Какое наказание грозит по ст 116 УК РФ и каковы последствия?

Ответственностьза повторное самовольное подключение к электрическим и тепловым сетям

29 мая 2019 года президентом РФ подписан Федеральныйзакон №114-ФЗ “Овнесении изменений в статьи 3.5 и 7.19 Кодекса Российской Федерации обадминистративных правонарушениях”.

Ранее статья7.19 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусматривалаответственность за самовольноеподключение к электрическим сетям, тепловым сетям, нефтепроводам, нефтепродуктопроводами газопроводам, а равно самовольное (безучетное) использование электрической,тепловой энергии, нефти, газа или нефтепродуктов, в виде административногоштрафа вплоть до 200 тысяч рублей.

Согласно внесенным поправкам, указанная статья дополнена частью 2,которая усиливаетответственность за повторное совершение данного нарушения. Исключение -повторное самовольное подключение к нефтепроводам, нефтепродуктопроводам игазопроводам. За это деяние предусмотрена уголовнаяответственность вплоть до лишения свободы на срокдо 8 лет (статья 215.3 УК РФ).

Прокурор города

старший советник юстиции                                                              А.В. Дементьев

Усиленауголовная ответственность за организацию незаконной миграции с использованиемслужебного положения.

Федеральным законом от 04.11.2019 №354-ФЗ «О внесении изменений в ст.322.1 УК РФ и ст. 151 УПК РФ» внесеныпоправки в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Касательно УК РФ в ст. 322.1«Организация незаконной миграции» добавлен пункт о том, что за совершениеподобного преступления лицом с использованием своего служебного положенияпредусмотрено наказания в виде:

– лишение свободы на срок до 7 лет со штрафом в размере до 500000 рублейили в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3-хлет либо без такового;

– ограничение свободы на срок до 2 лет либо без такового.

Поправками в УПК РФ стала новая редакцияст. 151 УПК РФ «Подследственность» в которой указано, что расследованием поуголовным делам о преступлениях, предусмотренных, в том числе, ч.1 ст 332.

1 УКРФо незаконной миграции с использованием служебного положения, в том числепреступлений, выявленных органами федеральной службы безопасности, занимаютсядознаватели пограничных органов федеральной службы безопасности.

Данные изменения вступили в законную силус 15.11.2019 г.

Прокурор города

старший советник юстиции                                                              А.В. Дементьев

Введензапрет для микрофинансовых организаций выдавать займы под залог жилья

Федеральным законом от 2августа 2019 г. № 271-ФЗ “О внесении изменений в отдельныезаконодательные акты Российской Федерации” установлен запретдля микрофинансовых организаций заключать договоры потребительского займа сфизическими лицами под залог жилья или доли в нем. Такая мера призвана защититьграждан от возможного мошенничества и потери единственного жилья.

Также указаннымфедеральным законом уточняются требования к микрофинансовым организациям и ихруководителям. Ряд поправок касается минимального размера собственных средств(капитала) микрокредитных компаний, который будет постепенно увеличиваться с 1млн руб. с 1 июля 2020 года до 5 млн руб. с 1 июля 2024 года.

Кроме того, установлензапрет на внесение в уставный капитал микрофинансовой компании находящегося взалоге имущества и заемных средств.

Закон вступил в силу с 1октября 2019 года за исключением ряда норм, для которых установлен иной срокначала действия. Предполагается, что он позволит предотвратить неправомерныедействия в отношении граждан при осуществлении микрофинансовой деятельности.

Прокурор города

старший советник юстиции                                                              А.В. Дементьев

«Уголовнаяответственность за мелкое взяточничество»

Получение взятки, дача взятки лично иличерез посредника в размере, не превышающем десяти тысяч рублей (мелкоевзяточничество), предусматривает уголовную ответственность в виде штрафа вразмере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного доходаосужденного за период до трех месяцев, либо исправительных работ на срок доодного года, либо ограничения свободы на срок до двух лет, либо лишения свободына срок до одного года.

В случае, если данное деяние совершенолицом, имеющим судимость за совершение аналогичного преступления, либо за получение взятки, дачу взятки либо запосредничество во взяточничестве, законодатель предусматривает уголовнуюответственность в виде штрафа в размере до одного миллиона рублей или в размерезаработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либоисправительных работ на срок до трех лет, либо ограничения свободы на срок дочетырех лет, либо лишения свободы на срок до трех лет.

Лицо, совершившее дачу взятки в размере,не превышающем десяти тысяч рублей, освобождается от уголовной ответственности,если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления илибо в отношении его имело место вымогательство взятки, либо это лицо послесовершения преступления добровольно сообщило в орган, имеющий право возбудить уголовное дело,о даче взятки.

Прокурор города

старший советник юстиции                                                            А.В. Дементьев

Вопрос: Правда ли, что теперь будет вестисьреестр родителей, лишенных родительских прав?

Ответ: Федеральным законом от02.08.2019 № 319-ФЗ «О внесении изменений в Семейный кодекс РоссийскойФедерации и Федеральный закон «О государственном банке данных о детях,оставшихся без попечения родителей» вносятся изменения, касаемые банка данных одетях, оставшихся без попечения родителей.

         Так, с 1 января 2020года государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей,будет пополняться информацией о гражданах, лишенных родительских прав илиограниченных в родительских правах, о гражданах, отстраненных от обязанностейопекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на них закономобязанностей, о бывших усыновителях, если усыновление отменено судом по ихвине.
         Документированнаяинформация о недобросовестных родителях и опекунах создается в целях учетасведений в государственном банке данных о детях и недопущения случаев передачидетей на воспитание в семью таким гражданам и бывшим усыновителям.

Органы опеки и попечительстваобязаны предоставлять региональному оператору помимо сведений о каждом ребенке,оставшемся без попечения родителей, также сведения о гражданах, лишенныхродительских прав или ограниченных в родительских правах, о гражданах,отстраненных от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнениевозложенных на них законом обязанностей, о бывших усыновителях – в срок неболее трех рабочих дней со дня получения указанных сведений

Прокурор города Балашова

старший советник юстиции                                                      А.В. Дементьев

Вопрос: Возмещать ущерб с бывшего сотрудниканужно по правилам Трудового или Гражданского кодекса?

Ответ:  Обязанность работника возместить причиненныйработодателю ущерб, в том числе в случае заключения между ними соглашения одобровольном возмещении материального ущерба, возникает в связи с трудовыми отношениями, поэтому к этим отношениям подлежатприменению нормы Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующиематериальную ответственность сторон трудового договора, а не гражданскогозаконодательства.

Так,работодатель должен:

– провестипроверку;

– истребовать усотрудника объяснение;

– определитьразмер ущерба;

– выяснитьпричины его возникновения;

– установитьвину работника.

Важным для судаявляется установление факта соблюдения данной процедуры.

Данная позицияизложена в определении Верховного суда РФ от 03.06.2019 N 9-КГ19-5, однакоранее суд уже неоднократно указывал, что к соглашению о возмещенииработником ущерба нужно применять нормы Трудового кодекса РФ.

Прокурор города Балашова

старший советник юстиции                                                      А.В.Дементьев

Вопрос: Какие изменения в КоАП РФ в сфере обращенияс отходами внесены в этом году?

Источник: http://baladmin.ru/page2.php

Дело сестер Хачатурян: собака лает, караван идет, или почему общественность и СМИ не могут повлиять на резонансное дело о побоях и насилии

Какое наказание грозит по ст 116 УК РФ и каковы последствия?

В июле 2018 года Россия была потрясена новостью об убийстве тремя сестрами своего отца, Михаила Хачатуряна. Не было в стране утюга, из которого бы не доносилась эта фамилия.

Все СМИ разом подхватили историю убийства и стали обсуждать, кто как умеет: на федеральных каналах и по сей день выходят выпуски ток-шоу с разоблачением бабушек, соседей и друзей покойного Михаила, на негосударственных и оппозиционных обсуждают историю семьи, митинги в поддержку трех сестер.

С самого начала общественность раскололась на 2 лагеря: дело в том, что на момент задержания Марии, Ангелине и Крестине было 17, 18 и 19 лет. Они дали признательные показания и рассказали, что отец годами издевался над ними и применял насилие, в том числе и сексуального характера.

В минуту, когда их нашла полиция (по их же звонку), все трое находились на лестничной клетке рядом с телом убитого и не пытались скрыться. Следствие предъявило обвинение девочкам по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ – убийство группой лиц по предварительному сговору.

Адвокаты заявляют, что сестры пошли на преступление «в рамках необходимой обороны от продолжавшегося многие годы насилия» и настаивают на ст. 37 УК РФ – убийстве в состоянии необходимой обороны.

Следствие с защитой сестер не согласно: они утверждают, что в момент нападаения, Михаил Хачатурян то ли отдыхал, то ли лежал на диване в гостиной или спальне, когда девочки одновременно стали наносить ему удары в грудь ножом, бить молотком по голове и распылять перцовым баллончиком в лицо, что «свидетельствовало о заранее спланированном убийстве и умысле».

С декриминализацией побоев в 2017 году произошло вот что: к судьям хлынул поток дел по ст. 6.1.1. КоАП РФ. На «кухонных боксеров» стали писать заявления гораздо чаще, потому что, как правило:

а) нарушителя не сажали, а впаивали штраф;

б) в этот же день он мог вернуться домой.

Казалось бы, законопроект должен был разгрузить систему дознания, уголовными делами в которой были завалены столы, и дать возможность дознавателям работать над другими важными делами вроде краж по ч. 1.

Но получилось, что люди все равно шли в полицию и писали заявления, вот только теперь на нарушителя составлялся протокол об административном правонарушении. Единственный плюс – разгруз по срокам конкретный: если на дознание в сокращенной форме уходило около 15 суток, то здесь.

пр административке, на это требуется меньше 10 дней. К тому же следственная практика показывает, что дела о побоях до 2017 года прекращались по примирению сторон в 95% случев, и работа дознавателя оказывалась выброшенной под хвост.

Теперь же нарушителя могут привлечь к административной ответственности, и в решении судьи может быть указано примерно следующее: «таким образом, гражданин А причинил потерпевшему гражданину Б побои/иные насильственные действия, которые доставили потерпевшему физическую боль, но не повлекли вреда здоровью, тем самым совершил правонарушение по ст. 6.1.1 КоАП РФ». Выходит, что все, что приведет к более существенным повреждениям, травмам, причиняющим легкий, средний и тяжкий вред здоровью, подпадает под другие статьи Уголовного кодекса: ст. 111, 112 и 115 УК РФ.

Правозащитники говорят о необходимости более эффективных превентивных мер и отдельного закона о домашнем насилии. По их словам, такой закон мог бы спасти миллионы жизней — ведь побои нередко приводят к смерти как самой женщины, так и ее обидчика.

Декриминализация побоев дала боксерам шанс получать штрафы от судей за каждый синяк своей сожительницы или жены, и затем возвращаться домой, и повторять эти действия снова и снова, ведь диспозиция статьи звучит следующим образом: «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния» (ст. 6.1.1. КоАП РФ).

В ст.

116 УК РФ заложены отличительные черты, и с первого взгляда диспозиции очень даже похожи: «побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 УК РФ, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». То есть, для наступления ответственности по этой статье мотивами должны выступать:

– хулиганские побуждения

– политическая, идеологическая, расовая, национальная, религиозная ненависть или вражда

– ненависть или вражда к какой-нибудь социальной группе

Ст. 116.1 УК РФ. Отличие побоев по этой статье состоит в том, что их совершает лицо, подвергнутое административному наказанию за такое же деяние по ст. 6.1.1. КоАП РФ.

Даже не нужно обсуждать то, сколько тысяч возможностей было подвергнуть Михаила Хачатуряна административному и уголовному наказанию за избиения своих дочерей; однако этого сделано не было в силу каких-либо факторов: то заявления от очевидцев и соседей не принимали, то дочери были настолько запуганы, что боялись сообщать в полицию.

Соотношение необходимой обороны и домашнего насилия в этой истории, да и в принципе, вообще очень противоречивое. Ч. 1 ст.

37 УК РФ гласит: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия». Следствие считает, что Михаил находился в беспомощном состоянии и не мог оценить опасности, исходящей от дочерей и справиться сразу с троими. В 2012 году Верховный суд издал Пленум № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», и в п. 5 сообщил: «Состояние необходимой обороны может быть вызвано и общественно опасным посягательством, носящим длящийся или продолжаемый характер (например, незаконное лишение свободы, захват заложников, истязание и т.п.)». Учитывая то, что мы знаем, что избиения и насилие носили систематический характер, и не принимать этот факт к изменению квалификации – грубейшая ошибка следствия. Этот Пленум официально закрепил, что необходимая оборона – это не обязательно в драке, или вызвать человека на рыцарский турнир, кинуть перчатку; это было длящееся общественно опасное посягательство, выражающееся в постоянных побоях и насилии. Если у сестер было основание полагать, что была угроза их жизням и здоровью – они могли реализовать свое право на самооборону.

Да и вообще, выходит довольно паршивая ситуация: с одной стороны мы имеем объективную сторону преступления, совершенную тремя сестрами, выразившуюся в убийстве отца по умыслу, а с другой – то ли право на общую самооборону от отца-тирана, то ли психологию жертвы. И вот как раз вторую сторону следствие, прокуратура и суд, судя по всему, не учтет при постановлении приговора. 

Статистика по делам о таких убийствах довольно плачевная. Например, по статистике МВД, в 2013 году от насилия со стороны членов семьи пострадали 38 235 человек, из них женщины – почти 3/4 от общего числа.

Реальная цифра, конечно, значительно выше, статистика не фиксирует значительную часть преступлений в семье, поскольку такой вид преступления как побои является латентным. Причины очень простые: жертвы боятся жаловаться, или не видят смысла, не ждут помощи от правоохранительных органов.

При этом, мы помним, что официальная статистика не учитывает случаи, когда уголовного дела по факту насилия в семье возбуждать не стали.

Как итог, выходит, что декриминализация – плохое решение. Адвокатура говорит, что наличие уголовной ответственности ранее служило хоть какой-то превентивной мерой для части людей, склонных к агрессии в семье. При этом эксперты много раз писали, что и прежняя норма Уголовного кодекса плохо работала.

Уже много лет обсуждается, что необходимо принять специальный закон о профилактике бытового насилия и в целом выстраивать системную работу в этой области. Но все эти инициативы власти не особенно поддерживают.

Заместитель председателя ВС РФ Владимир Давыдов говорил, что декриминализация разгрузит суды, позволит следователям сосредоточиться на более опасных преступлениях, избавит осужденных от тяжелых последствий уголовного дела.

Поправки сильно возмутили родительские организации, Русскую православную церковь и многих высокопоставленных людей (например, Елену Мизулину).

В РПЦ говорили, что власти приняли закон, который позволит привлекать родителей к уголовной ответственности за шлепки детям, в то время как посторонним людям за такие действия строгое наказание не грозит. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он «направлен на устранение неоднозначного толкования положений», возникших после принятия последних поправок в статью о побоях.

Если говорить о более глубоких причинах, возможно, дело в самом отношении государства и российского общества к проблеме насилия в семье.

Грубо суммируя высказывания некоторых сторонников декриминализации побоев, позиция получилось примерно такой: семья — это святое, государство туда лезть не может, в шлепках ничего ужасного нет, такие у нас семейные ценности, мы не Запад, где родителей могут посадить за воспитание детей.

Один из главных принципов уголовного права – принцип справедливости. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Поэтому выражение «dura lex sed lex» действует при условии точного исполнения закона. В идеальном правовой системе мы должны чувствовать некоторое удовлетворение от получаемого результата.

Но если закон, который ввели в действие, исполняется, но положительных тенденций не видно, и жертвы насилия продолжают идти в колонии эшелонами – может быть, стоит что-то изменить?

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/8/5/delo_sester_hachaturyan_sobaka_laet_karavan_idet_ili_pochemu_obschestvennost_i_smi_ne_mogut_povliyat

«Близкие лица». Госдума отменила уголовное наказание за побои в семье

Какое наказание грозит по ст 116 УК РФ и каковы последствия?

В пятницу Госдума в третьем чтении приняла законопроект о декриминализации побоев в семье. Инициативу поддержали 380 депутатов, трое проали против.

Изначально авторами проекта выступали двое депутатов и двое сенаторов, затем число инициаторов поправки увеличилось до 12 депутатов и шести сенаторов (в их числе Ольга Баталина и Елена Мизулина), которые и ранее становились авторами спорных законопроектов.

В пояснительной записке авторы законопроекта указывали, что хотят устранить неоднозначное толкование положений Уголовного кодекса, и предлагали в случае побоев в семье для начала воспользоваться административной статьей.

Что было

До подписания президентом закона, принятого сегодня Госдумой, статья 116 Уголовного кодекса предусматривает ответственность за побои и насильственные действия, не повлекшие вреда здоровью, в отношении близких лиц, а также по мотивам ненависти к социальной группе или политической, расовой, национальной ненависти, либо из хулиганских побуждений.

Понятие «близкие лица» было введено в статью в июле прошлого года, когда в силу вступил пакет законов о частичной декриминализации побоев, невыплаты алиментов и краж. По данным источника РБК, ту поправку о побоях «забыли и приняли по глупости». Близкими лицами в данном случае считаются близкие родственники, опекуны, попечители и сожители.

Сейчас возможное наказание за побои в семье — обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до года, ограничение свободы или принудительные работы сроком до двух лет, арест на срок до полугода или лишение свободы до двух лет.

До частичной декриминализации статьи 116 УК в ней было два состава — первый (побои без квалифицирующих признаков) был переведен в разряд административных правонарушений.

Что изменится

В случае подписания президентом закона о декриминализации побоев в семье статья 116 УК больше не позволит привлечь к уголовной ответственности человека, нанесшего побои, которые не повлекли хотя бы легкий вред здоровью, родственникам или близким.

После исключения из статьи формулировки «в отношении близких лиц» уголовно наказуемыми останутся побои из хулиганских побуждений, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо по мотивам ненависти к определенной социальной группе.

Наказание за эти действия остается прежним.

Авторы инициативы о декриминализации побоев в семье предлагают обращаться к административной статье, введенной с прошлым законопроектом от июля 2016 года о частичной декриминализации побоев.

Статья 6.6.

1 КоАП предполагает, что за побои виновный может получить административный штраф от 5 тысяч рублей до 30 тысяч, административный арест до 15 суток или обязательные работы на срок до 120 часов.

В случае повторных побоев в семье, как полагают авторы законопроекта, жертва может воспользоваться статьей 116.1 УК, также введенной в июле прошлого года пакетом законов о декриминализации, — «нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию».

Санкции по этой статье мягче, чем по 116-й, то есть теперь за побои в семьи грозит менее суровое наказание: штраф до 40 тысяч рублей, обязательные работы на срок до 240 часов, исправительные работы на срок до полугода либо арест на срок до трех месяцев.

Лишения свободы эта статья не предполагает.

Аргументы за

Основные аргументы сторонников декриминализации побоев — отказ от уголовного преследования за это нетяжкое преступление и снижение вмешательства государства в семейную жизнь. В качестве противопоставления отношениям семьи и государства в России часто приводят ситуацию, сложившуюся в западных странах, где господствует «ювенальная юстиция», критикуемая российскими консерваторами.

В декабре 2015 года инициативу Верховного суда по декриминализации побоев поддержал президент Владимир Путин, который сказал, что «закон должен быть гуманнее к тем, кто совершил незначительное преступление».

«Детей-то лучше не шлепать. И не ссылаться при этом на какие-то традиции. Дети полностью зависят от взрослых. Существует много других способов воспитания. Но сходить с ума невозможно, это вредно, семью разрушает.

Я против перекошенных стандартов ювенальной юстиции. Откровенно говоря, я полагал, что мое поручение исполнено в этом отношении. Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо», — говорил глава государства.

Путин оговаривался, что повторное правонарушение должно уже квалифицироваться как уголовное преступление.

После частичной декриминализации побоев летом 2016 года, как считает спикер Госдумы Вячеслав Володин, «получилась ситуация, когда в случае конфликта в семье наступала бы уголовная ответственность.

А когда эта же ситуация возникает с соседом или, например, дети попадают в какие-то стычки со своими друзьями, наступает административная ответственность. Получается, что родные поставлены в неравное положение, идет давление на семью».

Он настаивал, что нижняя палата парламента в своей позиции опиралась на данные социологических опросов.

Такой же позиции придерживалась и автор законопроекта Ольга Баталина. «Сложилась ситуация, когда закон исходит из того, что родная мать для собственного ребенка опаснее, чем чужие дяди», — поясняет она.

Член Общественного совета по защите семьи при полпреде президента в ЦФО Анна Кисличенко настаивает: потерпевшие далеко не всегда хотят, чтобы их защитили, лишив близкого человека свободы.

«Неужели мы хотим, чтобы у нас было, как в Германии: когда на улице кто-то увидел, как мама дала затрещину сыну, потому что он своровал, например, телефон у учительницы, а ребенок после этого оказался в детском доме? Наверное, мы этого не хотим. Мы больше заинтересованы, чтобы из ребенка не вырос вор», — продолжает она.

Сторонники декриминализации побоев в семье настаивают: это не приведет к повышению уровня насилия, поскольку остаются в силе административное наказание и угроза уголовного преследования за повторное правонарушения.

Аргументы против

Побои — насилие, не повлекшее тяжкого вреда здоровью, а значит его последствия будет труднее заметить окружающим: синяки, ссадины, ушибы могут пройти за выходные. Если человек еще не привлекался к ответственности за нанесение побоев, то осознание того, что ему грозит уже не уголовное, а административное наказание, скорее всего не остановит его перед насилием.

«Чувство безнаказанности приводит к усилению агрессии. Побои в семье — это никогда не единичный эпизод, это серия эпизодов, и раз за разом они становятся жестче», — констатирует заместитель директора национального центра по предотвращению насилия «Анна» ​Андрей Синельников.

Он напоминает случай, когда супруга Олега Белова обратилась в полицию, однако правоохранительные органы не стали возбуждать уголовное дело. Белов через некоторое время убил жену и шестерых детей, его приговорили к пожизненому лишению свободы. Синельников считает, что в случае, если бы полиция занялась этим делом своевременно, массового убийства бы не произошло.

«Большинство мужчин у нас — так уже менталитет сложился — все равно считают: “я — хозяин”, и кулаком по столу, а потом кулаком в глаз. Поддерживая новый законопроект, общество дает таким агрессорам добро: “Пожалуйста, бейте своих жен, ничего не будет”», — считает адвокат Мария Ярмуш.

Юрист также предполагает, что закон «был призван защитить именно женщин, которых избивают дома», а не детей, поскольку «от шлепка по попе нет синяков и ссадин».

«Правовая инициатива» еще за день до принятия законодательной инициативы в третьем чтении запустила межрегиональный проект по помощи женщинам, ставшим жертвами домашнего насилия.

Глава проекта «Насилию.нет» Анна Ривина считает, что этим законопроектом «нанесение побоев, которое влечет последствия и для физического, и для психологического здоровья, мы ставим в один ряд с неправильной парковкой или курением в месте, где оно запрещено».

Почему это все обсуждают

Из множества путей декриминализации, к административным правонарушениям приравняли связанное с насилием в семье.

Даже огромное количество организаций по помощи жертвам семейного насилия говорит о том, как оно распространено и как часто замалчивается.

ТАСС приводит статистику МВД, согласно которой с начала 2016 года по сентябрь зарегистрировано более 14 тысяч случаев побоев в семье, в почти 10 тысячах случаях пострадавшие — женщины.

Согласно статистике МВД, за 2013 год от домашнего насилия пострадали 38235 человек. Правозащитники настаивают: реальные показатели значительно выше — не считая замалчивания, полиция и так часто отказывает в возбуждении уголовных дел по заявлениям о побоях. Кроме того, статистически, уголовные дела чаще прекращаются, чем доходят до приговора.

Споры относительно необходимости декриминализации побоев шли не только среди общественных деятелей и в прессе, но и среди представителей властей.

Сенатор Елена Мизулина, традиционно выступающая за «семейные ценности» и против «ювенальной юстиции», на заседании летом по частичной декриминализации побоев (когда за насилие над близкими еще оставалось уголовным преступлением — МЗ) призывала закон не поддерживать, утверждая, что он разрушит семью, напоминает Znak.com. Ей оппонировала сенатор Валентина Петренко.

«Закон важный, нужный, и его нам нужно принимать во имя семьи и ради будущих поколений, чтобы люди были другими – уважающими, любящими, понимающими, оказывающими помощь, а не поднимающими руку на слабых – на старика и ребенка», — говорит Петренко.

Однако со временем, по крайней мере в нижней палате парламента, почти пришли к единству по этому вопросу: если против частичной декриминализации побоев проали 50 депутатов Госдумы VI созыва, против полной — лишь трое парламентариев из Госдумы VII созыва.

Источник: https://zona.media/article/2017/27/01/116

Особенности производства по делу об административно наказуемом правонарушении — нанесении побоев

Какое наказание грозит по ст 116 УК РФ и каковы последствия?

С. Л. БАСОВ                                                             УДК 342.9

Федеральным законом от 03.07.

2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» введена административная ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (ст. 6.1.1 КоАП РФ). До принятия этой нормы права в российском законодательстве за такое правонарушение предусматривалось только уголовное наказание по ст.ст. 115—117 УК РФ.

С учетом этого исследование особенностей производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.1.

1 КоАП РФ, актуально не только в теоретическом, но и практическом плане для прокурорских работников, осуществляющих надзор за административно-юрисдикционной деятельностью органов внутренних дел и федеральных судей районного звена, которые являются субъектами процессуальных отношений при расследовании и рассмотрении дел такой категории.

Особенности возбуждения дела об административном проступке. В уголовно-процессуальном законодательстве (ч. 2 ст. 20 УПК РФ) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ст. 116.

1 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения и возбуждаются по общему правилу(1) не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя.Согласно административно-процессуальному законодательству (ч. 1 ст. 28.

1 КоАП РФ) поводами к возбуждению административного расследования в случае нанесения побоев могут быть не только заявление потерпевшего или его законного представителя, но и иные поводы: сообщения и заявления физических и юридических лиц (например, сообщение лечебного учреждения, где потерпевшему оказывалась медицинская помощь), в том числе сообщения в средствах массовой информации; непосредственное обнаружение должностными лицами органов внутренних дел, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях по ст. 6.1.1 КоАП РФ, достаточных данных, указывающих на наличие побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль; а также поступившие из правоохранительных органов материалы о побоях. При наличии названных поводов должностные лица органов внутренних дел, руководствуясь ч. 2 ст. 28.7 КоАП РФ, обязаны принять решение в виде определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования.

Стр.100

Обратим внимание на то, что законодатель право вынесения постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования предоставляет еще и прокурору.

Относительно поводов к возбуждению дела об административном правонарушении — нанесении побоев возникает вопрос о необходимости предусмотреть в законодательном порядке возможность возбуждения дела по требованию потерпевшего или его законного представителя, как это установлено ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

В юридической литературе есть две противоположные точки зрения на целесообразность существования института частного обвинения в уголовном процессе.

Сторонники частного обвинения считают, что этот институт более полно, чем при производстве предварительного расследования, защищает законные интересы потерпевших(1).

Есть также попытка обосновать необходимость упразднения института частного обвинения(2).

Исходя из характера правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.

1 КоАП РФ, сочетания затрагиваемых административным проступком общественных и индивидуальных интересов, а также для предотвращения нежелательных для лица, пострадавшего от административного правонарушения, последствий его участия в административно-деликтном процессе, на наш взгляд, возможно включение в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях нормы права, которая будет учитывать волеизъявление лица, пострадавшего от побоев.

В административном законодательстве Республики Беларусь, например, существует норма права, предусматривающая возможность привлечения к административной ответственности за такое нарушение, как умышленное причинение телесного повреждения, только по требованию потерпевшего либо его законного представителя(3).

В то же время административно-процессуальное законодательство Республики Беларусь оставляет прокурору право начать административно-деликт-ный процесс и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, при этом дело об административном правонарушении не подлежит прекращению даже «в случае примирения потерпевшего либо его законного представителя с лицом, в отношении которого ведется административный процесс»(4).

Обосновывая правомерность возбуждения уголовного дела частного обвинения без заявления потерпевшего, Конституционный Суд Российской Федерации придерживается правовой позиции о необходимости учета федеральным законодателем того факта, что противоправные деяния «хотя и совершаются в отношении конкретных лиц, но по своему характеру не могут не причинять вред обществу в целом, а также правам и интересам других граждан и юридических лиц. Иное означало бы безосновательный отказ государства от выполнения возложенных на него функций по обеспечению законности и правопорядка, общественной безопасности, защите прав и свобод человека и гражданина (статья 10; статья 18; статья 45; статья 72, пункт «б» части 1 Конституции

Стр.101

Российской Федерации) и переложение этих функций на граждан»(1).

Основанием для вынесения определения (для прокуроров — постановления) о возбуждении дела об административном правонарушении и проведения административного расследования служат достаточные данные, указывающие на умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, при отсутствии последствий, указанных в нормах УК РФ.

Особенности доказывания по делу о нанесении побоев.Одним из обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.1.

1 КоАП РФ, является наличие состава административно наказуемого деяния(2) — нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.

115 УК РФ, либо если эти действия не содержат уголовно наказуемых деяний, предусмотренных ст.ст. 116, 116.1 УК РФ.

С учетом конкуренции норм административного и уголовного права(3) при квалификации деяния по ст. 6.1.

1 КоАП РФ следует четко определять не только объективные признаки этого состава административного проступка, но и субъективные признаки, так как объектами как уголовных преступлений, так и административных деликтов, связанных с нанесением побоев, являются одни и те же общественные отношения — здоровье человека.

Законодатель назвал два вида противоправных деяний, которые следует отнести к элементам объективной стороны исследуемого состава административного правонарушения.

Первый вид — нанесение побоев.Под нанесением побоев понимаются действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов потерпевшему, если они не повлекли причинение легкого вреда здоровью и лишь нарушили телесную неприкосновенность потерпевшего.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 17.08.

2007 № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» вред, причиненный здоровью человека, определяется в зависимости от степени его тяжести на основании квалифицирующих признаков и в соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека(4). К признакам легкого вреда отнесено кратковременное расстройство здоровья и незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.

Медицинскими критериями тяжести вреда здоровью в отношении легкого вреда здоровью являются: временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно); незначительная стойкая утрата общей трудоспособности — стойкая утрата общей трудоспособности менее 10 процентов. При наличии перечисленных последствий побоев следует применять более строгую норму закона (ч. 1 ст. 115 УК РФ).

Стр.102

В соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, к последствиям административно наказуемого нанесения побоев следует отнести поверхностные повреждения, в том числе: ссадину, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностную рану и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

При административном расследовании по делу о нанесении побоев возникает необходимость определения характера и степени вреда, причиненного здоровью, поэтому должностные лица, осуществляющие административно-юрисдикцион-ный процесс, обязаны назначить производство экспертизы.

По мнению некоторых ученых(1), перед экспертами — судебными медиками могут быть поставлены вопросы примерно следующего содержания:

1. Какие повреждения имеются у потерпевшего?

2. Каковы их характер, количество, давность и локализация?

3. Каковы свойства предмета (орудия, оружия), при помощи которого было причинено телесное повреждение?

4. Возможно ли причинение повреждений при помощи конкретного предмета (орудия, оружия)?

5. Каков механизм образования повреждений (вид травмирующего воздействия)?

6. Каково направление действия травмирующей силы, от которой произошли повреждения у пострадавшего?

7. Каково было взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент причинения повреждения?

8. Могло ли быть причинено данное повреждение (повреждения) самим потерпевшим?

9. Является ли повреждение лица, имеющееся у пострадавшего, неизгладимым (обязательный вопрос в случае локализации повреждения на лице)?

Второй вид— совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль,но не повлекших последствий в виде кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. Как считают авторы, «это могут быть щипки, укусы, выкручивание рук и ног и т. п.»(2).

С субъективной стороны нанесение побоев может быть совершено только умышленно. Однако в зависимости от мотива, который является факультативным признаком данного элемента состава правонарушения, зависит квалификация противоправного деяния.

Так, нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, хотя и не повлекших причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, относится к числу преступлений, предусмотренных ст. 116 УК РФ, если эти действия совершены из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Субъектом нанесения побоев как по ст. 6.1.1 КоАП РФ, так и по нормам УК РФ является вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения противоправного деяния шестнадцатилетнего возраста.

Стр.103

Однако в ходе производства по делу об административном правонарушении следует обратить внимание на такой факультативный признак субъекта, как родственные отношения или отношения свойства между лицом, привлекаемым к ответственности, и потерпевшим.

При совершении тех же противоправных деяний, с такими же последствиями, которые перечислены в ст. 6.1.1 КоАП РФ, возникает необходимость квалификации деяния по ст. 116 УК РФ, если вред здоровью причинен близким лицам. К ним согласно примечанию к ст.

116 УК РФ относятся: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим противоправное деяние, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.

Кроме того, законодатель, введя в УК РФ норму с административной преюдицией (ст. 116.

1 УК РФ), тем самым предусмотрел возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, подвергнутых административному наказанию за совершение административного проступка, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ.

Поэтому при решении вопроса о привлечении к юридической ответственности за нанесение побоев должностные лица, проводящие административное расследование, должны выяснять наличие рецидива за аналогичное административное правонарушение.

Основанием возбуждения уголовного дела являются данные, указывающие на то, что лицо, которому было назначено административное наказание за нанесение побоев по ст. 6.1.1 КоАП РФ, в течение года со дня окончания исполнения данного постановления вновь совершает аналогичное противоправное деяние.

Учет особенностей производства по делу об административно наказуемом нанесении побоев поможет при решении задачи прокуратуры по обеспечению законности в ходе осуществления административно-юрисдикционного процесса по защите закрепленных в Конституции Российской Федерации прав граждан.

Библиографический список

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k1923.html

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий