Возможность привлечения к ответственности за изнасилование, если прошел уже год

Уже с 11 января в Украине: 5 лет тюрьмы за секс без расписки

Возможность привлечения к ответственности за изнасилование, если прошел уже год

В следующем году вступают в силу революционные изменения в Уголовный кодекс, которые резко расширяют трактовку понятия “изнасилование” и “сексуальное насилие”, сообщает strana.ua

Летом нынешнего года одним из наиболее обсуждаемых событий в украинском сегменте интернета стало известие о том, что в Швеции вводится принцип обязательного получения согласия на секс. Скандинавы посчитали – в случае отсутствия такового “согласия” одной из сторон половой акт считается изнасилованием.

С 1 июля этот нормативный акт, ужесточающий наказание за сексуальные преступления, вступил в силу. Комментируя саму идею внедрения такой новации на практике украинский айтишник Александр Краковецкий на своей странице в Facеbook в шутливой форме представил, как аналогичный закон действовал бы в отечественных реалиях.

Источник фото: .com/alex.krakovetskiy

По иронии судьбы, пост Краковецкого был обнародован через две недели после того, как Верховная Рада проала за введение в Украине закона, во многом идентичного шведскому.

А 7 декабря 2017 года парламентарии поддержали законопроект “О предупреждении и противодействии домашнему насилию” (известный также, как закон 2229-VIII), который революционным образом меняет трактовку изнасилования и сексуального насилия сквозь призму Уголовного кодекса. Эти новации вот-вот вступят в силу – уже с 11 января 2019 года.

Что они кардинально меняют, в чьих интересах внедряются, как будут работать на практике и какие новые риски несут – разбиралась “Страна”.

За новые подходы в практике секса ратует “женщина третьего тысячелетия”

Для начала уясним, что собой представляют изменения в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины. Украинские нардепы их приняли в декабре прошлого года под предлогом реализации положений Конвенции Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин.

Часть радикальных новелл, в частности, касающихся принудительного выселения домашних насильников. С января 2019 года вступают в силу и прочие его аспекты, касающиеся криминализации домашнего насилия, принуждения к заключению брака, абортам или стерилизации и т. п.

Еще более фундаментальный слом устоев предусматривается в закреплении обновленных подходов к преступлениям против половой свободы и неприкосновенности лица, где вводится императив “добровольного согласия”. А параллельно делается попытка разграничить изнасилование с прочими формами сексуального насилия.

Сторонники новых подходов (а в пуле тех, кто агитирует за позитивные новшества закона 2229-VIII, – супруга главы ГПУ и представитель президента в парламенте Ирина Луценко, а также ряд неправительственных организаций, финансируемых за счет грантов из-за рубежа) представляют их как своего рода “революцию”, радикальным образом меняющую подходы в уголовном преследовании насильников.

Это подается как противодействие “домашним тиранам” в семьях.

В чем суть нововведений и при чем здесь английское чаепитие

В результате Украина станет одиннадцатым по счету государством в Европе (вслед за Великобританией, Бельгией, Кипром, Люксембургом, Исландией, Германией и т. д.), где сексуальные действия, совершенные без добровольного согласия партнера будут квалифицироваться как изнасилование или сексуальное насилие.

Как считают сторонники новшеств, такая трактовка будет соответствовать позиции ЕСПЧ (в решении по делу “М.С. против Болгарии” №39272/98 от 4 декабря 2003 года), где суд установил – государство обязано расследовать каждый половой акт, осуществленный без согласия потерпевшего лица, даже если оно не оказывало физического отпора.

“Изменения в уголовном законодательстве в отношении сексуального насилия будут действительно революционными, потому что полностью меняется идентификация действий, которые признаются противоправными и за которые лицо должно нести ответственность.

Сегодня по части изнасилований и сексуального насилия Украина имеет древнее законодательство, по которому привлечение к уголовной ответственности возможно только в случае, если были применены угрозы, сила или злоупотребление уязвимым состоянием потерпевшего лица”, – объясняет свое видение ситуации Галина Федькович, юрист ОО Центр “Женские перспективы”.

Вспомните новость: Розенко рассказал, насколько реально сегодня узаконить секс-индустрию в Украине

Действующая редакция статей Уголовного кодекса за изнасилование, источник фото: zakon.rada.gov.ua

С 11 января все кардинальным образом меняется: отныне во главе угла законодатель поставил наличие или отсутствие согласия на секс.

Изменение подхода к самому понятию изнасилования налицо.

Если ранее таковым считался половой акт, осуществленный с угрозами и применением силы, то теперь составом преступления будет считаться “проникновение в тело партнера без его добровольного согласия”.

И именно вокруг данного “согласия” (а точнее, вопроса его наличия или отсутствия) и будут конструироваться фабулы уголовных дел в отношении вероятных насильников.

Законодатель сделал примечание, что если лицо не сказало четкое “да” накануне интима, то это следует трактовать как несогласие. К еще одному важному новшеству следует отнести нормы, согласно которым потерпевшее лицо не обязано в процессе судебного расследования доказывать, что оно пыталось оказывать сопротивление сексуальному насилию.

Редакция УК Украины, которая вступит в силу с начала следующего года, источник фото: zakon.rada.gov.ua

“Несогласие – это несогласие, отсутствие несогласия – это также несогласие”, – считает активист “Женских перспектив” Марта Чумало.

В качестве обоснования своих аргументов логичности новой трактовки сексуальных преступлений украинские общественники пользуются роликом полиции Великобритании, где получение согласия на половой акт сравнивается с предложением выпить чаю.

Что не так с “сексуальным законом”

Основной вопрос, который едва ли не с самого начала обсуждается в юридических кругах, – каким образом доказать наличие или отсутствие согласия?

Законодатель не предусмотрел, каким образом идентифицировать его, поскольку в отношении “согласия” есть только одно примечание, которое ровным счетом ничего не объясняет. Тем самым создавая почву для различного рода манипуляций на “сексуальном фронте”, включая шантаж со стороны лиц, внезапно посчитавших себя жертвами насилия.

Вот что говорит “Стране” об этом собеседник в органах прокуратуры: “Закон абсолютно сырой.

Простой пример: что делать, если партнер сначала согласился, а потом начал шантажировать тем, что якобы не давал согласия и его изнасиловали? Четко согласие нигде не регламентируется, даже при написании соответствующей расписки позиция одного из участников после полового акта запросто может измениться – мол, это лицо говорило четкое “нет”. А расписку вынуждено было написать под давлением”.

Еще один ряд “подводных камней” закона – новые формулировки статей за изнасилование (ст.152 УК Украины) и сексуальное насилие (ст.153 УК Украины). Первая из них была выписана так, что лицом, которое совершило такое деяние, может быть исключительно мужчина.

Речь идет о юридической конструкции, где говорится о том, что потерпевшим в данном составе преступления является лицо, которое испытало “вагинальное, анальное или оральное проникновение”. Ведь очевидно, что в случае недобровольного полового акта со стороны женщины в отношении мужчины, как такового “проникновения” в тело жертвы не происходит.

На другую очевидную коллизию в своих выводах обращало внимание и Главное научно-экспертное управление парламента при оценке закона 2227-VIII.

Здесь указали, что при определенных обстоятельствах виновные лица (скорее всего, имелись в виду женщины-насильницы) смогут избегать уголовной ответственности, когда речь идет о “проникновении в тело потерпевшего”.

Дело в том, что их действия отныне будут подпадать под ст.154 УК Украины, а не профильную статью об изнасиловании.

В результате этого казуса с “проникновением” за недобровольную половую связь взрослой женщине с несовершеннолетним будет грозить как максимум арест на полгода, в то время как за аналогичные действия с несовершеннолетней мужчине “светит” от 7 до 12 лет тюрьмы. А за секс с женой, которая постфактум (в силу, например, бытовой ссоры, разногласий из-за детей, собственности и т. п.) решит написать на него заявление, – от 3 до 5 лет заключения.

Третьим нонсенсом является формулировка, где гениталии (речь идет о мужском половом органе) отнесены к категории “предметов”, которыми пользуется насильник. Фактически часть организма сильной половины человечества законодатель трактовал как сторонний предмет.

Каким образом правоохранители намерены рубить эти и другие “гордиевы узлы”, дабы не допустить превращения новелл Уголовного кодекса в бич для мужчин, – покажут время и судебная практика. По информации автора этих строк, в настоящее время силовики ожидают детальных разъяснений в части применения на практике норм закона 2227-VIII.

Тем временем, даже идеологи борьбы с домашним и секснасилием отмечают – большинство украинцев не в курсе новшеств, которые их ожидают сразу после новогодних праздников.

Согласно данным онлайн-опроса “Женских перспектив” (хотя и его итоги вряд ли можно считать репрезентативными), из 1220 опрошенных (где лишь каждый пятый оказался мужчиной) – 56% вообще не слышали о новациях в УК Украины в части изнасилования и сексуального насилия, а еще 7% затруднились с ответами. За год с момента провозглашения, отечественная “сексуальная революция” широким массам абсолютно не известна.

Но, тем не менее, в Украине уже рассылается реклама специальных мобильных приложений, при помощи которых можно зафиксировать “согласие на секс”.

“Сначала нужно подать заявление в Держсекс”. Грядущее вступление в силу закона “о согласии на секс” возбудило соцсети

С 11 января в Украине вступают в силу изменения в Уголовный кодекс, которые резко расширяют трактовку понятия “изнасилование” и “сексуальное насилие”. 7 декабря 2017 года парламентарии поддержали законопроект “О предупреждении и противодействии домашнему насилию”, пишет strana.ua

Главной “фишкой” стала возможность осудить за изнасилование, даже если жертва не сопротивлялась и не оказывала никакого противодействия.

Примером для украинских законодателей послужила Швеция, где этим летом ввели в действие закон, согласно которому, перед сексом обязательно нужно получить однозначное согласие второй стороны, иначе его можно считать изнасилованием.

И единственным “железобетонным” способом подтвердить согласие является расписка – об этом не сказано в законе, но логично вытекает из него.

Новые правила секса возбудили соцсети.

Вспомните новость: Всі постраждалі від домашнього насильства можуть отримати безоплатну допомогу та безкоштовного адвокатасистеми БПД

В чем суть закона

Теперь в Украине сексуальные действия, совершенные без добровольного согласия партнера, будут квалифицироваться как изнасилование или сексуальное насилие. Такая трактовка будет соответствовать позиции ЕСПЧ, где суд установил, что государство обязано расследовать каждый половой акт, осуществленный без согласия потерпевшего лица, даже если оно не оказывало физического сопротивления.

По ныне действующему закону, привлечение к уголовной ответственности возможно только в случае, если были применены угрозы, сила или злоупотребление уязвимым состоянием потерпевшего лица.

По новым правилам, составом преступления будет считаться, во-первых, “проникновение в тело партнера без его добровольного согласия”. Если один из партнеров не сказал второму четкое “да” или просто промолчал перед интимом, то это следует трактовать как несогласие.

Во-вторых, даже без “проникновения в тело” человеку теперь можно вменить “сексуальное насилие” – любые действия сексуального характера, которые не связаны с половым актом, но прошли без согласия партнера.

Еще одно важное новшество заключается в том, что потерпевшее лицо не обязано в процессе судебного расследования доказывать, что оно пыталось оказывать сопротивление сексуальному насилию.

При этом остается открытым вопрос, каким образом идентифицировать это необходимое согласие и что делать, если один из партнеров его дал, но затем передумал и объявил об изнасиловании.

Мнения

Новый закон активно обсуждают в соцсетях. Так, политолог Михаил Чаплыга пишет: “Я счастлив, что сия шняга пришла в воспаленный моск этих сапиенсов, когда мне уже хорошо за 40 и со своих 14 до 35 я познал радость естественных отношений со множеством партнеров (рекламаций не поступало… по крайней мере от первых трех сотен).

Прям страшно предположить… рискнул бы я познать девушку и полностью отдаться этому порыву если бы сию хрень приняли эти больные (в силу грантов и страшности тела и тараканов в голове) страдающие от половой зависти сапиенсы ранее…

Мне искренне жаль современное поколение, но есть и лучик надежды! РАСПИСКА ЧЕРЕЗ ПРИВАТ 24! С подробным указанием всех желаемых форм, кол-ва, списка участников (да… это я тоже практиковал в разных вариациях)”.

Далее автор поста в шутку приводит образец возможной расписки: “24.12.2018 г. Киев.

Я, Балувана Галина Ивановна 10 декабря 1986 года рождения, паспорт серии УК №000000, даю расписку о добровольности вагинального секса и поцелуев с проникновением языка в рот с Петренко Петр Петровичем 10 декабря 1982 года, паспорт серии АМ №005100 по 12 июня 2019 года.

24 декабря 2018 Подпись Г.И. Балувана.

Расписка написана в присутствии Свечки Николая Николаевича (паспорт серии ЕЕ № 240000) и Эрос Оксаны Федоровны (паспорт серии АЕ № 340000), подтверждающие факт добровольности выдачи расписки о сексе.

Свечка М.М. подпись

Эрос А.Ф. подпись”.

Журналист Олеся Медведева интересуется мнением читателей о том, нужен ли такой закон:

“Ребят тут такое дело. С 11 января 2019 года вступают в силу очень интересные изменения в УК. Для того, что ы осуществить действия сексуального характера, необходимо получить согласие, ибо молчание трактуется как несогласия.

Так что и вы не молчите)) согласны, что такое нововведение важно и нужно?”

Из тех, кто проал в опросе, лишь 18% высказались за то, что это однозначно нужный закон.

Источник: //protocol.ua/ru/uge_s_11_yanvarya_v_ukraine_5_let_tyurmi_za_seks_bez_raspiski/

В казахстане предлагают ужесточить наказание за изнасилование

Возможность привлечения к ответственности за изнасилование, если прошел уже год

Что на самом деле происходит в медицине, когда халатность врачей становится преступлением и стоит ли бояться людей в белых халатах.

26 Сентябрь 2019 19:00 12116

Дело алматинского травматолога Каната Тезекбаева – наверное, самое скандальное продолжение череды медицинских уголовных дел.

Еще вчера Тезекбаева называли лучшим врачом города, а сегодня он уволен с поста главного врача больницы № 4 и находится под следствием.

Ему вменяют часть 3 статьи 317 Уголовного кодекса Казахстана (ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Смерть пациента в Германии

Дело известного и уважаемого врача Каната Тезекбаева и его коллеги, молодого анестезиолога Аскара Тунгушбаева, стало одним из самых резонансных потому, что в нем звучит фамилия сына главного алматинского полицейского Серика Кудебаева.

В июле 2019 года его сын Нурсултан Кудебаев, зампрокурора Алатауского района Алматы, попал в ДТП на квадроцикле. Его отвезли в больницу № 7, а затем перевезли в больницу № 4, где травматолог Тезекбаев выступил в качестве одного из двух ассистирующих врачей во время операции.

После чего молодой прокурор по инициативе родных был перевезен на лечение в Германию. 27 августа Нурсултан Кудебаев умер в Германии, а Тезекбаев и Тунгушбаев были уволены и заключены под стражу без права выхода под залог.

Только после того как за главврача и анестезиолога вступилось профессиональное сообщество, их отпустили из СИЗО под подписку о невыезде.

На ситуацию вокруг уважаемых врачей обратили внимание на самом верху.

Президент Касым-Жомарт Токаев написал в своем ’e: «Находясь в Нью-Йорке, прочитал обращения медицинской общественности по поводу задержания главврача и анестезиолога алматинской 4-й горбольницы в связи со смертью пациента в Германии. Дал поручение разобраться согласно законодательству. АП, Минздрав, аким Алматы держат на контроле». 

Прошу сохранять спокойствие

Высказался в ’e и министр здравоохранения Елжан Биртанов: «По поручению Президента взял вопрос под личный контроль. Уверен, что все должно быть в рамках закона. Прошу своих коллег сохранять спокойствие и продолжать выполнять нашу общую миссию».

Вот только сохранять спокойствие медикам сейчас непросто. Ситуация накалилась до такой степени, что все (!) медицинское сообщество Казахстана (включая 72 000 врачей, 175 000 среднего медицинского персонала) подписались под обращением, направленным в две палаты Парламента – в сенат и мажилис.

Как утверждают медики, в Казахстане число дел, связанных с врачебными ошибками, растет с каждым годом. Порядка 600-800 дел ежегодно заводятся по статьям 317-323 Уголовного кодекса Казахстана и еще около 300 – по статье 80 Кодекса об административных правонарушениях.

Более того, врачебное сообщество просто уверено – в обществе целенаправленно нагнетается ситуация против медиков.

«Подобное негативное отношение населения к отечественному здравоохранению сформировалось не мгновенно.

Некоторые «общественные» деятели, формируют ошибочное и популистское мнение – якобы априори уровень профессиональной квалификации врачей и медицинских сестер в нашей стране является низким и следует оказывать давление на медперсонал, вплоть до уголовного преследования», – говорится в обращении.

Как утверждают медики, «сформировался целый класс заинтересованных лиц – блогеры, представители СМИ, юристы, которые своими публичными высказываниями оказывают давление и клевещут на врачей.

Для таких лиц критика казахстанской медицины носит интерес с целью привлечения внимания («хайпа») и популярности, достижения личных и карьерных задач, а иногда откровенного вымогательства денег от медицинских организаций».

Пациентский экстремизм

Два месяца назад в Актау известного детского хирурга Насукана Отаргазиева обвинили в мелком хулиганстве за оскорбление женщины, которая с температурящим внуком прорывалась к нему на прием без очереди.

По решению суда доктор целые сутки провел за решеткой. Столь строгое наказание судья актауского административного суда Гульмира Суйеуова объяснила тем, что это уже не в первый раз – в марте доктор был оштрафован за похожий случай.

Скандалистка-пенсионерка была оштрафована на 12 тысяч тенге.

По мнению многих врачей, этот случай можно рассматривать как прямое доказательство того негативного отношения к медикам, которое формируется в обществе:

«Случаи конфликтов пациентов и провокационного поведения их с врачами в Актау, Кызылорде, Алматы, Нур-Султане и других городах широко освещаются в республиканских СМИ. При этом врачи не защищены ни физически, ни юридически, ни финансово, ни психологически», – говорится в обращении медиков.

Впрочем, более всего врачи возмущены ситуацией вокруг акушера-гинеколога Эльмиры Малиевой: «расцениваем это как очередную попытку очернить всю систему здравоохранения страны, оказать давление и запугать все медицинское сообщество».

История Эльмиры Малиевой началась в ноябре 2017 года, когда приказом директора и руководителя постдипломного образования Мухаббат Нартаевой она была направлена в ЦРБ Карасайского района, где должна была читать лекции и участвовать в проведении операций.

Из девяти проведенных операций в одном случае проявились осложнения. Об осложнении доктор узнала через полтора месяца после операции, а в январе 2018 года было заведено уголовное дело на врачей ЦРБ. Через год из всех обвиняемых осталась лишь Малиева.

 

2 июля 2019 года ее признают виновной и выносят приговор: «ограничение свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи сроком на 1 год».

Чего хотят врачи

С другой стороны, сами врачи говорят, что не боги и иногда ошибаются. Ошибка врача может оказаться трагической.

В США, по данным ресурса OR Manager за 2017 год, 95 раз хирурги оперировали не того пациента, не в том месте или выполняли неправильную процедуру. 

В Казахстане такой статистики нет. У пациентов пока есть только один вариант узнать правду – через уголовное преследование (но опять же, согласно исследованиям Гарвардского университета, только восемь из 280 пациентов пострадавших от медицинской халатности подали иски).

Или если халатность очевидна, как случай с 10-месячным малышом в инфекционной больнице Шымкента. В больницу ребенок поступил с диагнозом ОРВИ, а когда готовился к выписке, медсестра поставила очистительную клизму кипятком, в результате которой ребенок получил термический ожог I-II степени, менее одного процента кожных покровов.

Понятно, что ошибки врачей непреднамеренные и зачастую происходят от напряжения и усталости, от изнурительных смен… поэтому врачи просят вместо термина «врачебная ошибка» внедрить «инцидент» или «неблагоприятное событие» согласно рекомендациям ВОЗ, ОЭСР.

А еще в своем обращении в Парламент медики требуют согласно мировой практике исключить из Уголовного кодекса «Главу 12.

Медицинские уголовные правонарушения»: «Медицинские инциденты, а также не относящиеся к инцидентам вопросы «халатного отношения со стороны медицинского работника» (неоказания должной медицинской помощи) должны регулироваться Административным кодексом (выплата компенсации за ущерб) и Кодексом о здоровье (приостановление действия разрешительных документов, выданных медицинскому работнику)».

Катерина Клеменкова

Источник: //inbusiness.kz/ru/news/v-kazahstane-predlagayut-uzhestochit-nakazanie-za-iznasilovanie

Для педофилов предлагают отменить срок давности

Возможность привлечения к ответственности за изнасилование, если прошел уже год

Председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина и председатель комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов Ольга Баталина подготовили законопроект об отмене сроков давности для привлечения к уголовной ответственности по всем преступлениям, совершенным педофилами.

Законопроект предусматривает поправки в две статьи Уголовного кодекса РФ: ст. 78 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности») и ст. 83 («Освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда»).

Авторы инициативы предлагают расширить перечень преступлений, в отношении которых срок давности не применяется, включив в него ряд преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также преступления, связанные с организацией занятия детей проституцией и оборотом детской порнографии.

Законопроект, как указывают Мизулина и Баталина, разработан в целях усиления защиты детей от преступлений сексуального характера.

До вступления в силу «антипедофильского» закона, принятого 1 марта 2012 года и ужесточившего наказание за преступления против половой неприкосновенности детей, такого рода правонарушения относились к категории преступлений небольшой или средней тяжести.

Срок давности привлечения к уголовной ответственности за эти преступления составляет 2 года (по преступлениям небольшой тяжести) или 6 лет (по преступлениям средней тяжести).

— Судебное разбирательство по таким преступлениям требует продолжительного времени, — поясняет глава комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина. — В результате годы уходят на то, чтобы довести дело до суда.

И даже если вина установлена, правоохранительные органы вынуждены освобождать преступника на основании истечения срока давности. Педофилы, конечно, об этом знают и пользуются этим, скрываясь и затягивая следственный процесс.

Наличие срока давности работает на них.

По словам Мизулиной, давно доказано, что педофильские наклонности со временем не проходят. Поэтому снятие срока давности по такого рода преступлениям — это сигнал всем педофилам.

— Им не удастся уйти от ответственности, сколько бы лет не прошло с момента преступления. Они будут найдены, предстанут перед судом и понесут наказание, — уверена глава комитета по вопросам семьи, женщин и детей.

Глава комитета по труду, соцполитике и делам ветеранов Ольга Баталина, в свою очередь, говорит, что отмена срока давности по преступлениям против детей не позволит насильнику уйти от ответственности. 

— В момент преступления дети или не до конца осознают произошедшее или же получают настолько сильную травму, что начинают говорить о трагедии спустя много лет, став взрослыми.

Но к этому моменту сроки давности по преступлению прошли и привлечь к ответственности преступника уже нельзя, поэтому мы считаем, что насилие, вовлечение в занятия проституцией и детской порнографией не должны иметь срока давности, — говорит Баталина.

В пояснительной записке в качестве примеров, ярко иллюстрирующих негативную статистику, приведены громкие дела, срок которых давно истек и насильники не понесли никакого наказания за преступные действия.

В частности, 15 ноября 2011 года руководитель детского театра города Омска Владимир Чертищев осужден к 3 годам лишения свободы за многократные развратные действия, совершенные в отношении несовершеннолетних. Однако судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда была вынуждена освободить Чертищева от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Аналогичная ситуация с педофилом из Иваново, где было выявлено 119 эпизодов преступной деятельности за 15 лет, но преследование по ним может быть прекращено в связи с истечением срока давности.

Психологи утверждают, что дети — жертвы преступлений действительно получают глубокие травмы на всю жизнь. И если с ними не работают специалисты, то последствия могут быть печальными.

Главное — как можно раньше начать процесс реабилитации.

Руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психологического здоровья РАМН Сергей Ениколопов считает, что увеличение сроков давности — мера разумная.

— Главное, на мой взгляд, во время обсуждения законопроекта проговорить все нюансы, которые могут возникнуть при исполнении такого закона. В частности, нельзя допустить, чтобы эта инициатива превратилась в сведение счетов взрослых людей. Если перегибов не будет, то это правильная инициатива, — высказал мнение эксперт.

Предложение Мизулиной и Баталиной — не первое в ряду инициатив по ужесточению законодательства в отношении педофилов.

В марте этого года уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов обратился к Владимиру Путину с просьбой ввести обязательный пожизненный административный надзор за вышедшими из тюрьмы педофилами.

Также Астахов просил исключить возможность условно-досрочного освобождения из тюрьмы таких преступников, а для тех, кто совершил преступления сексуального характера в отношении детей, не достигших 14 лет, он также просил отменить сроки давности.

Как сообщал Астахов в обращении, в 2014 году на 35,6% выросло число детей, признанных потерпевшими от преступлений против половой неприкосновенности. В частности, пострадавших из-за понуждения к действиям сексуального характера (ст.

133 УК РФ) стало больше на 162,5%, половых сношений и других действий сексуального характера (ст. 134 УК РФ) — на 121%, изнасилований (cт. 131 УК РФ) — на 28,3%, насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ) — на 24,4%, развратных действий (cт. 135 УК РФ) — на 15,6%.

По статистике вышедшие из тюрьмы педофилы становятся рецидивистами в 98% случаев.

Согласно данным МВД РФ за 2013 год, с 2009 года количество преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних сократилось на 15% (2009 год — 9986 случаев, 2013 год — 8490), число случаев половых сношений и иных действий сексуального характера с лицами, не достигшими 16 лет, — на 70% (2009 год — 4410 случаев, 2013 год — 1324), число случаев развратных действий в отношении детей — на 35% (2009 год — 1516 фактов, 2013 год — 987). В то же время число изнасилований несовершеннолетних к 2013 году выросло на 70% (2009 год — 354 преступления, 2013 год — 1330), а насильственных действий сексуального характера — на 653% (531 случай в 2009 году, 3998 случаев в 2013-м). Всего, по данным омбудсмена, за эти годы освобождены от отбывания наказания досрочно по статьям 131–135 УК РФ 2278 человек.

Источник: //iz.ru/news/584936

Преступление без наказания – Аналитический интернет-журнал Vласть

Возможность привлечения к ответственности за изнасилование, если прошел уже год

В случае, если изнасилование совершил незнакомый человек, семья нередко не реагирует на жалобы ребенка, а воспринимает их как попытку привлечь к себе внимание, продолжает Лейла Аубекерова.

При этом в мировой практике психологи рассматривают как насилие даже ситуации, когда ребенка в процессе полового созревания трогают за интимные места и как-либо нарушают его личные границы. Получается, для детей такое насилие – двойная травма: сначала во время совершения насильственного акта, а после – когда родители не реагируют на жалобы.

И это притом, что к психологам крайне редко приходят с запросом непосредственно по факту сексуального насилия. Чаще приходят либо родители, которые замечают, что ребенок стал вялым, начал плохо учиться, перестал общаться с друзьями, либо взрослые с уже побочными эффектами: не получается построить семью, сложно общаться с противоположным полом, нет друзей.

В процессе лечения оказывается, что в большинстве случаев в прошлом у человека было сексуальное насилие. Психологическую поддержку, кстати, должны получать не только жертвы сексуального насилия, но и родители, чей ребенок подвергся насилию.

//www.youtube.com/watch?v=fa231MwjitE

Девушек насилуют и в компаниях, которым они доверяют – на вечеринках в домах у знакомых. Мужчины приглашают их поговорить, уводят в другую комнату, закрываются на ключ и насилуют.

Позже главным аргументом становится «ты же сама со мной пошла».

Родители обычно реагируют агрессивно, лишают девушку всяческой возможности встреч с друзьями, она замыкается в себе, воспоминания о сексуальном насилии уходят внутрь, а мужчина остается безнаказанным.

Других воруют прямо на улицах. Их увозят за город, совершают групповое изнасилование, а затем выбрасывают по дороге. Девушки не чувствуют защиты ни от государства, ни от общества – ведь «нечего было ночью одной шляться».

Третьих принуждают к сексу начальники. Таких случаев становится меньше, но они есть. Когда женщина понимает, что из-за отказа может потерять работу, она вынуждена соглашаться на встречи.

«Безнаказанность во всех возможных случаях – побочный эффект инфантильности. Многие молодые люди, которые совершают сексуальное насилие, не понимают, какой вред они наносят девушке или парню. Ошибочно предположение, что сексуальному насилию подвергаются только девушки, притом якобы доступные.

Нужно понимать, что мужчинам сложно признать факт любого произведенного насилия. Мужчине в принципе очень сложно прийти к психологу. Сексуальное насилие над мужчинами – тема еще более сложная, чем сексуальное насилие над женщинами.

Считается, что мужская идентификация мальчика нарушается, и чаще всего изнасилование пытаются скрыть», – рассказывает психолог.

Алмат Мухамеджанов, директор фонда НеМолчи Дети.kz и председатель попечительского совета НеМолчи.

kz, ставит целью движения необходимость показать, что в насилии виноват насильник, а не жертва: «Существует огромный миф, что насилуют только пьющих, курящих девушек в короткой юбке и с очень ярким макияжем. Такие девушки как раз-таки могут дать отпор.

Они не зажаты “уятом”, они не думают о том, что скажут другие люди. Большая часть жертв, которые к нам обращались, замужем, имеют несколько детей. Страдают “правильные” девушки, которые не умеют охранять свои границы».

Дина Смаилова, лидер движения НеМолчи.kz, отмечает, что средний возраст обращающихся девушек – 30 лет. Но страдают не только молодые девушки: возраст пострадавших заявительниц фонда колеблется от полутора до 88 лет. Насильникам – от 11 до 70.

«Когда мы вели первое дело Жибек Мусиновой, я писала многим звездам и просила их поддержать ее публично. Они отвечали, что это не их проблемы, а проблемы Жибек. Сейчас уже говорят, что сексуальное насилие – это проблема общества, а не одной жертвы.

Почему дело «Тальго» получило такую гласность? Людей задело: как это, доктор наук, которая ехала с конференции? Ну и что, что выпила пиво в вагоне-ресторане? Люди поняли, что любую девушку могут изнасиловать: хорошую, плохую, провоцирует она, не провоцирует, в спортивном костюме, в платье. Это и возмутило общество.

То, что сейчас суд просит генеральную прокуратуру пересмотреть закон – это прецедент, который потом можно рассматривать как историческое событие».

За помощью, рассказывает Алия Байздрахманова, кризисный психолог и виктимиолог, обращаются даже женщины, у которых есть внуки. Они говорят о том, что их не научили бороться и сопротивляться.

Смаилова добавляет, что мужчины всегда интересуются, почему девушка не сопротивлялась: «Они никогда не были в подобных ситуациях и не знают, что девушка от страха цепенеет.

Этот страх ходит за ней всю жизнь, а в какой-то момент всплывает. Все начинается с детских лет, когда пугают: на тебя нападут и изнасилуют.

Мужчина почти всегда готов к борьбе, ему хватает навыков ударить обидчика или закричать, у девушек таких навыков практически нет».

Существует четкая формулировка, рассказывает Байздрахманова, что насилие любит тишину: «Ни одна из женщин, которые ходят ко мне на терапию, в полицию не заявляла. Во-первых, срок давности: у кого-то авторы насилия живы, у кого-то – нет.

Данные, которые приводит Дина Тансари по аналитическим справкам их фонда, говорят о том, что ежедневно насилию подвергается большое количество людей – дети, девушки, даже молодые люди. Есть контингент мужчин, переживших насилие в школе, армии или на работе. Им также нужны ресурсные центры, но их должен консультировать мужчина.

Женщинам, подвергшимся насилию, нужны психологи-женщины, медэксперты-женщины и судьи-женщины. У мужчин ровно наоборот».

Источник: //vlast.kz/obsshestvo/35198-prestuplenie-bez-nakazania.html

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий