Существует ли статья УК РФ для человека, который взял долг от лица другого человека?

Что делать, если вам не возвращают долги?

Существует ли статья УК РФ для человека, который взял долг от лица другого человека?

Дали в долг лучшему другу 5000 евро для покупки автомобиля, одолжили коллеге 100 долларов «до зарплаты», заняли родственникам 10 000 евро на строительство квартиры… А вскоре выяснилось, что лучший друг перестал отвечать на телефонные звонки, коллега уволился и «забыл» о том, что обещал вернуть деньги, а родственники «кормят завтраками». Знакомые ситуации? В период кризиса тема невозврата долгов становится все более и более актуальной. Вместе с Юлией Ошмян, адвокатом адвокатского бюро «Ревера Консалтинг Групп Лтд» разбираемся, как действовать и куда обращаться, если вам не возвращают сумму займа.

Прежде чем начинать процедуру взыскания долга, необходимо проанализировать, есть ли правовые основания для предъявления такого требования, все ли документы в порядке и каковы перспективы выигрыша дела.

Часто бывает, что друзья, партнеры по бизнесу, родственники, которые привыкли доверять друг другу, не обращают внимания на юридические тонкости.

А потом, когда сталкиваются с нарушением обещания вернуть долг, не могут доказать свою правоту в суде.

По закону, в случае если договор займа заключается между физическими лицами на сумму более 10 базовых величин (более 210 BYN), такой договор должен быть заключен в письменной форме.

Если же в сделке участвует юридическое лицо, письменную форму обязательно соблюдать вне зависимости от суммы займа.

Но даже если договор займа как отдельный документ составлен не был, факт передачи денежных средств обязательно следует зафиксировать в письменной форме.

На практике факт передачи денежных средств чаще всего оформляется путем составления расписки. В расписке обязательно следует указывать следующие сведения:

1. ФИО, паспортные данные и адрес регистрации займодавца и заемщика.

В случае если в расписке не будут указаны персональные данные заемщика, в суде будет сложно доказать, что деньги передавались именно вашему должнику, а не другому человеку с аналогичными фамилией, именем, отчеством.

Если же в расписке не будет содержаться паспортных данных займодавца, недобросовестный должник может обвинить займодавца в мошенничестве, указав, что сумму в долг он на самом деле взял у другого человека с такими же фамилией, именем, отчеством и сумма долга в полном размере давно возвращена этому человеку.

2. Сумма долга и сведения о том, что к моменту составления расписки данная сумма полностью передана займодавцем заемщику.

В противном случае кредитор не сможет доказать в суде, что денежная сумма действительно передавалась должнику и у должника возникла обязанность по возврату конкретной суммы займа. А недобросовестный должник получит возможность оспаривать договор займа по безденежности, ссылаясь на его незаключенность.

3. Дата составления расписки и срок возврата долга.

Если заемщик и займодавец согласовали конкретные сроки возврата займа, такую договоренность обязательно следует отразить в расписке.

Если этого не сделать, по закону должник будет обязан вернуть сумму займа только после предъявления займодавцем соответствующего требования и в течение 30 дней после получения такого требования.

В этой ситуации важна дата составления расписки, так как она влияет на срок исковой давности — срок, в течение которого займодавец может предъявить заемщику требование о возврате суммы займа и обратиться в суд для защиты нарушенного права.

Кроме этого, расписка обязательно должна содержать собственноручную подпись заемщика с ее расшифровкой. В спорной ситуации суд может назначить почерковедческую экспертизу. И если такая экспертиза установит, что должник на самом деле не подписывал расписку, займодавец не только рискует проиграть судебный спор, но также может быть обвинен в подделке документов либо мошенничестве.

Принимая решение о том, стоит ли обращаться в суд с иском о взыскании суммы займа, следует учитывать несколько обстоятельств.

Первое — поведение должника после наступления срока возврата займа.

В случае если должник начинает скрываться от вас, не отвечает на телефонные звонки, меняет место жительства или место работы, перестает общаться с общими знакомыми, оформляет принадлежащие ему транспортные средства, недвижимое или иное имущество на близких родственников (например, по договорам дарения), следует как можно быстрее обращаться в суд. Такое поведение говорит о том, что должник не намерен добровольно возвращать долг и в дальнейшем будет всеми способами уклоняться от погашения суммы займа.

Второе — соотношение между суммой займа и предстоящими судебными расходами по оплате государственной пошлины при обращении в суд и юридической помощи адвокатов.

Пример: Когда сумма займа составляет 230 евро, размер судебных расходов может быть примерно равен данной сумме, и в данном случае обращение в суд является больше делом принципа. Другое дело, когда сумма займа составляет 230 000 евро. В таком случае размер судебных расходов будет существенно меньше невозвращенной суммы займа.

По общему правилу, исковое заявление подается в суд по месту нахождения должника. При обращении в суд необходимо уплатить сумму госпошлины в размере 5% от невозвращенной суммы займа. В случае выигрыша суд обяжет должника возместить данную сумму истцу в полном объеме. Кроме того, если истец выиграет дело, суд может обязать должника компенсировать ему расходы по оплате помощи адвокатов.

Важно помнить, что при подаче иска можно заявить ходатайство о применении мер обеспечения. Если суд придет к выводу, что есть риск неисполнения должником решения суда, он может наложить арест на имущество должника в пределах суммы требований. Такой арест будет сохраняться вплоть до фактического исполнения решения суда.

При обращении в суд следует обращать внимание на то, истек ли трехлетний срок исковой давности.

В случае если срок давности истек, суд примет иск к рассмотрению, однако должник может заявить в процессе об истечении срока давности, и это является самостоятельным основанием для отказа в иске.

У суда есть право восстановить займодавцу срок исковой давности, но только в ситуации, если признает причины пропуска этого срока уважительными.

Сроки исковой давности необходимо рассчитывать следующим образом. В ситуации, когда в расписке в качестве срока возврата займа указана конкретная дата — к примеру, 1 августа 2016 г., срок исковой давности составит 3 года и начнется 2 августа 2016 г., а закончится 2 августа 2019 г.

 Если же в расписке не указан срок возврата, но содержится дата составления расписки — к примеру, 1 августа 2016 г., по закону, к этой дате необходимо прибавить 30 дней (льготный срок для возврата займа, предоставленный должнику законом), и уже от 31 августа 2016 г.

 отсчитывать трехлетний срок исковой давности, который истечет 1 сентября 2019 г.

Выигранное в суде дело часто не обеспечивает фактическое погашение суммы займа. В ситуации, когда должник не исполняет вступившее в законную силу решение суда, займодавцу нужно обратиться в отдел принудительного исполнения с заявлением о возбуждении исполнительного производства.

Такое заявление может быть подано как по месту жительства должника, так и по месту нахождения его имущества. Помните, что в качестве имущества должника могут рассматриваться не только транспортные средства, недвижимость, но и доля в уставном фонде коммерческой организации.

В последнем случае заявление о возбуждении исполнительного производства можно подать по месту регистрации коммерческой организации.

На этапе исполнительного производства существует большое количество инструментов, с помощью которых можно обеспечить фактическое исполнение решения суда.

Так, судебный исполнитель может применить к должнику меры обеспечения: наложить арест на его имущество, запретить другим лицам передавать должнику причитающееся ему имущество, запретить должнику продавать принадлежащее ему имущество.

Суд может ограничить право должника на управление транспортным средством, а также право на выезд за пределы Беларуси вплоть до полного исполнения решения суда. Следует подчеркнуть, закон допускает возможность ограничить право на выезд также иностранным гражданам и лицам без гражданства.

На стадии принудительного исполнения судебный исполнитель может получить сведения о наличии у должника денежных средств на счетах в банках, о транспортных средствах, зарегистрированных за должником, о наличии в собственности должника недвижимого имущества, сведения о месте работы и размере заработной платы должника. Кроме того, судебный исполнитель имеет право арестовать и изъять имущество должника для последующей реализации этого имущества.

В случае если у должника отсутствует какое-либо имущество, за счет которого можно исполнить решение суда, исполнительный лист может быть направлен по месту работы должника, и уже его наниматель будет обязан производить займодавцу отчисления из заработной платы должника в счет погашения долга.

В случае если решение о взыскании с должника суммы займа вынесено иностранным судом, но сам должник проживает в Беларуси либо здесь находится его имущество (в том числе — доля в уставном фонде коммерческой организации), такое решение после вступления его в законную силу можно исполнить на территории Беларуси, если это предусмотрено международным договором. Такие договоры действуют в отношении России, Украины, Польши, Литвы, Латвии и ряда других стран.

Для того чтобы исполнить решение иностранного суда, займодавцу первоначально необходимо обратиться в суд с заявлением о разрешении принудительного исполнения в Беларуси решения иностранного суда.

Такое заявление подается в областной или Минский городской суд по месту нахождения должника или его имущества.

По результатам рассмотрения дела суд выносит определение о разрешении принудительного исполнения в Беларуси решения иностранного суда либо об отказе в этом.

Важно понимать, что в данном процессе белорусский суд не пересматривает дело заново, а лишь решает вопрос о наличии или отсутствии оснований для отказа в разрешении принудительного исполнения иностранного суда. Такие основания предусмотрены законодательством Беларуси, а также международными договорами.

На практике чаще всего должники ссылаются на то, что решение не вступило в законную силу на территории страны, где рассматривалось дело; что должник не был извещен о рассмотрении дела согласно требованиям законодательства иностранного государства.

Определение суда о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда может быть обжаловано в Верховный суд. В случае если такая жалоба не подана должником в течение 10 дней с момента вынесения определения либо если Верховный суд отклонит жалобу должника, определение вступает в законную силу.

После этого займодавец может инициировать процедуру исполнительного производства на территории Республики Беларусь по правилам белорусского законодательства.

На практике многие должники уклоняются от исполнения решения суда, чтобы не пришлось возвращать сумму займа: не являются на прием к судебному исполнителю, меняют место жительства, увольняются с места работы, выезжают за пределы Беларуси, переписывают имущество на близких родственников, чтобы судебный исполнитель не мог данное имущество арестовать и реализовать.

Законодательство предусматривает ряд способов борьбы с такими недобросовестными должниками.

Во-первых, как уже было сказано, на имущество должника может быть наложен арест судом при рассмотрении дела либо судебным исполнителем в процессе исполнительного производства. Если к моменту принятия такого решения должник не успел продать свое имущество, за счет данного имущество займодавец может рассчитывать хотя бы на частичное погашение суммы займа.

Во-вторых, суд на стадии рассмотрения дела или в исполнительном производстве может ограничить право должника на выезд за пределы страны. Для многих должников это оказывается действенной мерой.

Справка: Республика Беларусь ратифицировала межправительственное соглашение с Российской Федерацией, по которому обе страны обмениваются сведениями о гражданах, которым ограничено право на выезд. Это означает, что если белорусский суд ограничил лицу право на выезд за пределы Беларуси, данное лицо не сможет выехать в третьи страны через территорию России.

В-третьих, законом установлена административная ответственность за нарушение должником законодательства об исполнительном производстве (уклонение от явки к судебному исполнителю, неисполнение требований судебного исполнителя, непредоставление должником сведений об имуществе, нарушение законодательства о мерах обеспечения иска и др.)

В-четвертых, если должником заключаются сделки, направленные на сокрытие или уменьшение принадлежащего ему имущества, займодавец может обратиться в суд с иском об оспаривании таких сделок.

К примеру, если после вступления решения в законную силу должник снял с учета принадлежащий ему люксовый автомобиль на основании договора дарения, заключенного со своими братом, но фактически данный автомобиль остался в пользовании должника, займодавец может попытаться оспорить такой договор как мнимый (заключенный лишь для вида, без намерения создать правовые последствия).

В-пятых, если у займодавца есть основания полагать, что должник заключил договор займа, изначально не намереваясь возвращать сумму займа, при этом обманул кредитора или злоупотребил его доверием, займодавец может подать заявление в правоохранительные органы для проведения проверки и привлечения должника к ответственности за мошенничество.

Компания Revera — один из лидеров белорусского рынка юридических услуг. Юристы компании совместно со специалистами Министерства экономики и Министерства иностранных дел Республики Беларусь ежегодно готовят справочник Doing Business in Belarus как ежегодное пособие для инвесторов.

Источник: https://finance.tut.by/news506460.html

Верховный суд разъяснил, как доказать невозврат долга

Существует ли статья УК РФ для человека, который взял долг от лица другого человека?

Полезное для многих граждан решение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда. Она по жалобе гражданина изучала вынесенные ранее решения судов по делу о долговой расписке.

Расписка оказалась единственным доказательством, что человек дал в долг деньги другому человеку, а тот их не вернул. В итоге заимодавцу местные суды отказали. Как правильно по закону поступать в подобных ситуациях, и разъяснил Верховный суд.

Трудно найти человека, который бы никогда в жизни не давал деньги в долг. И многие из тех, кто ссудил родственнику, соседу или знакомому деньги, потом годами безнадежно ждут, что должник вспомнит про них. Именно потому ситуация, которую разобрал Верховный суд, может быть интересна многим.

ЦБ разъяснил, кому ограничат размер долга по микрозайму

Все началось с того, что некая гражданка обратилась в суд с иском к знакомой. Она попросила взыскать с женщины деньги по договору займа и проценты за пользование чужими средствами. Суды первой инстанции и апелляции ей отказали. В райсуде женщина рассказала, что в подтверждение договоров займа и их условий у нее на руках остались расписки.

Из них следует, что 20 марта 2008 года ее знакомая взяла у нее 200 000 рублей под 4% в месяц на неопределенный срок. При этом обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20-го числа наличными, а остальную сумму вернуть по требованию.

Спустя полгода дама снова взяла у нее деньги – теперь 100 000 рублей под те же 4% – и обязалась отдавать 20-го числа каждого месяца проценты от суммы.

Но благие намерения сторон так и не стали реальностью. Ситуация с долгом, к сожалению, оказалась стандартной – кредитор просила вернуть ей деньги, ну а должница обещала сделать это. Так прошли все оговоренные и неоговоренные сроки.

Но взятые на время деньги так и не вернулись к той, что их ссудила. В конце концов, женщине пришлось обращаться в суд. В своей победе в судебном заседании истица не сомневалась – ведь у нее на руках была расписка должницы. Да и та не отказывалась.

Названы самые закредитованные регионы России

Каково же было удивление истицы, когда местные суды с доводами женщины не согласились и приняли прямо противоположное решение.

Отказывая гражданке в удовлетворении ее иска, суды исходили из того, что между дамами не был заключен договор займа. А имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денег именно у истца, поскольку не содержит “сведений о заимодавце и обязательства гражданки по возврату указанных в расписке сумм”.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила отказы местных судов и признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций.

В разъяснении своих доводов она пояснила: “В статье 807 Гражданского кодекса сказано: по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками.

А заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. При этом договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно статьям 161, 808 того же Гражданского кодекса договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Ну а в случае когда заимодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или другой документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы”.

Таким образом, подчеркивает Судебная коллегия, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Власти снизят ипотечные платежи для молодых семей

Как записано в пункте 1 статьи 160 опять-таки Гражданского кодекса, сделка в письменной форме должна быть совершена “путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами”.

По пункту статьи 162 Гражданского кодекса нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей.

Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Исходя из этого, Верховный суд подчеркивает – передача денег конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Судебная коллегия заметила, что из материалов дела следует: при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом.

Суд еще раз обратил внимание на то, что должница со своим долгом вообще-то была согласна. А фактически выражала лишь несогласие в суде только с начисленными процентами. Но обстоятельства, имеющие очень важное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований закона (ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса) никакой оценки обоих судов не получили.

Кроме того, подчеркнул Верховный суд, местными судами не было учтено, что по смыслу статьи 408 Гражданского кодекса нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное. Ссылка местного суда на то, что истцом в судебном заседании не было представлено иных (кроме расписки) доказательств в подтверждение своего иска, является, по мнению Верховного суда, несостоятельной.

Судебная коллегия еще раз подчеркнула: дело в том, что обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчице. И на этот важный момент также не было обращено внимание местных судов.

Потому Верховный суд отменил принятые раньше вердикты местных судов и велел пересмотреть дело о долговой расписке, но с учетом своих разъяснений.

Источник: https://rg.ru/2016/05/05/verhovnyj-sud-raziasnil-kak-dokazat-nevozvrat-dolga.html

Что происходит с договорными обязательствами, когда договор признается частью способа совершения преступления?

Существует ли статья УК РФ для человека, который взял долг от лица другого человека?

Существует ряд составов преступлений, при которых в объективную сторону входит заключение договора с преступной целью.

Например, незаконное получение кредита (ст.176 УК РФ) подразумевает, что должен быть заключен кредитный договор.

Но что происходит с договорными обязательствами после того, как вступил в силу приговор суда в отношении преступника?

На мой взгляд, становится очевидно, что между сторонами договорных обязательств нет.

Преступник не имел воли заключить договор, но он имел волю на совершение преступления.

У потерпевшего есть возможность взыскать ущерб по главе 59 ГК РФ, а наличие одновременно договорного и внедоговорного обязательства в этом случае является, на мой взгляд, взаимоисключаемым.

Обычно уголовное преследование происходит не быстро, поэтому еще до приговора суда кредитор успевает «просудить» долг в обычном гражданском процессе (например, взыскать долг по кредиту). А чаще успевает и понять безнадежность взыскания…

Иск по главе 59 ГК РФ может быть предъявлен потерпевшим в уголовном процессе (ст.44, 54 УПК РФ).

При этом потерпевшим может быть выгодно заявлять такой иск в уголовном процессе даже в случае, когда уже есть решение по обычному иску о взыскании в гражданском процессе, например:

– вред, причиненный от преступления, относится к первой очередности по ст.111 Закона об исполнительном производстве, поэтому меняется очередность взыскания;

-путем заявления иска к уголовном деле можно взыскать долг с другого лица (если преступником являлось лицо, которое поручителем или заемщиком не являлось);

 и др.

Если говорить о случае ст.176 УК РФ, то, помимо основного долга, можно успеть просудить в гражданском процессе  и проценты по кредиту (ст.809 ГК РФ), и проценты за невозврат кредита (ст.811 ГК РФ).

Проценты установлены договором, а если договорных обязательств нет, то…что?

Кроме того, возникает вопрос с обеспечением (залог, поручительство и др.), которое обеспечивало договорное, а не деликтное обязательство …

Неужели положение преступника более выгодное, чем положение обычного должника?

Я не встречал научных работ, в которых бы анализировалась эта проблематика.

Но я столкнулся с вопросом на практике и хочу поделиться соответствующим опытом: как поступал я и какова была реакция суда на это.

Я представлял кредитора-займодателя, который взыскивал долг со своего должника-заемщика. Долг был порядка 14 млн. рублей.

Исполнительное производство обрастало другими кредиторами (банкротства граждан еще не было), но тут удалось довести до конца приговор суда о мошенничестве (ч.4 ст.159 УК РФ) заемщика против займодателя: преступник умышленно брал займы без намерения их вернуть, что равносильно хищению.

В уголовном процессе также разбирался эпизод с распиской на 3 млн., которую должник умышленно уничтожил, но суд по другим доказательствам установил наличие такой расписки. К счастью для моего клиента, п.1 ст.162 ГК РФ для деликтного процесса не применяется и уголовный суд не ограничивает.

Однако гражданский иск в уголовном деле был заявлен на 17 млн., из которых 3 млн. касались расписки и 14 млн. касались уже просуженных долгов в гражданском процессе ранее. Нам это было нужно, чтобы получить первую очередь кредиторов в исполнительном производстве против должника, у которого имущества на требования моего клиента хватало, а на требования всех кредиторов – нет.

В приговоре в отношении преступника суд удовлетворил гражданский иск в полном объеме, но в резолютивной части указал только на взыскание 3 млн., а в мотивировочной части указал, что нет необходимости повторно взыскивать денежные средства в размере 14 млн. рублей, которые ранее уже были просужены в гражданском процессе.

В связи с возражениями должника в исполнительном производстве пришлось обращаться за разъяснением приговора в части удовлетворения гражданского иска и в отдельном постановлении суд подтвердил, что ущерб от преступления составляет 17 млн. рублей, а не 3 млн. рублей.

И приговор, и постановление оставлены в силе вышестоящими судами.

Я боялся, что юристы, представляющие преступника, начнут пересматривать решения о взыскании по займам в гражданском процессе по главе 42 ГПК РФ (хотя еще нужно придумать, по какому пункту идти), заявляя, что произошло взыскание по договору, а приговором установлено наличие внедоговорных отношений по возмещению вреда, но, к счастью, они до этого не додумались.

Выждав, на всякий случай, срок на пересмотр в 3 месяца (ст.394 ГПК РФ), я решил испытать теорию на практике…

Так как приговором по уголовному делу был удовлетворен гражданский иск в отношении 3 млн. рублей, то я решил начислить проценты по ст.809 ГК РФ и по ст.811 ГК РФ на всю сумму долга и взыскать их в отдельном исковом процессе.

Однако иск носил внедоговорный характер взыскания по главе 59 ГК РФ.

При этом я доказывал суду, что в силу п.4 ст.1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Следовательно, преступник должен возместить убытки потерпевшему в размере процентов по ст.809 ГК РФ и по ст.811 ГК РФ также, как если бы между ними был договор, а не причинение вреда преступлением.

Текст апелляции по такому процессу можно посмотреть здесь.

Суд отказал, указав, что заем является беспроцентным, что отражено в показаниях потерпевшего в приговоре. С этим, в принципе, не поспоришь (так и было).

А вот отказ во взыскании процентов по ст.811 ГК РФ суд мотивировал тем, что, дескать, потерпевший не обращался к преступнику с требованием возвратить заем, а в отсутствие уничтоженной расписки срок установить нельзя.

Ни подача заявления о возбуждении уголовного дела, ни даже заявление гражданского иска в уголовном процессе по данной расписке, судом как требование о возврате займа для данных целей, почему-то, не расценено… Но не это главное.

Первая инстанция, помимо данных доводов, указала, что причиной отказа в иске является отсутствие между сторонами договорных отношений.

Апелляция, к счастью, данный довод не повторила и, как можно заметить, при иной фактуре вполне допустила бы удовлетворение подобного иска.

Так что, я считаю, эксперимент удался.

Какие же выводы можно сделать?

 На мой взгляд, в силу п.4 ст.1 ГК РФ положение потерпевшего в части гражданского иска в уголовном деле не может быть хуже, чем если бы уголовного дела не было.

Хотя взыскание проводится по главе 59 ГК РФ как возмещение ущерба от преступления, у потерпевшего должно сохраняться и право на основной долг, и право на договорные проценты и неустойки, и право на обеспечение. Потерпевший не должен быть поставлен в худшее положение, чем если бы он взыскивал долги в обычном гражданском процессе по договорному требованию.

Наличие уже взысканных долгов в гражданском процессе до приговора суда не препятствует заявить эти долги как ущерб от совершенного преступления в гражданском иске в уголовном процессе, что, однако, влечет переквалификацию обязательств с договорных на внедоговорные, но не повторное взыскание.

Пересмотр решения о взыскании долгов в гражданском процессе по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в связи с принятием приговора, на мой взгляд, также не должен допускаться.

Возможно, кому-нибудь этот опыт пригодится.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2016/09/23/chto_proishodit_s_dogovornymi_obyazatelstvami_kogda_dogovor_priznaetsya_chastyu_sposoba_soversheniya

Верховный суд объяснил важность расписки в личных долгах

Существует ли статья УК РФ для человека, который взял долг от лица другого человека?

Верховный суд РФ пересмотрел итоги судебного разбирательства двух человек о возврате денег. Тема, когда один гражданин дает взаймы другому определенную денежную сумму, а потом возникают проблемы с ее возвратом, стара, как мир. Об этом даже была придумана поговорка про то, что берешь чужие деньги на время, а отдаешь – свои и навсегда.

Несмотря на видимую простоту ситуации, далеко не все знают, какие законы действуют при невозврате долга и какие нормы регулируют законный способ решения проблемы.

Пересмотр этого дела показал, что в таком, внешне простом, вопросе могут путаться даже суды.

Дело, которое дошло до Верховного суда РФ, на первый взгляд, действительно было самым банальным. Один гражданин дал другому, точнее – другой – взаймы.

Условия займа были оговорены в расписке, как и проценты. Поначалу возврат сумм по договору шел регулярно, потом застопорился. В итоге заимодавец обратился в суд с просьбой взыскать в принудительном порядке долг по договору займа и проценты за пользование чужими деньгами.

В Госдуме предложили облегчить должникам правила выезда из России

Но заявителю районный, а вслед за ним и суд апелляционной инстанции – отказали. Расстроенный истец дошел до Верховного суда. Тот встал на сторону обиженного гражданина.

Вот что в этом деле увидели местные суды.

Единственным подтверждением денежных взаимоотношений истца и ответчика оказались две расписки. Их в подтверждение своих слов о наличии займа и его условий гражданин и принес в суд.

Расписки были похожи. Судя по тексту, гражданин ссудил знакомой 200 тысяч рублей под 4 процента в месяц на неопределенное время.

Отдавать проценты гражданка обязалась двадцатого числа каждого месяца наличными, а остальную сумму пообещала вернуть по первому же требованию.

Первая расписка была датирована весной, а спустя полгода женщина дала еще одну расписку на сто тысяч рублей под те же условия.

Когда районный суд отказал заимодавцу, он заявил, что никакого договора займа между сторонами заключено не было.

А расписки, которые есть в деле, не подтверждают факт получения денег именно у истца, так как его фамилии в расписке нет. Как нет и никаких данных, что гражданка должна вернуть деньги именно заявителю.

Верховный суд РФ, перечитав дело с отказами местных судов, с ними не согласился и признал уже принятые решения ошибочными. И дал разъяснения по таким спорным случаям, которые нередко доходят до суда.

Со счетов должников банки изъяли средства и перевели их приставам

Вот как рассудил этот спор Верховный суд РФ. Сначала он напомнил, что в соответствии с 807 статьей Гражданского кодекса по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи. А заемщик со своей стороны обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму или равное количество вещей такого же рода и качества.

Договор займа между гражданами считается заключенным с момента передачи денег или вещей.

По статьям 161 и 808 Гражданского кодекса РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

А если заимодавцем окажется юридическое лицо, то письменный договор заключается в любом случае и независимо от суммы.

В законе сказано дословно следующее – подтверждением договора займа и его условий может быть расписка заемщика или “иной документ, удостоверяющий передачу заимодавцем определенной суммы”.

Таким образом, делает вывод из всего вышесказанного Верховный суд, для квалификации отношений между гражданами как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижения между сторонами соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Статья 160 Гражданского кодекса РФ говорит, что сделка в письменной форме может быть совершена “путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку”.

Спецкор “РГ” поучаствовала в рейде по отключению света у должников

В следующей статье того же Гражданского кодекса, в 162-й, уточняется, что нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны в случае возникновения спора права сослаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из всего сказанного Верховный суд РФ делает вывод – передача денег конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

А еще Верховный суд напомнил, что при рассмотрении нашего спора ответчица вообще-то хотела заключить мировое соглашение. И, судя по материалам дела, фактически не соглашалась только с начисленными ей процентами.

Обязанность доказывать, что факта заключения договора займа не было, лежит на том, кому деньги дали

По мнению Верховного суда, это важное обстоятельство.

И оно имело существенное значение для разбора правоотношений сторон. Но местные суды в нарушение закона (198-я статья Гражданского кодекса) никакой оценки этих обстоятельств в своих решениях вообще не дали.

Но это было не единственное важное упущение. А еще, подчеркнул Верховный суд РФ, местные суды не учли, что есть 408-я статья Гражданского кодекса. Там сказано следующее: нахождение у заимодавца расписки подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если он не сможет суду доказать обратное.

По мнению Верховного суда, ссылка местных судов на то, что истец пришел к ним фактически с пустыми руками и не принес им в суд никаких доказательств займа кроме расписок, несостоятельна.

Высший суд напомнил и своим коллегам, и гражданам очень существенную вещь.

А именно – обязанность доказывать, что факта заключения договора займа с конкретным гражданином не было, в подобных спорах между гражданами лежит на том, кому деньги дали, а не на том, кто их ссуживал.

Верховный суд разъяснил тем, кто дает взаймы, и тем, кто берет деньги, что расписка – самое важное доказательство. Depositphotos.com

Источник: https://rg.ru/2016/12/13/verhovnyj-sud-obiasnil-vazhnost-raspiski-v-lichnyh-dolgah.html

Не делал, но соучаствовал

Существует ли статья УК РФ для человека, который взял долг от лица другого человека?

Мы используем cookie, чтобы улучшить ваше восприятие нашего сайта. Вы можете увидеть, сохраненные cookie-файлы с помощью настроек cookie в вашем браузере. Просматривая наш сайт, вы соглашаетесь с использованием нами cookie-файлов.

Как законопослушные граждане могут оказаться преступниками поневоле

Друзей не выбирают – крылатая фраза, которая только на первый взгляд кажется справедливой, но на практике нередко оказывается далека от истины. Не выбирают родителей, родину и соседей. Все остальное – на наш вкус.

Есть и другая крылатая фраза: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Бывают случаи, когда знакомство не с теми людьми может довести аж до скамьи подсудимых или прогулка с приятелем-авантюристом окончиться в отделе полиции. И ответственность «по-дружески» разделят оба.

Даже если один просто стоял и наблюдал за проделками второго.

«Тот, кто бил камнем, сказал, что этого не делал. Второй на самом деле ничего не делал. Вину не признают оба. И, как итог, отвечают оба»

«Одна говорит: отдай мне колечко, сережки и перчатки. И забирает все это. Девочки поделили «добычу» меж собой и разошлись. Через несколько дней – обвинение в групповом грабеже»

О таких случаях и о том, как их интерпретирует закон (тут включается понятие «преступная группа»), рассказал адвокат Игорь Поляков в программе «Приморский адвокат» на 8-м канале. 

На месте преступления были двое…

Казалось бы, ничего нового о преступной группе лиц сказать нельзя. Все и так понятно. Статья 35-я Уголовного кодекса РФ подробно описывает ее вариации. Но хотелось бы взглянуть на эту статью по-другому, с практической точки зрения. Например, в ситуации, когда люди с удивлением узнают, что стали соучастниками преступной группы. Невольно.

– Вечером вы с приятелем зашли в магазин, и тот повздорил с продавцом, – приводит пример Игорь Поляков. – Возмущенный приятель вышел на улицу, поднял палку и начал громить витражные окна.

Вы опешили, растерялись, стоите молча, потом ваш приятель убегает, и вы несетесь вслед за ним. Вас поймали. С балкона, как это обычно бывает, голосит старушка, которая утверждает, что вы постоянно здесь хулиганите и вас всех пора пересажать.

Вы объясняете полиции, что и не думали разбивать эти стекла. Тем не менее вас привлекают к уголовной ответственности за хулиганство или умышленное повреждение чужого имущества. Ущерб налицо: разбитые дорогие витрины и испорченный товар.

Для посторонних людей вас было двое. Как итог – статья 213-я УК (хулиганство группой лиц). До 7 лет реального лишения свободы. 

Помимо того что вас с приятелем квалифицируют как группу лиц, следователи могут применить другую квалификацию – группа лиц по предварительному сговору. Это значит, что вы якобы заранее договорились разбить эти стекла. Таких уголовных дел масса – когда кто-то из подвыпившей компании начинает хулиганить, а отвечают в конечном счете все.

Другой пример. Знакомые попросили водителя машины довезти их до конкретного дома и подождать. Потом вышли с какими-то большими мешками, погрузили их в багажник и сказали: поехали. Добрались до места назначения, поблагодарили и разошлись.

Впоследствии водителя авто установили и обвинили в соучастии в краже с предоставлением машины как орудия совершения преступления. Он не знал, что было в мешках, откуда вещи, из какой квартиры. Он-то ведь ничего не брал.

Тем не менее его обвинили в соучастии по статье 158 УК – кража группой лиц по предварительному сговору. До 5 лет лишения свободы. 

Еще пример. Выпившие молодые люди спровоцировали ссору с прохожим. Началась драка. Прохожий упал. Один из компании взял камень и начал бить бедолагу по голове. Второй растерялся, но не пресек действия товарища. У жертвы оказались раздроблены кости лица, впоследствии он умер.

Кем был потерпевший? Обычным человеком, возвращающимся с работы домой. У него была жена, у него дети остались сиротами. Престарелые родители потеряли сына-кормильца. Молодых людей поймали. Разумеется, следователем задается вопрос: кто из вас убил этого человека? Ответа нет.

Тот, кто бил камнем, испугался и сказал, что этого не делал. Второй же на самом деле ничего не делал, о чем настойчиво твердил следователю. Вину не признают оба. И, как итог, отвечают оба. Статья 105 УК – умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Мера наказания – от 8 до 20 лет лишения свободы. Каждому. 

Отягчающие признаки

По словам адвоката, полно аналогичных примеров, связанных не со смертью, но с увечьями, когда кто-то травмирует жертву сильно и сознательно, а кто-то рядом бьет как бы для вида.

В таком случае действия напавших можно расценивать по статье 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц. До 12 лет лишения свободы.

Или в случае причинения среднего вреда здоровью группой лиц по статье 112. В этом случае – до 5 лет.

При этом судмедэксперты не могут разграничить ваши удары (слабые и несерьезные) с чужими, которые и стали причиной увечья. В своих заключениях специалисты пишут, как правило, что «смерть наступила в результате совокупности причиненных травм». Били все, и отвечают все. 

– На практике сложно различить виновного и невиновного, – отмечает адвокат. – Особенно если преступник отрицает вину или хочет переложить ее на вас. Говорит, что это не он, а вы стали зачинщиком.

Существует 63-я статья УК, где перечислены обстоятельства, отягчающие наказание. Группа лиц относится именно к таковым.

К слову, этим квалифицирующим отягчающим признаком наполнены многие статьи Уголовного кодекса. 

Еще один пример – экономический. Гендиректор некой компании заключает сомнительную сделку. В процессе ее совершения осуществляются переговоры, составление бухгалтерских проводок, финансовые операции.

Естественно, всем этим заведует бухгалтер, который может и не догадываться о сути сделки. Впоследствии же оказывается, что сделка была преступной, носила чисто номинальный характер. Но отвечают все. Директор – как организатор. Остальные – как исполнители.

Как правило, такие случаи квалифицируются как мошенничество. 

Молча смотреть – равно соучаствовать

Очередной показательный пример из практики адвоката. Компания молодых людей с девушкой выпивала в квартире. Двое парней под действием алкогольных паров затаскивают девушку в комнату, начинают ее насиловать. Третьему другу кричат: помоги. Он стоит у двери, смотрит, чтобы никто не зашел или чтобы жертва не выбежала.

Он не принимает участия в насилии, он женатый человек, порядочный семьянин. Растерялся, даже был против, говорил товарищам, чтобы они перестали. Тем не менее он был рядом и, по сути, оказывал содействие. Это статья 131-я, часть 2-я, УК РФ – изнасилование группой лиц. От 4 до 10 лет реального лишения свободы.

Человек не смог отказать друзьям в этой преступной поддержке, не пресек их действия. Пошел перевоспитываться в исправительную колонию.

 Другой пример. Шла компания молодых ребят. Кто-то из них решил пристать к прохожей, потребовал отдать сумочку. Остальные молчали, стояли рядом. Сумочку в итоге преступник забрал, деньги присвоил. Компанию поймали. Отвечают все. Квалификация в зависимости от обстоятельств: или грабеж, или разбой, совершенные группой лиц. Грабеж – до 7 лет лишения свободы. Разбой – до 10 лет.

Беда от стадного инстинкта

– Большая опасность кроется в стадном инстинкте, – подчеркивает Игорь Поляков. – Он может захватить вас вихрем. Это психология толпы. Человек делает то, что делают его приятели, друзья.

Потом его спрашивают: зачем тебе это было нужно? А в ответ: не знаю, все делали, и я делал. Все пинали, и я пинал. Все отбирали, и я отбирал. Кто-то начал первым, я лишь продолжил.

Особенно это актуально для среды подростков. 

Три одноклассницы поссорились между собой. После школы две девочки решили выяснить отношения с третьей. Покричали друг на друга. Вроде бы пора расходиться. Одна говорит: пока не одумаешься, отдай мне колечко, сережки и перчатки. И забирает все это. Девочки поделили «добычу» меж собой и разошлись. Через несколько дней к ним пришла полиция. Обвинение в групповом грабеже.

До 7 лет лишения свободы. Причем вторая девочка, как оказалось, ничего не делала. Она не нападала, не намеревалась отбирать вещи, они ей были не нужны. Но она стояла рядом и молчаливо потворствовала. Не запретила подруге совершить грабеж. Значит, соучастница. Обе девочки из обеспеченных семей.

Когда спрашивали их, зачем это было нужно, зачем им чужие перчатки, они не знали, что ответить. 

 Еще пример. Девушка познакомилась с парнем. И стала ездить с ним на машине, прятать какие-то пакеты, о содержимом которых не знала. Оказалось, они делали закладки – прятали наркотики. А парень занимался их распространением. Обоим предъявлено обвинение в сбыте наркотических средств. Статья 228-я УК. До 20 лет реального лишения свободы.

Вот нередкая история. Злоумышленник предложил знакомому подзаработать денег и перевезти несколько посылок по краю. Впоследствии оказалось, что содержимым свертков был наркотик. Знакомому вменена перевозка наркотических средств. 

Другого человека знакомый «по-дружески» попросил сходить вместе с ним к должнику, вернуть деньги. Но что это за долг, он не объяснил. Приходят на место, зачинщик начинает резко требовать деньги с должника, жестикулирует, ругается. Тут врываются сотрудники полиции и задерживают товарищей. 

Оказывается, деньги никто никому не одалживал. Долг был надуман. Раньше такие «долги» становились результатами криминальных разборок, стрелок.

Был такой термин – «загрузить коммерса», когда за какие-то незначительные бытовые нарушения, допущенные потерпевшим, криминалитет ставил его на счетчик, назначая астрономические проценты.

Договора займа, разумеется, никакого не было. Итогом в приведенном примере стало обвинение в групповом вымогательстве. 

Виновен в том, что ничего не сделал

Кто-то скажет: но это же несправедливо. Надо же разобраться. А как разобраться? Потерпевший говорит, что с него требовали деньги. Что требовали оба. 

Не надо переоценивать и следствие. Это не книжный детектив, где в конце рассказа все во всем разобрались. На практике все упрощается.

Зачастую от обвиняемых приходится слышать, что потерпевший врун и было все не так, как он говорит. Возможно. Только правило таково, что и следствие, и суд больше верят потерпевшим.

Возможно, он преувеличивает что-то от страха, злобы, жажды мести. Но это ваша расплата. 

 Кто-то сочувственно скажет потом невольному соучастнику: мол, тебе просто не повезло, ты оказался не в то время не в том месте. Я скажу по-другому. На самом деле такой невольный соучастник виноват. Виноват в том, что проявил беспечность при выборе сомнительных друзей.

Виноват в том, что у него не хватило ума пресечь преступление, очевидцем которого он стал, остановить своего криминально настроенного приятеля. Виноват в том, что не ушел, не уехал сразу же, а остался стоять истуканом, наблюдая за происходящим, возможно, трагическим событием.

Так все и происходит: обычный законопослушный гражданин сначала становится пассивным наблюдателем злодеяния, а затем невольно (и зачастую неизбежно) превращается в соучастника преступления. Не допустить этого в ваших силах.

Евгений СИДОРОВ

Источник: https://vladnews.ru/ev/vl/4336/118764/delal_souchastvoval

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий