Может ли солдат отправлять из армии письма в Украину, где живут его родственники?

Сын уходит в армию: инструкция для родителей и новобранцев | Милосердие.ru

Может ли солдат отправлять из армии письма в Украину, где живут его родственники?

Фото с сайта riafan.ru

Многое зависит от того, в какие войска, какой регион попадет солдат, какие у него будут непосредственные командиры и командир воинской части. Ситуация, конечно, лучше, чем раньше, насилия, неуставных отношений меньше, но эти явления никуда не делись.

В фонде «Право матери», например, есть случаи расследования дел по фактам гибели военнослужащих, которых (просто так) застрелил в армии психически больной человек или алкоголик в состоянии белой горячки. Поэтому этот благотворительный фонд выступает против бездумной массовой призывной службы, считая, что военное дело должно быть такой же профессией, как и все остальные.

Собираемся на призывной пункт: что брать с собой?

Фото с сайта irk.ru

С собой нужно взять, конечно же, обычные предметы личной гигиены – расческу, мыло, зубную пасту со щеткой, бритву туалетную бумагу и так далее. Хорошую одежду не надо брать и надевать, в армии солдат будет ходить в форме.

Телефон лучше брать самый дешевый, кнопочный, не вызывающий никакой зависти. Смартфон отберут хотя бы потому, что военные объекты запрещено фотографировать. А еще этот запрет, замечают в фонде «Право матери», не только помогает сохранить государственную или военную тайну, но и отвечает желанию многих командиров исключить ненужные фотосвидетельства нарушений.

Стоит захватить лейкопластырь и другие средства от мозолей, ссадин. Ноги будут страдать в первую очередь.

Фото с сайта focus.ua

Можно ли высказать свои предпочтения, выбрать род войск?

При наличии специализированного образования или навыков (кинология, авиаклуб, музыкальное образование и так далее), которое нужно подтвердить документами, можно попросить о возможности пройти службу в соответствующих частях, родах войск. И это реально. Другое дело, что такое решение выносит призывная комиссия, но потом призывник направляется на сборный пункт, где это назначение может измениться.

Как воспользоваться правом на альтернативную службу?

Фото с сайта aif.ru

До сих пор в обществе витает миф, что АГС – альтернативная гражданская служба – это «откос» или уклонение от армии. Но это не так, это нормальный способ отдать долг Родине, и безопасный. Важно: вовсе не обязательно причиной желания пойти на альтернативную службу должна быть религия. Упор надо делать на то, что молодой человек не хочет брать в руки оружие, что он просто пацифист.

Срок АГС составляет 1 год и 9 месяцев. Варианты альтернативной службы можно изучить, например, в правовой базе или на сайте Минтруда, в приказе об утверждении перечня видов работ, профессий, должностей, на которых могут быть заняты граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу.

На АГС можно получить работу медбрата, почтальона, есть даже более необычные варианты, например, оленевод или работа в зоопарке.

Правда, самостоятельно выбрать работу не получится, но будет учитываться образование, специальность, квалификация, опыт предыдущей работы.

Чтобы попасть на АГС, нужно подать заявление о своем желании проходить именно ее за полгода до призыва. В военкомате часто отговаривают молодых людей, принижают значимость АГС. В фонде «Право матери» советуют спокойно реагировать, не давать себя сломать.

А еще есть специальные курсы, которые ведут правозащитные организации, где призывника психологически готовят к таким «стрессовым собеседованиям». Если призывная комиссия отказывает в замене военной службы на АГС, это решение нужно обжаловать в суде, а в период обжалования гражданин не подлежит призыву на военную службу.

Охотятся ли за призывниками между призывами и во время призывов?

Призыв бывает с 1 апреля по 15 июля (весенний) и с 1 октября по 31 декабря (осенний). Между призывами никого не должны трогать, и это не может влиять на выезд за рубеж, если человек не числится «уклонистом». А вот во время призывов «охота» до сих пор бывает.

В 2017 году в Москве, например, в Башкирии, в Санкт-Петербурге, в Астрахани были случаи насильственного призыва, молодых людей задерживали, их держали на сборном пункте, лишая возможности оспорить решение призывной комиссии. Это незаконно, в таких случаях надо немедленно связываться с правозащитными организациями, привлекать СМИ.

В промежуток между осенним и весенним призывом гражданина могут вызвать в военкомат только по вопросу уточнения документов воинского учета, но не на медицинское освидетельствование или призывную комиссию.

Как действовать, если юноша призывного возраста учится в вузе или колледже?

На время учебы дается отсрочка (кроме заочников), и забрать в армию со студенческой скамьи не могут. А вот если студента отчисляют за неуспеваемость, он сразу подпадает под вероятность призыва в армию в период ближайшего призыва.

Можно взять академический отпуск на период службы. А если гражданин учится и имеет право на отсрочку, но военкомат считает по-другому, нужно обязательно добиваться предоставления отсрочки, можно через суд, это не сложно.

Связь военнослужащего с семьей: право на телефонный звонок законно

Военнослужащий имеет право пользоваться телефоном каждый день в свободное время. Но обычно порядок использования телефона определяется командованием. Юристы организации «Гражданин и армия» утверждают, что разрешение звонить домой только по выходным является нарушением прав военнослужащего.

Если сын не выходит на связь, нужно связаться с командованием части (через военный комиссариат) и выяснить, что случилось.

При любом опасении за жизнь сына лучше сразу обращаться в военную прокуратуру и в правозащитные организации.

Родители должны знать, что по приказу Минобороны, когда призывники приезжают в воинскую часть, командир воинской части отправляет родителям военнослужащих письмо, в котором указываются телефоны командира воинской части, замполита и других командиров.

Если такое письмо не пришло, можно написать обращение командующему военным округом через интернет-приемную, а также получить мобильные телефоны замполита и других должностных лиц воинской части при посещении сына в воинской части.

Что делать, если военнослужащий заболел?

Нередко солдатам медицинская помощь оказывается некачественно. В этом случае важно срочно обратиться в военную прокуратуру, к вышестоящему командованию или в правозащитную организацию.

В прошлом году в фонд «Право матери» обратились сразу несколько семей, у которых сыновья в армии умерли от пневмонии, которую там не лечили, а военнослужащих обзывали «симулянтами».

При подобных разбирательствах фонд сталкивается с фальсификацией военными медицинских документов.

Поэтому, если ваш ребенок заболел в армии, нужно очень тщательно контролировать ситуацию и немедленно выезжать к ребенку в часть или госпиталь.

Если сын жалуется на невнимательность медперсонала или плохое самочувствие, а военные медики уверяют, что «все хорошо», верьте не им, а своему сыну.

Существуют ли нормы питания в армии?

Нормы питания есть, но не всегда соблюдаются. В случае, если в столовой питаться невозможно, следует обращаться в военную прокуратуру и к вышестоящему командованию. По складывающейся нынешней практике, после жалоб ситуация меняется в лучшую сторону.

Как быть военнослужащему, если он верующий?

В армии служат военнослужащие разных конфессий. Если само руководство верующее, на территории части может быть, например, часовня, специальная комната и так далее.

Но служба изначально накладывает ряд ограничений. Вряд ли кто-то отпустит «военную единицу» в храм на крестный ход, на Курбан-байрам и так далее.

Стоит также изучить информацию отдела РПЦ МП по взаимодействию с правоохранительными органами и вооруженными силами.

Рекомендации психолога Ирины Гарбузенко:
Морально готовиться лучше заранее. Не настраивайте сына, что это будет тюрьма и что придется «терпеть». Лучше обсудите, как полезнее использовать это время. Бросить курить, например.Настройте сына так, чтобы он не участвовал ни в какой травле, ни по какому принципу. Нельзя поддаваться стадному чувству и в других порывах, из серии «давайте все вместе сделаем татуировки» и так далее.Юноше стоит найти в армии друга или двух. Взаимовыручка, взаимодействие, командная игра очень важна.Военнослужащему не стоит подписывать, не читая, какие-либо документы.Не поддаваться на давление «Родина просит, ты должен ехать и стрелять». Не поддаваться и на провокации сослуживцев. «Давай пойдем гулять, деньги есть, нас отпустили» – не соглашайтесь на сомнительные затеи. Не отказывайте напрямую, но сошлитесь на что-то: «Ребята, отличная идея, но я не могу, живот крутит, по дороге проблемы будут». Так лучше.Родителям стоит прислушиваться к сигналам сына. Иногда они ведут себя в этот период как маленькие дети. Они говорят не про себя, а про других, опосредованно. Как в детском саду: «Мама, одного мальчика ударили, а я плакал». Родителям стоит объединиться в чате, в WhatsApp, это поможет сообща решать проблемы.Юноше нужно передавать родным информацию как можно больше, любыми путями. Через мам друзей и так далее. Не бояться просить за себя, если это в рамках закона и устава.

Договоритесь с сыном о тайных символах в переписке, в СМС. Например, двоеточие – «срочно приезжай», точка с запятой – тоже какой-то сигнал и т.д.

Благодарим наших экспертов Веронику Марченко, председателя правления Фонда «Право Матери», и Арсения Левинсона, юриста правозащитной инициативы «Гражданин и армия», за помощь в подготовке публикации и ответы на самые популярные тревожные вопросы мам и призывников.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/syn-uhodit-v-armiyu-instruktsiya-dlya-roditelej-novobrantsev/

«Письмо с войны — реликвия навеки»

Может ли солдат отправлять из армии письма в Украину, где живут его родственники?

Нам войною оставлены письма:

В них она на затертых листах

Карандашно-прерывистой вязью

Описала себя в двух словах…

Терентий Травник[2]

Еще остались письма с той войны, афганской… Но письма эти не из прошлого. Они о настоящем — о вечном настоящем. Письма совести о великом и героическом подвиге простого Солдата, Воина-Миротворца, письма сыновней любви к матери. Эти письма живут в нас.

Они звучат повсюду: в весенней капели, в щебетании птиц, в цветении алых маков, васильков и ромашек, в аромате созревающих яблок. Они прорастают сквозь саму жизнь, они — вечная память о Защитнике Родины.

За его именем стоят тысячи русских солдат, благодаря которым есть Мы и есть Мир.

Евгений Юрьевич Кротов, выпускник Полевской средней общеобразовательной школы № 4 — совсем еще мальчишка, солдат-срочник. Родина призвала его на службу в армию, а уж где нести эту службу, как распоряжаться своей судьбой, было не ему выбирать.

Мы с интересом рассматриваем фотографию Жени. Светло-русые, волнистые, как у Есенина, волосы, милая обворожительная улыбка. Даже не верится, что этот симпатичный юноша служил, как было принято говорить, в опасной «горячей точке». И погиб там 19-ти лет от роду…

Возможно, прав поэт Ваншенкин, сказавший: «Чтобы жить на земле, необходимы потери, неотвратимы потери». Но как смириться с потерей единственного сына матери и отцу? Как пережить эту боль, это горе бабушке, не дождавшейся из армии любимого внука? Нет ответа…

Сейчас, спустя 30 лет после тех печальных событий, уже нет в живых ни мамы, ни бабушки Евгения, остался лишь убеленный сединами отец, так и не поверивший в гибель своего «кровиночки», оставшегося для него мальчишкой навсегда.

В ходе нашей работы мы встретились с людьми, хорошо знавшими Женю, особенно с теми, кто близко с ним дружил. Дарья беседовала с друзьями и одноклассниками, а Валерия — с педагогами, знакомыми и родственниками. Благодаря многочисленным встречам, беседам и интервью с респондентами нам удалось выяснить немало интересных подробностей.

Марина Котельникова, одноклассница:

У Жени, как ни у кого другого в нашем классе, было очень развито чувство долга и стремление доводить любое начатое дело до конца. Когда мы в 10-м классе принимали участие в конкурсе агитбригад, он больше других мальчишек в этом участвовал. Репетировали допоздна, а потом он всех девчонок до дому провожал. Мы тогда заняли 1-е место!

Светлана Сизова, школьная подруга[3]:

Такого человека я редко встречала в своей жизни. Положительный, надежный, спокойный. Все девчонки из нашей школьной компании считали его своим лучшим другом. Очень любил собак. Однажды он подарил нам со Светой Неволиной[4] крошечного щенка.

Целый день мы возились с этим щенком, даже кормили из соски, а вечером уговорили какого-то хозяина частного дома взять щеночка к себе, потому что мы жили в городских квартирах и боялись, что родители не разрешат держать там собаку. Женя нас понял и не обиделся.

Светлана Неволина:

Я не знала кроме Жени более верного друга. Интеллигентный и в то же время очень простой, скромный, душевный, открытый, честный парень.

К сожалению, я не могла ответить взаимностью на его симпатию (мне нравился другой мальчик), но это не мешало Жене искренне любить меня, не скрывая и не стыдясь своих чувств.

Он охапками приносил мне цветы, дарил подарки, причем чаще сделанные своими руками, а оттого более милые сердцу.

Женя очень любил животных, у него в квартире нередко обитало сразу две-три кошки. В классе все мы его очень уважали, ценили за замечательные человеческие качества. Такие люди, как Женя, — соль земли, ее основа. Жить бы ему да жить!..

Валентина Георгиевна Микурова, в то время директор школы:

За все годы учебы в школе Женя Кротов ни разу ни в один конфликт не вступил, да что там конфликт, даже напряженной ситуации не было. Со всеми мог поладить, поговорить, был начитан, приятен в общении. Но в решении принципиальных вопросов при кажущейся мягкости его характера Евгений всегда занимал собственную, достаточно жесткую позицию.

(Просим обратить особое внимание на данные слова, потому что эта отмеченная директором черта характера сыграет в судьбе Жени немаловажную роль).

Я вела в их 10-м классе уроки литературы. Не припомню ни одного случая, чтобы Женя не приготовил домашнее задание. Любил писать сочинения: они отличались философскими размышлениями и стремлением во всем самому доходить до сути.

Олег Мурашов, комсорг школы:

Женька всегда был оптимистом. В школе неизменно входил в состав команды для участия в спортивных состязаниях — любых. А еще он был заядлым туристом. Помню городской туристический слет в селе Мраморском. Только благодаря тому, что Кротов был капитаном, наша команда победила.

Березов Федор Иванович, бывший учитель физкультуры:

Мне он всегда казался взрослее своих ровесников: по взглядам на жизнь, по поступкам, по серьезным увлечениям — спортсмен, турист, участник всех соревнований, физически сильный и очень упорный.

Андрей Силин, одноклассник:

Женя просто обожал свою маму и очень любил бабушку — так нежно к ним относился, во всем помогал! И отца своего очень уважал.

Нина Николаевна Скоропухова, бывший педагог-организатор внеклассной воспитательной работы:

Во время одного из праздников во Дворце культуры трубного завода ученикам нашей школы поручили поздравить гостей в зале. Мы серьезно готовились к мероприятию, тщательно продумывали внешний вид ребят.

Когда было решено всем мальчикам надеть белые рубашки, то после репетиции Женя подошел ко мне и смущенно признался, что у него нет подходящей рубашки.

Выход тут же нашелся: я предложила ему сорочку своего сына.

После нашего выступления на празднике Женя на следующий же день передал мне пакет, развернув который я увидела выстиранную, тщательно отглаженную и красиво свернутую, как в магазине, рубашку моего сына. Женя во всем был таким, как и его мама, Екатерина Андреевна: аккуратным, ответственным, собранным.

Ираида Васильевна Маринина, классный руководитель:

Женя всегда был моим любимцем, одноклассники знали это, но не сердились на него. Такого, как он, нельзя было не любить. Кроме того что он был очень красивым, семья дала ему прекрасное воспитание. Умный, цельный, надежный, добрейшей души юноша. Он до сих пор стоит перед моими глазами: в светлой телогрейке на крыльце военкомата в день отправки в армию.

Думаю, если бы Женя вернулся после срочной службы домой, он обязательно пошел бы учиться в институт, построил семью, сделал бы прекрасную профессиональную карьеру. И тем более горька утрата, которую уже ничем не восполнить…

Когда в апреле 1982 года Кротова призвали в армию, он сразу же начал писать письма домой. Эти письма наподобие дневника: многие писались с интервалом в один-три дня. Только после полугода службы Женя стал писать чуть реже. В школьном музее хранятся письма и фотографии Евгения Кротова, которые он присылал своим друзьям в период службы.

Интересен факт, рассказанный нам Алексеем Николаевичем Кожевниковым, работником Северского трубного завода:

Однажды ко мне домой пришла незнакомая женщина, семье которой после смерти Екатерины Андреевны Кротовой и ее матери выделили освободившуюся квартиру. Она принесла мне сверток — новые жильцы обнаружили его в углу одной из пустых комнат.

В нем оказались награды, различные документы, фотографии и письма (более полусотни!) от единственного сына и внука Кротовых — Евгения. Я сразу же передал все эти вещи в музей средней школы № 4, где учился Женя Кротов.

Так трогательные письма солдата со строками сыновней любви тоже оказались после смерти его мамы и бабушки в музее 4-й школы.

Сергей Мамаев, одноклассник Евгения Кротова, поделился с нами:

Солдатская служба всегда довольно однообразна. Солдат каждый день одно и то же делает, один день на другой похож, событий ярких мало. Порой пишешь домой письмо, а оно, по сути, какое-то пустое. Да и где в этом однообразии находить новости? Дали другое блюдо в столовой — уже что-то новое. Женька же постоянно какие-то новости находил, целые поэмы писал.

Письма из армии… Толстая пачка конвертов, слегка потрепанных по краям. Видно, что их читали и перечитывали по многу раз.

Мы тоже стали читать армейские письма Жени, эти реликвии прошлого, хотя и не столь далекого.

Мы погружались в его мир, его душевные переживания, в его печали и радости, его диалоги с родными, и нам казалось, что он пишет и для нас тоже, например: «И пусть теперь растут другие дети, и пусть им тоже дарят тепло и ласку…»

Считаем, что эти незамысловатые солдатские письма — важный исторический источник событий, рассказывающий о нелегкой службе наших пограничников в суровые 1980-е годы афганской войны на границе двух государств: бывшей союзной республики Таджикистан и мятежного, опасного Афганистана.

Читая скупые весточки из «горячей точки», мы вновь отмечали, что не у каждого военнослужащего хватало терпения и желания так регулярно писать и так подробно рассказывать о событиях армейской жизни, воинской учебе, о солдатском быте, службе на границе во время военных действий периода афганской войны. А у Жени хватало с лихвой.

Источник: http://www.strana-oz.ru/2014/5/pismo-s-voyny---relikviya-naveki

Свои среди чужих. Как советские солдаты остались жить в афганском плену

Может ли солдат отправлять из армии письма в Украину, где живут его родственники?

МОСКВА, 15 мая — РИА Новости, Анастасия Гнединская. Тридцать лет назад, 15 мая 1988-го, начался вывод советских войск из Афганистана. Спустя ровно девять месяцев последний советский военный, генерал-лейтенант Борис Громов, пересек по мосту Дружбы границу двух стран.

Но на территории Афганистана остались наши солдаты — те, кто попал в плен, смог там выжить, принял ислам и создал семью. Таких называют невозвращенцами. Теперь они, когда-то Сережи и Саши, носят труднопроизносимые афганские имена, длинные бороды и просторные шаровары.

Одни спустя десятилетия все же решили вернуться в Россию, другие так и живут в стране, пленниками которой стали.

“Красил волосы, чтобы сойти за афганца…”

Николай Быстров работает грузчиком на складе в Усть-Лабинске Краснодарского края. О том, что двадцать лет назад у него были другое имя — Исламуддин — и другая жизнь, из его коллег знают единицы. “Я забыть эту афганскую историю хочу, — Николай берет долгую паузу, в динамике телефона слышно, как он затягивается сигаретой. — Но мне не дают…”

Его призвали в армию в 1984 году, отправили охранять аэропорт Баграм. Спустя полгода он оказался в плену у душманов. Говорит, что это произошло по глупости.

“Меня и еще двух пацанов, украинцев, “старики” послали за чаем и сигаретами в местный магазин. По дороге мы попали в засаду. Мне ногу прострелили — убежать я никуда не мог.

Двух тех украинцев забрала другая группировка. А меня взяли бойцы из отряда Ахмада Шаха Масуда”.

Быстрова посадили в сарай, в котором он провел шесть месяцев. Николай уверяет, что за это время он дважды пытался бежать. Но с дырявой ногой далеко не уйдешь: “Меня ловили, когда я и на сотню метров от базы не успевал уйти, возвращали обратно”.

Почему его не застрелили, Николай до сих пор не понимает. Скорее всего, боевики планировали обменять его на кого-то из пленных афганцев. Через шесть месяцев его стали выпускать из сарая без конвоя. Еще через некоторое время предложили вернуться к своим или через Пакистан уйти на Запад.

“Но я сказал, что хочу остаться с Масудом. Почему? Трудно объяснить. Тот, кто не был в такой ситуации, все равно не поймет. К своим возвращаться я боялся, не хотел, чтобы меня посчитали предателем, боялся трибунала.

Я ведь к тому времени у афганцев уже год прожил, принял ислам”, — вспоминает он.

Николай остался у душманов и еще через некоторое время стал одним из личных охранников Ахмада Шаха Масуда — полевого командира, который первым пошел на перемирие с советскими войсками.

Как Быстрова, иноземца, подпустили столь близко к самому известному командиру, остается только догадываться. Сам он об этом рассказывает крайне уклончиво.

Говорит, что “панджшерскому льву” (так называли Масуда) приглянулись его ловкость и умение подмечать мелочи, которые в горах могут стоить человеку жизни. “Помню, как он впервые дал мне в руки автомат с полным боекомплектом. Мы тогда поднимались по перевалу.

Я наверх раньше всех забрался, стоял и думал: “А я ведь сейчас могу застрелить Масуда”. Но это было бы неправильно, ведь когда-то он сохранил мне жизнь”, — признается бывший пленник.

От тех постоянных переходов по горам у Николая сохранилась любовь к зеленому чаю — во время привалов Масуд обязательно выпивал несколько чашек, причем без сахара. “Я все удивлялся, почему они пьют несладкий чай. Масуд отвечал, что сахар после долгих переходов бьет по коленкам. Но я все равно украдкой добавлял его в чашку. Ну не мог я эту горечь пить”, — рассказывает Быстров.

Не забыл Исламуддин и русскую еду — лежа ночью в афганских горах, он вспоминал вкус селедки и черного хлеба с салом. “Когда война закончилась, ко мне в Мазари-Шариф приезжала сестра. Она привезла всяких солений, в том числе и сала. Так я его прятал от афганцев, чтобы никто не видел, что я харамное ем”, — делится он.

Язык дари Николай выучил за шесть месяцев, хотя в школе, признается, был двоечником. Через несколько лет жизни в Афганистане его уже было почти не отличить от местных. Говорил он без акцента, солнце высушило кожу.

Чтобы еще больше слиться с афганским  населением, он красил волосы в черный цвет: “То, что я, иностранец, был так близко к Масуду, многим местным не нравилось.

Они даже однажды попытались его отравить, но я предотвратил покушение”.

“Мать меня не дождалась, умерла…”

Женил Николая тоже Масуд. Как-то, говорит бывший пленник, полевой командир спросил его, хочет ли он дальше ходить с ним по горам или мечтает завести семью. Исламуддин честно признался, что хочет жениться.

“Тогда он выдал за меня свою дальнюю родственницу, афганку, воевавшую на стороне правительства, — вспоминает Николай. — Жена у меня прекрасная. Когда в первый раз ее увидел, даже не поверил, что скоро она моей будет.

В кишлаках я женщин с непокрытой головой не видел, а у нее волосы были длинные, сама при погонах. Она ведь тогда занимала должность офицера госбезопасности”.

Почти сразу после свадьбы Одыля забеременела. Но ребенку не суждено было появиться на свет. На шестом месяце жена Николая попала под бомбежку, у нее случился выкидыш. “Заболела она после этого сильно, а в Афганистане медицины нормальной не было. Тогда я впервые задумался о переезде в Россию”, — откровенничает Быстров.

Шел 1995 год, когда Николай-Исламуддин вернулся в родной Краснодарский край. Его мать до этого дня не дожила, хотя из родных она единственная верила — ее Коля не умер на чужбине.

“Она даже к какой-то гадалке отнесла мою фотографию. Та подтвердила: сын не убит. С тех пор все на мать смотрели как на сумасшедшую, а она все ждала письма от меня.

Первое я смог отправить ей только через год”, — рассказывает он.

В Россию Одыля приехала беременной. Вскоре у них родилась дочь, которую назвали Катей. “Это жена захотела так девочку назвать в память о моей покойной матери. Из-за этого от нее все подруги-афганки отвернулись. Они не могли понять, почему она девочке русское имя дала. Жена отвечала: “Я живу на этой земле и должна соблюдать местные традиции”, — гордится Быстров.

Помимо дочери Николай и Одыля воспитывают двух сыновей. Старшего зовут Акбар, младшего — Ахмад. “Мальчиков жена назвала в честь своих братьев-коммунистов, которые погибли от рук душманов”, — уточняет собеседник.

В этом году старшего сына Быстровых должны призвать в армию. Николай очень надеется, что служить парень будет в спецназе: “Он у меня крепкий, здоровый образ жизни ведет”.

За эти годы на родине Одыля была всего раз — не так давно она ездила хоронить мать. Когда вернулась, сказала, что больше туда ни ногой. А вот сам Быстров в Афганистан ездил довольно часто.

По заданию Комитета по делам воинов-интернационалистов он занимался поисками останков пропавших без вести советских солдат. Удалось ему вывезти домой нескольких бывших пленных.

Но своими в стране, которая когда-то отправила их на войну, они так и не стали.

Воевал ли Быстров против советских солдат? Этот вопрос повисает в воздухе. Николай опять закуривает. “Нет, я ни разу не был в бою. Я все время находился при Масуде, а он сам в бой не ходил.

Знаю, меня не многие поймут. Но те, кто судит, они были в плену? Они бы смогли после двух неудачных попыток бегства совершить третью? Я хочу забыть Афганистан.

Хочу, но мне не дают…” — снова повторяет бывший пленник.

“Через двадцать дней с меня сняли кандалы”

Помимо Быстрова сегодня известно еще о шести советских солдатах, которые попали в плен и смогли ассимилироваться в Афганистане. Двое из них потом вернулись в Россию, для четверых Афганистан стал второй родиной.

В 2013 году всех невозвращенцев объехал фотожурналист Алексей Николаев. Из командировки в Афганистан он привез сотни снимков, которые должны лечь в основу книги “Навсегда в плену”.

Фотограф признается: из всех четырех оставшихся жить в Афганистане советских солдат больше всего его тронула история Сергея Красноперова. “Мне показалось, что он не лукавит, рассказывая о прошлом. И в отличие от двух других пленников не пытался на нашем интервью заработать”, — объясняет Николаев.

Красноперов живет в небольшом кишлаке в полусотне километров от города Чагчаран. Родом он из Кургана. Уверяет, что ушел из части, спасаясь от издевательств командиров.

Вроде как рассчитывал дня через два — после того как его обидчиков посадят на гауптвахту — вернуться. Но по пути его взяли в плен душманы. К слову, есть и другая версия бегства Красноперова.

В СМИ проходила информация, что он якобы убежал к боевикам после того, как был пойман на торговле армейским имуществом.

Из интервью Сергея Красноперова для книги “Навсегда в плену”:

“Дней на двадцать меня заперли в каком-то маленьком помещении, но это была не тюрьма. На ночь на меня надевали кандалы, днем их снимали. Того, что я сбегу, душманы не боялись. В горах все равно не поймешь, куда нужно идти.

Потом приехал командир боевиков, сказал, что раз я сам к ним пришел, то могу сам и уйти. С меня сняли кандалы. Хотя в часть я бы все равно вряд ли вернулся — думаю, меня сразу бы пристрелили.

Скорее всего, их командир так меня испытывал…”

Через год плена Красноперову предложили жениться на местной девушке. И он не стал отказываться.

“После этого с меня окончательно сняли надзор. Но я по-прежнему не работал. Было очень сложно, приходилось выживать. Я перенес несколько смертельно опасных болезней, даже их названий не знаю…”

Фотожурналист Алексей Николаев рассказывает, что в 2013 году у Красноперова было шестеро детей. “Все светленькие, голубоглазые, очень необычно было увидеть их в афганском кишлаке, — вспоминает фотограф.

 — По местным меркам Нурмамад (такое имя Сергей носит в Афганистане) — зажиточный человек. Он вкалывал на двух работах: прорабом на небольшой россыпи по добыче щебня и электриком на местной гидроэлектростанции.

Получал Красноперов, с его слов, 1200 долларов в месяц. Правда, странно, что при этом он жил в мазанке”.

Красноперов, как и все попавшие в плен солдаты, заверяет, что не воевал против советских войск, а только помогал душманам чинить оружие. Впрочем, ряд косвенных признаков свидетельствует об обратном. “У местных он пользуется авторитетом, что, как мне кажется, может свидетельствовать о том, что в боевых действиях Сергей все же участвовал”, — делится соображениями фотокорреспондент.

Красноперов хоть и говорит хорошо по-русски, но возвращаться в Россию не хочет. “Как он мне объяснил, родных у него в Кургане не осталось, все умерли. Да и в Чагчаране он уважаемый человек, у него есть работа. А что его ждет в России, непонятно”, — передает слова бывшего пленника Николаев.

Хотя Афганистан — точно не то место, где можно вести беззаботную жизнь. Алексей Николаев говорит, что за месяц командировки он трижды попадал в очень щекотливые ситуации. В одном из случаев спас его как раз Красноперов.

“По своей глупости мы решили записать с ним интервью не в городе, где относительно безопасно, а у него в деревне. Приехали туда без предупреждения. На следующее утро Сергей нам позвонил и сказал, чтобы мы больше из города не выезжали.

Мол, ходят слухи, что нас могут похитить”, — описывает фотограф.

“Сначала сильно пил, потом стал у душманов водителем”

В городе Кундуз на северо-востоке Афганистана после плена осели еще два советских солдата — Геннадий Цевма и Александр Левенец. Хотя оба мужчины земляки (родом с Донбасса), друзьями они так и не стали. Да и чужой они давно считают свою историческую родину.

Левенец утверждает, что попал в плен из-за дедовщины. Якобы после драки с офицером он попал на гуаптвахту, откуда решил бежать в компании с еще одним солдатом.

Из интервью Александра Левенца для книги “Навсегда в плену”:

“Мы собирались идти в аэропорт, но почти сразу попали к душманам. К утру нас привели к какому-то большому командиру, я при нем так и остался. Сразу же принял ислам, получил имя Ахмад, потому что раньше был Сашей. В тюрьму меня не сажали: под арестом я был всего одну ночь.

Сначала сильно пил, потом стал у боевиков водителем. С нашими я не воевал, да никто этого и не требовал от меня. После ухода талибов я смог позвонить домой на Украину. Трубку взял мой двоюродный брат, сказал, что мой родной брат и мама умерли. Больше я туда не звонил”.

По словам Алексея Николаева, в Афганистане Левенец по сравнению с другими живет неплохо, работает таксистом. Он даже в хадж ходил. А вот судьба его земляка Геннадия Цевмы сложилась не так удачно. “Как мне показалось, даже по афганским меркам он живет за чертой бедности”, — отмечает фотограф.

Из интервью Геннадия Цевмы для книги “Навсегда в плену”:

“Когда опять пришли талибы, я исполнял все их указы — носил чалму, отпустил бороду длинную. Когда талибы ушли, мы стали свободными — появились свет, телевизор, электричество. Кроме круглосуточного намаза, ничего хорошего от них не было.

Только намаз прочитал, вышел из мечети, тебя обратно отправляют молиться. В прошлом году я съездил на Украину, отец и мать уже умерли, сходил к ним на кладбище, повидался с другими родственниками. Остаться, конечно, даже не думал — у меня ведь тут семья.

Да и не нужен я больше никому на родине”.

На самом деле, говоря это, Цевма, скорее всего, лукавит. Из Афганистана его пытался вывезти Николай Быстров, первый герой нашего материала. “Мне позвонили из украинского правительства, попросили выдернуть из Афганистана их земляка. Я поехал.

Вроде бы Гена сказал, что хочет домой. Ему сделали паспорт, дали где-то две тысячи долларов на то, чтобы он уладил все формальности, заселили в гостиницу в Кабуле.

Перед рейсом мы пришли забирать его из отеля, а он сбежал”, — вспоминает историю “возвращения” Николай Быстров.

Быстров считает, что тех, кто решил остаться в Афганистане, вызволять уже не имеет смысла. “Они потерянные люди, не вернутся уже на родину. Даже если приедут, потом захотят бежать обратно”, — ставит точку бывший пленник.

Из этого ряда выбивается история солдата Юрия Степанова. Осесть в России он смог только со второй попытки. В 1994 году Степанов попытался вернуться домой в башкирский поселок Приютово в первый раз.

Но так и не смог здесь освоиться, отправился обратно в Афганистан. А в 2006-м снова приехал в Россию. Говорит, что уже навсегда. Сейчас он работает вахтовым методом на севере.

Как раз на днях он уехал на вахту, поэтому связаться с ним нам не удалось.

Источник: https://ria.ru/20180515/1520538947.html

По следам фронтовых писем Любимова Александра Иосифовича

Может ли солдат отправлять из армии письма в Украину, где живут его родственники?

МБОУ Шалоболинская СОШ №18

Авторы работы: Беккер Евгения, 11 класс
Руководитель: Аплошкина Нина Леонидовна, учитель начальных классов

АННОТАЦИЯ

«По следам фронтовых писем Любимова Александра Иосифовича»

Цель исследования: изучив рукописи семейного фонда, достоверно описать личность и фронтовую судьбу солдата Великой Отечественной войны.

Методы: теоретический анализ военной корреспонденции, литературы по проблеме исследования; беседа, опрос; Интернет-поиск; сравнительный метод (наблюдение, сопоставление, анализ); описательный (последовательность изложения, систематизация); метод статистической обработки материала.

Основные результаты научной работы: изучено содержание, составлена хронология личных писем 1942-1943г.г.

погибшего в бою танкиста, сержанта Любимова Александра Иосифовича; содержание 45 писем фронтовика, адресованных жене Любимовой Ефросинье Елисеевне, и других рукописных документов набрано в электронном варианте; произведена сверка собранных сведений о судьбе земляка с данными «Книги Памяти Красноярского края», об ошибках и несоответствии данных сообщено в Красноярское региональное общество «Мемориал»; копии систематизированных материалов предоставлены внукам героя; результаты исследования пополнили историческую копилку сельского научно-краеведческого объединения «Моя малая Родина».

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. Источники информации. 1. Почта полевая. 2. Солдатские письма – «треугольная повесть, повесть в несколько строк» [5] 3. Путь-дорожка фронтовая Любимова Александра Иосифовича. Заключение. Выводы. Это нужно не мёртвым — это надо живым!

4. Список источников и литературы.

ВВЕДЕНИЕ. ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

67 лет назад прогремел салют Победы, но отзвуки войны до сих пор живут в каждом сердце. «В годы Великой Отечественной войны с территории сельсовета ушло на фронт более 400 человек. Шалоболинская земля дала стране трёх Героев Советского Союза: И. Ф. Немков, П.Ф. Попов, А.Ф. Щукин» [4]. Земляки помнят и чтят своих героев.

В центре Шалоболино в скверике перед церковью — памятник односельчанам, погибшим на полях сражений. 180 фамилий выбито на гранитных плитах. Нет в селе такой семьи, которую не затронула бы война.

Павел Фомич Попов, Андрей Фёдорович Щукин родились в селе Шалоболино; Иван Фёдорович Немков и Полный Кавалер ордена Славы Колмаков Семён Сергеевич родом из деревни Курганчики Шалоболинской волости. В работе «По следам фронтовых писем Любимова Александра Иосифовича» мы расскажем ещё об одном герое, нашем земляке, солдате Великой Отечественной войны.

Письма солдата, как голос из прошлого, сквозь время донесли до потомков бесценную память о родном человеке, о близких людях и о тех героических днях. Мы, новое поколение, не имеем права забыть ни одного воина, чьё мужество подарило нам жизнь.

Цель исследовательской работы. Изучив рукописи семейного архива, рассказать о личности и фронтовой судьбе солдата Великой Отечественной войны Любимова Александра Иосифовича.

Основные задачи. Сравнение и классификация военной корреспонденции, упорядочение персональных писем 1942-1943г.г. в хронологическом порядке; описание личности и фронтового пути солдата ВО войны; сопоставление полученных сведений о погибшем земляке с данными «Книги Памяти».

Проблема. Нечасто молодое поколение задумывается над тем, какую невероятную цену пришлось заплатить за победу в Отечественной войне. Письма с фронта — особая часть исторического наследия. Какую же достоверную информацию они хранят о судьбе обычного человека в той ужасной войне?

Гипотеза исследования. Предполагаем, что все без исключения письма солдата станут для нас просто бесценными, как дорогая реликвия, как весточка из прошлого, позволят понять душевное состояние рядового человека на войне.

Методы проведённых исследований. Теоретический анализ рукописей личного архива, литературы по проблеме исследования; беседа, интервью; Интернет-поиск; сравнительный метод (наблюдение, сопоставление, анализ); описательный (последовательность изложения, систематизация, классификация); метод статистической обработки материала.

Весной 2012 года руководителю нашего исследования Аплошкиной Нине Леонидовне, учителю начальных классов Шалоболинской средней школы, внуки Любимова А.И. передали на хранение и для работы свой домашний архив.

В семейном фонде, кроме личных писем фронтовика, бережно сохранённых его вдовой и сыном, было ещё 4 письма военных лет, одно из них — ответное письмо жены от 04.12.1942г., которое, может быть, проплутав по фронтовым дорогам, не нашло солдата и вернулось домой.

Среди документов оказалась интересная рукопись — «Раздельная запись» от 21 марта 1927 года о выделении имущества семье старшего сына Любимова С. И., с помощью которой мы определили год рождения нашего героя — 1910.

«Двор Любимова Осипа Андреевича состоит из следующих лиц, составляющих одно семейство: Осип Андреевич Любимов 70 лет, жена Екатерина Васильевна Любимова 70 л.

, его дочь Арина Осиповна Любимова 40 лет и несовершеннолетний сын Александр Осипович Любимов 17 лет, и сын Сергей Осипович Любимов 26 лет, его жена Серафима Петровна Любимова 20 лет и их сын Николай Сергеевич Любимов, 7 месяцев» [2]. В личном фонде среди старых фотографий были портреты Любимова Александра Иосифовича, его жены Ефросиньи Елисеевны и их сына Александра Александровича.

Читанные и перечитанные, протёртые на складках до дыр, пожелтевшие от времени солдатские письма мы разгладили, расправили все «треугольники», подклеили повреждения. Сфотографировали различные виды корреспонденции: письма в конвертах, «треугольники», почтовые карточки. Отдельные рукописи ксерокопировали.

Это была интересная, увлекательная работа. Совместными усилиями, с помощью лупы, с трудом, порой по догадке, разобрали содержание рукописей, ведь большинство из них были написаны простым карандашом малограмотным человеком.

По датам, проставленным в письмах, по штампам на солдатских треугольниках мы пронумеровали корреспонденцию, составили хронологию всех писем Любимова А.И. Набрали содержание рукописных документов семейного архива в электронном варианте, копии передали внукам погибшего.

Фрагменты писем были представлены землякам в сельском Доме культуры на вечере Памяти «С красноармейским приветом …».

В исследовательской работе нами использованы не только документы личного фонда семьи Любимовых, но и устные свидетельства, воспоминания родственницы фронтовика Сиротининой Н.Д., 1948г. р. и старожила села Аплошкиной О.Ф., 1927г. р.

; а также сведения из Интернета о работе полевой почты, о боевых действиях и составе Красной армии в Великой Отечественной войне и др.

Прослеживая фронтовой путь солдата, мы применяли Интернет-поиск, пользовались методической помощью Красноярского общества «Мемориал».

1. ПОЧТА ПОЛЕВАЯ

«Во время Великой Отечественной войны только в действующую Красную Армию доставлялось 70 миллионов писем. Полевая почта на линии фронта, непосредственно в частях, до 1943 года называлась «почтовая полевая станция» (ППС), позднее – «полевая почта» (ПП). Основная переписка в годы войны велась между родными на фронте и родными в тылу.

Отправления с фронта гасились почтовыми штемпелями с текстом «СССР Полевая почта № (указывался номер ППС)». Отправляемые из частей действующей армии письма поступали на военно-почтовые сортировочные пункты. В СССР пересылка корреспонденции с фронта (кроме посылок) производилась бесплатно.

Письма складывались простым треугольником, что не требовало конвертов, которые на фронте всегда были в дефиците. Конверт-треугольник — это обычно прямоугольный тетрадный лист бумаги, сначала загнутый справа налево, потом слева направо. Оставшаяся полоска бумаги вставлялась, как клапан, внутрь треугольника.

Готовое к отправке письмо не заклеивалось — его всё равно должна была прочитать цензура, адрес писался на наружной стороне листа. Помимо писем-треугольников, во время войны также выпускались «секретки» (открытое письмо-лист без конверта), конверты и почтовые карточки (открытки).

Они могли иметь рисунки на темы боевых действий и героического труда в тылу, текст «Письмо с фронта», «Смерть немецким оккупантам», «Воинское» [8], [1. Открытое письмо-лист №24 от 23.10.1942г.].

Источник: http://www.memorial.krsk.ru/Work/Konkurs/14/Bekker/0.htm

Дело части

Может ли солдат отправлять из армии письма в Украину, где живут его родственники?

Срочник из Крыма Александр Долина пропал в середине апреля, а контрактник из Дагестана Эльдер Сеферов при невыясненных обстоятельствах погиб на полигоне «Кузьминки», который расположен между Ростовом и Таганрогом и неофициально считается главной базой подготовки добровольцев для отправки на Донбасс.

Последний раз голос своего сына Галина слышала 14 апреля 2019 года. Саша позвонил и попросил перевести ему на банковскую карточку 1000 рублей.

— Сами знаете, с наших крымских карточек мы не можем ничего в Россию переводить, поэтому попросили знакомого: мы ему тут отдали, а он там, в Ростове ему перевел, — рассказывает женщина. — Деньги перевели, после этого о Саше мы не знаем ничего.

Саша Долина родился в 1993 году в селе Ильичево Ленинского района Крыма. Обычный парень: увлекался компьютерами, стихи писал и рассказы.

Родные говорят, что украинские врачи в свое время признали его негодным к военной службе, но военный билет Саша то ли не получил, то ли забыл получить.

И уже российские военврачи в 2018 году не нашли у него противопоказаний и отправили служить в Ростовскую область, в часть, расположенную вблизи российско-украинской границы.

Александр Долина. Фото предоставлено родственниками

В/ч 24390, куда попал Саша Долина, входит в состав 150-й Идрицко-Берлинской ордена Кутузова мотострелковой дивизии. Легендарная дивизия, которая прошла Великую Отечественную, была расформирована в мае 1945-го, но вновь была сформирована в 2017 году с дислокацией в Мясниковском районе, в сорока километрах от Ростова. Там размещен артиллерийский полк и отдельный противотанковый батальон.

Галина Долина говорит, что Саша не жаловался на бытовые трудности в армии. Единственное, что его угнетало, это постоянные уговоры офицеров перевестись на контрактную службу.

— Ему обещали зарплату в 30 тысяч, говорили, что тут же переведут служить в Керчь. Он не отказывался. Говорил, подумает. Мы его отговаривали, — рассказывает мать солдата.

— В пятницу с ним разговаривала моя дочка, он ей сказал, что «ничего с контрактом не получается», она его поддержала.

А в субботу он позвонил в последний раз, сказал, что порвались «берцы», попросил денег на новые. И пропал.

По версии военных, Саша Долина в понедельник, 16 апреля, в составе группы таких же бойцов поехал проходить врачебную комиссию в военную консультационно-диагностическую поликлинику, которая расположена на ул. Мыльникова в Ростове, но в часть не вернулся, потому что решил сбежать.

В семье Саши убеждены, что он исчез 14 апреля: после получения денег всегда звонил и подтверждал перевод, а на этот раз не позвонил. Вместо Саши вечером 16 апреля его родственникам позвонил офицер.

— Командир его части Рыжов сказал моей дочери, что Саша не вернулся в расположение части после поездки в Ростов.

Вроде как он согласился на «контракт» и поехал проходить комиссию вместе с другими солдатами, а когда пришло время возвращаться, не пришел.

Но как такое возможно, если он нам за день до этого сам сказал, что с контрактом ничего не получается, а потом за день передумал? — плачет женщина.

Александр Долина. Фото предоставлено родственниками

Испугавшись, родственники начали искать в соцсетях сослуживцев Саши, и те им подтвердили, что знали об исчезновении парня еще… 14 апреля. Позже сим-карта Саши нашлась в телефоне одного из сослуживцев. Его банковская карточка осталась в тумбочке.

— Собрался бежать без телефона и денег? Они мне говорят, что в Ростове он купил себе гражданскую одежду и ушел. Даже если так. За эти полгода он мог бы найти способ связаться с нами!

Он нормальный, современный парень, прекрасно владеет всеми этими современными технологиями, пользуется соцсетями — нашел бы уж способ дать о себе знать, он же понимает, что это такое для нас, он хороший, отзывчивый мальчик, — говорит сестра Саши Наталья.

Военным семья не верит еще и потому, что они показали им заявление Саши о переходе на контрактную службу. Заявление датировано 11 декабря 2018 года — к этому времени, говорят родственники, Саша даже не успел принять присягу как срочник.

Рапорт о контракте. Фото предоставлено родственниками Александра Долины

Обращение в полицию с требованием найти пропавшего солдата ничего не дало. Пришел ответ от ГУ МВД России по Ростовской области, в котором говорится, что в отношении срочника Долины возбуждено уголовное дело по ст. 327 УК РФ. Полицейские подозревают, что солдат взял чужие документы и сейчас живет под другим именем.

Военная прокуратура возбудила в отношении Саши уголовное дело по статье «Самовольное оставление части». Мать пропавшего говорит, что к ним в Ильичево несколько раз приезжали следователи и уговаривали рассказать, где прячется парень.

Не выдержав испытаний, в сентябре умер отец Саши.

— Я похоронила мужа и ничего не знаю о судьбе сына, — плачет в телефонную трубку Галина Долина.- Что с ним? Где он? Может быть, он потерял память и просто не знает, кто он и что он?

Из министерства обороны пришло письмо, что они искали его на хуторе Чкалова, и в Головинках, и в Приюте. Были даже у наших родственников в Ростове. Но никто не опрашивает его сослуживцев, а они явно что-то знают.

Ответ Минобороны семье Долины. Фото предоставлено родственниками Александра Долины

Проклятый полигон

Чкалов, Головинки, Приют, Александровка 2-я — все эти населенные пункты расположены вокруг одного из военных полигонов министерства обороны — «Кузьминки». Если верить ретроспективе карт Google, то до 2013 года это был вполне мирный участок земли без всяких признаков милитаризации.

Сейчас, когда украинские СМИ сообщают о концентрации боевой техники у своих границ в Ростовской области, почти всегда речь идет именно о «Кузьминках». Полигон находится между Ростовом и Таганрогом в полусотне километров от границы, что делает его объектом повышенного внимания с обеих сторон.

Полигон «Кузьминки» на карте

«Кузьминки» стали печально известны в апреле 2015 года после взрыва самоходной артиллерийской установки (САУ), после чего возник пожар.

«В 7.

45 мск в районе населенного пункта Кузьминки (Ростовская область) при выходе техники одного из подразделений Южного военного округа из полевого лагеря на плановые занятия по боевой подготовке в результате замыкания электропроводки произошло возгорание внутри самоходной артиллерийской установки (САУ), — 18 апреля 2015 года заявил журналистам начальник пресс-службы Южного военного округа Игорь Горбуль. — Экипаж оперативно покинул боевую машину и удалился на безопасное расстояние. В результате воспламенения произошла детонация боекомплекта САУ».

Но просочившиеся в Сеть фотоснимки свидетельствуют о заметно более масштабных разрушениях. Очевидцы сообщали, что в результате пожара взорвался склад боеприпасов. В районе был введен режим ЧС, на трассе Ростов–Таганрог ограничили движение, из Приюта, Головинки и Чкалова, по данным правительства Ростовской области, эвакуировали 800 человек.

Населенные пункты на несколько дней были отключены от газа и электричества. Областные власти сообщили о повреждении нескольких домов.

Сообщалось и о десяти пострадавших военнослужащих, которые с ожогами разной степени тяжести были доставлены в госпиталь.

Убийство рядового Сеферова

Тело сержанта Сеферова на полигоне «Кузьминки» 17 июня 2019 года обнаружил командир 3-го стрелкового отделения 3-го мотострелкового взвода 1-й мотострелковой (горной) роты старший сержант Б-ков, который направился туда со своим взводом устанавливать подсветки для мишений — на полигоне шли очередные стрельбы. Как следует из показаний очевидцев, Сеферов лежал «между танковой и директрисой БМП, предположительно с проникающим пулевым ранением в спину на расстоянии 950 метров от рубежа открытия огня». По крайней мере, такие формулировки использовал заместитель командующего войсками Южного федерального округа генерал-майор Мурадов Р.У., который проводил разбирательство по факту гибели пулеметчика 3-го мотострелкового отделения 1-го мотострелкового взвода 1-й мотострелковой (горной) роты 1-го мотострелкового (горного) батальона в/ч 01485 сержанта контрактной службы Эльдера Сеферова.

Проведенная по горячим следам проверка показала, что 14 июня «в нарушение требований штатной дисциплины командиром взвода лейтенантом В-ым И.К. была выделена рабочая команда по совершенствованию объектов материально-технической базы».

Проще говоря, солдат направили привести в порядок мишени в момент, когда стрельбы на полигоне были в разгаре.

«В нарушение требований безопасности назначенный личный состав к месту работ выдвинулся через участок проведения стрельб, где в этот момент проходили занятия по огневой подготовке с личным составом 103 мсп 150 мсд (практическое выполнение стрельб).

В районе 9 часов 40 минут после начала выполнения практических стрельб личным составом 103 мсп 150 мсд указанные военнослужащие 34 омсбр (г) находились в полосе ведения огня, — говорится в материалах проверки, копия которых оказалась в распоряжении журналистов. — Услышав выстрелы, военнослужащие развернулись и покинули опасную территорию.

Вернувшись на окраину полигона, сержант Р-ин Д.В. выявил отсутствие сержанта Сеферова Э.Б., о чем немедленно доложил командиру взвода».

Предположительно, военные еще два дня не сообщали командованию округа о случившемся, а когда дело дошло до медицинской экспертизы, то в ней… не оказалось ни слова о пулевых ранениях сержанта.

«Причиной смерти военнослужащего являются не огнестрельные ранения, а остановка сердца и многооскольчатые переломы правых седалищной и подвздошной костей, крестца, бедренных костей с кровоизлиянием в окружающий перелом костей правого предплечья», — говорится в материалах проверки по результатам расследования, проведенного представителями органов военной прокуратуры и контрразведки совместно с 314-м следственным отделом и сотрудниками филиала №  2 федерального государственного учреждения судебных и медицинских экспертиз.

Через три месяца после трагедии военные следователи  пришли к выводу, что Сеферов погиб в результате… ДТП, несмотря на всю очевидность произошедшего.

Они настаивают, что сержанта Сеферова насмерть сбила боевая машина МТЛБУ-1В15М, которой управлял механик-водитель Владислав Киселев. Подозреваемый уже арестован.

— Киселева обвиняют в том, что в день проведения стрельб он, якобы, сбил рядового Сеферова, спрятал труп, а потом перевез его на полигон, чтобы скрыть следы преступления, — сказал «Новой» адвокат солдата Геворг Поповян.

По его словам, судебно-медицинская экспертиза трупа была составлена таким образом, что в ней нет упоминания о пулевых ранениях. Медики объясняют это тем, что… перед ними не была поставлена задача их искать.

Сейчас защита Киселева получила рецензию на это странное заключение медиков.

Адвокат и родственники бойца пытаются добиться эксгумации тела Сеферова для проведения повторной экспертизы, но, по словам Поповяна, их ходатайства остаются без внимания.

Показания на Владислава Киселева дал его сослуживец, такой же механик-водитель Максим Фисенко. По его словам, следователи провели с ним несколько встреч, после чего парень заявил, что 14 июня Владислав Киселев обратился к нему с просьбой помочь спрятать труп Эльдера Сеферова и признался, что сбил сержанта.

Однако Фисенко все же не выдержал и рассказал ростовским журналистам, что сделал это под пытками.

— Сначала меня заставили пройти полиграф. Затем вызвали на допрос, где началось мощное давление. Меня заставляли подписать показания, подтвердить, что якобы я помогал Киселеву перетаскивать тело, что я тоже соучастник убийства.

Стали бить по лицу моим же телефоном, потом просто били. Я испугался и подписал то, что от меня требовали, — рассказал Фисенко изданию «Блокнот-Ростов».

— Меня привезли туда, сказали: «Иди, показывай, где труп лежал». Причем сами мне и указали на это место. Затем вернулись обратно, в следственный отдел, я там переночевал на лавочке. Утром снова поехали на полигон, где я на камеру уже подтвердил свои «показания», рассказал, как мы с Киселевым якобы перевозили тело, прятали его.

В октябре, отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции, посвященной осеннему призыву, заместитель военного прокурора Южного военного округа Андрей Долгих не стал комментировать ход расследования исчезновения Александра Долины и гибели сержанта Эльдера Сеферова.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/11/13/82720-delo-chasti

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий