога.

– Мы не вызываем стороны в суд повесткой, не ведем протокол. Просто приглашаем на разговор, – рассказывают судьи-примирители. – Общаемся, разбираем конфликт, помогаем проговаривать то, что сидело занозой в душе каждого. К тому же такой вид рассмотрения дел выгоден обеим сторонам, так как спор прекращается быстро.

Судьями-примирителями за прошлый год рассмотрено 762 дела, из них 359 завершились мировым соглашением. Из общего числа 319 поданных заявлений касались именно расторжения брака.

До крайней точки доходили как только что поженившиеся пары, так и те, кто прожил под одной крышей почти 40 лет. Судьи в каждом случае находят грамотный подход, а главное, убедительные аргументы.

В итоге 133 семьи удалось спасти.

В конце рабочего дня Шынаргуль Амантаевна и Алтын Шалабаевна заметно устают. Неудивительно – любой конфликт, в котором им приходится разбираться – это накал страстей, стресс, обиды, повышенный тон и агрессия. Их задача – снизить эмоциональное напряжение и разобраться в первопричине скандала.

Истцов и ответчиков принимают за столом переговоров. Так было задумано, ведь стол уравнивает всех. За ним же сидят и сами судьи, которые уверены – равная позиция располагает людей, так им намного проще довериться и легче открыться.

За столом переговоров рассматривают только гражданские дела: трудовые споры, раздел имущества, взыскание алиментов, расторжение брака, взыскание долга, морального вреда, защита прав потребителей и так далее.

– В суде первой инстанции дела могут рассматриваться до трех месяцев. Еще два месяца – в апелляционной инстанции, если одна из сторон обжалует решение, – объясняет Шынаргуль Амантаевна.

– Далее, если оно подлежит рассмотрению в кассационном порядке – в Верховном суде. В итоге люди могут потратить даже год только на судебные тяжбы.

Если же они здесь и сейчас прекращают спор, договорившись, согласившись друг с другом, то стороны не ранят свои чувства, не тратят деньги.

Сегодня Шынаргуль Амантаевна встречалась с парой, желающей развестись. Женщина указала в заявлении, что хочет расстаться с супругом из-за недопонимания. Последней каплей стал конфликт в новогоднюю ночь.

– Я с ними долго разговаривала, выясняла, что именно не устраивает их в отношениях, – рассказывает судья. – Выяснилось, что муж живет в квартире жены, при любом удобном случае она ему об этом напоминает, манипулирует. Если ей что-то не понравится, выставляет его чемоданы к двери.

При этом они вместе прожили четыре года, у них двое детей. Понятно, кто в семье лидер и за кем остается последнее слово. Она – сильная, волевая, эмоциональная. Он – закрытый, молчаливый, не выражает эмоций.

Прожив столько времени, имея детей, они так и не научились друг с другом разговаривать. Высказывают претензии в момент ссоры. При этом он признается, что не хочет развода, потому что любит, старается уступить, хотя ее слова больно задевают.

Она же не скрывает, что не в силах изменить свой характер. В ее словах часто проскальзывает: «я тебе разрешаю», «я тебе даю возможность».

Прошу женщину перефразировать свои предложения. Объясняю, ни одному мужчине не понравится такая формулировка и такой снисходительный тон. При этом разговоре сам супруг просто не мог усидеть на месте, ходил по кабинету, нервничал.

Она на это не обращала внимания, никого не слушая, эмоционально высказывалась. То есть у них в семье дело дошло до полного обесценивания отношений. Мы проговаривали проблему, выясняли суть, я всячески старалась их примирить.

В принципе задачу облегчало то, что они сами не хотят разрыва, но при этом идут к нему.

В итоге супругов я все равно помирила, решили повременить. Моя цель достигнута. Мы с Алтын Шалабаевной создаем максимальные условия, чтобы супруги обдумали свое решение и пришли к какому-либо согласию. Каждый имеет право подумать, прежде чем совершить непоправимое. Безусловно, если одна из сторон настаивает на разводе, мы не можем заставлять, это их право.

По словам судей, инициаторами расторжения брака становятся как женщины, так и мужчины. Они уверены, чтобы не допускать попыток разводов, обществу нужно поднимать культ семьи.

– ЗКО входит в тройку лидеров по количеству разводов. На последнем месте южные регионы республики, где соблюдают традиции, а семья считается чем-то святым. В нашем регионе гораздо быстрее приходят к решению расторгнуть брак, – говорит Алтын Шалабаевна.

– У меня были пары, которые вместе прожили почти 40 лет, и мне приходилось их мирить, объяснять элементарные вещи, хотя я признавалась им: в данном случае мне очень неудобно. Но в этом заключается наша работа, – дополняет Шынаргуль.

В течение 5 суток с момента поступления заявления судья-примиритель извещает стороны о поступлении дела в суд и предлагает принять участие в примирительной процедуре.

Встречи проводятся с соблюдением конфиденциальности. Во время разговора сторонам разъясняются преимущества процедуры примирения и предлагается разрешить конфликт мирным путем.

Стороны вправе выбрать вид примирительной процедуры: соглашение о примирении или медиацию с участием профессионального медиатора. В случае отказа в примирительной процедуре, либо одна из сторон не явилась на предварительную беседу, судья-примиритель передает дело другому судье, и начинается процесс в обычном порядке.

Судьи стараются объяснить, насколько медиативная процедура удобна. Во-первых, это значительно сберегает время, во-вторых, экономия средств, стороны не несут затраты на судебные расходы, в-третьих, достижение взаимовыгодного соглашения, сохранение семейных, служебных, дружеских отношений.

Проблема сохранения семьи актуальна, к совместной жизни молодых нужно готовить, и начинать делать это в старших классах.

Учить, как жить в семье, как выходить замуж и как себя вести мужчинам с женщинами, женщинам с мужчинами. Вместе с поддержкой института материнства нужно внедрять институт отцовства.

Формировать в юношах чувство ответственности. Это непростой вопрос. Любовь начинается со страсти. Но любовь – это личная забота друг о друге.

Полтора миллиона семей созданы за время Независимости, 25% распались в первые годы брака.

…Алтын Шалабаевна за этот день рассмотрела три дела, все они касались брачных отношений. Она, улыбаясь, подводит итог – спасти удалось все три семьи.

– Иногда с нами делятся сокровенным, – говорит она. – Например, пара, которая прожила вместе 17 лет решила расстаться. Супруга младше мужа на 8 лет, очень любит мужа, то же самое можно сказать и о нем, но разводятся они из-за несовместимости темпераментов.

Ей, как говорит она сама, не хватает страстей, эмоций, чувственности, ему – покоя. Она домохозяйка, воспитывает троих детей, он всегда на работе, устает. Вечером ей хочется общения, внимания, но у него на это нет сил. Хотя, говорят, в остальном все обоих устраивает.

В результате дело дошло до развода. Настолько, с их слов, они не подходят друг другу в плане эмоций. Ну, конечно же, я старалась отговорить от опрометчивого шага. Посоветовала пожить отдельно. Пусть все страсти улягутся и уже спокойно они примут окончательное решение.

К тому же есть третья заинтересованная сторона – дети. Какая это будет травма для их душ.

Но не всегда судьи стараются примирить. Есть вопросы, в которых они категоричны. Считают, не стоит сохранять брак, если в семье есть проявления жестокости, супруг избивает жену. Меняться он не собирается. Если причина развода наркотики, злоупотребление алкоголем, вовлечение одного из супругов в религиозную деструктивную организацию.

– Как просить человека: «будь жертвой, ради дочери, ради семьи», – говорит Шынаргуль Амантаевна.

Алтын Шалабаевна полностью поддерживает коллегу.

– Семьи, можно сказать, нет, если кто-то принимает наркотики или вовлечен в религиозную секту. В любом случае дело закончится тем, что вторая половина будет вовлечена. Но даже в таком случае мы придерживаемся нейтралитета, не занимаем ни чью сторону.

Они обе признаются: гораздо проще решить все процессуально, по шаблону закона. Сейчас им приходится быть психологами, а иногда и психотерапевтами. На них возложены функции, в рамках которых они должны объяснять людям жизненные ценности.

– Если возникает желание развестись, значит, семья переживает какой-то кризис. Этот кризис может быть краткосрочным, а может длиться годами, если он никак не может разрешиться. Мы объясняем, что это всегда переломный момент и если его правильно пережить, то семья может выйти на новый уровень отношений.

Главное – набраться терпения, искать поддержку и учиться, учиться жить по-новому.

У Алтын Шалабаевны 13 лет стажа и она с уверенностью говорит, что ей нравится направление медиации, в котором движется правосудие. Суд должен быть восстановительный. Прежде чем разводить людей, нужно принять все меры, чтобы конфликт решить мирным путем. Суд должен стать последней инстанцией, когда действительно нет возможности прийти к общему знаменателю.

– Закон о медиации принят еще в 2011 году, но все это время он, честно говоря, дремал. Кабинет открыт в мае, однако до людей донести, насколько удобно решать конфликты при помощи этого инструмента, было трудно. Сейчас все изменилось, заходят люди, задают вопросы. Их интересует многое, они пытаются понять, по какому принципу мы работаем, что для нас главное.

– В нас ещё сидит старый стереотип – любой спор должен решаться только в суде. Даже малейший конфликт – сразу идём в суд. А что нас ждёт там? Эмоции, возмущения, агрессия – с каждым этапом их всё больше и больше.

Ежегодно количество судебных споров в Казахстане увеличивается. Если в 2013 году рассмотрено 1,25 млн. дел, то в 2017 году эта цифра возросла в два раза – до 2,6 млн. Каждый судья в одно и то же время может рассматривать до 100 гражданских дел и материалов.

– Нас действительно настораживает ежегодный рост судебных тяжб. Особенно там, где спорят супруги, родственники, соседи по бытовым, по сути незначительным вопросам. Большинство из них можно было решить и без суда, не повышая конфликтность.

Лучший вариант – найти силы и примириться. Когда есть компромисс – все только в выигрыше. Наши предки всегда говорили «кешірімді бол» – умей прощать. Это древнее назидание в крови.

Именно поэтому главной миссией казахских биев было не определить кто прав, кто виноват, а примирить спорящих.

Преимущество примирения в том, что оно не только урегулирует спор, но и восстанавливает отношения. Стороны приходят к согласию по собственному желанию, осознанно.

Источник: http://ibirzha.kz/sud-bez-prinuzhdeniya/

Спасти брак и не развестись. Как судья мирит жителей Астаны

Как спасти мужа и примерится с ним в апелляционном суде?

В Сарыаркинском районном суде Астаны более 50 процентов дел, рассмотренных судьей-примирителем, завершились мировым соглашением, передает корреспондент Tengrinews.kz.

Ак-Тоты Абдыкулова – одна из первых, кто начал рассматривать гражданские дела в качестве примирителя. Пилотный проект был запущен в марте этого года в Сарыаркинском районном суде Астаны. С мая примиритель есть в каждом районном суде столицы.  

Ак-Тоты Абдыкулова последние несколько месяцев не надевает мантию и не рассматривает дела в зале судебных заседаний. Ее рабочее место обустроено в просторном кабинете.

Истцов и ответчиков она принимает за столом переговоров.

Судья-примиритель рассматривает только гражданские дела: расторжение брака, взыскание долга, морального вреда, выселение, защита прав потребителей, взыскание ущерба, заработной платы и алиментов. 

“Мы не вызываем стороны в суд повесткой. Мы их приглашаем и говорим: “Уважаемый истец, приглашаем вас на примирительные процедуры”.

Когда они приходят, мы предлагаем им три вида процедур: заключение мирового соглашения, медиативного и партисипативного соглашений.

Я разъясняю сторонам, что они могут примириться тремя способами и предлагаю выбрать одно из этих соглашений”, – рассказывает судья-примиритель. 

По словам Ак-Тоты Абдыкуловой, такой вид рассмотрения дел выгоден обеим сторонам, так как спор прекращается моментально.

“В суде первой инстанции дела могут рассматриваться до трех месяцев. Затем в апелляционной инстанции, если одна из сторон обжалует решение, еще два месяца. Далее, если оно подлежит рассмотрению в кассационном порядке – в Верховном суде.

В итоге они могут потратить 9 месяцев – год только на судебные тяжбы. Если они здесь и сейчас прекращают спор, договорившись, согласившись друг с другом, то они не обрекают себя на эти длительные тяжбы в суде.

Они выбирают для себя – мир или сутяжничество”, – отмечает судья-примиритель Ак-Тоты Абдыкулова. 

Примирительная процедура между сторонами проходит в непринужденной обстановке 

“Мы проводили анкетирование. Согласно анкетным данным, 90 процентов явившихся лиц удовлетворены и признали, что этот проект необходим. Это важно для нас. В короткие сроки, в течение пяти дней, они разрешают свой вопрос, проблему”, – отметили в Сарыаркинском суде. 

“У нас был спор: потребитель купил некачественный мобильный телефон. Как только он обратился в суд, мы на следующий день пригласили и истца, и того, кто продал некачественный мобильный телефон.

Ответчик моментально удовлетворил все требования: вернул сумму за некачественный мобильный телефон. Покупателю в итоге не пришлось ходить по судам. Ответчику тоже не пришлось нанимать юриста, ходить в суд.

То есть сразу мирно решили спор”, – отмечает Ак-Тоты Абдыкулова. 

По результатам заключения соглашений судья-примиритель выносит акт, который имеет равную силу с судебным решением, которое вступает в действие в течение 10 рабочих дней.

“Есть споры о разделе имущества между бывшими супругами, например. Примирившись, стороны и их адвокаты отметили, что если бы раньше этот проект действовал, то они не находились бы в зоне конфликта в течение полутора лет.  В итоге они мирно разрешили вопрос об имуществе: кто каким имуществом будет владеть”, – приводит примеры рассмотренных дел судья-примиритель. 

Немало историй у Ак-Тоты Абдыкуловой по бракоразводным делам, но подробности дел судья-примиритель не раскрывает. На сегодня ею рассмотрено около 80 дел о расторжении брака. Все дела закончились примирением сторон. Супруги передумали разводиться, около 140 детей живут сейчас в полных семьях.

“Для суда это важно. Интересы детей всегда в приоритете, для суда в том числе. Мы стараемся, создаем максимальные условия, чтобы супруги обдумали решение и пришли к какому-либо согласию. Каждый супруг имеет право подумать, прежде чем принять такое серьезное решение в жизни. Даем максимальный срок.

После этого, как правило, в основном супруги приходят к тому, что они принимают решение сохранить брак. Безусловно, если одна из сторон настаивает на разводе, мы не можем их заставлять, это их право. Но в основном мы стараемся сохранить брак. Мы были в Китае – там судьи дают большой срок для примирения сторон.

У них есть пословица: “Лучше разрушить 10 храмов, чем разрушить одну семью”, – отметила судья-примиритель. 

Ак-Тоты Абдыкулова не раскрывает причин разводов в казахстанских семьях. По ее словам, инициаторами расторжения брака становятся как женщины, так и мужчины. Судья-примиритель уверена, чтобы не допускать попыток разводов, обществу нужно поднимать культ семьи.

“Раньше не все разводились, до последнего сохраняли брак. Семья была самым святым. А сейчас мы видим, что человек быстро может прийти к решению расторгнуть брак, развестись. Культ семьи нужно поднимать. Это важно”, – резюмировала судья-примиритель.  

По официальным данным, в Сарыаркинском районном суде Астаны из 300 дел, поступивших на рассмотрение судье-примирителю, 163 закончились примирением сторон.  

Источник: https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/spasti-brak-i-ne-razvestis-kak-sudya-mirit-jiteley-astanyi-348820/

Отмена решения суда о разводе. Что нужно знать

Как спасти мужа и примерится с ним в апелляционном суде?

Кстати: Знаете о нашей услуге «Развод без стресса»? Подробнее

В последнее время, особенно в столице, интернет «пестрит» всевозможными объявлениями об оказании помощи гражданам при расторжении брака.

«Продавцы» юридических услуг могут предлагать множество вариантов: развод через суд, развод через ЗАГС, развод с разделом имущества, развод с иском о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей и прочее.

Компании, занимающиеся такого рода деятельностью, от небольших юридических бюро, до крупных адвокатских коллегий с безупречной репутацией, предлагают Вам за определенное вознаграждение и в максимально короткие сроки помочь «сбросить брачные оковы», и скорей начать строить новую, лучшую жизнь.

Но часто бывает все совершенно иначе, и то, что казалось лучшим вчера, сегодня будет выглядеть просто недопустимым. Дела семейные – тончайшая субстанция, которая подвержена постоянным изменениям. Да, погорячились. Да, подали в суд на развод. Судья вынесла решение. Но что можно сделать, если на этом этапе супруги решили все-таки сохранить семью? Если они помирились? Не слишком ли поздно «хвататься за голову»?

Не каждый юрист, смеем Вас заверить, сможет сходу дать расклад, как правильно поступать в похожей ситуации. Как сказано в народной поговорке «ломать – не строить».

Можно ли отменить решение суда о разводе? Да, это возможно, но только в некоторых случаях. Об этом и пойдет далее речь в настоящей статье. И если Вы все же решили не разводиться и сберечь свою «ячейку общества», знайте, Вы поступаете правильно.

А сейчас, самое главное – не паниковать, а внимательно ознакомиться с нашими советами.

Что делать, если супруги помирились на стадии подачи иска?

Бывает так, что один из супругов, не выдержав постоянных ссор и нежелания другого идти на компромисс, спешно подает в суд иск о разводе. На несговорчивого мужа/жену это может подействовать психологически, и, побоявшись судебного разбирательства, тот сразу же идет на примирение.

В данном случае, если Вы хотите сохранить семью, необходимо так же быстро бежать в суд, и забирать иск обратно. Если судьей еще не вынесено определение о принятии иска к производству (как правило, суд обязан вынести его в течение 5 рабочих дней с момента подачи), то можно «безболезненно» вернуть документы в руки.

Но если Вы опоздали – то…

Как вернуть исковое заявление о разводе?

Что делать, если супруги помирились на стадии судебного процесса?

Согласно отечественному законодательству, а именно, Семейному Кодексу РФ, суд имеет право назначить срок на примирение сторонам в пределах трех месяцев. Назначение подобного «интервала» для того, чтобы дать возможность людям проверить, как говориться, свои чувства – носит оценочный характер.

То есть, судья, изучив Вашу личную ситуацию (мотивы развода, наличие/отсутствие общих несовершеннолетних детей, жилищные споры), может либо назначить этот срок, дать минимальный, или не дать вовсе. Подобная инициатива может исходить как от самого суда, так и быть удовлетворением ходатайства другой стороны, желающей помириться.

Таким образом, если Вам удалось примириться либо в рамках данного срока, либо перед финальным судебным заседанием – Вам нужно (либо в процессе, либо до него в любое рабочее время), написать ходатайство о прекращении производства по делу, то есть, отказ от иска. Эта рекомендация применяется только к тому лицу, кто подавал иск. Тогда судья выносит новое определение, и брак сохраняется.

Данный акт в течение 15 дней должен вступить в законную силу. По закону Вы не имеете права более обращаться с аналогичным иском к этому же ответчику (статья 221 ГПК РФ).

Можно ли отменить решение суда о разводе?

Если Вам уже вынесли решение о разводе, оно должно вступить в силу в течение 30 дней. Этот срок необходим для обжалования.

Как раз в пределах этого времени Вы и должны написать апелляционную жалобу как лицо, не согласное с решением. Данный вопрос уже будет решаться в вышестоящей инстанции после передачи дела в новом судебном заседании.

По практике, просто так «отменить» решение суда без веских на то оснований, в связи только с примирением мужа и жены, крайне сложно. «А что Вы раньше думали?» – будут говорить судьи. Сложно, но основания найти возможно. Например, ненадлежащее уведомление, отсутствие сторон в процессе в связи с болезнью и другое.

Верную стратегию в Вашем конкретном случае может подсказать только опытный специалист по разводам. Все индивидуально.

Можно ли отменить решение суда о разводе, если оно вступило в силу?

По общему правилу, если срок на обжалование решения пропущен, нужно его восстанавливать. Это еще более сложная процедура, однако, решаемая.

Если для Вас не полностью раскрыт вопрос о том, можно ли отменить решение суда о разводе? – звоните, наши адвокаты помогут Вам сохранить семью. + 7 (495) 722-99-33

Источник: https://www.planeta-zakona.ru/blog/mozhno-li-otmenit-reshenie-suda-o-razvode.html/

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий