Правомерны ли действия следователя по уголовному производству?

Безруких Е.С. Основы взаимодействия следователя и оперативного работника в органах внутренних дел России

Правомерны ли действия следователя по уголовному производству?

Правовой основой взаимодействия следователя и оперативного работника являются положения Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации по вопросам взаимодействия правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью, положения уголовного и уголовно-процессуального кодексов РФ, Федеральный закон РФ «Об ОРД(, закон РФ «О милиции» и другие нормативные акты. Наиболее детально взаимодействие между различными подразделениями и ведомствами, в том числе и между следователем и оперативным работником, регламентируется ведомственными инструкциями.

Одной из наиболее полно разработанных и сыгравших свою, несомненно, позитивную роль в укреплении взаимодействия между следственными и оперативными подразделениями органов внутренних дел стала «Инструкция о взаимодействии следователей, оперативных работников УР, БХСС и дежурных частей при возбуждении уголовных дел и расследовании преступлений», утвержденная приказом МВД СССР № 64 от 20 февраля 1979 года.

Среди других нормативных актов следует отметить совместное указание Генерального прокурора СССР и МВД СССР № 31/15-1985 г., которым утверждена «Типовая инструкция об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытия умышленных убийств».

В 1993 году была введена в действие новая «Типовая инструкция об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по расследованию умышленных убийств», утвержденная совместным указанием Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России № 315-16-93 от 02 июня 1993 года и № 1/3452 от 02 августа 1993 года «О введении в действие типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по расследованию умышленных убийств»1.

При всех МВД-ГУВД-УВД республик, краев, областей Советского Союза «постоянно действующие следственно-оперативные группы» были созданы приказом МВД СССР от 30 апреля 1990 года № 186 «О мерах по совершенствованию взаимодействия служб органов внутренних дел в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений, связанных с пожарами». Эти группы комплектовались опытными следователями, прошедшими соответствующую специализацию, работниками уголовного розыска, БХСС (ныне БЭП), пожарной охраны и экспертно-криминалистических подразделений, специалистами пожарно-технических лабораторий.

С 1993 года указанный приказ МВД не применяется, однако его положения были учтены при разработке «Положения о следственно-оперативной группе МВД России для координации деятельности служб министерства и органов внутренних дел по раскрытию и расследованию пожаров и поджогов»2.

Понятие «совместная» или «межведомственная следственно-оперативная группа» впервые введено в оборот в мае 1995 года совместным приказом Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности и Департамента налоговой полиции Российской Федерации «Об утверждении Положения о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и раскрытия деятельности организованных преступных групп»3.

Основной обобщенной инструкцией по взаимодействию, на настоящий момент, является утвержденная приказом МВД РФ от 20 июня 1996 года №334 «Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений(.

Появление данной инструкции было обусловлено развитием новых форм взаимодействия, внедрением специализации сотрудников, совершенствованием опыта создания следственно-оперативных групп по отдельным направлениям деятельности, оправдавшей себя практикой организации специализированных подразделений в оперативных службах и следствии.

Обобщение практики показало, что необходимость в организации взаимодействия возникает не всегда.

Если предварительное расследование протекает в условиях простой следственной ситуации и характеризуется отсутствием сложностей уголовно-процессуального и организационно-управленческого характера, то у следователя обычно не возникает потребности в квалифицированной помощи со стороны других субъектов взаимодействия4. В других случаях, как правило, взаимодействие целесообразно организовать.

Основной организационной формой взаимодействия является следственно-оперативная группа (далее по тексту – СОГ). А.Я. Дубинский и Ю.Н.Шостак определили СОГ как организационную форму взаимодействия следователя с оперативными работниками5.

«Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений», утвержденная приказом МВД РФ от 20 июня 1996 года № 334, установила СОГ, как основную организационную форму взаимодействия служб Министерства в раскрытии и расследовании преступлений.

Следственной практикой апробированы четыре вида СОГ:

– дежурная СОГ (при дежурной части) – обеспечивает незамедлительное реагирование на сообщения о преступлениях, производство неотложных следственных действий и ОРМ по «горячим следам» и формируется в составе следователя, сотрудников оперативных и экспертно-криминалистических подразделений, кинолога. Также по необходимости в группу могут быть включены сотрудники и иных подразделений;

– целевая СОГ (временная) – для расследования и раскрытия преступлений по конкретному уголовному делу;

– специализированная СОГ (постоянно действующая) – для расследования и раскрытия определенной категории преступлений, в том числе по которым лица, их совершившие, не установлены;

– совместная СОГ (бригада) – для расследования и раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе совершенных организованными преступными группами, либо для расследования сложного уголовного дела с большим объемом работы. В состав группы (бригады) могут включаться по согласованию сотрудники органов прокуратуры, Федеральной службы безопасности, Федеральной службы налоговой полиции.

Следственно-оперативная группа – это основанное на законе и ведомственных нормативных правовых актах временное организационное формирование, состоящее из следователя (следователей), сотрудников оперативных аппаратов субъектов ОРД и иных специалистов, возглавляемое следователем и создаваемое для оптимальной организации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений6.

Руководителем СОГ является следователь. Это положение, кстати, закреплено законодателем в ст.163 УПК РФ. На следователя, как на руководителя СОГ, возлагаются как право принятия решений и руководство членами группы, так и персональная ответственность за результаты деятельности группы.

Основными задачами взаимодействия следователей с органами дознания и экспертно-криминалистическими подразделениями являются:

– обеспечение неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при совершении преступлений;

– раскрытие преступлений;

– своевременное изобличение лиц и привлечение их к уголовной ответственности;

– всестороннее полное и объективное расследование преступлений;

– совместная деятельность по розыску скрывшихся преступников;

– пресечение преступлений и принятие мер по их предотвращению;

– осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям вне зависимости от форм собственности преступными действиями виновных лиц.

Хотя в действующем УПК РФ не предусмотрено полное, всестороннее и объективное расследование преступления, как это было зафиксировано в УПК РСФСР 1960 года (ст. 20), однако считаем, что без учета этого обстоятельства деятельность СОГ не может быть целенаправленной и эффективной.

Наиболее полно задачи взаимодействия следователя и органов дознания могут быть достигнуты и выполнены только тогда, когда такое взаимодействие строится в определенном, строго регламентированном порядке. Осуществляемое следователем и оперативным работником взаимодействие имеет две формы – процессуальную и непроцессуальную (последняя иногда именуется как организационно-тактическая).

Анализ действующего уголовно-процессуального закона позволяет отнести к процессуальным следующие основные формы взаимодействия:

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/b/bezrukix/1-2.htm

3.1. Полномочия следователя: В соответствии с ч. 1 ст. 150 УПК предварительное расследование

Правомерны ли действия следователя по уголовному производству?

В соответствии с ч. 1 ст. 150 УПК предварительное расследование производится в форме предварительного следствия или в форме дознания.

Следователь является должностным лицом, уполномоченным осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (п.

40 ст. 5 УПК). Это означает, что следователь использует свои процессуальные полномочия в рамках производства по конкретному уголовному делу, возбужденному им в установленном законом порядке или принятому к своему производству. Полномочия следователя представляют собой систему его процессуальных прав и обязанностей, необходимых и достаточных для установления наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и последующей' передачи дела в суд для рассмотрения по существу или прекращения уголовного дела. Компетенция по производству уголовных дел различных категорий распределена между следователями прокуратуры, органов федеральной безопасности, органов внутренних дел Российской Федерации и органов налоговой полиции (ст 151 УПК). Полномочия следователя общим образом определяются в ст. 38 УПК и конкретизируются в уголовно-процессуальном законодательстве применительно к производству конкретных следственных и иных процессуальных действий и принятию решений по вопросам, возникающим в ходе предварительного следствия. Полномочия следователя могут быть установлены в иных законодательных актах, а организационные полномочия – в подзаконных актах соответствующих ведомств. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора. Закон содержит исчерпывающий перечень случаев, когда необходимо получение судебного решения и (или) санкции прокурора на принятие следователем решений или выполнение уголовно-процессуальных действий. Следователь процессуально независим при принятии решений о направлении уголовного дела, а также при определении очередности и тактики производства следственных действий. Процессуальная независимость следователя заключается прежде всего в том, что никто, кроме действующих в пределах своих полномочий прокурора и начальника следственного отдела, не может истребовать материалы, на основе которых следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, уголовные дела для проверки состояния расследования, изучения и дачи по ним указаний, определения квалификации преступления или иным способом вмешиваться в процессуальную деятельность следователя. Одним из средств обеспечения процессуальной независимости следователя является законодательное ограничение полномочий прокурора и начальника следственного отдела по осуществлению процессуального руководства предварительным следствием (см. ч. 3 ст. 38, ч. 4 ст. 39 УПК и др.).

Ряд полномочий следователя носит властный характер.

В частности, следователь вправе требовать от граждан, предприятий, учреждений и организаций, а также должностных лиц выполнения или невыполнения определенных действий (например, не покидать без разрешения следователя место постоянного или временного проживания, представлять необходимые предметы и документы, принимать участие в производстве следственных действий в качестве понятых, переводчиков, специалистов и т.

п.). Разумеется, требования следователя должны быть правомерными. Исполнение требований следователя обеспечивается, во-первых, установленной законом обязательностью для учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан требований, поручений и запросов следователя, предъявленных в пределах законных полномочий (ч. 4 ст. 21 УПК), а во-вторых, возможностью применения мер процессуального принуждения к участникам уголовно-процессуальной деятельности, не исполняющим правомерные требования следователя (подробно о мерах процессуального принуждения см. разд. 7). Установив в ходе досудебного производства по уголовному делу обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, следователь вправе внести соответствующим организации или должностному лицу представление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона. Данное представление подлежит рассмотрению с обязательным уведомлением о принятых мерах не позднее одного месяца со дня его вынесения (ч. 2 ст. 158 УПК). Властный характер полномочий следователя обнаруживается в его взаимоотношениях с органами дознания. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Поручение – это предложение следователя органу дознания выполнить процессуальные действия или оперативно-розыскные мероприятия. В поручении указывается: орган дознания, которому дается поручение; краткое изложение сущности дела, по которому дается поручение; уголовно-процессуальная норма, дающая следователю основание для дачи поручения; следственные и розыскные действия, которые необходимо выполнить; от кого исходит поручение. Указание следователя дополняет его поручение и состоит в разъяснении, как выполнить поручение. Иначе говоря, указание – это сообщение следователем органу дознания тактических условий выполнения поручения. Например, следователь дает указание: сообщить свидетелю перед допросом, что преступник арестован и не следует опасаться мести, или огласить свидетелю показания потерпевшего и т. п. Право следователя давать органам дознания поручения и указания о производстве следственных действий имеет определенные границы. Прежде всего следует иметь в виду, что поручения и указания следователь вправе дать лишь тогда, когда в силу объективных причин не может лично произвести требуемые следственные действия. В любом случае следователь ни при каких условиях не вправе поручать органу дознания предъявление обвинения и допрос обвиняемого, избрание меры пресечения, признание лица потерпевшим, гражданским истцом, привлечение в качестве гражданского ответчика, назначение экспертиз. Следователь также не вправе поручать органу дознания производство таких следственных действий, которые имеют наиболее важное значение по данному уголовному делу или требуют особо умелого и квалифицированного исполнения (например, осмотр места происшествия при убийстве, авиакатастрофах, предъявление для опознания, следственный эксперимент и др.). Поручения следует направлять начальнику органа дознания, поскольку он знает, кому из его подчиненных можно поручить выполнение требуемых действий с учетом его профессионального мастерства и выполняемого в данный момент объема работ. Поручения могут быть направлены конкретным сотрудникам органа дознания в тех случаях, когда они включены в состав следственно-оперативной группы. Копии поручений приобщаются к уголовному делу вместе с протоколами соответствующих следственных действий, произведенных сотрудниками органов дознания по поручению следователя. В противном случае результаты произведенных следственных действий могут быть признаны не имеющими юридической силы (подробно о поручениях см. разд. 5.3). Следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем делается соответствующая отметка в протоколе (ч. 7 ст. 164 УПК). Ведомственными актами следователям предоставляются иные организационные полномочия, не противоречащие действующему законодательству. Существенное значение для правильной реализации полномочий следователя имеют разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, а также выводы, сформулированные в определениях (постановлениях) судебных коллегий и президиумов судов по конкретным уголовным делам. Следователь обязан принимать надлежащие меры по реабилитации лица, которое было подвергнуто незаконному или необоснованному уголовному преследованию. При этом причиненный гражданину вред возмещается государством в полном объеме, независимо от вины следователя или иных должностных лиц уголовного судопроизводства. Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда следователь определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции (ч. 4 ст. 135 УПК). Если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти – его родственников или письменному указанию следователя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации (ч. 3 ст. 136 УПК). По требованию реабилитированного, а в случае его смерти – его родственников следователь обязан в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства (ч. 4 ст. 136 УПК). При сложности и большом объеме уголовного дела производство может быть поручено следственной группе (ст. 163 УПК). Решение о производстве предварительного следствия следственной группой принимает прокурор по ходатайству начальника следственного отдела. В постановлении прокурора должны быть перечислены все следователи, которым поручено производство предварительного следствия, в том числе указывается, какой следователь назначается руководителем следственной группы. К работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Состав следственной группы объявляется подозреваемому, обвиняемому. Руководитель следственной группы принимает уголовное дело к своему производству, организует работу следственной группы, руководит действиями других следователей, составляет обвинительное заключение или выносит постановление о направлении уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему преступление, и направляет данное постановление вместе с уголовным делом прокурору. Руководитель следственной группы уполномочен принимать следующие решения: 1) о выделении уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. 153–155 УПК; 2) о прекращении уголовного дела полностью или частично; 3) о приостановлении или возобновлении производства по уголовному делу; 4) о привлечении лица в качестве обвиняемого и об объеме предъявляемого ему обвинения; 5) о направлении обвиняемого в медицинское учреждение для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, за исключением случаев, когда для этого требуется судебное решение в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК; 6) о возбуждении перед прокурором ходатайства о продлении срока предварительного следствия; 7) о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения, а также о производстве следственных и иных процессуальных действий по судебному решению.

Руководитель и члены следственной группы вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими следователями в рамках производства по данному делу, лично производить следственные действия и принимать решения по уголовному делу в порядке, установленном УПК. 

Источник: https://lib.sale/kriminalisticheskaya-metodika-pravo/polnomochiya-sledovatelya-79255.html

Особенности действий защитника при предъявлении обвинения и допросе обвиняемого

Правомерны ли действия следователя по уголовному производству?

Привлечение конкретного лица в качестве обвиняемого является центральным этапом производства по уголовному делу. Наличие обвиняемого ориентирует деятельность органов предварительного расследования на доказывание виновности определенного лица в совершении данного преступления.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает порядок действий органов расследования по предъявлению обвинения и уголовному преследованию обвиняемого.

При этом в обязанность органов расследования входит также и неукоснительное соблюдение права обвиняемого на защиту от уголовного преследования. Особая роль в обеспечении конституционного права обвиняемого на защиту отведена адвокату (защитнику).

Именно адвокату предстоит не только профессионально помогать своему подзащитному, но и не менее профессионально противодействовать незаконным уловкам и манипуляциям следователя.

Комплекс прав обвиняемого и его реализация

На практике категории конституционного права обвиняемого на защиту и его уголовно-процессуальные права зачастую необоснованно смешиваются. Однако если внимательно подойти к уяснению конституционно-правового смысла понятия «право обвиняемого на защиту», то, очевидно, что эти правовые категории неравнозначны.

Так, в ст. 48 Конституции РФ гарантируется лишь право доступа к получению квалифицированной юридической помощи. В статьях 49 – 51 Конституции РФ содержатся правовые концепты и условия реализации принципов правосудия, из которых мы отметим: принцип презумпции невиновности (ч. 1 ст. 49); освобождение обвиняемого от обязанности доказывания своей невиновности (ч. 2 ст.

49); обязанность органов обвинения толковать неустранимые сомнения в виновности обвиняемого в его пользу (ч. 3 ст. 49); запрет использования в доказывании обвинения доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50) и право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников, круг которых установлен федеральным законом (ч. 1 ст.

51).

Очевидно, что части 3 – 5 ст. 47 УПК РФ содержат более расширенный перечень уголовно-процессуальных прав обвиняемого, реализуемых им при производстве по уголовному делу. Однако возможность реализации своих прав напрямую зависит от правильного понимания обвиняемым не только их содержания, но также порядка осуществления.

В соответствии с требованиями ч. 6 ст. 47 УПК РФ при первом допросе обвиняемого следователь обязан разъяснить обвиняемому его права, предусмотренные ст. 47.

Но на практике следователи (в лучшем случае) предоставляют обвиняемому возможность ознакомиться с перечнем прав обвиняемого путем самостоятельного прочтения соответствующего текста сначала в протоколе ознакомления с постановлением о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

Затем следователь дает обвиняемому прочесть текст вводной части протокола допроса обвиняемого, где сказано о праве, предусмотренном ст. 51 Конституции РФ, а также содержится предупреждение о том, что показания обвиняемого могут быть использованы в качестве доказательства его виновности (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Каких-либо действий, направленных на разъяснение обвиняемому его процессуальных прав и, что более важно, на разъяснение порядка их осуществления, следователи не производят.

В этом случае адвокат (защитник), при наличии к тому оснований, обязан сделать в протоколе о предъявления обвинения запись, что следователь не выполнил требований ст.ст. 11, 16, ч. 6 ст. 47 и ч. 5 ст. 172 УПК РФ.

Из практики. При предъявлении обвинения М. следователь предложил ему и его адвокату ознакомиться с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого.
После того, как обвиняемый прочитал текст постановления, следователь предложил ему подписать протокол о предъявлении обвинения и разъяснении прав обвиняемому. Адвокат порекомендовал обвиняемому не спешить ставить свою подпись и обратил внимание следователя, что вверху страницы написано: «сущность предъявленного обвинения разъяснена. Одновременно мне разъяснены права, предусмотренные ч. 4 ст. 47 УПК РФ…». Эти действия следователь не производил. Поэтому адвокат предупредил следователя, что если он не выполнит свою обязанность по разъяснению сущности обвинения, ему придется внести свои замечания в протокол процессуального действия и затем в протокол допроса обвиняемого. В этом случае предъявление обвинения подзащитному и его допрос будут незаконными.
После непродолжительного разговора с адвокатом следователь принял решение об отложении предъявления обвинения, чтобы посоветоваться с руководством, как реагировать на подобные действия адвоката.

В приведенном примере адвокат добросовестно подошел к своей обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи подзащитному, а не ограничился согласием с формальными действиями следователя, явным образом и изначально нарушающими процедуру привлечения лица в качестве обвиняемого.

Нормативное регулирование порядка предъявления обвинения

Особенность предъявления обвинения заключается в том, что в уголовном деле появляется главный субъект правовых отношений со следователем и с государством, от имени которого действует, в том числе, и сам следователь.

В результате действий следователя, которые должны быть законными и обоснованными, в деле должен появиться надлежащий субъект этих правовых отношений, а не ущемленный в своих процессуальных правах гражданин, лишенный возможности понимать в полной мере свой правовой статус и потому не способный реализовывать свои права и обязанности адекватно такому правовому статусу. При этом правам обвиняемого корреспондируют обязанности следователя.

Нарушение этого баланса уголовно-процессуальных правоотношений является нарушением законности.

И чтобы этого нарушения не было допущено в отношении обвиняемого, его защитник обязан добиваться соблюдения следователем первого требования уголовно-процессуального закона по наделению обвиняемого осознанным пониманием своего правового статуса и обеспечению его реальной возможностью нести свои обязанности и пользоваться своими правами без ограничений, не основанных на законе.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого: а) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и б) вынесен обвинительный акт (далее мы будем говорить только о постановлении следователя о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого).

Согласно ч. 1 ст. 172 УПК РФ (постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого) обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения указанного постановления, в присутствии защитника, если таковой участвует в деле.

Таким образом, лицо становится обвиняемым до того, как ему будет предъявлено обвинение, а именно в день вынесения следователем указанного постановления.

Однако это постановление утратит силу, если следователь будет предъявлять его обвиняемому с пропуском установленного законом 3-суточного срока.

В силу императивных требований ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление следователя должно отвечать условиям законности, обоснованности и мотивированности.

Если предъявленное для ознакомления постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого не отвечает этим требованиям, защитник должен обратить на это внимание следователя и, при необходимости, внести соответствующие замечания в протокол или даже обжаловать это постановление следователя в порядке, предусмотренном ст.ст. 124, 125 УПК РФ.

Из практики. В территориальном ОВД г. Москвы расследовалось уголовное дело в отношении А., которому было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 158 УК РФ. Защитник занес в протокол свои возражения против формулировки и обоснованности такого обвинения. Следователь обратился в Савеловский суд г. Москвы с ходатайством об избрании в отношении А., который был на тот момент задержан, меры пресечения в виде заключения под стражу. Однако судья согласилась с адвокатом, что обоснованность предъявленного обвинения вызывает сомнение, и в удовлетворении ходатайства следователя было отказано. Обвиняемого А. тут же в зале суда освободили из-под стражи.

На выводы судьи повлияли исследованные в судебном заседании материалы уголовного дела, связанные с привлечением А. в качестве обвиняемого, где были зафиксированы аргументированные возражения адвоката.

После этого адвокатом была подана руководителю следственного органа жалоба на незаконность и необоснованность предъявленного обвинения. Вскоре следователь перепредъявил А. обвинение уже по ч. 3 ст. 166 УК РФ.

Но тут у органов расследования возникла сложность с установлением размера ущерба, который по смыслу диспозиции ст. 166 УК РФ не идентичен стоимости похищенного имущества при его хищении (ст. 158).

Приведенный пример показателен тем, что крайне редко на стадии расследования защитнику удается убедить органы следствия в ошибочности уголовно-правовой квалификации выдвинутого ими обвинения.

Во многом это объясняется тем, что среди адвокатов распространено убеждение, что доводы о неправильном применении органами расследования уголовного закона лучше приберечь до судебного разбирательства. Здесь необходимо заметить, что в каждом конкретном случае должен быть свой план действий защитника.

В приведенном примере задача защитника состояла в том, чтобы не допустить заключения обвиняемого А. под стражу. И этой цели адвокат добился.

Поскольку уголовно-процессуальный закон устанавливает совокупность требований постановления следователя о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого (ч. 2 ст. 171 УПК РФ), защитник обязан использовать эти нормативные установления.

Так, п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ предусмотрено, что в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должно содержаться описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п.п. 1 – 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

В силу требований ч. 1 ст. 171 УПК РФ только при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

Здесь закон предоставляет следователю самостоятельность в решении вопроса о достаточности собранных доказательств для предъявления обвинения конкретному лицу. Однако следователь не вправе предъявлять обвинение, если оно не подтверждено материалами уголовного дела.

На это особо указал Конституционный суд РФ в определении от 21.12.2006 № 598-О1.

Адвокат, будучи и сам профессиональным юристом, способен сделать для себя вывод о правильности или неправильности действий следователя при оценке доказательств по признаку их достаточности.

Но трудность в том, что на момент предъявления обвинения следователь знает, какие доказательства он оценил, а адвокат этого не знает, поскольку обвинение предъявляется до того, как адвокату (защитнику) будут предоставлены для ознакомления все материалы уголовного дела в порядке выполнения требований ст. 217 УПК РФ.

Вместе с тем у адвоката (защитника) имеется свой источник информированности — сам обвиняемый. И адвокат уже выработал позицию защиты, например, полное отрицание вины, что позволяет эффективно оспаривать действия следователя при предъявлении обвинения и допросе обвиняемого.

Из практики.

Источник: https://e.ugpr.ru/321616

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий