Надо ли обращаться в суд, чтобы договор был признан недействительным?

Признание договора недействительным

Надо ли обращаться в суд, чтобы договор был признан недействительным?

Признание договора недействительным необходимо производить в судебном порядке, для чего нужно подготовить исковое заявление о признании договора недействительным.

При подготовке иска нужно знать, что бывают оспоримые сделки, а есть ничтожные сделки. Оспоримые сделки признаются таковыми судом, а ничтожные сделки считаются неимеющими юридической силы с момента их заключения.

Однако и ничтожность сделки часто необходимо подтвердить в судебном порядке.

Если Вам нужен адвокат, чтобы произвести в судебном порядке признание договора недействительным, то можете обратиться к нам. Звоните нам по телефонам: (846) 271-73-71, 279-20-15, 279-20-16

При этом исковое требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Но суд вправе применить такие последствия и по своей собственной инициативе. Но опять же суд может это сделать, если он рассматривает какой-либо спор, в ходе которого был исследован договор, содержащий признаки ничтожной сделки.

Согласно статье 167 ГК РФ признание договора недействительным означает то, что этот договор не влечёт юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью, и недействителен с момента его подписания. При недействительности договора каждая из сторон должна возвратить другой стороне всё полученное по договору, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в денежном выражении.

Основания для признания сделки (договора) недействительной могут быть разными, а именно: если договор противоречит закону или основам правопорядка и нравственности.

Также это может быть мнимость или притворность сделки, когда ею прикрывается другой договор, например, часто происходит признание договора дарения недействительным, если он имел возмездный характер, т.е.

содержал все признаки купли-продажи.

Если сторона по договору был несовершеннолетним или признан судом недееспособным, то такой договор тоже может быть признан судом недействительным. Также по такому основанию может быть признан недействительным договор, если человек был признан судом ограниченно недееспособным, а также был неспособным понимать значение своих действий.

Последнее является очень скользким основанием, поскольку всегда может оказаться, что продавец какой-нибудь квартиры, получив деньги с покупателя, потом обратится в суд с иском и потребует признание договора купли-продажи недействительным. Тогда всё будет зависеть от заключения судебно-психиатрической экспертной комиссии.

Но поскольку психиатрия не является точно наукой и сами же психиатры говорят, что психическое расстройство или слабоумие можно имитировать, а ещё нужно учесть коррупционную составляющую и продажность многих врачей, которые готовы за деньги написать любую справку, то результаты такого судебного спора становятся непредсказуемыми.

Также может произойти признание договора недействительным, если договор был заключен в результате заблуждения, т.е. когда он не понимал правовую природу такой сделки. Правда, доказать это в суде сложно, если договор был заключен правильно, где отмечены все разъяснения сторонам того, что они заключают и указано, что определённые статьи Гражданского кодекса РФ известны и понятны.

Если договор был заключен в результате обмана, насилия, угрозы или даже стечения тяжёлых обстоятельств для какой-либо стороны, то такой договор тоже может быть признан недействительным.

Но для исключения такого основания как тяжёлые обстоятельства необходимо вписывать такое условие в договор, указав, что договор заключен не вследствие тяжёлых обстоятельств для сторон.

Что касается угроз, насилия или обмана, то такие основания чаще возникают в рамках уголовных дел.

Бывает когда необходимо признание договора недействительным в части, а не полностью. Это тоже допускается законом. Недействительность части договора не влечёт недействительности прочих его частей, если можно предположить, что договор был бы всё равно заключен и без включения недействительной его части.

Для юридических лиц (различных организаций) есть своё основание для признания сделки недействительной, если договор был заключен, но при этом это юр.лицо вышло за рамки своей правоспособности, т.е.

действовало без лицензии или при этом были нарушены ограничения, установленные в его уставе или иных учредительных документах. Также бывает сделка признанной недействительной, если истекли полномочия руководителя, подписавшего такой договор.

Вот кратко такие общие условия признания договора недействительным.

Граждан чаще всего интересует следующее:1) признание договора купли-продажи недействительным (чаще по основанию заблуждения, слабоумия и др.

);2) признание договора дарения недействительным (чаще в результате притворности сделки или слабоумия);3) признание кредитного договора недействительным (основания могут быть разными);4) признание недействительным договора аренды (чаще это нужно для юридических лиц);5) признание брачного договора недействительным (это часто бывает, когда супруги делят имущество);6) признание договора приватизации недействительным (это уже старая категория дел, когда такие требования заявляют те, кто был лишён права на участие в приватизации);7) признание договора страхования недействительным (страховые компании обращаются с такими исками, если были какие-либо афёры со стороны страховых агентов, что часто бывает);8) признание договора поручительства недействительным (причины и основания могут быть разными);9) признание договора займа недействительным (тоже разные основания);10) признание договора залога недействительным (разные основания);11) признание договора найма недействительным (если договор был кабальным и другие причины);12) признание договора социального найма недействительным (с таким иском чаще обращается прокуратура в интересах города, а также жилищные органы, например, если человек не приобрёл права проживания, к примеру, не вселился);13) признание договора мены недействительным (такие же основания как по договору купли-продажи);14) признание договора ипотеки недействительным (разные основания, но чаще в силу слабоумия, недееспособности, но категория исков сложная);15) признание недействительным договора уступки или признание договора цессии недействительным (могут быть разные основания, но чаще это споры между юридическими лицами);16) признание договора подряда недействительным (споры между организациями в арбитражных судах);

17) признание договора ренты недействительным (лучше по таким делам расторгать договор ренты с пожизненным содержанием по причине нарушения существенных условий договора, но ситуации могут быть разные).

Источник: https://pravo163.ru/priznanie-dogovora-nedejstvitelnym/

Суд признал недействительным брачный договор Алексея Ананьева :: Финансы :: РБК

Надо ли обращаться в суд, чтобы договор был признан недействительным?

За два месяца до санации бывший совладелец Промсвязьбанка Алексей Ананьев по брачному договору передал своей супруге часть своего имущества, включая почти 5,3 тыс. картин в стиле соцреализма. Суд счел этот договор недействительным

Алексей Ананьев ( Сергей Савостьянов / ТАСС)

Мещанский районный суд Москвы признал недействительным брачный договор, заключенный между бывшим совладельцем Промсвязьбанка (ПСБ) Алексеем Ананьевым и его супругой Дарьей Ананьевой. Такое решение он вынес 25 октября, сообщил РБК представитель банка. «Нас такое решение не устраивает, мы будем его обжаловать», — заявил РБК адвокат Алексея Ананьева Дмитрий Тугуши.

Что произошло с картинами и квартирами Ананьева

За два месяца до начала процедуры санации ПСБ, которая началась в декабре 2017-го, Дарья Ананьева получила часть имущества супруга-банкира, уточнил представитель ПСБ.

Банк сейчас принадлежит государству, а против бывших владельцев ПСБ — Алексея и его брата Дмитрия Ананьевых, а также бывших топ-менеджеров финансовой организации идут судебные процессы о взысканиях с них 282 млрд руб.

В начале сентября, почти через два года после санации ПСБ, Басманный суд Москвы заочно арестовал Алексея и Дмитрия Ананьевых. Их обвиняют в растрате (ст. 160 УК, до десяти лет лишения свободы) и отмывании денег (ст. 174.1 УК, до семи лет).

В брачный договор, по словам представителя ПСБ, вошли «крупнейшая в мире коллекция картин соцреализма» (5299 произведений), акции иностранных компаний (50% в «Группе Техносерв» и 50% в уставном капитале нидерландской Technoserv B.V.

), недвижимое имущество (три квартиры в доме 137 на Ленинском проспекте, квартира на Большой Спасской улице). Дарье Ананьевой также достались 1 тыс. акций кипрской Bloumer и 11 тыс. акций кипрской Skibren.

По условиям договора Ананьевой перешла и недвижимость банкира в Австрии и Португалии.

В суде юристы ПСБ настаивали на том, что брачный договор, заключенный между супругами Ананьевыми после 29 лет совместной жизни и за два месяца до введения в банк временной администрации ЦБ, «не преследовал никакой иной правомерной цели, кроме как сокрытие имущества от кредиторов Алексея Ананьева», уточнил представитель банка. ПСБ будет добиваться возврата этого имущества, в том числе в рамках иска на 282 млрд руб., добавил он.

Но, по версии защиты, у ПСБ «в принципе отсутствует право подачи такого иска [о признании недействительным брачного договора]».

«Промсвязьбанк для Алексея Ананьева не является текущим кредитором, не является лицом, к которому у банка есть хоть какое-то законное требование имущественного характера, — считает Дмитрий Тугуши.

 — Обратиться в суд о признании недействительным какого-либо договора, заключенного между третьими лицами, имеет право только законно установленный кредитор, ПСБ таковым не является». Он уточнил, что иски о взыскании убытков, предъявленные в Арбитражном суде к бывшим собственникам банка, не удовлетворены.

Суд удовлетворили требования ПСБ в части признания брачного договора недействительным, но отказал в другом требовании — признании последствий отмены сделки, то есть передачи активов обратно в совместную собственность, отметил Дмитрий Тугуши. «Нужно смотреть, что суд изложит в мотивировочной части, почему одни требования удовлетворил, а в других отказал», — добавил адвокат.

По версии адвоката Forward Legal Дарьи Шляпниковой, имущество, переданное по брачному договору, вернется в общую совместную собственность супругов. «По общему правилу, доли супругов в общем имуществе признаются равными. На такую долю в общем имуществе может быть обращено взыскание по долгам одного из супругов», — считает она.

Что еще происходило с имуществом Ананьевых

В конце мая Арбитражный суд арестовал имущество братьев Ананьевых. Под обеспечительные меры попали два самолета Bombardier Challenger 650, 50 объектов недвижимости, восемь автомобилей Mercedes и автомобиль Jaguar, здание и коллекция Института русского реалистического искусства (ИРРИ). В сентябре суд оставил апелляционные жалобы на арест без удовлетворения.

ИРРИ закрылся после решения суда, а в июне Промсвязьбанк выяснил, что ряд картин, оцениваемых в сотни миллионов руб., был передан музеем «в пользу кипрской компании Diolelta Investments Limited, связанной с супругой Алексея Ананьева».

Не только Алексей передал имущество жене. Промсвязьбанк заявлял в арбитраже, что и Дмитрий Ананьев передавал активы своей супруге Людмиле в период с ноября 2017 года по январь 2018 года, для чего заключил с ней дополнительное соглашение к брачному договору.

В сентябре 2019 года судья Высокого суда Лондона сообщил, что Дмитрий Ананьев «передал свои интересы в бизнесе, известном как [девелоперская] группа ПСН, своей жене, которая передала более 50% этих интересов третьей стороне».

Как писал РБК, Людмила Ананьева 6 августа 2018 года продала доли в размере 50% плюс одна акция в трех кипрских компаниях, на которые оформлена недвижимость ПСН, — бизнес-центры, которые сдаются в аренду, и часть строящихся жилых комплексов.

Доли выкупили офшоры, зарегистрированные на Маршалловых и Сейшельских островах, их бенефициары неизвестны.

Павел Казарновский

Источник: https://www.rbc.ru/finances/28/10/2019/5db6a4f59a794740ec8e94a2

– Верховный Суд Республики Беларусь

Надо ли обращаться в суд, чтобы договор был признан недействительным?

Экономическим судом г. Минска в соответствии с планом работы суда на 1-е полугодие 2017 г. проведен анализ практики рассмотрения дел о признании сделок недействительными по основаниям статей 109,110 Закона Республики Беларусь от 13 июля 2012 года «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Целью анализа является проверка правильности применения норм материального и процессуального законодательства при рассмотрении дел указанной категории, выявление характерных ошибок, наличие неясных вопросов в правоприменительной практике.

Общие положения

В период после возбуждения судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) сделки должника могут быть признаны недействительными по общим основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Республики Беларусь (далее – ГК), а также по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве.

Специальные основания признания сделок недействительными, предусмотренные Законом о банкротстве, закреплены в ст. 100 «Распоряжение имуществом должника», ст. 109 «Недействительность сделок должника», ст. 110 «Признание недействительным договора дарения и недействительность сделок, которые противоречат интересам государства», ст. 114 «Признание договора о залоге недействительным».

Такие сделки, являются:

– оспоримыми, то есть недействительными в силу признания их таковыми судом, – в случаях, предусмотренных ст.ст. 109, 110, 114 Закона о банкротстве, кроме случая, указанного в ч. 5 ст. 110 названного закона;

– ничтожными, то есть недействительными независимо от такого признания, – в случаях, предусмотренных ч. 9 ст. 100 и ч. 5 ст. 110 Закона о банкротстве.

В соответствии с п. 5 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.04.

2010 №14 «О некоторых вопросах признания недействительными сделок должника в деле об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление Президиума №14) под сделками должника, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве, понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а также действия, выразившиеся в исполнении обязательств (погашение должником долга в пользу кредитора, передача должником имущества в собственность кредитора) или иные действия, влекущие такие же правовые последствия (зачет, новация, отступное). По указанным основаниям могут быть оспорены действия (сделки), совершенные кредитором в одностороннем порядке (например, зачет).

Судебная практика по рассмотрению дел по искам о признании сделок недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 109 Закона о банкротстве

Требование в суд о признании сделки недействительной, как оспоримой сделки, по основаниям статьи 109 Закона о банкротстве, может быть заявлено только управляющим от имени должника.

Обращение в суд с подобными исками корреспондирует с установленной ст.

77 Закона о банкротстве обязанностью управляющего предъявлять в суд требования о признании сделок недействительными, о применении последствий их недействительности.

Так, в соответствии с абзацем 2 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными сделки должника, совершенные в течение шести месяцев до начала производства по делу о банкротстве или после возбуждения в суде производства по делу о банкротстве, если эти сделки повлекли предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов перед другими кредиторами, возникших до совершения этих сделок, или эти сделки связаны с выплатой члену кооператива (лицу), выходящему (исключенному) из кооператива, стоимости пая, выдачей иного имущества либо осуществлением иных выплат, установленных уставом кооператива, или эти сделки связаны с получением (отчуждением) либо выделом доли в имуществе должника – юридического лица или ее стоимостного либо имущественного эквивалента участнику должника в связи с его выходом из состава участников должника.

На основании абзаца 3 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными также сделки должника, совершенные в течение одного года до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) или после возбуждения судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), если этими сделками должник умышленно нанес вред интересам кредиторов, а другие стороны сделок знали или должны были знать об этом.

В силу абзаца 4 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве признаются недействительными сделки должника, совершенные в течение трех лет до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) или после возбуждения судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), если должник вызвал свою неплатежеспособность уголовно наказуемым деянием, установленным вступившим в законную силу приговором суда, а другие стороны сделок знали или должны были знать об этом или если должник путем совершения таких сделок умышленно нанес вред интересам кредиторов, а другие стороны сделок были заинтересованными в отношении должника лицами, которые, как предполагается, знали о том, что должник совершением этих сделок умышленно нанес вред интересам кредиторов.

Диспозиция ст. 109 Закона о банкротстве в зависимости от периода совершения сделок (шесть месяцев, один или три года до начала производства по делу о банкротстве или после его возбуждения) разграничивает три вида оспоримых сделок, которые признаются недействительными судом при наличии определенных в статье 109 Закона о банкротстве условий.

Признание сделок недействительными на основании абзаца 2 ч. 1 ст. 109 Закона о банкротстве

На практике наиболее часто судом рассматриваются дела о признании недействительными сделок, которые:

– совершены в течение шести месяцев до начала производства по делу о банкротстве (или после возбуждения судом такого производства);

– влекут предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов должника перед другими.

В силу части 3 пункта 7 постановления Президиума № 14 к предпочтительному удовлетворению требований может привести сделка, направленная на обеспечение исполнения обязательства должника перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки; сделка, которая привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до ее совершения.

Наиболее часто такие требования рассматриваются при наличии у должника задолженности перед бюджетом, например в случае удовлетворения требований, вытекающих из гражданско-правовых договоров, вместо погашения задолженности по налогам.

Так, по делу № 396-26/2015 предметом рассмотрения явилось требование управляющего о признании недействительным договора перевода долга от 21.07.2014, заключенного между ООО «А», ООО «И» и ОДО «Г», на основании абзаца 2 ч. 1 ст.

109 Закона о банкротстве, как сделки, влекущей предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора истца, являющегося должником по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), перед требованиями других его кредиторов.

Источник: http://www.court.gov.by/ru/ekonomicheskij/sud/goroda/minska/sudebnaya/praktika/1b39ad7bf9e74a91.html

Недействительные и незаключённые договоры

Надо ли обращаться в суд, чтобы договор был признан недействительным?

Напомним, что недействительной может быть признана сделка:

  • по основаниям, установленным законом, в силу признания её таковой судом (оспоримая сделка) либо
  • независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Сторона, из поведения которой явствует её воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении её воли.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки (в предусмотренных законом случаях — иное лицо).

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий её недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов и в иных предусмотренных законом случаях.

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Что до незаключённого договора, то такого понятия — «незаключённая сделка» — в ГК РФ нет. Зато там определены условия, при наличии которых договор будет считаться заключённым (п. 1 ст. 432 ГК РФ):

  • договор соответствует истинной воле сторон;
  • стороны при заключении соблюли установленную законом форму;
  • стороны определили существенные условия.

Существенными являются условия о предмете договора:

  • условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида;
  • все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

К слову, право потребовать признания договора незаключённым предоставлено только заинтересованным лицам (сторонам, его заключившим), причём налоговая инспекция к таким лицам не относится. Налоговый орган вправе обратиться в суд только с иском о признании сделки недействительной.

По конкретным договорам приведены примеры условий, когда договор может быть признан незаключённым. Например, согласно пункту 1 статьи 654 ГК РФ при отсутствии согласованного сторонами в письменной форме условия о размере арендной платы договор аренды здания или сооружения считается незаключённым.

Или, как установлено пунктом 3 статьи 812 ГК РФ, если в процессе оспаривания заёмщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, то договор займа считается незаключённым.

Причём признание договора займа незаключённым не влияет на действительность соглашения об уступке права требования по нему. То есть недействительность передаваемого требования не влечёт за собой недействительности договора уступки права требования.

Лицо, получившее право требования (цессионарий), имеет право привлечь к ответственности кредитора, который уступил ему это требование.

Но не всегда всё так однозначно.

Предположим, есть договор купли-продажи, в котором нет существенного условия — предмета договора. И такой договор считается незаключённым и недействительным (по причине того, что противоречит требованиям о существенных условиях).

И как быть? Если мы потребуем признания договора недействительным, а суд сочтёт его незаключённым, то налицо неверные исковые требования.

Надо отметить, что в некоторых случаях отсутствие существенных условий не всегда влечёт за собой незаключённость договора.

Конечно, по общему правилу предмет — существенное условие любого договора. И если содержание договора не позволяет однозначно определить предмет его, то договор считается незаключённым.

Однако предмет не всегда прописывается непосредственно в тексте договора. Простой пример: вы договорились с поставщиком о том, что конкретные наименования и количество продукции будете согласовывать в устной форме, по телефону. В таком случае нельзя признать договор поставки незаключённым по причине отсутствия предмета.

И потом, не обязательно согласовывать предмет договора в едином документе. Например, условие о сроке договора, даже если оно отсутствует, может быть установлено на основании совокупности иных документов, имеющихся у сторон. И суд, скорее всего, придёт к выводу о том, что условие о сроке согласовано (постановление ФАС Уральского округа от 02.09.09 № Ф09-6538/09-С4).

Ещё один скользкий момент: какое требование предъявлять, если договор, подлежащий государственной регистрации, не зарегистрирован? С одной стороны, договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключённым с момента такой регистрации (п. 3 ст. 433 ГК РФ), т. е. он вроде был незаключённый.

А с другой — несоблюдение требования о регистрации сделки влечёт её недействительность (п. 1 ст. 165 ГК РФ). Как правило, это порождает проблемы с оспариванием договоров аренды недвижимости, когда госрегистрация обязательна.

Напомним, что договор аренды здания или сооружения, заключённый на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключённым с момента такой регистрации (п. 2 ст. 651 ГК РФ).

Что скажет суд? Спрогнозировать трудно: одни суды признают незарегистрированные договоры незаключёнными, другие — ничтожными.

Во многом исход дела будет зависеть от характера сложившихся отношений, хотя если говорить об аренде, то если арендодатель категорически требует прекратить договорные отношения, ссылаясь на отсутствие регистрации, освободить помещение и т. д., то суд, скорее всего, сочтёт договор незаключённым.

Если же, напротив, сторона считает договор заключённым при отсутствии его госрегистрации и предъявляет требования о его исполнении (например, об арендной плате), то есть вероятность того, что суд признает такой договор ничтожным.

Ещё пример: если договор аренды не был зарегистрирован по вине одной из сторон, то другая сторона вправе либо попросить суд принудить её к регистрации либо же потребовать возврата имущества (арендной платы), основываясь на том, что договор не заключён. Однако если требование связано с исполнением условий договора, то при отсутствии регистрации следует сразу предъявлять иск о применении последствий недействительности сделки.

Наконец, как показывает судебная практика, вопрос о незаключённости договора по мотиву несогласованности существенных условий можно обсуждать только до начала его исполнения.

Если хотя бы одна из сторон начала исполнение, то такой договор нельзя признавать незаключённым. Исполнение договора одной стороной и тот факт, что вторая сторона приняла это исполнение или начала встречное исполнение, означает то, что стороны имеют общую волю и сделка имеет место.

Впрочем, договор может быть признан заключённым в исполненной части.

Так, одна сторона потребовала уплаты задолженности за фактически поставленный товар, а другая сторона предъявила встречный иск с требованием признать договор незаключённым вследствие несогласованности его предмета. ВАС РФ определением от 04.08.

09 № ВАС-9801/09, с одной стороны, удовлетворил требование о признании договора незаключённым, а с другой — взыскал долг, признав уже исполненное по договору разовыми сделками купли-продажи.

Коллегия судей указала на то, что спорный договор не содержит условия о количестве поставляемого товара, отсутствует спецификация к договору, сторонами не согласован перечень транспортных средств, подлежащих заправке. На этой основе договор был признан незаключённым в силу части 3 статьи 455, части 2 статьи 465 ГК РФ.

В то же время представленными доказательствами подтверждается факт передачи ответчику товара и частичной его оплаты, что позволяет сделать вывод о совершении между сторонами разовых сделок купли-продажи.

При таких обстоятельствах исковые требования о взыскании долга за поставленный товар подлежат удовлетворению.

ВАЖНО:

Довольно часто приходится сталкиваться с просьбами клиентов оспорить заключённый договор, а признать его недействительным или незаключённым — «на ваш выбор». Конечно, в некоторых случаях закон нам выбора не даёт.

Но есть и другие случаи, когда ГК РФ позволяет признать договор как недействительным, так и незаключённым.

И вот тут уже ошибка приведёт к тому, что придётся уточнять требования и идти в суд повторно или тратиться на представителя.

Скорее всего, самостоятельно суд не станет ничего исправлять, в том числе не будет применять последствия незаключённости. Максимум, на что можно рассчитывать: после отклонения неверного требования суд укажет вам на право воспользоваться другими способами защиты.

Как показывает судебная практика, вопрос о незаключённости договора по мотиву несогласованности существенных условий можно обсуждать только до начала его исполнения.

Валентина СКВОРЦОВА, юрист

Источник: http://www.pbu.ru/pbu/article/1841

Арбитражный суд Республики Северная Осетия – Алания

Надо ли обращаться в суд, чтобы договор был признан недействительным?

«Проблемные вопросы, возникающие при рассмотрении сделок в делах о банкротстве»

(обобщение судебной практики за 2017г.)

Целью обобщения судебной практики, сложившейся в суде при рассмотрении споров, связанных с обжалованием сделок в рамках дел о банкротстве, является выявление и анализ теоретических  проблем правоприменительной практики суда, выделение и устранение ошибок и различий применения судом законодательства, выявление причин и условий, способствовавших этому.

Об актуальности темы свидетельствует тот факт, что только за 2017г. в суд поступило 138 заявлений об оспаривании сделок в рамках дел о банкротстве.

Добросовестные кредиторы, в интересах которых выступают конкурсные управляющие, обжалуя в рамках дел о банкротстве  сделки, ранее заключенные между должником и его отдельными контрагентами с целью незаконного выведения имущества должника из конкурсной массы, имеют возможность реально пополнить конкурсную массу и получить удовлетворение своих имущественных требований.

Правовым инструментом по борьбе с недобросовестным поведением должника является оспаривание совершенных им сделок в порядке главы III.1 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в  постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”

Следует отметить, что сделками, которые оспариваются в рамках дел о банкротстве чаще остальных, являются договоры поручительства, залога, купли-продажи, цессии.

В настоящем обобщении приведены отдельные вопросы, вызвавшие затруднения при разрешении споров указанной категории.

  1. При признании недействительной сделкой соглашения об отступном, права требования одной из сторон по которому было обеспечено залогом, применении последствий его недействительности необходимо проверить наличие залогового имущества, установить его стоимость, разницу между стоимостью имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением, учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением.

В рамках дела о банкротстве Общества – застройщика конкурсный управляющий должника обратился в суд со следующими требованиями: признать недействительной сделкой соглашение об отступном, заключенным между Должником и Банком ( ст. 61.2,61.3 Закона о банкротстве) ; применить последствия недействительности сделок в виде возврата Обществу нежилых помещений.

Из материалов дела усматривается, что в результате заключения соглашения об отступном Общество взамен исполнения обязательств, вытекающих из договоров о кредитной линии, передало Банку спорное недвижимое имущество ( несколько объектов недвижимости), находившееся у Банка в ипотеке.

Определением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Суды, признав отсутствие оснований для применения статьи 61.2 Закона о банкротстве и, удовлетворили заявленные требования по статье 61.3 Закона о банкротстве.

В качестве последствий признания сделки недействительной применена двусторонняя реституция в виде  возврата Обществу спорного недвижимого имущества; восстановления задолженность Общества перед Банком по кредитным договорам.

Постановлением арбитражного суда округа названные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отменяя судебные акты, суд округа указал на неправильное применение последствий недействительности сделки.

В соответствии с пунктом 29.3 постановления N 63 при оспаривании на основании статьи 61.

3 Закона о банкротстве сделок по удовлетворению требования, обеспеченного залогом имущества должника, уплаты денег (в том числе вырученных посредством продажи предмета залога залогодателем с согласия залогодержателя или при обращении взыскания на предмет залога в исполнительном производстве) либо передачи предмета залога в качестве отступного (в том числе при оставлении его за собой в ходе исполнительного производства) – необходимо учитывать следующее.

Такая сделка может быть признана недействительной на основании абзаца пятого пункта 1 и пункта 3 статьи 61.

3 Закона о банкротстве, лишь если залогодержателю было либо должно было быть известно не только о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика, но и о том, что вследствие этой сделки залогодержатель получил удовлетворение большее, чем он получил бы при банкротстве по правилам статьи 138 Закона о банкротстве, а именно хотя бы об одном из следующих условий, указывающих на наличие признаков предпочтительности: а) после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств, относящихся при банкротстве к первой и второй очереди, и (или) для финансирования процедуры банкротства за счет текущих платежей, указанных в статье 138 Закона о банкротстве; б) оспариваемой сделкой прекращено, в том числе обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или иных финансовых санкций, и после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у должника обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов.

Принимая решения, которые были в дальнейшем отменены, судебные инстанции не учли следующее.

Из материалов дела следует, что обязательства должника перед Банком по кредитным договорам обеспечены залогом имущества должника.

В соответствии пунктом 29.3 постановления N 63 последствия признания недействительной сделки по передаче предмета залога в качестве отступного, согласно пункту 1 статьи 61.

6 Закона о банкротстве, заключаются в возложении на залогодержателя обязанности по возврату его в конкурсную массу и восстановлении задолженности перед ним; также восстанавливается право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Применяя последствия недействительности оспариваемых сделок, в нарушение положений указанного пункта постановления N 63, суды  не восстановили банку право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) требования залогового кредитора в части, обеспеченной залогом, погашаются в приоритетном порядке перед остальными кредиторами, за изъятиями, установленными законом. Такие изъятия предусмотрены законодательством о банкротстве.

В силу статьи 131 Закона о банкротстве после открытия конкурсного производства заложенное имущество включается в конкурсную массу. Статьей 134 Закона о банкротстве определена очередность удовлетворения требований кредиторов, а статьей 138 названного Закона – особенности погашения требований кредиторов, обеспеченных залогом.

В силу положений пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве 80 процентов средств, вырученных от реализации предмета залога, гарантированно направляется на погашение требований кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника (в пределах непогашенных сумм кредита и процентов за пользование кредитом).

Оставшиеся 20 процентов резервируются на специальном банковском счете должника для погашения: требований кредиторов первой и второй очереди (независимо от момента возникновения указанных требований) на случай недостаточности иного имущества должника для проведения расчетов по этим требованиям (15 процентов средств), а также названных в Законе видов текущих платежей (5 процентов средств).

Из разъяснений, содержащихся в предпоследнем абзаце пункта 29.

3 постановления N 63, следует, что при оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением. По смыслу указанного абзаца пункта 29.

3 постановления N 63 оспариванию в судебном порядке в качестве сделки подлежит именно фактически полученный залоговым кредитором платеж в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Таким образом, применяя последствия недействительности сделки, суды должны были указать, в какой части сделка совершена с предпочтением (с учетом наличия или отсутствия первой и второй очереди кредиторов), в какой части следует применить последствия недействительности сделки.

Кроме того, если залоговому кредитору передано в качестве отступного несколько разных заложенных вещей, то, руководствуясь положениями предпоследнего абзаца пункта 29.3 постановления N 63, суд может в рассматриваемом споре признать недействительной передачу собственности только на некоторые из них в пределах предпочтения.

Таким образом, двусторонняя реституция, в случае если она должна быть применена,  может состояться в том числе, в форме восстановления залога и возврата имущества, составляющего 20% залоговой стоимости. Если это множество объектов, то возвращается один из объектов, чья стоимость составляет 20% от стоимости всего заложенного имущества, а не все имущество.

Судом округа указано, что при новом рассмотрении дела суду необходимо проверить наличие либо отсутствие кредиторов первой и второй очереди, предмета залога; при наличии залогового имущества установить его стоимость, а также определить разницу между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением; учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением.

{Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.11.2017 N Ф08-8369/2017 по делу N А61-3413/2015 {КонсультантПлюс}}

  1. В признании недействительным совместного заявления банка и должника о прекращении регистрационных записей и восстановлении права залога (ипотеки) по договору отказано, поскольку пропущен срок исковой давности для оспаривания сделки. При оценке начала течения срока исковой давности оценивается также  эффективность действий конкурсного управляющего.

В рамках дела о признании акционерного коммерческого банка  несостоятельным (банкротом) в суд обратился конкурсный управляющий должника в лице государственной корпорации “Агентство по страхованию вкладов” (далее – конкурсный управляющий, Агентство) с заявлением: о признании недействительным совместного заявления Банка и Общества о прекращении регистрационной записи  в отношении предмета ипотеки. Кроме того, Агентство просило применить последствия недействительности сделки, обязав восстановить право залога (ипотеки) банка по договору ипотеки

Определением суда,  оставленным без изменения постановлением апелляционного суда и кассационной инстанции  в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано исходя из следующего. 

Как видно из материалов дела, Банк (кредитор) и Общество (заемщик) заключили кредитный договор, по условиям которого Обществу предоставлен кредит. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору Банк и Общество заключили договор ипотеки и зарегистрировали его в установленном порядке.

До возбуждения дела о банкротстве на основании совместного обращения Банка и Общества Управлением Росреестра в ЕГРП погашена зарегистрированная в пользу банка ипотека в отношении спорных объектов недвижимости.

В дальнейшем Общество заключило договор купли – продажи с гражданином К, а тот, в свою очередь перепродал объект бывшей ипотеки гражданину Г.   Договор купли-продажи недвижимости с Г. зарегистрирован.

Решением арбитражного суда от 27.12.2013 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества открыто конкурсное производство.

Источник: http://alania.arbitr.ru/node/13489

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий