Могу ли я просить частичного возмещения ущерба, если в первом суде я была оправдана?

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Могу ли я просить частичного возмещения ущерба, если в первом суде я была оправдана?

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

«Получится, что я фактически еще и оплатил убийство своей дочери»

Могу ли я просить частичного возмещения ущерба, если в первом суде я была оправдана?

Абхазская судебная система уже пять лет фактически не позволяет Владимиру Чикину, отцу убитой в Сухуме россиянки, покинуть республику. Отставного офицера удерживает в Абхазии желание восстановить справедливость.

Чикину удалось добиться пересмотра оправдательного и вынесения обвинительного приговора для убийц своей дочери. Теперь же он пытается добиться возмещения ему морального и материального ущерба.

Сегодня при рассмотрении частной жалобы Чикина Верховный суд Абхазии отказал в ее удовлетворении.

Как известно, сытый голодному не товарищ.

Людям, не пережившим того, что пережил отец убитой в Абхазии молодой женщины Екатерины Косовой, наверное, трудно понять, почему он столько лет по крупицам отсуживает у абхазской судебной системы то, что ему положено по закону.

Но еще менее понятно, почему судьи отказывают ему в возмещении его расходов, разбирая по километрам его маршруты и типы проездных документов, сокращая его затраты и вынося вердикты на том основании, что купе для отставного военного – непозволительная роскошь.

Судебные мытарства Владимира Чикина длятся уже пять лет. 28 апреля 2013 года в Сухуме была зверски убита россиянка Екатерина Косова. 13 марта 2015 года ее убийцы были оправданы Верховным судом под председательством судьи Заура Аджинджала. Этот же состав суда признал виновным и осудил на 15 лет Хаджарата Джопуа, который позже был оправдан в убийстве.

В этом же судебном процессе были рассмотрены и исковые требования Сергея Косова, супруга Екатерины, о компенсации морального вреда, имущественного ущерба, расходов на погребение и процессуальных издержек на общую сумму 1 млн 170 тысяч рублей. А также ходатайства Владимира Чикина о возмещении процессуальных издержек на сумму 109 тысяч рублей. Суд присудил им совокупно 300 тысяч рублей по всем требованиям. И всю эту сумму обязал выплачивать осужденного Хаджарата Джопуа.

Владимир Чикин подал кассационную жалобу на судебное решение и добился пересмотра приговора при поддержке Генеральной прокуратуры Абхазии.

В результате, 6 декабря 2016 года новый суд первой инстанции под председательством судьи Верховного суда Тимура Тарба оправдал Хаджарата Джопуа в убийстве и признал виновными Астамура Адлейба и Тенгиза Ес-оглы.

В настоящее время они отбывают назначенный им срок заключения под стражей по 12 лет каждому.

Однако суд не рассмотрел публично в ходе судебного разбирательства вопрос о возмещении ущерба потерпевшим, а вынес решение по иску и ходатайству Сергея Косова в размере 500 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда и имущественного ущерба, и в размере 37 тысяч рублей на возмещение процессуальных издержек. По ходатайствам Владимира Чикина суд присудил 109 тысяч рублей в счет возмещения процессуальных издержек.

Екатерина Косова

Расходы на погребение Екатерины Косовой в 150 тысяч рублей не были возмещены судом. Суд не возместил и убытки потерпевших, которые за годы судебных разбирательств превысили 380 тысяч рублей.

Об этом решении суда Владимир Чикин говорит: «Обида на решение суда принципиально для меня заключается в том, что присужденные зятю по иску 500 тысяч рублей за вычетом имущественного ущерба составляют моральный вред в размере 468 тысяч рублей. Если разделить на двоих убийц, то каждый заплатит по 234 тысячи рублей за жизнь моей дочери. С этим я смириться не могу. На мой взгляд, это нечеловеческое, аморальное и незаконное решение».

Не согласившись с этим решением, Владимир Чикин 15 мая 2018 года подал исковое заявление от обоих потерпевших в Сухумский городской суд.

В нем он просил возместить ему расходы в размере 380 тысяч рублей (сюда входят расходы на погребение и процессуальные издержки), а также компенсацию морального вреда ему в размере 1 млн рублей.

Суд отказал в рассмотрении этого иска, и Владимир Чикин подал частную жалобу.

Он так обосновал свое решение добиваться компенсации: «Процессуальные расходы, которые составляют 380 тысяч рублей, – это деньги из моей пенсии. Оставить их как плату за убийство дочери я не могу.

Закон требует мне их возместить, этого требуют и Гражданский кодекс, и абхазская Конституция, и другие законы. Если я отступлюсь от своих требований, то получится, что я фактически еще и оплатил убийство своей дочери.

Я этого сделать не могу».

Кассационная коллегия Верховного суда 23 июля 2018 года по частной жалобе Владимира Чикина разрешила Сухумскому городскому суду рассмотреть иск только в части компенсации морального вреда, таким образом она не дала согласия на рассмотрение возмещения реального ущерба в размере 380 тысяч рублей.

И 31 августа 2018 года судья Сухумского городского суда Марат Авидзба принял решение о частичном удовлетворении иска в размере 450 тысяч рублей за причиненный моральный вред, а судебные расходы Чикина по гражданскому делу в размере 63 тысяч рублей удовлетворил наполовину.

Таким образом, на данный момент размер компенсации морального вреда обоим потерпевшим в сумме составил 918 тысяч рублей. Это решение устраивает Владимира Чикина. Но 380 тысяч рублей реального ущерба остаются не возмещенными. Он также не согласен с решением судьи Марата Авидзба, который отказал ему в полном возмещении его убытков.

Сегодня решение Сухумского городского суда Владимир Чикин оспаривал в кассационной инстанции Верховного суда. Суд под председательством Мадины Логуа рассмотрел его жалобу и отказал в ее удовлетворении. Теперь Владимир Чикин намерен подать надзорную жалобу на решение кассационной коллегии Верховного суда от 23 июля 2018 года о возмещении ему реального ущерба.

Реальный ущерб в размере 380 тысяч рублей не возмещен по сей день. Более того, сумма судебных расходов за время суда выросла на 63 тысячи рублей, а сегодня стала больше еще на 32 тысячи рублей.

Еще один штрих: 6 декабря 2016 года суд определил назначить расследование по факту дачи ложных показаний в отношении шести свидетелей. Однако Генеральная прокуратура не начала расследование, пока 5 февраля 2018 года Владимир Чикин не обратился к ней с заявлением и просьбой ознакомить его с результатами проведенной проверки.

Только после этого началось расследование, которое было поручено городской прокуратуре. По имеющимся у Владимира Чикина сведениям, один из свидетелей бесследно исчез, а остальные были допрошены. И тут подоспела амнистия к 25-летию Победы, и все ушли от ответственности.

Впрочем, городская прокуратура обещает подготовить и передать Чикину свой официальный ответ.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Источник: https://www.ekhokavkaza.com/a/29716028.html

ТОЛСТОЙ-МИЛОСЛАВСКИЙ против СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА (Tolstoy Miloslavsky v. UK)

Могу ли я просить частичного возмещения ущерба, если в первом суде я была оправдана?
23 Июня 1995

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Дело “ТОЛСТОЙ-МИЛОСЛАВСКИЙ против СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА”

(Tolstoy Miloslavsky v. United Kingdom)

(жалоба № 18139/91)

Постановление Суда

Страсбург

23 июня 1995 года

  По делу “Толстой-Милославский против Соединенного Королевства”[1] Европейский Суд по правам человека, заседая, в соответствии со статьей 43 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенция”) и соответствующими положениями Регламента Суда[2], Палатой, в состав которой вошли следующие судьи: г-н Р. Риссдал, Председатель,г-н Б. Уолш,г-н К. Руссо,г-жа Е. Палм,г-н И. Фойгель,г-н Р. Пекканен,Сэр Джон Фрилэнд,г-н. Б. Репик,г-н П. Ямбрек, судьи, а также г-н Г. Петцольд, Секретарь Суда, Проведя 26 января, 24 февраля и 23 июня 1995 года закрытые заседания, Вынес следующее постановление, принятое в последний из вышеуказанных дней:

  ПРОЦЕДУРА 

1. Дело было передано в Суд Европейской Комиссией по правам человека (“Комиссия”) 11 марта 1994 года, в трехмесячный срок, установленный п. 1 статьи 32 и статьей 47 Конвенции. Дело было возбуждено на основании заявления (№ 18139/91) в отношении Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, поданного в Комиссию в соответствии со статьей 25 18 декабря 1990 года Николаем Толстым-Милославским, подданным Соединенного Королевства. Запрос Комиссии основывался на статьях 44 и 48 и к декларации, посредством которой Соединенное Королевство признало юрисдикцию Суда обязательной (статья 46). Цель этого обращения состояла в том, чтобы прийти к решению по поводу того, имеют ли место в настоящем деле факты нарушений Государством-ответчиком своих обязательств в отношении п. 1 статьи 6 и статьи 10 Конвенции. 2. В ответ на запрос, сделанный в соответствии с п. 3 (d) Правила 33 Регламента Суда A, заявитель сообщил, что желает принимать участие в процессе, и назначил адвокатов, которые должны были представлять его интересы в Суде (Правило 30). 3. В состав формируемой Палаты вошли: ex officio Сэра Джона Фриланда, избранного судью от Соединенного Королевства (статья 43 Конвенции) и г-на Р. Риссдала, Председателя Суда (п. 3 (b) Правила 21). 24 марта 1994 года, в присутствии Секретаря, Председатель вытянул по жребию имена других семи членов, а именно г-на Б. Уолша, г-на К. Руссо, г-жи Е. Палм, г-на И. Фойгеля, г-на Р. Пекканена, г-на Б. Репика и г-на П. Ямбрека (статья 43 Конвенции и п. 4 Правила 21). 4. В качестве Председателя Палаты (п. 5 Правила 21), г-н Риссдал, действуя через Секретаря, обсудил с Уполномоченным Правительства Соединенного Королевства (“Правительство”), адвокатами заявителя и Представителем Комиссии организационные вопросы судебного разбирательства (п. 1 Правила 37 и 38). В соответствии с установленной последовательностью Секретарь получил меморандумы соответственно 23 сентября 1994 года от заявителя и 27 сентября – от Правительства. 28 октября Секретарь Комиссии сообщил, что Представитель сообщит заключение Комиссии во время слушаний дела. 5. 14 октября заявитель представил дополнительные материалы по своей жалобе, в соответствии со статьей 50 Конвенции. 6. В соответствии с решением Председателя, публичное слушание состоялось во Дворце прав человека в Страсбурге 21 января 1995 года Перед этим Суд провел подготовительное совещание. Перед Судом предстали: (a) со стороны Правительства г-н И.Кристи, Помощник Юрисконсульта Министерства по делам Содружества Наций и Иностранных дел, Уполномоченный Правительства,г-н Д. Панник, Королевский адвокат, Адвокат,г-н М. Коллон, Отдел Лорд-канцлера, Советник; (b) со стороны Комиссии Сэр Бэзил Холл, Представитель; (c) со стороны заявителя Лорд Лестер Херн-Хилл, Королевский адвокат,Г-жа Д. Роуз, Адвокат, АдвокатыГ-жа К. Риммель, Помощник адвоката,Г-н М. Крамер, Помощник адвоката, Советники. Суд заслушал обращения сэра Бэзила Холла, лорда Лестера и г-на Панника, а также ответы на вопросы, заданные отдельно одним из членов Суда.

 ФАКТЫ

 I. Обстоятельства дела 

7. Граф Николай Толстой-Милославский, британский гражданин, проживающий в Саутхолле, Беркшир, в Соединенном Королевстве, историк.

 A. Оспариваемая брошюра 

8. В марте 1987 года г-ном Найджелом Ватцем была распространена брошюра, написанная заявителем, под названием “Военные преступления и директорат Винчестерского колледжа”, – среди родителей, учеников, персонала и выпускников школы, а также членов Парламента, членов Палаты лордов, а также опубликована в прессе. Г-н Ватц испытывал неприязнь к директору колледжа, лорду Алдингтону, в то время председателю одной из страховых компаний; причиной недовольства было требование последнего о выплате страхового возмещения. В брошюре заключались следующие высказывания: “В период с середины мая по начало июня 1945 года около 70,000 военнопленных и беженцев казацкой и югославской национальности были переданы советским и титоистским коммунистическим силам в результате соглашения, заключенного Пятым британским Корпусом, который в то время был у власти в оккупированной Австрии. Среди военнопленных было много женщин, детей и даже младенцев. Большинство офицеров казацкой национальности и их семьи, которые вошли в число переданных, имели паспорта стран Лиги Наций, или же паспорта стран Восточной Европы, в которых они нашли убежище после эвакуации из России британскими и французскими союзниками в 1918-1920 годах, и, следовательно, не подлежали возврату в соответствии с положениями Ялтинского Соглашения, – которое имело отношение только к советским гражданам.
      …
Как и ожидали почти все, кто следил за этими событиями, подавляющее большинство этих беззащитных людей, которые безоговорочно верили в британскую честь, было зверски убито при невероятно страшных обстоятельствах сразу же после их передачи, или же обречены на медленную смерть в коммунистических тюрьмах и трудовых лагерях. Эти действия были результатом двуличия и зверства, беспрецедентных в британской истории со времен резни Гленкоу. В настоящее время за пределами Ленца находится маленькое казацкое кладбище, где надгробные плиты напоминают о мужчинах, женщинах и детях, которые были расстреляны, заколоты или забиты до смерти британскими войсками.
      …
Человеком, который отдавал все приказы и организовал все нюансы лжи и зверства, которые привели к этой резне, был бригадир Тоби Лоу, начальник штаба Пятого корпуса под командованием генерала Кейтли; впоследствии Гарольд Макмиллан пожаловал ему титул 1-го барона Алдингтона. Начиная с 1979 года, он был директором Винчестерского колледжа, одного из старейших и наиболее уважаемых учебных заведений Англии. Подходит ли лорд Алдингтон для такой должности, – должен решать прежде всего колледж. Но то, что человек, повинный в таких чудовищных преступлениях, должен по-прежнему занимать должность, такую почетную и значительную в масштабе общества, – в особенности должность, где человек выступает в качестве примера для молодых людей, которые также могут в один прекрасный день достичь высокого и ответственного поста, – разумеется, также представляет законный вопрос более широкой общественной значимости.

… Однако, правда заключается в том, что лорд Алдингтон знает: каждое из его оправданий – ложь, полностью или по большей части. Имеются исчерпывающие доказательства того, что он организовал крупное военное преступление при полном знании того, что наиболее варварские и гнусные из его действий совершаются в отсутствие одобрения или разрешения со стороны командования, а также при полном знании того, что людей, которых он репатриировал, ожидает страшная участь.

… Те, кто все еще считают, что человек с руками, запятнанными кровью 70 000 беззащитных мужчин, женщин и детей, для которых Верховный командующий союзнических войск сделал все возможное, чтобы защитить их, – это подходящий директор для Винчестера, могли бы потрудиться задать себе (или лорду Алдингтону, если смогут поймать его) следующие вопросы:
      …
 Лорд Алдингтон неоднократно обвинялся в книгах и статьях, прессой и общественностью в том, что является крупным военным преступником, чьи действия могут сравниться с действиями самых грязных мясников нацистской Германии или советской России … “ B. Слушания по делу о клевете 

1. Слушания в Высоком Суде 

Источник: https://mmdc.ru/praktika_evropejskogo_suda/praktika_po_st10_evropejskoj_konvencii/europ_practice72/

Возмещение ущерба, причиненного преступлениями

Могу ли я просить частичного возмещения ущерба, если в первом суде я была оправдана?

Статья 52 Конституции Российской Федерации закрепила положение, согласно которому права потерпевших охраняются законом и государство обязано обеспечить им доступ к правосудию и компенсацию ущерба, причиненного преступлением.

Исходя из этого конституционного положения и положений уголовно-процессуального права, потерпевший имеет право участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, причем ему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, и расходов, понесенных в связи с участием в уголовном процессе.

Наличие материальных претензий к лицу, совершившему преступление, обязывает органы предварительного следствия осуществить процессуальные действия по обеспечению возмещения в дальнейшем имущественных прав пострадавшего по уголовному делу; способствует розыску имущества, выбывшего из владения и собственности потерпевшего помимо его воли; позволяет одновременно исследовать доказательства вины лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в совершении преступления и причинную связь с наступившими последствиями в виде причиненного материального ущерба.

Целями уголовного судопроизводства являются не только привлечение виновных лиц к ответственности и предупреждение преступлений, но и защита прав граждан, в том числе на возмещение вреда, причиненного преступлением.

Согласно ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) основанием для признания физического лица потерпевшим является факт причинения ему преступлением физического, имущественного, морального вреда.

Физический вред состоит в расстройстве здоровья, причинении телесных повреждений, физических и психических страданий.

Имущественным вредом является хищение имущества, повреждение и уничтожение материальных ценностей.

Моральный вред состоит в нравственных или физических страданиях (например, оскорблении, унижении, возникновении чувства ущербности, дискомфортном состоянии, физической боли), испытываемых (переживаемых, претерпеваемых) потерпевшим в результате совершенного против него противоправного деяния.

УПК РФ признает потерпевшим не только физическое, но и юридическое лицо. Основанием для признания юридического лица потерпевшим является факт причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

В соответствии со ст. ст. 42, 44 УПК РФ потерпевший имеет право на возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, путем предъявления гражданского иска. Кроме того, потерпевший вправе также предъявить гражданский иск о компенсации в денежной форме морального вреда независимо от возмещения имущественного вреда.

Возмещение вреда, причиненного в результате преступления, осуществляется на стадиях:

1) возбуждения уголовного дела;

2) предварительного расследования;

3) в судебном разбирательстве;

4) при исполнении приговора.

Если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, установлено, то возможны следующие способы возмещения вреда.

1. Добровольное возмещение вреда. Подозреваемый (обвиняемый) может проявить инициативу и возместить потерпевшему вред, причиненный преступлением: вернуть похищенное, восстановить поврежденное имущество, предоставить новое имущество взамен утраченного. Возможна и денежная компенсация.

2. Если в добровольном порядке вред не возмещен, следователь обязан принять иные меры к возмещению вреда, причиненного преступлением:

1) к отысканию похищенных ценностей;

2) к изысканию имущества обвиняемого, которое подлежит изъятию в целях возмещения вреда, причиненного преступлением.

С этой целью производятся выемки и обыски в жилище обвиняемого и иных местах, где может находиться похищенное.

Отысканию подлежат также ценности, имеющие значение для дела, в том числе нажитые преступным путем, и имущество обвиняемого, подлежащее описи.

Возможно производство обысков как у самого обвиняемого, так и у других лиц, если имеются сведения о том, что они укрывают вышеперечисленные ценности.

При обнаружении предметов преступления они изымаются и приобщаются к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Арест имущества возможен по судебному решению, которое выносится на основании соответствующего ходатайства следователя (дознавателя).

Арест может быть наложен на имущество обвиняемого, подозреваемого или лица, несущего по закону материальную ответственность за их действия (ч. 1 ст.

115 УПК РФ), а также на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого (ч. 3 ст. 115 УПК РФ). Возможен также арест ценных бумаг (ст. 116 УПК РФ).

Арестованное имущество по решению следователя (дознавателя) либо изымается и хранится по правилам хранения вещественных доказательств, либо оставляется на ответственное хранение владельцу имущества.

Следователь (дознаватель) обязан установить, имеются ли у обвиняемого средства на счетах в банках и иных кредитных организациях, а также получить сведения о ценных бумагах.

На денежные вклады также налагается арест, что блокирует производство по ним каких-либо денежных операций.

Имущество и денежные средства, не являвшиеся предметом преступления, на которые наложен арест, не могут быть переданы потерпевшему на стадии предварительного расследования в качестве компенсации вреда, причиненного преступлением. Это исключительная прерогатива суда.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Если принятыми при расследовании уголовного дела мерами не удалось возместить материальный вред, причиненный преступлением, следователь или дознаватель обязаны поставить вопрос перед потерпевшим о предъявлении по делу гражданского иска. Иск может быть предъявлен к обвиняемому либо к лицам, в том числе юридическим, несущим за его действия материальную ответственность.

Гражданский иск потерпевшего рассматривается судом вместе с уголовным делом. Иск, предъявляемый в уголовном деле, освобождается от государственной пошлины (ч. 2 ст. 44 УПК РФ).

Гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования (ч. 2 ст. 44 УПК РФ).

Если гражданский иск, связанный с преступлением, по какой-либо причине не был заявлен в стадии предварительного расследования, это, однако, не лишает заинтересованное лицо возможности обратиться в суд в гражданском порядке.

Помимо этого, по делам частного обвинения гражданский иск предъявляется непосредственно в суд.

Принятие мер к возмещению вреда, причиненного преступлением, является одной из важных задач стадии предварительного расследования. Невыполнение этого требования следует рассматривать как основание для обжалования бездействия должностного лица – руководителю, прокурору либо в суд.

версия для печати

Источник: https://bashprok.ru/the_prosecutor_explained/razyasnenie-zakonodatelstva/vozmeshchenie-ushcherba-prichinennogo-prestupleniyami.php

Винтер и другие против Соединенного Королевства – Human Rights in Ukraine

Могу ли я просить частичного возмещения ущерба, если в первом суде я была оправдана?
   

(Заявления № 66069/09, 130/10 и 3896/10)

Решение

Страсбург
9 июля 2013 года

В деле винтер и другие против соединенного королевства,

Европейский Суд по правам человека, заседая Большой Палатой в составе судей:

г-н Дин Шпильманн (Dean Spielmann), Председатель,

г-н Хосе Касадеваль (Josep Casadevall),

г-н Гвидо Раймонди (Guido Raimondi),

г-жа Инета Зиемеле (Ineta Ziemele),

г-н Марк Виллигер (Mark Villiger),

г-жа Изабель Берро-Лефевр (Isabelle Berro-Lefèvre),

г-н Драголюб Попович (Dragoljub Popović),

г-н Луис Лопес Герра (Luis López Guerra),

г-жа Мирьана Лазарова Трайковска (Mirjana Lazarova Trajkovska),

г-жа Нона Цоцория (Nona Tsotsoria),

г-жа Энн Пауэр-Форде (Ann Power-Forde),

г-жа Ішиль Каракаш (Işíl Karakaş),

г-н Небойса Вучинич (Nebojša Vučinić),

г-н Линос-Александр Сицильянос (Linos-Alexandre Sicilianos),

г-н Пол Лемменс (Paul Lemmens),

г-н Пол Махони (Paul Mahoney),

г-н Иоганнес Силвис (Johannes Silvis),

и г-н Майкл О’Бойл (Michael O’Boyle), секретарь секции, рассмотрев дело в закрытом заседании 28 ноября 2012 и 29 мая 2013, выносит следующее решение, принятое 29 мая 2013.

ПРОЦЕДУРА

1.

 Дело было инициировано тремя жалобами (№№ 66069/09 и 130/10 и 3896/10) против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, поданными в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод британцами г-ном Douglas Gary Vinter («первый заявитель»), г-ном Jeremy Neville Bamber («второй заявитель») и г-ном Peter Howard Moore («третий заявитель»), 11 декабря 2009, 17 декабря 2009 и 6 января 2010 соответственно.

2. Первый заявитель, г-н Douglas Gary Vinter, является британским гражданином 1969 г.р. и в настоящее время содержится в Тюрьме ее величества Frankland. Он представлен в Суде г-ном S. Creighton, адвокатом, практикующим в Лондоне в Bhatt Murphy Solicitors, при содействии г-на P. Weatherby, адвоката и профессора D. van Zyl Smit.

3. Второй заявитель, г-н Jeremy Neville Bamber, является британ­ским гражданином 1961 г. р. и в настоящее время содержится в HMP Full Sutton. Он представлен в Суде г-ном B. Woods, адвокатом, практикующим в Leeds with Cousins Tyrer Solicitors, при содействии г-на R. Horwell и г-на L. Hindmarsh, адвоката.

4. Третий заявитель, г-н Peter Howard Moore, британский гражданин, который родился в 1946 году и в настоящее время содержится в HMP Wakefield. Он представлен в Суде Chivers Solicitors, Bingley, при содействии г-на M. McKone, адвоката.

5. Правительство Соединенного Королевства («Правительство») было представлено своим уполномоченным, г-жой L. Dauban Foreign and Commonwealth Office.

6. Заявители утверждали, что решения об их пожизненном заключении нарушали статьи 3, 5 §4, 6 и 7 Конвенции.

7. Жалобы были переданы на рассмотрение Четвертой секции Суда (Правило 52 §1 Регламента Суда). В своем постановлении от 17 января 2012 года Палата этой Секции в составе судей Garlicki, David Thór Björgvinsson, Bratza, Hirvelä, Nicolaou, Bianku, De Gaetano, а также Секретаря секции T. L.

 Early, единогласно решили объединить жалобы и объявить их приемлемыми по статье 3, а остальные жалобы заявителей — неприемлемыми. Палата также установила, четырьмя голосами против трех, что нарушение статьи 3 не имело место в отношении всех троих заявителей.

Совпадающее мнение судьи De Gaetano и частично расходящееся особое мнение судьи Garlicki, David Thór Björgvinsson и Nicolaou были приложены к решению.

8. 9 июля 2012 года, в ответ на ходатайство заявителей от 12 апреля 2012 года Коллегия Большой Палаты решила передать дело в Большую Палату в соответствии со статьей 43 Конвенции.

9. Состав Большой Палаты был определен в соответствии с положениями статьи 26 §§4 и 5 Конвенции и правилом 24 Регламента Суда. На заключительном обсуждении, Iþýl Karakaþ, запасной судья, заменял судью András Sajó, который не смог принять участие в дальнейшем рассмотрении дела (Правило 24 §3 Регламента Суда).

10. Заявители и Правительство представили письменные замечания по делу (Правило 59 §1 Регламента Суда).

11. Слушание дела проводилось публично во Дворце прав человека в Страсбурге 28 ноября 2012 (Правило 59 §3 Регламента Суда).

Перед Судом присутствовали:

(a) со стороны Правительства

            г-жа L. Dauban, Уполномоченный,

            г-н D. Perry QC,

            г-н L. Mably, Юрисконсульт,

            г-н J. Guess,

            г-жа A. Foulds, Консультанты;

(b) со стороны Заявителей

            г-н R. Horwell QC,

            г-н P. Weatherby QC,

            г-н L. Hindmarsh, Юрисконсульт,

            г-н S. Creighton,

            г-н B. Woods,

            проф. D. Van Zyl Smit, Консультанты.

Суд заслушал выступления г-на Perry и г-на Weatherby и их ответы на вопросы, поставленные Судом.

А. Введение

12. После отмены смертной казни в Англии и Уэльсе обязательным наказанием за убийство было пожизненное заключение. Сейчас, когда выносится такой приговор, на практике в большинстве случаев судья устанавливает минимальный срок лишения свободы, который, учитывая тяжесть преступления, нужно отбыть для целей кары и возмездия.

Принципы, которыми руководствуется судьи оценивая соответствующий минимальный срок, изложены в Приложении 21 к Закону об уголовном правосудии 2003 года (см. пункты 38–39 ниже). Как только минимальный срок был отбыт, заключенный может обратиться к комиссии по условно-досрочному освобождению с ходатайством о досрочном освобождении.

Однако в исключительных случаях судьей по делу вместо этого минимального срока может применяться «решение на всю жизнь» (пожизненное решение, пожизненное наказание или пожизненный приговор. — прим. перевод.), если, применяя принципы, установленные в Приложении 21 он сочтет, что тяжесть правонарушения является исключительно большой.

Это приводит к тому, что заключенный не может быть освобожден иначе, чем по усмотрению Министра.

Полномочия Министра освобождать заключенных предусмотрены в разделе 30 (1) Уголовного закона (О наказаниях) 1997 года).

Министр осуществляет свое усмотрение на сострадательных основаниях, когда заключенный неизлечимо болен или существенно недееспособен (см. Приказ Тюремной службы 4700, изложенный в пункте 36 ниже).

13.

 До вступления в силу Закона 2003 года судья первой инстанции должен был налагать обязательное пожизненное наказание, но Министр, после получения рекомендации от судьи первой инстанции и лорда-главного судьи, должен был устанавливать минимальный срок тюремного заключения, по отбытию которого заключенный мог бы иметь право на условно досрочное освобождение. Об этом сроке упоминалось как о «тарифной» части наказания.

Наложение «пожизненного тарифа» относилось к усмотрению Министра. Эта практика состояла в том, что Министр должен был пересматривать пожизненный тариф после двадцатипятилетнего заключения с тем, чтобы определить был ли он все еще обоснованным, в частности с учетом случаев, когда заключенный сделал исключительный прогресс в тюрьме (см. Hindley в пункте 39 ниже).

С вступлением в силу Закона 2003 года (и, в частности, раздела 276 и Приложения 22 к Закону), все заключенные, чьи тарифы были установлены Министром, смогли обратиться в Высокий суд о пересмотре этого тарифа. На основании такого ходатайства Высокий суд мог установить минимальный срок лишения свободы или принять пожизненное решение.

14. Этот случай касается трех заявителей, которые, будучи осуждены за убийство по разным уголовным делам в Англии и Уэльсе, в настоящее время отбывают приговоры к обязательному пожизненному заключению.

Всем трем заявителям вынесли решения о пожизненном заключении: в случае первого заявителя это решение было сделано судьей первой инстанции в соответствии с нынешней практикой, а в случае второго и третьего заявителей, которые были осуждены и приговорены до вступления в силу Закона 2003 года, решения были приняты Высоким судом.

Все три заявителя утверждают, что эти решения о пожизненном заключении в том, как они применяются в их случаях, несовместимы, inter alia, со статьями 3 и 5 §4 Конвенции. Факты из жалоб, поданных сторонами, могут быть изложены следующим образом.

В. Г-н Vinter

15. 20 мая 1996 года первый заявитель был приговорен к пожизненному заключению за убийство коллеги по работе, с минимальным сроком на 10 лет. Он был освобожден условно-досрочно 4 августа 2005 года.

16. Он начал жить с женщиной, которой пришлось стать жертвой его второго убийства. Они поженились 27 июня 2006 года. 31 декабря 2006 года первый заявитель был вовлечен в потасовку в пабе и его обвинили в драке (применение или угроза применения незаконного насилия).

Его условное освобождение было прекращено, и он был возвращен в тюрьму. В июле 2007 года он признал себя виновным по обвинению в драке и был приговорен к 6 месяцам заключения. Он был снова освобожден условно-досрочно в декабре 2007 года и вернулся к жизни с женой и ее четырьмя детьми.

Пара разошлась, и первый заявитель покинул супружеское жилье.

17. 5 февраля 2008 года первый заявитель последовал за своей женой в паб. Он выпивал и употреблял кокаин. Супруги поссорились, и дочь жены, которая там присутствовала, позвонила в полицию, чтобы она приехала разрешить сварку. Первый заявитель приказал своей жене сесть в машину.

Когда дочь попыталась сесть в машину, чтобы защитить свою мать, первый заявитель насильно вытащил ее. Затем он уехал с женой. Когда полиция позвонила ей для выяснения того, находиться ли она в безопасности, первый заявитель заставляли жену говорить, что с ней все было в порядке.

Первый заявитель также позвонил в полицию, чтобы сказать, что его жена в безопасности и что с ней все хорошо. Через несколько часов он сам сдался полиции, сообщив им, что он убил жену.

Вскрытие показало, что у умершей был сломан нос, были глубокие и обширные кровоподтеки на шее (что указывало на удушение), и четыре ножевых ранения в грудь. На месте происшествия были найдены два ножа, у одного из которых было сломано лезвие.

18. Первый заявитель признал себя виновным в убийстве и дал указание своему адвокату не делать никаких ходатайств о смягчении наказания, чтобы не добавлять горя семье жертвы.

Судья первой инстанции посчитал, что первый заявитель попал в небольшую категорию людей, которые должны быть лишены свободы навсегда.

Он решил применить наказание в виде обязательного пожизненного заключения (без возможности освобождения. — прим. перевод.) и вынес пожизненное решение.

19. Апелляционный суд отклонил жалобу заявителя от 25 июня 2009 года. Он рассмотрел общие принципы определения минимального срока обязательного пожизненного наказания (как это указано в Приложении 21 к Закону 2003: см. соответствующее внутреннее законодательство и практику ниже).

Было установлено, что, учитывая обстоятельства совершения преступления, не было никаких оснований отходить от нормальных принципов, закрепленных в Приложении 21 к Закону 2003 года касательно того, что, если убийство было совершено кем-то, кто уже был осужден за убийство, обязательное пожизненное заключение было достаточным для целей наказания и сдерживания.

С. Г-н Bamber

20. 7 августа 1985 года родители второго заявителя, его приемная сестра и ее двое малолетних детей, были застрелены. Второй заявитель впоследствии был обвинен в этом, и 28 октября 1986 года был признан виновным в убийствах.

Обвинение состояло в том, что убийства были преднамеренными и планировались, а также, что они были совершены для получения финансовой выгоды.

Кроме того, утверждалось, что второй заявитель специально так все устроил на месте преступления, чтобы ввести в заблуждение полицию, сделав инсценировку, как будто его приемная сестра убила семью, а затем себя.

Источник: http://khpg.org/en/index.php?id=1408522184

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий