Как восстановить причинную связь между смертью и военной травмой?

Военно — врачебная комиссия — ответчик или заинтересованное лицо?

Как восстановить причинную связь между смертью и военной травмой?

(Белов В. К.)

(«Право в Вооруженных Силах», N 10, 2001)

ВОЕННО — ВРАЧЕБНАЯ КОМИССИЯ — ОТВЕТЧИК

ИЛИ ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ ЛИЦО?

В. К. БЕЛОВ

В. К. Белов, руководитель группы Юридического департамента ОАО «Военно — страховая компания».

Без сомнения, каждый военнослужащий хотя бы примерно, но представляет сферу деятельности военно — врачебной комиссии и вопросы, которыми ей приходится заниматься. А сфера деятельности данного органа весьма широка и достаточно ответственна.

В соответствии со ст. 51 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г.

N 5487-1 военно — врачебная экспертиза определяет годность по состоянию здоровья к военной службе граждан, подлежащих призыву на военную службу, поступающих на военную службу по контракту, пребывающих в запасе (резерве) Вооруженных Сил Российской Федерации, федеральных органов государственной безопасности и Пограничных войск Российской Федерации, и военнослужащих, устанавливает у военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) и уволенных с военной службы причинную связь заболеваний, ранений, травм с военной службой (прохождением военных сборов), определяет виды, объем, сроки осуществления медико — социальной помощи военнослужащим и их реабилитации.

Согласно ст. 2 Положения о военно — врачебной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 20 апреля 1995 г.

N 390, для проведения военно — врачебной экспертизы в ВС РФ, других войсках, в органах внутренних дел, органах внешней разведки, органах контрразведки, ФАПСИ при Президенте РФ, Главном управлении охраны создаются военно — врачебные комиссии (ВВК) и военно — летные комиссии (ВЛК). В соответствии со ст.

2 Инструкции о порядке проведения военно — врачебной экспертизы в Вооруженных Силах РФ, утвержденной Приказом Министра обороны РФ от 22 сентября 1995 г. N 315, в ВС РФ создаются органы военно — врачебной экспертизы — штатные и нештатные (постоянно и временно действующие) военно — врачебные комиссии и врачебно — летные комиссии.

Состояние здоровья военнослужащего является одним из основных критериев, определяющих не только немалый объем прав и льгот военнослужащего, но и саму возможность обладания таким статусом.

Объем полученного повреждения здоровья, степень годности к военной службе, причинная связь повреждения здоровья с военной службой — все эти показатели играют ключевую роль при определении права военнослужащего, например, на перемену места службы, на досрочное увольнение, на страховую защиту, на единовременное пособие, на решение жилищных и пенсионных вопросов.

Именно поэтому, особенно в последнее время, участились случаи, когда ВВК оказывается в центре внимания очередного судебного спора, где истцом выступает военнослужащий, действующий или уволенный, который не согласен с тем объемом прав и льгот, который прямо зависит от оценки состояния его здоровья. Нередки случаи, когда сама ВВК становится ответчиком по конкретному гражданскому делу. Вернее, не ответчиком, а органом, решение которого обжалуется.

К сожалению, военнослужащие не часто реализуют возможность внесудебного разрешения проблем, связанных с заключениями ВВК. В соответствии со ст. 7 Положения о военно — врачебной комиссии гражданин может обжаловать в вышестоящую ВВК (ВЛК) вынесенное в отношении его заключение ВВК (ВЛК).

Возможность же судебного разрешения прямо предусмотрена действующим законодательством. Согласно п. 5 ст.

51 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан заключение учреждения, производившего военно — врачебную экспертизу, может быть обжаловано в суд самим гражданином или его законным представителем в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Чаще всего военнослужащие либо члены их семей высказывают недовольство по вполне конкретным вопросам: они бывают не согласны с формулировкой ВВК о причинной связи полученного повреждения здоровья или с категорией годности к военной службе.

По нормам процессуального права обжалование заключения ВВК можно реализовать только в рамках производства по делам, возникшим из административно — правовых отношений. В соответствии с нормами, установленными ст. ст. 231, 233, 236, 239.1, 239.

2 ГПК РСФСР, гражданину предоставляется право на обжалование действий государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих его права и свободы. Исковое производство в подобных случаях вряд ли возможно.

ВВК никаких денежных и иных имущественных обязательств перед военнослужащим не имеет.

Отдельно хотелось бы остановиться на тех случаях, когда военнослужащие пытаются «использовать» еще один вид судебного производства — особое производство — для того, чтобы установить в судебном порядке конкретный юридический факт.

Например, военнослужащий при наличии заключения ВВК о причинной связи заболевания с военной службой в формулировке «заболевание получено в период военной службы» подает в суд заявление об установлении факта наличия причинной связи заболевания, приведшего к его увольнению из армии, с исполнением обязанностей военной службы. И когда подобное заявление принимается судом к производству и в качестве заинтересованного лица приглашается ВВК, нередки случаи проявления определенной растерянности уважаемым органом военно — врачебной экспертизы. Хотя именно ВВК может очень убедительно и вполне обоснованно оппонировать суду в его безграмотных действиях по подобного рода заявлениям.

Типичная ошибка суда в подобных случаях заключается в недостаточном понимании сути правоотношений, субъектом которых является военно — врачебная комиссия.

Как указывалось выше, действующим законодательством уже установлен порядок определения причинной связи заболеваний военнослужащих с военной службой, условия работы ВВК при проведении этой работы, формулировки, в которых выносится и фиксируется данная причинная связь, и т. д.

Таким образом, однозначно существуют те запретительные условия, которые определены п. 10 ст. 247 ГПК РСФСР: суд не может устанавливать факты, имеющие юридическое значение, порядок установления которых определен законодательством.

Об этом же говорится и в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» от 21 июня 1985 г. N 9. В п. 2 Постановления четко определено, что в судебном порядке не могут устанавливаться факты получения ранения, контузии в боях при защите СССР или при исполнении иных обязанностей военной службы.

Все вышеуказанное свидетельствует о том, что заключение ВВК о причинной связи заболевания военнослужащего с военной службой может обжаловаться только в рамках производства по делам, возникшим из административно — правовых отношений.

Главное — уяснить разницу этих двух судебных производств: в особом производстве суд сам устанавливает юридический факт, а в производстве по делам, возникшим из административно — правовых отношений, уже имеется юридический факт (заключение ВВК), но он оспаривается, и суд должен установить на основе представленных доказательств правомерность или неправомерность заключения ВВК. Необходимо внимательно следить за тем, чтобы в ходе рассмотрения жалобы суд не «сбивался» на особое производство, чтобы суд действительно рассматривал те доказательства, которые представлены стороной и отвечают правилам относимости и допустимости.

В качестве примера, комментирующего сказанное, рассмотрим один из «выводов» Н-ского районного суда, который к тому же пытается «руководствоваться» указаниями Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» от 14 февраля 2000 г. Положение ст. 20 Постановления данного Пленума суд применяет, мягко говоря, очень произвольно. Сравните:

Утверждение суда: «… в соответствии со ст. 20 Пленума вопрос о наличии причинной связи заболевания военнослужащего с исполнением обязанностей военной службы решается судом».

Положение Пленума: «Вопрос о наличии или отсутствии причинной связи между гибелью (смертью), увечьем (заболеванием) военнослужащего и исполнением им обязанностей военной службы решается судом с учетом заключения военно — врачебной комиссии, а в необходимых случаях и заключения соответствующих экспертов».

Проигнорировав все рассмотренные выше нормы особого производства, производства по делам, вытекающим из административно — правовых отношений, и действительный смысл нормы Пленума Верховного Суда РФ, суд пытается самостоятельно … установить наличие причинной связи заболевания военнослужащего с исполнением обязанностей военной службы.

И все это — при наличии заключения ВВК и наличии однозначных условий, необходимых для установления фактов, имеющих юридическое значение, которые определены ст. 248 ГПК.

Эти условия вполне конкретны: суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, лишь при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, либо при невозможности восстановления утраченных документов.

Вместо установления законности имеющегося заключения ВВК суд самостоятельно … устанавливает причинную связь заболевания военнослужащего, т. е. совершает недопустимое — смешивает особое производство с исковым и производством, вытекающим из административно — правовых отношений.

Позиция ВВК при получении судебной повестки и копии жалобы, из которых ясно, что суд в особом производстве будет рассматривать заявление военнослужащего об установлении причинной связи его заболевания с исполнением обязанностей военной службы, может быть только одной — подача ходатайства об оставлении заявления без рассмотрения, как это предусматривает п. 3 ст. 246 ГПК. Заявителю уже установлена причинная связь заболевания с военной службой. Эту причинную связь установила ВВК. Есть документ, подтверждающий это. Однако заявитель не согласен с заключением ВВК и просит суд установить ему причинную связь в другой формулировке, т. е. связать полученное заболевание с исполнением обязанностей военной службы. Повторимся: в подобной ситуации возможно только обжалование заключения ВВК, а это не особое производство, а производство, вытекающее из административно — правовых отношений.

Теперь об обжаловании заключения ВВК. Как уже отмечалось, это предусмотрено действующим законодательством (п. 5 ст. 51 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан).

Сторона, не согласная с имеющимся заключением ВВК, должна представить в суд документы, подтверждающие неправильность или ошибки в проведении военно — врачебной экспертизы, нарушения требований Постановления Правительства РФ от 20 апреля 1995 г. N 390. Кто и как может опровергнуть выводы военно — медицинской экспертизы? Это также установлено нормативными актами.

Так, например, в соответствии со ст. 18 Инструкции (Приказ Министра обороны Российской Федерации от 22 сентября 1995 г. N 315) ЦВВК МО РФ имеет право контролировать, утверждать (не утверждать), пересматривать заключение любой ВВК (ВЛК) Вооруженных Сил РФ и собственные заключения о причинной связи заболеваний военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы.

Поэтому военнослужащий, обжалующий заключение госпитальной ВВК, видимо, представит в качестве доказательства его неверности заключение ЦВВК МО РФ или заключение ВВК военного округа.

Подробно рассматривать ситуацию о недопустимости других «доказательств, которые являются лишь личным мнением военнослужащего и сводятся к формулировке «потому что я так считаю», не будем. Несостоятельность такого «доказательства» налицо. Заявитель перечисляет обстоятельства, определенные п. 1 ст.

37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», и заявляет, что его заболевание связано с этими обстоятельствами, т. е. сам устанавливает причинную связь. Правда, даже небольшое уточнение — какое именно обстоятельство (в п. 1 ст.

37 Закона их 16) является причиной его заболевания и какие документы это подтверждают — ставит такого заявителя в тупик. Но он может заявить в суде о необходимости разрешения экспертом вопроса об истинной причинной связи его заболевания. Такое право предоставлено ему ст. 74 ГПК.

В случае необходимости суд может назначить даже несколько экспертов. Назначая судебную экспертизу по гражданскому делу, суд должен четко определить ее род, вопросы, выносимые на разрешение эксперта. О назначении экспертизы судом выносится определение. Данное определение состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной.

Если какие-либо вопросы, о постановке которых перед экспертом ходатайствовали лица, участвующие в деле, судом были отклонены, эти вопросы должны быть указаны в определении вместе с объяснениями, каковы мотивы отклонения.

Учитывая все вышесказанное, ВВК должна самым активным образом участвовать и в определении вопросов, выносимых на разрешение эксперта, и во внимательном рассмотрении кандидатуры эксперта. Ведь при наличии оснований эксперту можно и нужно заявить отвод. Так, например, согласно п. 3 ч. 2 ст.

20 ГПК не может участвовать в рассмотрении дела эксперт, который некомпетентен в вопросах, определенных для экспертизы.

А кто кроме специалистов ВВК обладает информацией о компетенции медицинских органов и специалистов в вопросах установления причинной связи повреждения здоровья военнослужащих? И уж тем более нельзя молчать, когда вдруг истец сам представляет в суд независимое заключение каких-либо специалистов — медиков с высокими титулами и званиями, а суд рассматривает данное заключение как заключение экспертов. Эксперт и его заключение в суде появляется только на основании соответствующего судебного определения. Допущенные судом нарушения норм процессуального права послужат основанием для отмены решения суда в кассационной инстанции.

Заканчивая статью ответом на вопрос, вынесенный в заголовок, замечу, что в рассмотренных правоотношениях военно — врачебная комиссия быть ответчиком не может, т. к.

не может быть по подобным делам искового производства.

Зато ВВК всегда может в качестве заинтересованного лица доказать обоснованность и законность своего заключения о причинной связи заболевания военнослужащего с военной службой.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/e1331.html

Консультация юриста: Порядок разбирательства при получении травмы военнослужащим

Как восстановить причинную связь между смертью и военной травмой?

Вопрос:

Добрый день! 15 февраля 2011 года в н.п. Шали на полигоне в результате взрыва имитационной мины пострадал контрактник. В результате чего он был доставлен в травматологическое отделение. Было сделано множество операций на ноги.

Есть видео, на котором видно, что это была не имитационная мина, а самая настоящая. Подскажите, пожалуйста, куда обратиться, чтобы виновники понесли наказание, какие выплаты положены пострадавшему.

Какие законы защищают военнослужащих, в каких законах можно прочитать про выплаты и компенсации.

Заранее огромное спасибо!

Нина, 27 Таганрог

Ответ:

Здравствуйте, Нина! Искренне сочувствую Вашему горю и по возможности попытаюсь своим ответом помочь Вам. Итак, по порядку.

В ст.

3 Федерального Закона от 27.05.

1998 года №76-ФЗ “О статусе военнослужащих” определено, что правовая защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации.

Социальная защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает:

реализацию их прав, социальных гарантий и компенсаций органами государственной власти, органами военного управления и органами местного самоуправления;

совершенствование механизмов и институтов социальной защиты указанных лиц;

охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе.

Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников) (далее – командиры). Реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в соответствии с федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации могут также содействовать общественные объединения.

Никто не вправе ограничивать военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.

Должностные лица органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций, а также командиры, виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Надзор за исполнением настоящего Федерального закона осуществляется Генеральным прокурором Российской Федерации и подчиненными ему прокурорами.

В п. 1 ст. 16 Закона определено, что охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти.

Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров.

На них возлагается обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы.

В соответствии со ст. 18 Закона военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, подлежат обязательному государственному личному страхованию за счет средств федерального бюджета.

Федеральным Законом от 28.03.2000 года №52 – ФЗ “Об обязательном государственном страховании военнослужащих конкретизируются положения ст. 18 ФЗ “О статусе военнослужащих”. Согласно ст. 4 страховыми случаями при осуществлении обязательного государственного страхования (далее – страховые случаи) являются:

гибель (смерть) застрахованного лица в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов;

установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов;

В ст.

5 определено, что размер страховой суммы определяется в отношении военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица исходя из месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью (штатной должностью) и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием (специальным званием), составляющих оклад месячного денежного содержания (далее – оклад) военнослужащего, или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица. При исчислении размера страховой суммы учитывается оклад, установленный на день выплаты страховой суммы.

Страховые суммы выплачиваются при наступлении страховых случаев в следующих размерах:

в случае гибели (смерти) застрахованного лица в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов, – 25 окладов каждому выгодоприобретателю;

в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов:

инвалиду I группы – 75 окладов;

инвалиду II группы – 50 окладов;

инвалиду III группы – 25 окладов.

Если в период прохождения военной службы, либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, лицу при переосвидетельствовании в федеральном учреждении медико-социальной экспертизы вследствие указанных в настоящем пункте причин будет повышена группа инвалидности, размер страховой суммы увеличивается на сумму, составляющую разницу между количеством окладов, причитающихся по вновь установленной группе инвалидности, и количеством окладов, причитающихся по прежней группе инвалидности;

в случае получения застрахованным лицом в период прохождения военной службы, службы, военных сборов тяжелого увечья (ранения, травмы, контузии) – 10 окладов, легкого увечья (ранения, травмы, контузии) – 5 окладов.

В соответствии с приказом Министра обороны РФ от 20.10.

2000 года № 505 “Об утверждении Инструкции о порядке расследования фактов получения травм военнослужащими” по каждому факту травмирования военнослужащего, повлекшему за собой временную или стойкую утрату им работоспособности командиром воинской части назначается административное расследование.

Для проведения расследования командир воинской части назначает должностное лицо, имеющее опыт проведения расследований. Групповые факты получения травм военнослужащими (два и более пострадавших) расследуются одним из заместителей командира воинской части.

В ходе расследования должностное лицо должно установить:

обстоятельства и причины получения травмы;

степень вины пострадавшего военнослужащего и содержатся ли в его действиях признаки состава преступления, предусмотренные ст. 339 Уголовного кодекса РФ (предусматривает ответственность военнослужащих за уклонение от военной службы путём членовредительства);

лиц, непосредственно причинивших травму (если таковые имеются);

должностных лиц, допустивших нарушение, либо не обеспечивших соблюдение требований безопасности, определённых руководящими документами;

наличие прямой причинной связи между действиями (бездействием) лиц, допустивших нарушение, либо не обеспечивших соблюдение требований безопасности и наступившими последствиями.

Разбирательство завершается оформлением заключения об итогах расследования факта получения травмы военнослужащим.

По итогам расследования командир воинской части принимает решение об устранении причин и условий, способствовавших получению травмы военнослужащим и привлечении должностных лиц к ответственности. Такое решение объявляется приказом командира воинской части.

По окончании административного расследования командир, являясь руководителем органа дознания, принимает решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Указанное решение согласуется с военным прокурором гарнизона.

Если по результатам административного расследования выявлены признаки состава преступления, то командир обязан рапортом доложить об этом военному прокурору гарнизона с приложением материалов административного расследования.

В страховую компанию для выплаты страхового пособия направляются следующие документы: заявление военнослужащего, в котором указываются его банковские реквизиты для перечисления страхового пособия; справка военно-врачебной комиссии об обстоятельствах и степени тяжести травмы, полученной военнослужащим; справка из финансового органа о размере оклада денежного содержания военнослужащего, необходимого для расчёта страхового пособия.

Вы, как заинтересованное лицо имеете возможность ознакомиться с результатами административного расследования, проведённого по описываемому Вами случаю травмирования военнослужащего и с решением командира войсковой части, принятым по данному факту. Если военнослужащий не согласен с решением командира, он в праве обжаловать его перед вышестоящим начальником, в военную прокуратуру гарнизона или в гарнизонный военный суд.

Александр Томенко,
военный юрист

Задайте свой вопрос

Источник: https://rg.ru/2011/06/30/travma-yurist-site-anons.html

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 августа 2014 г. N 26-КГ14-29 Суд отменил ранее принятые судебные постановления и отказал в назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы, поскольку отсутствует заключение военно-врачебной комиссии, определяющее причинную связь заболевания, травмы, увечья либо иного повреждения здоровья у заявителя с определение «военная травма»

Как восстановить причинную связь между смертью и военной травмой?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А. и Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании 1 августа 2014 года гражданское дело по иску Мархиева X.М.

к Министерству внутренних дел по Республике Ингушетия о назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы по кассационной жалобе Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия на решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 20 июня 2013 г.

и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 19 сентября 2013 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителя Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия Точиева М.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Мархиев Х.М. обратился в суд с иском к ответчику о назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы, взыскании задолженности по выплате указанной пенсии с 17 февраля 2010 г., компенсации морального вреда.

В обоснование требований истец указал, что вступившими в законную силу судебными постановлениями установлен факт прохождения им службы в условиях чрезвычайного положения и при вооружённом конфликте, установлен факт получения им травмы при исполнении служебных обязанностей и назначены ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью. Мархиев Х.М. также указал, что в настоящее время он является получателем пенсии по инвалидности вследствие заболевания, полученного в период военной службы. По мнению истца, он имеет право на получение пенсии по инвалидности в связи с наличием заболевания в редакции «военная травма», поскольку факт получения им увечья при исполнении служебных обязанностей установлен в судебном порядке.

Представитель ответчика иск не признал.

Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 20 июня 2013 г. заявленные требования удовлетворены. Суд обязал ответчика назначить истцу пенсию по инвалидности вследствие военной травмы, взыскал задолженность по выплате пенсии с 17 февраля 2010 г., компенсацию морального и судебные расходы.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 19 сентября 2013 г. решение суда первой инстанции изменено, в пользу истца взыскана задолженность по выплате пенсии по инвалидности вследствие военной травмы в размере руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и принятии нового решения об отказе в иске.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2014 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2014 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец, извещённый о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы с делом, в судебное заседание Судебной коллегии не явился. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены такого характера существенные нарушения.

Судом установлено, что Мархиев Х.М. проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации, уволен в 2003 г. по болезни, истцу установлена группа инвалидности в связи с наличием заболевания, полученного в период военной службы на основании свидетельства о болезни от 4 декабря 2003 г., а также назначена соответствующая пенсия по инвалидности.

Вступившим в законную силу решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 7 февраля 2010 г. установлено, что травма получена Мархиевым Х.М. при исполнении обязанностей военной службы, в связи с чем судом истцу назначены ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью.

Удовлетворяя требования Мархиева Х.М.

о назначении пенсии по инвалидности в связи с военной травмой и взыскании задолженности по выплате пенсии, судебные инстанции исходили из того, что факт получения истцом травмы при исполнении служебных обязанностей установлен вступившим в законную силу судебным постановлением и указанное обстоятельство в силу статьи 62 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит доказыванию при рассмотрении настоящего спора.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судебных инстанций основанными на неправильном применении и толковании норм материального права.

В соответствии со статьёй 20 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г.

№ 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» группа и причины инвалидности, время наступления и период инвалидности устанавливаются федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы.

Согласно статье 21 указанного Закона инвалидами вследствие военной травмы признаются лица, ставшие инвалидами вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при защите Родины, в том числе полученных в связи с пребыванием на фронте, прохождением службы за границей в государствах, где велись боевые действия, или при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

Определение причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) органов, граждан, проходивших военную службу (военные сборы), службу в органах, а также увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний, приведших к смерти военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов, в соответствии с Положением о военно-врачебной экспертизе, утверждённым постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. № 123, возлагается на военно-врачебные комиссии.

Из материалов дела и установленных судом обстоятельств не усматривается наличие заключения военно-врачебной комиссии с формулировкой полученного Мархиевым Х.М. телесного повреждения, травмы, увечья либо иного повреждения здоровья как «военная травма». Имеющееся заключение Военно-врачебной комиссией от 4 декабря 2003 г.

подтверждает лишь наличие у истца заболевания, полученного в период военной службы, в связи с которым ему установлена инвалидность и назначена пенсия по инвалидности как инвалиду вследствие заболевания, полученного в период военной службы.

При этом указанное заключение Военно-врачебной комиссии в установленном порядке истцом не обжаловалось, недействительным не признавалось.

Таким образом, суд в нарушение приведенных положений действующего законодательства удовлетворил заявленные требования в отсутствие необходимого для назначения пенсии как инвалиду вследствие военной травмы заключения военно-врачебной комиссии, определяющей причинную связь заболевания, травмы, увечья либо иного повреждения здоровья как «военная травма».

Суд не учел, что решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 7 февраля 2010 г., на которое он сослался в обоснование вывода об удовлетворении заявленных требований, установлено лишь получение Мархиевым Х.М. травмы при исполнении обязанностей военной службы, при этом факт установления истцу «военной травмы» материалами дела не подтверждается.

Следовательно, правовых оснований для удовлетворения требований Мархиева Х.М. к Министерству внутренних дел по Республике Ингушетия о назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы у суда не имелось.

При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судебными инстанциями в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудных судебных постановлений, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отменить решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 20 июня 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 19 сентября 2013 г. и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе Мархиеву Х.М. в удовлетворении иска.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 20 июня 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 19 сентября 2013 г.

отменить. Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Мархиева X.М.

к Министерству внутренних дел по Республике Ингушетия о назначении пенсии по инвалидности вследствие военной травмы отказать.

Председательствующий Горохов Б.А.

Истец просил назначить ему пенсию по инвалидности вследствие военной травмы, взыскать задолженность по указанной пенсии и компенсацию морального вреда.

Его требования были удовлетворены (апелляционная инстанция изменила только размер взыскиваемой задолженности).

Но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила акты нижестоящих инстанций и отказала в иске.

Закон о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах наркоконтроля, уголовно-исполнительной системе, и их семей устанавливает следующее.

Группа и причины, время наступления и период инвалидности устанавливаются федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы. Инвалидами вследствие военной травмы признаются лица, ставшие инвалидами вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при защите Родины, в т. ч.

в связи с пребыванием на фронте, службой за границей в государствах, где велись боевые действия, или при исполнении иных обязанностей военной службы.

Причинная связь увечий, заболеваний у военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, сотрудников, граждан, проходивших военную и приравненную к ней службу, военные сборы, определяется военно-врачебными комиссиями.

Иск удовлетворен в отсутствие необходимого заключения военно-врачебной комиссии, определяющего причинную связь заболевания, травмы, увечья либо иного повреждения здоровья как “военная травма”.

Решением суда по другому делу установлено лишь получение истцом травмы при исполнении обязанностей военной службы. При этом факт установления ему “военной травмы” материалами дела не подтверждается.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70627042/

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий