Можно ст 159 ч 3 переквалифицировать на ст 159.4 ч. 2?

Правовые позиции коллегии по уголовным делам из Обзора ВС № 2 за 2019 г

Можно ст 159 ч 3 переквалифицировать на ст 159.4 ч. 2?

Как ранее писала «АГ», 17 июля Президиум Верховного Суда РФ утвердил второй Обзор судебной практики за 2019 г. В него вошли 53 правовые позиции, 9 из которых касаются уголовно-правовых и уголовно-процессуальных вопросов.

Сложности при квалификации мошенничества

ВС утвердил второй обзор судебной практики за 2019 г.Документ содержит более 50 правовых позиций, большая часть которых связана с гражданско-правовыми отношениями

В п.

41 обзора ВС, сославшись на нормы о действии уголовного закона во времени, указал, что совершенное до 12 июня 2015 г.

мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, подлежит квалификации по ст. 159.4 УК несмотря на то, что сейчас она утратила силу (Определение № 20-УД19-9).

Приговором было установлено, что директор общества с ограниченной ответственностью в период с октября 2012 г. по сентябрь 2013 г. совершил хищение чужого имущества путем обмана, сопряженное с преднамеренным неисполнением им, как руководителем юрлица, договорных обязательств. Суд квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 159 УК как мошенничество в особо крупном размере.

Однако ВС напомнил, что во время совершения преступления действовала специальная норма о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности – ст. 159.4 УК. Эта статья утратила силу 12 июня 2015 г., однако, поскольку она предусматривает более мягкое наказание, Верховный Суд переквалифицировал действия директора на ч. 3 ст. 159.4 УК.

В п. 42 обзора ВС вновь коснулся обратной силы закона, улучшающего положение лица. Он напомнил, что хищение денежных средств на сумму не более 2500 руб., совершенное путем мошенничества, при отсутствии квалифицирующих признаков признается административным правонарушением и не влечет уголовную ответственность по ст.

159 УК РФ (Определение № 31-УД19-4). В рассматриваемом деле деяние было совершено до вступления в силу закона, скорректировавшего КоАП в части увеличения максимальной суммы, хищение которой признается мелким и влечет административную ответственность (ст. 7.27 КоАП). Тем не менее указанный закон подлежал применению в силу ч. 1 ст.

10 УК, поскольку улучшал положение осужденного.

Назначение наказания

Пункт 43 обзора посвящен учету при рецидиве условного осуждения. Коллегия указала, что судимость за преступление, осуждение за которое признавалось условным, не учитывается при определении рецидива в том случае, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось в места лишения свободы (Определение № 67-АПУ19-1).

В п. 44 обзора ВС отметил, что, если подсудимый способствовал раскрытию преступления, это нельзя признать обстоятельством, смягчающим наказание, если он давал противоречивые показания в ходе предварительного следствия (Определение № 81-019-2).

В п. 45 обзора коллегия напомнила: если наряду со смягчающими обстоятельствами, указанными в ч. 1 ст. 62 УК, суд установит наличие других, то наказание должно назначаться с учетом всех выявленных смягчающих обстоятельств (Определение № 66-УД19-7).

Также Верховный Суд разъяснил (п. 46), что если при рассмотрении уголовного дела в апелляции истекает срок давности уголовного преследования, то осужденный подлежит освобождению от назначенного наказания (Определение № 56-АПУ19-1СП).

Уголовный процесс

Как указано в п. 47, в решениях судов апелляционной и кассационной инстанций должны излагаться доводы лица, подавшего жалобу, и мотивы принимаемого по жалобе судебного акта.

Коллегия по уголовным делам напомнила, что суд не имеет права произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые мотивы отказа, поскольку мотивировка решения должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, отраженных в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права. В ином случае, отмечается в документе, не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение уголовного дела (Определение № 18-УД19-18).

Верховный Суд обратил внимание на противоречивые вердикты присяжных заседателей. Так, в правовой позиции, включенной в п.

48 обзора, указано, что неясность вердикта была вызвана неправильной постановкой основного вопроса о доказанности совершения деяния. Суд разделил его на несколько самостоятельных вопросов, на которые присяжные дали противоречивые ответы.

Такой вердикт, подчеркнул ВС, является основанием для отмены как обвинительного, так и оправдательного приговора (Определение № 74-АПУ18-9СП).

В заключительном пункте данного раздела коллегия напомнила, что уголовное дело может быть возвращено прокурору только в том случае, если при составлении обвинительного заключения допущены нарушения, исключающие возможность принятия судом решения по существу на основании данного заключения (Определение № 5-УД19-56).

Мнения адвокатов

Комментируя последнюю позицию ВС, руководитель уголовно-правовой практики адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Михаил Чечеткин указал, что в п. 49 обзора рассматривается вопрос, вероятность столкнуться с которым на практике невелика. По мнению эксперта, основной вывод сформулирован крайне широко и повторяет прежние разъяснения высшей судебной инстанции.

Адвокат обратил внимание на дальнейшее содержание данного пункта: «ВС легализовал возможность утверждения обвинительного заключения нижестоящим прокурором, а не тем, кому уголовное дело было направлено для решения вопроса об утверждении обвинительного заключения».

Рассматриваемая позиция, полагает Михаил Чечеткин, фактически сводится к ограничению на возврат уголовных дел судами прокурору и ориентированию судов на то, что допущенные нарушения надо устранять им самим.

Относительно остальных пунктов обзора, посвященных уголовно-правовым вопросам, Михаил Чечеткин считает, что в целом они повторяют законодательство и прежние разъяснения ВС, поэтому не окажут существенного влияния на судебную практику.

Адвокат и старший партнер АБ «ЗКС» г. Москвы Алексей Касаткин полагает, что все позиции обзора, которые вошли в данный раздел, носят «абсолютно разумный, основанный на верном понимании норм действующего законодательства характер».

При этом он поддержал мнение коллеги о том, что они вряд ли кардинально повлияют на сложившуюся судебную практику. «Следственные органы и суды первой инстанции не всегда склонны соответствовать правовой позиции Верховного Суда.

Причина этому в большинстве случаев видится в наличии обвинительного уклона их деятельности», – пояснил эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/pravovye-pozitsii-kollegii-po-ugolovnym-delam-iz-obzora-vs-2-za-2019-g/

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Можно ст 159 ч 3 переквалифицировать на ст 159.4 ч. 2?

Адвокат по экономическим преступлениям

Преступления в экономической сфере – довольно объемное понятие. К таким деяниям относятся мошенничество, незаконное предпринимательство, легализация денежных средств, полученных незаконным путем, незаконная банковская деятельность и множество других составов.

Экономическими преступлениями признаются общественно опасные деяния, затрагивающие хозяйственные интересы физических и юридических лиц.

Поскольку рассматриваемые нарушения 
встречаются в сфере бизнеса, нередко к уголовной ответственности привлекаются предприниматели.

Одним из новых видов мошенничества, введенных законом № 207-ФЗ от 29.11.2012г. является мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ст.159.4 УК РФ), часть 1 которой гласит: «мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

Данная статья является более «мягкой» по сравнению со статьей 159 УК РФ (мошенничество) по ряду причин:

Во-первых, более мягкая санкция за совершение данного преступления. К примеру, сравним наказания в виде лишения свободы за деяние, предусмотренное ч. 4 ст.159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение) и ч. 3 ст.159.

4 УК РФ (мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в особо крупном размере). Если за часть 4.ст.159 УК РФ предусматривает срок лишения свободы – до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей, то у ч.3 ст.159.

4 УК РФ – до пяти лет.

Следствие редко идёт на встречу и переквалифицирует состав преступления со ст.159 УК РФ на ст.159.4 УК РФ. То, что деяние подпадает под ст.159.4 УК РФ, скорее всего, придется доказывать в суде. Для защиты в суде и на предварительном следствии Вам будет необходим адвокат по уголовным делам либо адвокат по экономическим преступлениям.

Во-вторых, это размер ущерба, причинение которого влечет более тяжкое наказание. Так, согласно примечанию к ст.

158 УК РФ крупным размером в статьях главы 21 «Преступления против собственности», признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей.

Данное положение распространяется и на ст.159 УК РФ, но не распространяется на ст.159.4 УК РФ.

При этом под крупным размером в ст.159.4 УК РФ признается стоимость имущества, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, а особо крупным – шесть миллионов рублей (примечание к статье 159.1 УК РФ).

Из сказанного выше можно сделать вывод, что если вы предприниматель и Вас обвиняют в мошенничестве, то статья 159.4 УК более лучший вариант по сравнению со ст.159 УК РФ.

В такой ситуации советуем Вам поможет адвокат по уголовным делам, адвокат по экономическим преступлениям.

Кратко охарактеризуем данную статью.

Данная норма УК предусматривает ответственность (как уже говорилось выше) за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Первый вопрос, который возникает – что означает «преднамеренное неисполнением договорных обязательств»? Ответ на этот вопрос вытекает из мошенничества, данного в ст.159 УК РФ и разъясненного в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Под мошенничеством понимается хищение путем обмана или злоупотребления доверием.

Применительно к нашему вопросу поясним: если лицо заключило договор, не собираясь его исполнять, а с целью обмануть контрагента или клиента, то это как раз преднамеренное неисполнением договорных обязательств.

Если вдруг ваш клиент или контрагент обратился в соответствующие правоохранительные органы, Вам незамедлительно нужен адвокат по уголовным делам, адвокат по экономическим преступлениям.

Второй вопрос – что понимать под сферой предпринимательской деятельности?

Обратимся к обзору судебной практики Верховного Суда, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 4 декабря 2013 года: «…виновным в мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности признаётся, в частности, лицо, являющееся индивидуальным предпринимателем, в случае совершения преступления в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением, принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности…»

Что же касается определения сферы предпринимательской деятельности, Верховный суд заявил, что при определении сферы предпринимательской деятельности судам необходимо учитывать, что преступления, предусмотренные ст. 159.

4 УК РФ следует считать совершёнными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

При определении деятельности как предпринимательской, суды должны руководствоваться п.1ст.2 ГК РФ.

При этом Верховный суд особо подчеркнул, что «…основанием для квалификации содеянного по ст. 159.4 УК РФ является не только совершение мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, но и его сопряжённость с преднамеренным неисполнением договорных обязательств.

Понятие и условия договора, обязательств, возникших из договора, регламентируются положениями гражданского законодательства (гл. 9, разд. III, IV ГК РФ)» Для квалификации содеянного по ст. 159.

4 УК РФ не имеет значения, кто является другой стороной договора (коммерческая организация, предприниматель или физическое лицо).

Хотелось бы отметить, что если предприниматель выступает стороной договора (оферты, акцепта) в качестве руководителя, представителя по доверенности несуществующего предприятия (фирмы однодневки), то такое деяние будет квалифицироваться как обычное мошенничество по статье 159 УК РФ.

Благодарим Вас за посещение сайта нашей адвокатской конторы!

Источник: http://www.advokat-vp.ru/moshennichestvo-v-sfere-predprinimateljskoi-deyateljnosti.htm

От гуманизации — к декриминализации

Можно ст 159 ч 3 переквалифицировать на ст 159.4 ч. 2?

Прекратить “кошмарить” бизнес, защитить предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, амнистировать, декриминализовать. Эти задачи стоят давно, но решаются они противоречиво. Партнер юридической фирмы “Инфралекс” Артем Кукин и аналитик Ольга Плешанова уверены, что помочь может только системная реформа уголовного законодательства.

Подготовить до 1 декабря предложения по декриминализации отдельных деяний, совершенных предпринимателями, поручил недавно президент РФ Владимир Путин. Эти деяния могут быть переведены в категорию административных правонарушений. Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко отметила, что гуманизация уголовного законодательства не должна сказываться на безопасности граждан.

Число осужденных за экономические преступления в 2017 году, по подсчетам СМИ, выросло по сравнению с 2016 годом на 18,9% и составило 6364 человека. Это наибольший рост среди всех категорий преступлений.

Статистика по уголовным делам недавно опубликована Судебным департаментом при Верховном суде РФ (ВС), но точный подсчет затруднен: к преступлениям, связанным с предпринимательством, формально не относятся дела об “обычном” мошенничестве (части 1-4 ст. 159 УК РФ), по которым осуждены около 12 тыс. человек.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов, однако, считает, что дела о мошенничестве — это основная часть уголовных дел в сфере бизнеса (около 82%).

Уголовное преследование, нередко необоснованное, использовалось при рейдерских захватах, а подчас приводило к краху бизнеса. Самым громким стало банкротство “Арбат Престижа” — крупнейшего в России парфюмерно-косметического холдинга. Причиной стало уголовное дело по ч. 2 ст. 199 УК РФ об уклонении от уплаты налогов.

В январе 2008 года состоялся арест владельца холдинга Владимира Некрасова и его партнера Семена Могилевича, а также были арестованы счета фирм. Дело расследовалось около трех лет, дважды возвращалось судом в прокуратуру для исправления ошибок. В СИЗО бизнесмены провели около полутора лет.

18 апреля 2011 года уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления: арбитражный суд признал налоговые претензии к компании незаконными.

В итоге потребовался специальный режим уголовного преследования предпринимателей. Вначале была либерализация. Закон от 7 декабря 2011 года разрешил суду менять категорию преступления на менее тяжкую (ч. 6 ст. 15 УК) с более мягким наказанием.

Но суды этим почти не пользуются, а проект разъяснений ВС подготовил только сейчас. Тот же закон позволил освобождать от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК).

Для этого требовалось полностью возместить ущерб бюджету по нетяжким налоговым преступлениям, а по ряду других преступлений — возместить ущерб частным лицам и перечислить его пятикратную сумму в доход государства.

Примечательно, что другой закон, принятый в тот же день 7 декабря 2011 года, криминализировал создание фирм-однодневок (ст. 173.1 и 173.2 УК) с лишением свободы до трех-пяти лет.

В 2012 году по инициативе “Открытого правительства” и ВС были дифференцированы виды мошенничества со смягчением наказания за “предпринимательские” виды. В ноябре 2012 года в Уголовный кодекс были внесены ст. 159.1-159.6 о мошенничестве в сфере кредитования, страхования, при осуществлении инвестиционной деятельности.

2 июля 2013 года Госдума приняла постановление об амнистии осужденных за экономические преступления. Амнистия распространялась на лиц, впервые осужденных за нетяжкие преступления и возместивших убытки потерпевшему. На мошенничество по ст. 159 амнистия не распространялась, охватывая только предпринимательские виды по новым ст. 159.1 и 159.4 УК.

Возникла проблема переквалификации преступлений предпринимателей, осужденных по ст. 159 УК. В обзоре от 4 декабря 2013 года по применению амнистии ВС привел данные: за девять месяцев 2013 года по ст. 159.1 было переквалифицировано 539 деяний, по ст. 159.4 — 601.

Борис Титов просил продлить срок амнистии, полагая, что шести месяцев, отведенных Госдумой, для пересмотра приговоров недостаточно.

Всего же, по данным бизнес-омбудсмена на февраль 2014 года, амнистированы были 2324 человека, из них 2125 — после переквалификации, пик которой пришелся на январь 2014 года.

Другой проблемой стало возмещение убытков потерпевшим. В обзоре ВС говорится о 74 отказах в амнистии из-за неисполнения этой обязанности. Но даже возмещение ущерба амнистию не гарантировало: Юрий Шефлер из списка Forbes добился ее лишь в апреле нынешнего года после 16 лет уголовного преследования.

В конечном итоге Юрию Шефлеру инкриминировалась ст. 180 УК за незаконное использование товарных знаков на водку, права на которые признаны за “Союзплодоимпортом”. Несмотря на возмещение правообладателю ущерба в 200 млн рублей, господин Шефлер добивался амнистии через все возможные российские инстанции.

Вскоре после амнистии, 11 декабря 2014 года, Конституционный суд РФ (КС) признал ст. 159.4 УК неконституционной, посчитав недопустимым более мягкое наказание за мошенничество лишь потому, что преступление совершил предприниматель.

Статья утратила силу, однако была применена в 2017 году в деле владельца Mirax Group Сергея Полонского, осужденного за продажу в 2008 году московских квартир на этапе строительства с преднамеренным неисполнением договорных обязательств. Общий ущерб составил около 2,5 млрд рублей.

Суд приговорил бизнесмена к пяти годам лишения свободы, освободив от наказания в связи с истечением сроков давности. Прокуратура настаивала на применении ч. 4 ст. 159 УК о мошенничестве в особо крупном размере и ужесточении наказания, однако Мосгорсуд оставил приговор в силе, поддержав применение исключенной ст. 159.

4 УК, которой в 2008 году не существовало: она улучшала положение осужденного “по сравнению с уголовным законом, действующим на момент совершения преступления”.

Специальные нормы о мошенничестве в сфере предпринимательства вернул в УК закон от 3 июля 2016 года. В ст. 159 УК появились части 5-7, касающиеся преднамеренного неисполнения договорных обязательств.

Наказание может достигать 10 лет лишения свободы, как и в случае “обычного” мошенничества. Благоприятным для предпринимателей стали только повышенные пороговые значения причиненного ущерба: если для мошенничества в особо крупном размере по ч. 4 ст.

 159 УК достаточно ущерба в 1 млн рублей, то по ч. 7 ст. 159 УК необходимо 12 млн рублей.

Либерализация коснулась и уголовного процесса. С 2012 года оперативникам и следователям запрещено полностью изымать информацию, содержащуюся на электронных носителях. Постановление пленума ВС от 19 декабря 2013 года о мерах пресечения ограничило заключение предпринимателей под стражу.

Борис Титов признает, что сейчас предпринимателей чаще стали помещать под домашний арест и реже — в СИЗО.

Закон от 3 июля 2016 года разрешил арестованным бизнесменам общаться с нотариусом и выдавать ему доверенность на представление интересов в коммерческой сфере (кроме операций с арестованными активами).

Поправки от 3 июля 2016 года расширили основания для освобождения от наказания за экономические преступления (ст. 76.1 УК): число составов, по которым возможно освобождение, увеличилось, а пятикратные суммы ущерба, которые необходимо перечислить в бюджет, снизили до двукратных. Появилась также новая ст. 76.

2 УК “Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа”, предназначенная для лиц, впервые совершивших нетяжкие преступления (включая экономические) и возместивших ущерб.

Штраф (до половины максимальной суммы, предусмотренной УК для соответствующего вида преступления) не считается уголовным наказанием: не будет ни приговора, ни судимости.

Сейчас ВС предлагает сделать преступления небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишение свободы, уголовным проступком.

Лицо, совершившее его впервые, может быть освобождено от уголовного наказания, причем без возмещения ущерба потерпевшему — ущерб может быть взыскан в порядке гражданского судопроизводства, что явно затрудняет защиту прав потерпевших. В Госдуму законопроект пока не внесен.

Гуманизация уголовного законодательства в экономической сфере оказалась крайне противоречивой. Нет системного подхода к основным вопросам: о балансе прав правонарушителей и потерпевших, об определении общественной опасности тех или иных деяний, о соразмерности наказания. С ними КС уже столкнулся в 2014 году при проверке ст. 159.4 УК.

Судья КС Константин Арановский в особом мнении по делу прямо посоветовал “заново обдумать и обсудить уголовный закон в законодательной процедуре”. О том, что уголовное законодательство требует новой концепции, неоднократно говорил и председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Декриминализация экономических преступлений без этого точно не получится.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3628033

Мошенничество в сфере кредитования (159.1), при получении выплат (159.2), с использованием платежных карт (159.3), в сфере предпринимательской деятельности (159.4), в сфере страхования (159.5), в сфере компьютерной информации (159.6). Переквалификация по новой редакции ст. 159 «Мошенничество» УК РФ

Можно ст 159 ч 3 переквалифицировать на ст 159.4 ч. 2?

Президент Владимир Путин подписал Федеральный закон от 29.11.2012 № 207-ФЗ, запрещающий возбуждать уголовные дела о мошенничестве без заявления потерпевшего.

В Уголовный кодекс введены новые статьи о мошенничестве в сфере кредитования (159.1), при получении выплат (159.2), с использованием платежных карт (159.3), в сфере предпринимательской деятельности (159.

4), в сфере страхования (159.5), в сфере компьютерной информации (159.6).

Рассмотрим судебную практику по переквалификации статьи 159 «Мошенничество» УК РФ, в связи с принятием Федерального закона от 29.11.2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Закон вступил в силу с 10.12.2012 года

Переквалификация с 159 УК РФ на 159.1 УК РФ в новой редакции Приговором Таганского районного суда г. Москвы от 4 декабря 2012 года М.

признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, а также в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества, путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору. М., ранее не судимый, осужден по ч. 3 ст.

159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев, без штрафа, без ограничения свободы; по ч. 2 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год, без штрафа, без ограничения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено М.

наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года и 6 месяцев, без штрафа и ограничения свободы.
Государственный обвинитель подал кассационное представление. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в кассационном определение от 28 января 2013 г. по делу N 22-828 указала. При назначении наказания М. по ч. 2 ст. 159.1 УК РФ, ч. 2 ст. 159.

1 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, судебная коллегия в соответствии со ст. 60 УК РФ учитывает данные о личности осужденного, ранее не судимого, на учете в ПНД не состоящего, и состоящего на учете в НД с 2007 год, не работающего, наличия смягчающего наказание обстоятельства — признание М.

своей вины, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, и приходит к выводу о том, что с учетом характера и степени общественной опасности, совершенных двух умышленных преступлений средней тяжести, конкретных обстоятельств дела, исправление М.

возможно без его изоляции от общества и о необходимости назначения ему наказания в виде лишения свободы по каждому эпизоду преступной деятельности, с применением ст. 73 УК РФ, с возложением определенных обязанностей, а также о нецелесообразности назначения осужденному дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Кроме этого, учитывая фактические обстоятельства и степень общественной опасности содеянного М., судебная коллегия не усматривает оснований для изменения категории совершенных им преступлений на менее тяжкую, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Принимая во внимание, конкретные обстоятельства совершения преступлений, а также то обстоятельство, что осужденный М. совершил умышленные преступления, относящиеся к категории средней тяжести, судебная коллегия приходит к выводу, что при назначении ему наказания по совокупности преступлений, на основании ч.

2 ст. 69 УК РФ, надлежит применить принцип поглощения менее строгого наказания более строгим. Осужденный в судебном заседании свою вину признал полностью и приговор не обжаловал Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда определила изменить приговор Таганского районного суда г.

Москвы от 4 декабря 2012 года в отношении М.: на основании ст. 10 УК РФ действия М., квалифицированные по ч. 2 ст. 159 УК РФ, переквалифицировать на ч. 2 ст. 159.

1 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 9 (девять) месяцев, без ограничения свободы; на основании ст. 10 УК РФ действия М., квалифицированные по ч. 3 ст. 159 УК РФ, переквалифицировать на ч. 2 ст. 159.

1 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года, без ограничения свободы.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить М. наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года, без ограничения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное М.

наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком в течение 3 (трех) лет, возложив на М.

в период испытательного срока обязанность не покидать постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного, и одни раз в месяц является для регистрации в государственный орган, осуществляющий контроль за поведением осужденного.

Переквалификация с 159 УК РФ на 159.4 УК РФ в новой редакции Л. и Г. осуждены за мошенничество, совершенное дважды, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, а Л., кроме этого, с использованием своего служебного положения. Г., родившийся, ранее не судимый, осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст.

159 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ N 26 от 7 марта 2011 года), к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы за каждое преступление.
На основании ч. 3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 3 года лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Л., родившийся, ранее не судимый, осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст.

159 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ N 26 от 7 марта 2011 года), к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы за каждое преступление. На основании ч. 3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Постановлено взыскать солидарно с Л. и Г. в пользу А. 2331471 рубль 40 копеек и в пользу П. 1446000 рублей.

Срок отбывания наказания постановлено исчислять с 29 марта 2012 года. Адвокатами была подана надзорная жалоба. Президиум Московского областного суда в постановление от 12 декабря 2012 № 505 по делу 44у-301/12 указал, что положениями ч. 1 ст. 10 УК РФ предусмотрено, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу.

В соответствии с изменениями, внесенными в уголовный закон Федеральным законом РФ от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации», действия Л. и Г. должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 159.

4 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, поскольку причиненный потерпевшим ущерб не превышает 6 млн рублей и в соответствии с Примечанием к ст. 159.

1 УК РФ образует крупный размер.

Согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 159.4 УК РФ, относится к преступлениям небольшой тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы. Ввиду того, что Л. и Г. совершили преступление небольшой тяжести впервые, при отсутствии у обоих отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.

63 УК РФ, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 56 УК РФ им не может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Президиум Московского областного суда постановил: Приговор Истринского городского суда Московской области от 29 марта 2012 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 21 августа 2012 года в отношении Г.

и Л. изменить. Переквалифицировать действия Г. и Л. по каждому из двух преступлений с ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года) на ч. 2 ст. 1594 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ N 207-ФЗ от 29 ноября 2012 года). Назначить Г. наказание по ч. 2 ст. 1594 УК РФ за преступление в отношении потерпевшей А.

в виде штрафа в размере 800 000 рублей; по ч. 2 ст. 1594 УК Ф за преступление в отношении потерпевшей П. в виде штрафа в размере 600 000 рублей. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить Г. наказание в виде штрафа в размере 800 000 рублей. Назначить Л. наказание по ч. 2 ст.

1594 УК РФ за преступление в отношении потерпевшей А. в виде штрафа в размере 700 000 рублей; по ч. 2 ст. 1594 УК РФ за преступление в отношении потерпевшей П. в виде штрафа в размере 500000 рублей. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить Л.

наказание в виде штрафа в размере 700 000 рублей. Г. и Л. из-под стражи освободить.

P.S. Федеральным законом от 29.11.2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» вводятся 6 новых статей Уголовного кодекса (159.1,159.2,159.3,159.4,159.5,159.6), предусматривающие уголовную ответственность за Статья 159.1.

Мошенничество в сфере кредитования Статья 159.2. Мошенничество при получении выплат Статья 159.3. Мошенничество с использованием платежных карт Статья 159.4. Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности Статья 159.5. Мошенничество в сфере страхования Статья 159.6. Мошенничество в сфере компьютерной информации.

Согласно новым статьям Уголовного кодекса РФ крупный размер в статьях, предусматривающих ответственность за мошенничество в сферах кредитования, использования платежных карт, предпринимательской деятельности, страхования и компьютерной информации повышается с 250 тысяч рублей до 1 млн 500 тысяч рублей, а особо крупный — с 1 млн рублей до 6 млн рублей.

Источник: http://kiruchenko.ru/arx/mochennik.php

Переквалификация 23 эпизодов ст. 159 части 3 УК РФ на 23 эпизода по ч. 1 ст. 159.4 УК РФ, применения акта об амнистии и освобождение от наказания

Можно ст 159 ч 3 переквалифицировать на ст 159.4 ч. 2?

Примерно в декабре 2015 года мне как дежурному адвокату поступил вызов в порядке ст. 51 УПК РФ. Прибыв в СЧ окружного УВД г. Москвы к следователю, выяснилось следующее: По версии следователя моя клиентка- П.., будучи ГД туристической фирмы ООО « К….

», под предлогом осуществления предпринимательской деятельности совершала мошеннические действия, а именно: получив денежные средства от туристов, не приходовала их в кассе ООО и расходовала их не по целевому назначению, в результате чего туристы не улетали на заранее оплаченный отдых.

Также следователь любезно предоставила мне постановление о возбуждении уголовного дела, возбужденное в отношении П.., и других неустановленных лиц в августе 2015 года по признакам состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, и сообщила мне, что на сегодняшний момент в уголовном деле фигурирует 19 потерпевших, на сумму более 1.000.

000 рублей, дело резонансное, на контроле у «самого генерала» — начальника УВД округа к которому пришли отчаявшиеся потерпевшие, которых более года «отфутболивали отказными» из районного ОВД.

Также пояснила, что следствием уже установлено, что с некоторыми туроператорами ООО «К…» вообще не заключало агентских договоров и соответственно в принципе не могло перечислить деньги по обманутым туристам соответствующим туроператорам.

Несмотря на адекватное общение со следователем, было заметно что она на взводе, так как проговорилась, что скорее всего после допроса П.., в качестве подозреваемой, она выпишет «91», и будет выходить с ходатайством в суд об избрании П..

, меры пресечения в виде заключения под стражу… К слову сказать, «масла в огонь» в плане «91» подливали и оперативники, находившиеся в кабинете следователя.

Далее у меня состоялся достаточно подробный разговор с моей клиенткой П..

, в ходе которого была выработана тактика защиты, суть которой сводилась к следующим действиям:

  1. Отрицать очевидное, а именно преднамеренное неисполнение договорных обязательств- это не только глупо но и опасно в сложившейся ситуации.
  2. В свете сложившейся ситуации крайне важно остаться « на свободе», и не испытывать судьбу по мере пресечения в районном суде, учитывая тяжесть подозрения и регистрацию в ином регионе субъекта РФ. 
  3. По ходе окончания следствия, в порядке ст. 217 УПК РФ, ознакомимся со всеми материалами уголовного дела, и после утверждения обвинительного заключения, примем решение о дальнейшей позиции в районном суде, в том числе и о возможной переквалификации.

К слову сказать, моя подзащитная П.., несмотря на нервозность, естественную в такой ситуации, проявила благоразумие, после чего мы отправились с ней на допрос.

Подозрение нам предъявили по ч.4 ст.

159 УК РФ, после чего в ходе допроса подозреваемой, мы факт неисполнения обязательств признали полностью, но мотивировали это тяжелой экономической ситуацией, возросшей арендой, уменьшением клиентов, неправильной техникой ведения бизнеса, и самоуверенностью органов управления ООО «К…».

После окончания допроса, я подал следователю расширенное ходатайство об избрании меры пресечения в виде подписки о не выезде и надлежащем поведении на период следствия, после чего следователь с протоколом допроса и вторым экземпляром моего ходатайства (на первом она любезно расписалась и возвратила мне), удалилась к начальнику СЧ округа, решать вопрос — быть или не быть «91».

Мы же остались в окружении «оперов» обсуждавших неизбежный обыск у моей клиентки по месту фактического проживания.  Спустя примерно полчаса, следователь вернулась и любезным голосом сообщила следующее:

  1. Мое ходатайство «Высшими руководством округа» удовлетворено, и «91» не будет.
  2. Сию минуту мы отправляемся на обыск, после чего выписала постановление о проведении обыска по месту фактического проживания моей подзащитной.

И тут меня ожидал неприятный сюрприз со стороны клиентки, так как ознакомившись с постановлением она заявила, что наш дом оказывается с корпусом 1 по ул. Ф… города Москвы.

«Опера» тут же зашумели и начали требовать «91» от следователя и настаивать на предоставлении им данных арендодателя (собственника), и возможном договоре найма квартиры, чего у нас разумеется не было.

Но… видимо звезды в этот день светили правильно…

Следователь удовлетворилась нашим невнятным объяснением…что мы оказывается вот вот решили переезжать… Обыск ничего существенно не дал, были изъяты компьютеры и различная документация, как имевшая отношение к деятельности ООО «К…», так и не имевшая.

Напившись чаю с лимоном, при составлении протокола обыска «опера» убыли, а я поздравил клиентку с «мягким» исходом сегодняшней ночи.

Примерно дня через три нам предъявили обвинение по 19 эпизодам ч.3 ст. 159 УК РФ и соответственно допросили.

Рано или поздно все заканчивается. Закончилось и следствие.

Было еще несколько дополнительных допросов и прочие следственные действия, обвинение в окончательной редакции по 23 эпизодам части 3 ст. 159 УК РФ, после чего в процессе ст. 217 УПК РФ, ознакомившись с 16 томами уголовного дела, мной было подано ходатайство о переквалификации деяний моей подзащитной, которое как и следовало ожидать осталось вообще без ответа.

В судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по существу, прокурор услышав про переквалификацию деяний моей подзащитной с части 3 ст. 159 УК РФ (двадцать три эпизода) на часть 1 ст. 159.4 УК РФ (двадцать три эпизода) немедленно заявил, что возражает против особого порядка, так как оказывается моя подзащитная вину не признает.

Мои доводы о том, что ПВС РФ  своем постановлении от 05.12.

2006 года № 60 разъяснил в пункте 12, что «Глава 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения, в частности, содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено (например, в связи с истечением сроков давности, изменением уголовного закона, примирением с потерпевшим, амнистией, отказом государственного обвинителя от обвинения) и т.д., если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются» остались без внимания, при этом федеральный судья, уточнил у потерпевших, не возражают ли они против рассмотрения дела в особом порядке.

Несмотря на то что ущерб к моменту первого судебного заседания был возмещен большинству, часть потерпевших возражали против особого порядка.

Суд длился примерно месяц, после чего в прениях сторон прокурор с учетом полного погашения ущерба просил суд назначить семь лет лишения свободы, но условно, а я в прениях сторон просил суд о переквалификации деяний моей подзащитной и применении к ней акта об амнистии.

Выслушав стороны, суд взял двухнедельный перерыв, после чего моя подзащитная выступила с последней речью, и суд на следующий день огласил приговор, согласно которому:

  1. 23 эпизода были переквалифицированы со ст. 159 части 3 УК РФ на часть1 ст. 159.4 УК РФ. 
  2. По 4 эпизодам уголовное преследование было прекращено в связи с истечением срока давности. 
  3. По 19 преступлениям назначено наказание в виде ограничения свободы на три года. 
  4. К П.., был применен акт амнистии и она была освобождена от наказания.

Приговор никто из участников процесса не обжаловал, после чего он вступил в законную силу. Вот так благополучно, на мой взгляд и  закончилась эта история. Конечно, отдельное спасибо заслужил федеральный судья Яковлев И.

А, который разобрался в деле, применил правильно закон, не допустил беспредела, и удовлетворил полностью ходатайство стороны защиты о переквалификации и применения акта амнистии.

Прилагаю к своему повествованию приговор (на днях заеду и обязательно заверю), и выступление стороны защиты в прениях сторон (зарегистрированное в канцелярии Головинского суда города Москвы.

Источник: https://pravorub.ru/cases/73672.html

Переквалификация с ч. 3 ст. 159 УК РФ, на утратившую силу ч. 1 ст. 159.4 УК РФ и прекращение уголовного дела

Можно ст 159 ч 3 переквалифицировать на ст 159.4 ч. 2?
Мошенничество- одно из самых распространенных преступлений, в 2011 году по этой статье осудили более 25 500 человек, но действующая редакция статьи не учитывает особенности современных экономических отношений и введение новых составов позволит более четко отделить уголовно наказуемые деяния от гражданско-правовых отношений” заявлял судья Верховного суда РФ Николай Тимошин, представляя законопроект о внесении изменений в статью 159 Уголовного кодекс РФ. Федеральным законом от 29 ноября 2012 года № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» глава 21 «Преступления против собственности» Уголовного кодекса РФ была дополнена нормами, дифференцирующими уголовную ответственность за мошенничество (статьи 159.1–159.6). Самой значимой для современного российского бизнеса стала статья 159.4 Уголовного кодекс РФ. 

ст. 159.4 УК РФ (мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности) является специальной нормой по отношению к основному составу мошенничества в ст. 159 УК РФ.

Более того, санкция ст. 159.4 УК РФ была значительно ниже чем в статье 159 УК РФ, а стоимость ущерба значительно выше.

Однако, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П, положения ст. 159.

4 УК РФ были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения устанавливают за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если оно совершено в особо крупном размере, несоразмерное его общественной опасности наказание в виде лишения свободы на срок, позволяющий в системе действующих уголовно-правовых норм отнести данное преступление к категории преступлений средней тяжести, в то время как за совершенное также в особо крупном размере такое же деяние, ответственность за которое без определения его специфики по субъекту и способу совершения применительно к тем или иным конкретным сферам предпринимательской деятельности предусмотрена общей нормой ст. 159 УК РФ, устанавливается наказание в виде лишения свободы на срок, относящий его к категории тяжких преступлений, притом что особо крупным размером похищенного применительно к наступлению уголовной ответственности по статье 159 УК РФ признается существенно меньший, нежели по его статье 159.4.

В связи с вышеуказанным Постановлением Конституционного суда РФ с 12 июня 2015 года ст. 159.4 УК РФ утратила силу.

Можно долго спорить и дискутировать, в отношении того, полностью ли утратила силу ст. 159.4 УК РФ или только часть 3 этой статьи, но данная публикация не об этом. 

Итак, мой подзащитный обвинялся в совершении преступления предусмотренного частью 3 ст.

159 УК РФ, а именно в том, что в период с февраля 2012 года по 29 октября 2013 года, точные время и дата не установлены, он, занимая должность директора ООО «О», действуя из корыстных побуждений согласно заранее разработанному плану, заключил договор субподряда № 21 от 21 февраля 2012 года с ОАО «Т», в соответствии с которым ООО «О» обязалось установить на объекте строительства «Комплекс учебных зданий и сооружений УНИВЕРСИТЕТ в г.Ульяновск» прецизионные кондиционеры марки «GREE», получил предоплату по данному договору в полном объеме, и путем обмана, используя свое служебное положение, похитил принадлежащие ГОУВПО «УНИВЕРСИТЕТ» денежные средства в сумме 213 274 рубля, составляющей разницу в стоимости предусмотренных договором кондиционеров марки «GREE», и фактически поставленных вопреки условиям договора кондиционеров марки «HIRef» (между ОАО «Т» и УНИВЕРСИТЕТОМ был заключен государственный контракт на строительство учебного корпуса).

Казалось бы, если исходить из доводов следствия, то усматривается мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

Но к моменту предъявления обвинения и рассмотрения дела по существу ст. 159.4 УК РФ утратила силу.

Однако, Верховным судом РФ разъяснено следующее: «В связи с тем, что ст. 159.4 УК РФ с 12 июня 2015 года утратила силу, уголовная ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с указанной даты предусматривается ст. 159 УК РФ.

Что касается деяний, подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159.

4 УК РФ, совершенных до 12 июня 2015 года, то, поскольку эти деяния не декриминализированы и не могут быть квалифицированы по статье 159 УК РФ, устанавливающей за них более строгое наказание, такие деяния, в соответствии со ст. 9 УК РФ, следует квалифицировать по статье 159.4 УК РФ.

» «Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений статьи 159.4 в связи с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П и статьи 264.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 31.07.2015)

Санкция части 1 ст. 159.4 УК РФ предусматривает максимальное наказание- лишение свободы на срок до одного года.

В силу части 2 ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.

Согласно пункта «а», части 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести.

В соответствии с пунктом 3 части 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, возбужденное дело подлежит прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Источник: https://pravorub.ru/cases/68076.html

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий