Приставы не хотят пересматривать моё дело

Кривосудие Европейского Суда

Приставы не хотят пересматривать моё дело

Вы случайно попали сюда?  Тогда зайдите,  развлекитесь:

Кривосудие Европейского Суда

(роман в письмах)

«Жалоба № 35993/02  SINYUKOVv. Russia.  Первая Секция

Довожу до Вашего сведения, что 29 апреля 2005 г. Европейский Суд по правам   человека,   заседая    в   составе    Комитета    из    трех     судей  

(г-жа Ф. ТУЛЬКЕНС, Председатель, г-н А. КОВЛЕР и г-н С. Э.

ЙЕБЕНС) …принял решение… объявить вышеуказанную жалобу неприемлемой, поскольку она… не содержит признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции или в Протоколах к ней.

Это решение…  не подлежит обжалованию….  Суд не будет направлять Вам каких-либо дополнительных документов, относящихся к жалобе, …досье по  …жалобе будет уничтожено…

                                Сантьяго Кесада Заместитель Секретаря Секции».

Часть V

Дополнение № 4 к формуляру

(Я уже устал повторять: дело вроде бы представлено в полном объеме)

Введение

Пока я считал, что в дополнении № 3 к моей жалобе в Европейский Суд дело представлено в полном объеме, как черт из табакерки выпрыгнули еще два судебных дела: моя жалоба на неправомерные действия судебного пристава-исполнителя и мой иск к властям, намеревавшимся меня заморозить в собственной квартире.

Если бы я не возбудил этих дел в российском суде, половина моей жалобы в Европейский Суд была бы недействительной. Ничего не поняли? Объясняю.

Решение суда о выселении меня из моей квартиры невыполнимо. Если бы я его выполнил, я бы сам на себя навесил такой груз, что новая квартира, куда бы я переселился добровольно по решению суда, в любой момент перестала бы мне принадлежать. Потому, что судом совершена принудительно так называемая притворная сделка, обмен.

А отсюда уже последовало бы множество причин, следующих из Гражданского кодекса, по которым я и моя семья остались бы на улице, не имея за душой никакой собственности кроме одежды. Именно поэтому я не должен был соглашаться на добровольное исполнение решения суда. Пусть та же власть насильственно применит ко мне свое решение суда, тогда я ни в чем не буду виноват.

Я подчинился насилию, двойному насилию, суда и судебного пристава.

Что касается моего иска к властям о применении ко мне насилия и пыток, то без окончательного  решения суда по этому вопросу я не смог бы написать примерно половины своей жалобы, касающейся половины статей Конвенции. Ведь Европейский Суд признает единственным способом добиваться своих прав человека – внутренний суд. Кстати, я неоднократно обращал внимание читателя в предыдущих разделах на этот факт.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Первая секция

Жалоба № 35993/02

Синюков против России

Дополнение № 4

к ЖАЛОБЕ

в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека

 и ста­тьями 45 и 47  Регламента Суда,

ссылаясь на письмо Секретариата от 13 мая 2003 г. о «своевременном сообщении Суду

о любых изменениях в деле и предоставлении копий вынесенных судебных решений»

дополнительно заявляю следующее, обвиняя Россию в покушении на жизнь моей семьи

К «II. Изложение фактов»

14.

Пятое судебное дело. В Дополнениях № 1 и № 3 к Жалобе показано как я пытался образумить публичные власти, в том числе Президента России, с тем, чтобы они прекратили издевательства над моей семьей в форме пыток (в частности приложение 69). Абсолютно никаких позитивных результатов не последовало.

Только самый мелкий клерк из Управы «Северное Бутово» префектуры ЮЗАО Москвы Оксана Евгеньевна Горбачева (приложение 78), получившая по ступенькам иерархической лестницы мои жалобы от Президента, стала надсмехаться над нами: «У меня весь письменный стол завален Вашими жалобами, мы всей своей конторой читаем их и помираем со смеху над тем, как у Вас протухло мясо в отключенном от электроэнергии холодильнике». 

Я, измученный этими пытками и изуверскими насмешками при этом, подал 26.11.02 исковое заявление в Зюзинский суд первой инстанции к префектуре ЮЗАО Москвы в порядке защиты прав потребителя, в котором кроме нарушения прав потребителя заявил о пытках (приложение 103).

Из 2005-го. Я вынужден это приложение здесь привести, а то вы не поймете, в чем же тут дело. Этот текст можно прочитать в другом моем романе в письмах, названном мною «Государство-людоед», но не всякий его читал.

«В Зюзинский межмуниципальный суд,

Синюков Борис Прокопьевич, жертва политических репрессий, ветеран труда, канд. техн. наук, член секции научного совета Госкомитета по науке и технике, изобретатель, награжденный правительственными и ведомственными наградами;

117216, г. Москва, ул. Грина, 16, кв. 9,

тел. 712-30-56.

Ответчик Префектура ЮЗАО Москвы,

113209, Москва, Севастопольский просп., 28, корп.4.

Исковое заявление

«О компенсации материального и морального ущерба»

Ответчик систематически нарушает право нашей собственности (квартиры №9 по улице Грина, 16), не связанные с правом владения (статья 304 ГК РФ). Право нашей собственности подтверждаем (приложение 1).

Договором о техническом обслуживании нашей собственности РЭП-29 ДЕЗ «Северное Бутово» указанной префектуры являются Справки-извещения о квартирной плате и квитанции об их оплате (приложение 2 за 10.

02), а также Извещения ГУП «Мосгортепло» и квитанции об их оплате (приложение 3 за 10.02).

Указанные РЭП и ДЕЗ являются унитарными предприятиями указанной префектуры, поэтому вся ответственность за их деятельностью лежит на префектуре (ответчике).

Согласно статье 310 ГК РФ «недопустим односторонний отказ от исполнения обязательств» по этим договорам. Согласно статье 401 ГК РФ существует ответственность за нарушение обязательств, в том числе ответственность должника за своих работников (статья 402 ГК РФ).

Кроме того, данные обязательства ответчика подпадают под действие закона «О защите прав потребителей» (статьи 4, 7, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 20, 23, 24, 29, 31, 38), что, в частности, дает нам возможность беспошлинного обращения в суд за защитой своих прав.

Факты нарушения наших прав потребителя.

1.                   21.10.02 на сутки отключено холодное водоснабжение. Притом отключено в подвале нашего же дома дежурным слесарем ДЕЗа. Во всех окружающих домах вода, естественно, была.

Когда пришел слесарь включать воду, мы его спросили: почему отключал? Он ответил: начальство велело, я отключил. То есть, никакой аварии не было. Ущерб: мы не могли пользоваться туалетом и ванной, варить пищу.

Из-за этого физические и моральные страдания. Свидетели и доказательства в приложении 4.

2.                   07.11.02, в День примирения и согласия вновь выключили холодную воду и электроэнергию.

Кроме указанных выше физических и моральных страданий был и прямой материальный ущерб – в оттаявшем холодильнике испортились продукты на сумму 2430 рублей, приготовленные к празднику.

Кроме того, испортились недоваренные в микроволновой печи и духовке блюда на сумму 600 рублей. Свидетели и доказательства в приложении 4.

3.                  

Источник: http://www.borsin.narod.ru/download/5chast_.htm

«Самое адское — когда опечатать нечего»

Приставы не хотят пересматривать моё дело

В России растет не только число должников по алиментам, но и количество уголовных дел за их неуплату: за последний год таких судебных процессов стало больше на четверть. Причиной стали принятые в 2016 году поправки в законодательство.

Теперь, если после первого административного наказания должник не начинает выплачивать по долгам, его могут отправить в тюрьму на год. Как выясняется, кто-то не платит из-за плохих отношений с бывшим супругом, кто-то по незнанию, но большинство — из-за отсутствия денег и невозможности устроиться на работу.

По словам приставов, в случае отказа на должника можно воздействовать арестом имущества, но если у человека не осталось ничего, кроме жилья, то ситуация безвыходная, должник пойдет в тюрьму. Правда, на днях Минюст придумал выход: если забирать нечего, вместо заключения сделают бездомным и отберут квартиру.

Корреспондент «Новой» провела день с приставами, разыскивающими должников по алиментам.

Елена Гринь, судебный пристав-исполнитель. Виктория Одиссонова / «Новая»

На улице минус восемь, 6.30 утра. Коптевский район на севере Москвы. Сегодня тема рейда — должники по алиментам, которые не платят больше двух месяцев.

Некоторые, как выяснится, намного дольше — их непогашенные задолженности достигают уже больше миллиона рублей.

Выходим рано, потому что, как говорят приставы, застать кого-то дома удается либо «спросонья», либо ближе к 22 часам (самое позднее, когда могут постучаться в квартиру к должнику).

Елена и Безирген — приставы-исполнители, оба одеты официально — в служебную форму, в руках чемоданы, внутри — исполнительные производства на сегодняшних должников.

Из служебной машины следом выпрыгивает Артем, он не разговаривает с должниками, а выполняет роль защитника приставов — на нем специальная экипировка: жилет, а сзади на поясе наручники и резиновая дубинка.

Приставы рассказывают, что агрессия в их сторону чаще всего случается, если человек находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, но «бывает всякое».

Например, за последние годы участились случаи нападения на приставов с топорами.

В Хабаровске в 2015 году пристав чуть не лишился руки — должник успел нанести ему рубленую рану.

Судебный пристав-исполнитель Елена Гринь пытается подобрать код от входной двери подъезда. Виктория Одиссонова / «Новая»

Одно из самых сложных препятствий квеста «поквартирный рейд» — попасть внутрь подъезда. Елена и Безирген смеются, что ключей от всех дверей Москвы у них нет.

Приставы начинают поиски еле заметных, оставленных заботливыми жителями, кодов в квартиры. На улице еще темно, приходится светить айфоном по стенам вокруг двери.

Если такая тактика проваливается, приходится ждать первого, кто выйдет из подъезда.

Обход идет с 7 утра. К 8 на улице светает, Елене и Безиргену становится легче находить коды, записанные вокруг двери подъезда. Если код подобрать не получается, а должник не открывает, они пробуют дозвониться в любую другую квартиру. Виктория Одиссонова / «Новая»

Елена по очереди подбирает коды, спустя пять попыток попадаем на сонный голос: «Приставы? Зачем? Ужас какой!» Елена успокаивает в домофон, что они не к нему, а к соседу по лестничной клетке.

Дверь открывается. Дальше остается только угадать этаж и позвонить в нужную квартиру.

Чаще всего, объясняют приставы, на них реагируют с ужасом: первое, что человеку приходит в голову, — его сразу повезут в тюрьму.

Кроме того, люди часто путают приставов с коллекторами. И ассоциации сразу с выбиванием дверей, применением силы и ночными облавами. Как рассказывает пристав-исполнитель Екатерина, которая ждет найденных должников в отделении,

нередко приставам звонят коллекторы из частных предприятий и спрашивают, не хотят ли они поделиться информацией о человеке: «Я им говорю: вы тут при чем? У вас своя работа, у нас своя».

Если сама взыскательница (бывшая жена) хочет передать дело коллекторам, она пишет нам заявление, отзывает исполнительный документ и сама уже всем занимается, мы отходим от дела».

***

Хозяин квартиры не открывает судебным приставам-исполнителям. Виктория Одиссонова / «Новая»

После звонка в дверь приставы стоят тихо и вслушиваются в шевеление за дверью. Если человек не открывает полминуты, в дело включается Артем.

Он со всей силы отстукивает кулаком в дверь: «Откройте! Приставы!» За ней вдруг слышно: «Открываю, подождите». Выходит заспанный мужчина лет 60, это отец должника.

Говорит, что не общается с сыном около года, где тот проживает, не знает, и телефона у него нет: «Я ему сто раз говорил, что же ты делаешь-то?» — объясняет Иосиф Иванович. Приставы верят. Говорят, что если сын появится, пусть сразу позвонит. Но вообще их дальнейшие действия — выходить на место работы.

Судебный пристав-исполнитель Безирген Шамурадов просит отца должника подписать бумагу о том, что его сын не проживает в данной квартире. Виктория Одиссонова / «Новая»

Истории про то, что должники могут прятаться от приставов в диванах и холодильниках — правда, рассказывает Екатерина:

«Очень часто бывает: звоним в дверь, никто не открывает, а потом выходим из подъезда, а он стоит и из окна на нас смотрит».

Взламывать дверь приставы имеют право только после решения суда.

— Как-то открыла мне женщина, вторая супруга нашего должника, — вспоминает Екатерина. — Она говорит: его дома нет. Я начинаю с ней говорить: «Вы понимаете, что можете оказаться в той же ситуации, он от вас уйдет и не будет платить алименты.

Вам понравится? Вот первая супруга страдает».

Она, конечно, начала его защищать, потом когда я начала уже говорить из серии: «Он так же уйдет от вас», он вдруг из ванной в одном полотенце выскочил и начал наезжать на меня, говорит, мол, «что вы тут моей жене говорите?» Как психологи тоже работаем!

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий