Законны ли данные действия банка?

Комиссия банка за закрытие счета: законный платеж за услугу или неосновательное обогащение?

Законны ли данные действия банка?

Василий Гавриленко

Ведущий юрист, направление “Налоги и право” Группы компаний SRG

специально для ГАРАНТ.РУ

В последние несколько лет можно часто наблюдать ситуацию, когда банк либо блокирует счет предпринимателя, либо приостанавливает операции по счету на основании Федерального закона от 7 августа 2001 г.

№ 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” (далее по тексту – Закон № 115-ФЗ).

При этом владелец счета получает письмо от банка с требованием предоставить огромное количество документов и информации в кратчайшие сроки (обычно до пяти рабочих дней) с тем, чтобы снять ограничения.

В таком случае клиент старается выполнить требования банка и предоставляет ему запрошенную информацию и все возможные документы. Однако банки чаще всего игнорируют ответ клиента либо ссылаются на то, что сведения были предоставлены не полностью. Счет клиента остается заблокированным, и движения денежных средств не происходит.

В качестве выхода из данной ситуации банк предлагает предпринимателю закрыть данный счет, перечислив “зависшие” денежные средства на счет в другом банке. Клиент соглашается, закрывает счет, но получает заметно меньшую сумму денежных средств с учетом списанной “комиссии” банка (обычно она составляет 10-25% от общей суммы).

Банки называют такое удержание комиссией банка за закрытие счета на основании требований Закона № 115-ФЗ.

В итоге клиент лишается ощутимой суммы, так и не осознав, какой же закон он нарушил и почему с него списали “плату за закрытие счета”.

Давайте разберемся, каковы правовые основания для блокировки счета и снятия комиссии за его закрытие, а также что об этом говорит судебная практика.

Основания для приостановления операций по счету и блокировки счета

Прежде всего, стоит понимать, что по своему усмотрению банк не имеет возможности заблокировать денежные средства на счете или приостановить операции по нему.

Так, по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету (п. 1 ст. 845 Гражданского кодекса).

При этом банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и ограничивать его право распоряжаться средствами по своему усмотрению, если только такое ограничение не установлено законом или договором банковского счета (п. 3 ст. 845 ГК РФ).

Вместе с тем в целях предупреждения, выявления и пресечения действий по легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма отношения граждан, организаций и госорганов, связанных с осуществлением операций с денежными средствами и иным имуществом, регулируются Законом № 115-ФЗ. Перечень мер по противодействию отмыванию доходов является открытым (ст. 4 Закона № 115-ФЗ).

Если у банка возникают подозрения, что какие-либо операции осуществляются в целях отмывания доходов, то он обязан в течение трех рабочих дней направить в уполномоченный орган сведения о таких операциях, независимо от того, подлежат ли они обязательному контролю (ст. 6, п. 3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ).

Если же хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются сведения об их участии в террористической деятельности, банк обязан приостановить операцию на пять рабочих дней и незамедлительно представить информацию о ней в уполномоченный орган (п. 10 ст. 7 Закона № 115-ФЗ). В дальнейшем операция может быть приостановлена на срок до 30 суток по постановлению Росфинмониторинга, если полученная информация по результатам предварительной проверки будет признана обоснованной (ст. 8 Закона № 115-ФЗ).

Таким образом, банк имеет возможность приостановить операции по счету до пяти рабочих дней, дальнейшая блокировка денежных средств осуществляется лишь по распоряжению Росфинмониторинга.

Подозрение сотрудников банка может вызвать:

  • запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели;
  • несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации;
  • выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля (п. 2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ).

Более подробно признаки, указывающие на необычный характер сделки, указаны в Положении Банка России от 2 марта 2012 г. № 375-П “О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма”.

Решение о квалификации операции в качестве подозрительной кредитная организация принимает самостоятельно на основании имеющейся в ее распоряжении информации и документов, характеризующих статус и деятельность клиента, осуществляющего операцию.

Кроме всего прочего, следует учитывать, что банк может расторгнуть договор банковского счета (вклада) с клиентом, если в течение календарного года решение об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции будет принято два раза и более (п. 5.2 ст. 7 Закона 115-ФЗ).

Помимо этого, договор банковского счета в любое время может быть расторгнут по заявлению самого клиента (ст. 859 ГК РФ). Ни в нормах Закона № 115-ФЗ, ни в Федеральном законе от 2 декабря 1990 г.

№ 395-I “О банках и банковской деятельности” не содержится каких-либо положений о возможности банка устанавливать оплату за закрытие счета по указанным выше основаниям.

Однако при начислении рассматриваемой комиссии банки по-своему толкуют нормы законодательства, регулирующие банковскую деятельность, и называют комиссию платой клиента за услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете (ст. 851 ГК РФ).

Позиция судебных органов

Рассматриваемая банковская комиссия за закрытие счета с подачи судебных органов называется “заградительным тарифом”. Хорошим примером для изучения устаревшего способа толкования такой комиссии выступает Определение Верховного суда Российской Федерации от 12 мая 2015 г. № 305-ЭС15-680.

ВС РФ отметил, что заградительный тариф (комиссия) имеет штрафной характер и, по сути, является мерой ответственности клиента перед банком. В качестве обоснования своей позиции Суд сослался на ст.

331 ГК РФ, которая обязывает участников гражданских правоотношений заключать соглашение о неустойке в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.

При этом ВС РФ поддержал мнение суда кассационной инстанции, согласно которому комиссия, введенная банком в одностороннем порядке после заключения договора банковского счета с клиентом, незаконна, двустороннее соглашение между банком и клиентом о применении такой комиссии (неустойки) не заключалось (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

В рамках данного дела суды установили, что “заградительный тариф” не является платой за оказание банком какой-либо услуги клиенту, а представляет собой меру ответственности за ненадлежащее исполнение клиентом обязательств по представлению истребованных документов. Такая позиция остается актуальной и в настоящее время.

Однако в том же определении ВС РФ приводит довод, который повлиял на отрицательные для владельцев счетов судебные решения.

Так, Суд указал, что в тех случаях, когда комиссия была введена в тарифы, в которых указано, что любые изменения, внесенные банком в одностороннем порядке, распространяются на клиента, это не снимает обязанность заключить соглашение с клиентом о применении данной комиссии. Иначе применять такую комиссию банк не вправе.

Таким образом, Суд, с одной стороны, указывает, что заградительная комиссия не является платой за какие-либо услуги банка, но, с другой стороны, предоставляет банку возможность устанавливать такую комиссию по соглашению с клиентом.

Руководствуясь этим, банки стали включать такую комиссию в банковские тарифы, чтобы придать ей вид оплаты банковских услуг.

При подписании договора на открытие банковского счета клиент редко обращает внимание на многочисленные условия о правилах предоставления банковских услуг, о тарифах и возможностях их одностороннего применения и изменения.

И это открывает для банковских организаций широкий простор для маневра в части установления и описания отдельных тарифных условий.

Такие условия создают множество конфликтных ситуаций, что приводит к большому количеству судебных споров.

До недавнего времени суды не придерживались четко выраженного подхода при установлении необходимых признаков законности начисления такой комиссии при закрытии счета на основании Закона № 115-ФЗ. Однако сейчас они все чаще встают на сторону владельцев счетов.

Показательным примером изменения судебного толкования существа такого “заградительного тарифа” является определение ВС РФ от 7 февраля 2018 г. № 307-ЭС17-22271. Рассматривая дело, суды первой и апелляционной инстанции однозначно указали, что Банк вправе в одностороннем порядке вносить изменения и дополнения в правила и тарифы, включая тарифные планы.

Однако кассация, которую поддержал ВС РФ, не согласилась с данным выводом. По их мнению, действия банка по закрытию счета не являлись самостоятельной банковской услугой, создавшей для клиента какое-либо дополнительное благо в рамках договора. Кроме того, банк не доказал наличие расходов и потерь в связи с тем, что клиент не предоставил запрошенные документы.

Полученную от клиента комиссию суды расценили как неосновательное обогащение.

Положительная тенденция при рассмотрении такого рода споров прослеживается и в самой свежей судебной практике за 2019 год.

В качестве положительного примера можно привести постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 января 2019 г. № Ф05-21814/2018.

Суд указал, что Закон № 115-ФЗ, равно как и иные федеральные законы, не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение в повышенном размере.

Кроме того, взыскание комиссии за совершение операций, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, формой контроля в рамках Закона № 115-ФЗ, по мнению суда, не является.

Данные выводы подтверждаются и судебными решениями по другим делам (например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 августа 2018 г. № Ф05-11753/2018, постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 января 2019 г. № Ф05-21799/2018).

Анализ последней судебной практики позволяет сказать, что суды признают списание заградительной комиссии неосновательным обогащением банка, и это, по моему мнению, является верным вектором движения при разрешении рассматриваемого вопроса.

Со своей стороны, рекомендую бороться с таким случаями разными способами, начиная от внимательной работы с контрагентами и заканчивая судебными спорами с банками.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/gavrilenko/1258316/

Центробанк планирует пересмотреть черный список клиентов банков и смягчить контроль

Законны ли данные действия банка?

Андрей Гордеев / Ведомости

Растущее число клиентов банков, пострадавших из-за отказа в проведении операций, смутило даже Центробанк, который сам требовал от банкиров ужесточать контроль.

Очевидно, что необходимо менять действия ЦБ – чтобы не возникало чрезмерного давления на добросовестных клиентов, признала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина на встрече с банками, организованной ассоциацией «Россия».

По ее словам, ЦБ и Росфинмониторинг планируют пересмотреть признаки сомнительных операций и сократить перечень оснований для отказа в их проведении. Черный список компаний и людей, которым банки уже отказали в обслуживании из-за подозрений в легализации доходов, будет пересмотрен. Это будет некая амнистия, сказал зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин.

Сами банки должны внимательно относиться к клиентам, а не слепо применять формальные критерии, призвала Набиуллина. В ноябре 2017 г.

ЦБ даже выпустил методические рекомендации, призывая банки комплексно анализировать действия клиента, прежде чем отказать в операции.

Сейчас ЦБ думает о создании сервиса проверки компаний на соблюдение антиотмывочного законодательства, рассказала Набиуллина, подобный опыт есть в Сингапуре.

Отказывая в проведении операций, банки ориентируются на критерии в законе о противодействии легализации преступных доходов – необычный характер сделки, несоответствие операции экономическим целям, подозрение в уклонении от обязательного контроля и т. д. Кроме закона есть письма ЦБ с сотней признаков, указывающих на необычный характер сделки (например, необоснованная поспешность операции).

Банки блокируют счета все чаще, говорилось в исследовании сервиса «Поток» (входит в «Альфа-групп») за 2017 г., проведенном на основе данных клиентов Альфа-банка, относящихся к малому бизнесу. В 2017 г. число предпринимателей, столкнувшихся с этой проблемой, выросло на 25%, счет был заблокирован почти у каждого десятого такого клиента.

1) запутанный или необычный характер сделки2) у сделки нет экономического смысла или законной цели3) сделка не соответствует деятельности компании4) неоднократное совершение сделок для ухода от финансового контроля5) отказ предоставить банку запрошенные данные6) излишняя озабоченность конфиденциальностью сделки и раскрытием данных госорганам7) предложение клиентом необычно высокой комиссии и пренебрежение более выгодными условиями8) нестандартно сложный порядок проведения расчетов, отличающийся от обычной практики 9) необоснованная поспешность в проведении операции10) внесение в ранее согласованную схему операций перед ее началом сильных изменений11) явное несоответствие операций общепринятой рыночной практике12) деятельность, связанная с продажей предметов искусства13) отсутствие информации о клиенте, в том числе банке-корреспонденте, зарегистрированном за рубежом14) отсутствие информации о клиенте у обслуживающих его банках

15) неоправданные задержки в предоставлении клиентом документов и данных

16) клиент – иностранное публичное должностное лицо, его супруг или родственник17) клиент действует в интересах общественных и религиозных организаций, благотворительных фондов или НКО

Источник: ЦБ

Бизнес столкнулся с огромной проблемой – власти требуют от банков, чтобы они наравне с ними осуществляли контроль над всеми операциями клиентов, негодует владелец сети кофеен Алексей Петропольский: «В результате банк вынужден закручивать гайки всем без исключения».

Информацию обо всех отказах банки направляют в Росфинмониторинг, откуда она поступает в ЦБ. Регулятор формирует списки отказников и рассылает их во все банки, об обновлении списков становится известно в течение недели. Первый раз такие списки российские банки получили в июне 2017 г., в них вошла информация с января 2016 г.

Клиент может обжаловать решение о включении его в черный список сначала в банке, затем в созданной весной 2018 г. межведомственной комиссии и в суде.

Но клиент не всегда знает, в какой банк обращаться за реабилитацией, кто и за что включил его в список, признает топ-менеджер крупного банка. К середине сентября 2018 г. банки реабилитировали более 6400 клиентов.

Сколько всего клиентов в черном списке, Росфинмониторинг не раскрывает. Его представитель и представитель ЦБ не ответили на запрос «Ведомостей».

Формально попадание в черный список не означает автоматического отказа в облуживании, банк все равно обязан рассмотреть заявку на открытие счета. Скорее всего, он проведет выездную проверку, запросит необходимые документы, чтобы убедиться, что бизнес клиента реальный, рассказывает топ-менеджер крупного банка.

Но на практике это приговор – почти со 100%-ной вероятностью откажут, говорит Петропольский.

Примерно половина из наших клиентов, которым другие банки ранее отказали в проведении операций, ведут реальный бизнес, рассказывает руководитель по управлению комплаенс-рисками в сегменте «малый и средний бизнес» Альфа-банка Наталья Петропавловская.

Большинству клиентов отказывают в проведении платежей, если они не предоставили данные по запросу банка, объясняет начальник управления финансового мониторинга Локо-банка Игорь Дремин.

В основном банки сомневаются в нетипичных для клиента операциях, рассказывает директор по развитию UFG Wealth Management Андрей Пожитков: например, компания, занимавшаяся арендным бизнесом, вдруг одолжила человеку крупную сумму.

Банк, как правило, требует разъяснений и подтверждающих документов, может заблокировать дистанционное банковское обслуживание, чтобы представитель компании пришел в отделение, это самый действенный способ.

Потом банки блокируют счета, могут взимать повышенные комиссии с клиентов при передаче денег в другой банк, рассказывает он. Например, один банк из топ-10 удерживает до 20% суммы с расчетного счета, добавляет Петропольский: «Бизнес оказывается беззащитен, поскольку банк может отказать в обслуживании в одностороннем порядке».

При малейшем подозрении банки «дергают менеджмент», отказывают в операциях, вызывают на беседу, просят документы и подтверждения реальности операции, возмущается президент группы компаний «Диана» (сеть химчисток-прачечных) Дмитрий Несветов: «А помимо отношений с банками это влияет на отношения с ФНС – инспекции тоже очень часто вызывают директоров и учредителей по признакам нарушения формальных критериев». Контрагенты перестают доверять компании, попавшей в черный список, признает Набиуллина.

На реабилитацию бизнеса уходит много времени – случается, что компании по полгода не могут добиться разблокировки средств и получить возможность открывать новые счета, говорит Пожитков. Как правило, приходится создавать новую компанию – это проще, чем разбираться с процедурой исключения из этого списка, подтверждает юрист крупной международной компании.

Запись о клиенте в списке лишь один из многих показателей, учитываемых Сбербанком при принятии решения о том, является операция сомнительной или нет, говорит его представитель.

В банке настроены автоматизированные системы и алгоритмы, а конкретные операции изучаются сотрудниками индивидуально с учетом пояснений клиента, добавляет он.

Так же поступает и ВТБ: не отказывает автоматически, а анализирует клиента и операцию, начиная от профиля клиента и истории его платежей и заканчивая информацией о контрагенте, говорит представитель банка.

Черный список – не основной критерий, подтверждает начальник управления комплаенс-контроля Райффайзенбанка Филипп Хышиктуев. А «Тинькофф банк» и вовсе им не пользуется, допуская, что клиенты могут попасть в список и не являясь нарушителями законодательства, говорит его представитель.

Аудит списка необходим, считает Дремин. Инициатива ЦБ снизит число претензий к бизнесу, уверен старший вице-президент, директор дирекции среднего и малого бизнеса Промсвязьбанка Александр Чернощекин. Но идея требует доработки, осторожен представитель «ФК Открытие»: пока сложно оценить, как скажется ее реализация на банках и какие ресурсы потребуются для этого.

Расходы не вырастут, считает представитель «Тинькофф банка»: анализ клиентов в любом случае предполагает их более глубокое изучение.

Скорее всего, критерии операций будут сформулированы конкретнее, чтобы банки могли более точечно и оперативно выявлять клиентов, занимающихся отмыванием, предполагает Петропавловская: это вряд ли приведет к значительному увеличению расходов банков.

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2019/01/31/792983-tsentrobank-smyagchit-kontrol

Незаконные комиссии банков по кредитам: за что переплачивали казахстанцы?

Законны ли данные действия банка?

Из года в год количество казахстанцев, которые берут кредиты, увеличивается. По данным Национального банка, физическим лицам в 2017 году выдали займов на 4 541 млрд тенге, что на 12,4% больше, чем в 2016-м. Однако не все граждане знают, какие комиссии за обслуживание с них могут брать, а какие – нет.

Лишь после нескольких публикаций о незаконных комиссиях в казахстанских медиа заёмщики массово потянулись в суды, чтобы восстановить свои права. Речь идёт о так называемых комиссиях за ведение ссудного счёта или сокращённо КВСС. Банки брали с клиентов деньги за то, что по сути к числу услуг и не относится. Informburo.

kz рассказывает о том, какие комиссии законны, а по каким вы можете задать банку вопросы, в том числе и с последующим возвратом своих денег.

Кредиты и комиссии

При получении кредита клиент в обязательном порядке заключает с банком или микрофинансовой организацией договор. В этом документе прописаны все платежи и комиссии, которые финансовый институт будет получать от заёмщика. Последний список таких комиссий утвердило правление Национального банка в 2016 году.

Всего их 11, но можно отметить самые часто встречающиеся:

  • за рассмотрение заявления и документов на получение займа, микрокредита;
  • за организацию займа, микрокредита;
  • за выдачу займа, микрокредита;
  • за открытие и ведение текущих счетов, связанных с обслуживанием займа;
  • за изменение условий предоставленного займа, микрокредита.

До 1 июля 2016-го за операции со ссудными счетами банки брать деньги не могли, поскольку эти операции не относили к расчётным. Ссудные счета признавались способом бухгалтерского учёта денежных средств, на которых отражаются данные о кредите.

“Эта комиссия есть в любом договоре банковского займа.

Если взглянуть на договор банковского займа, заключённый между заёмщиком и любым банком второго уровня, можно увидеть строку, которая гласит, что с заёмщика ежемесячно взимается комиссия за обслуживание ссудного счёта.

Правда, некоторые банки просто переименовали комиссию за ведение ссудного счёта в комиссию по обслуживанию кредита или займа (КОК), что, впрочем, не влияет на оценку их правовой природы. Она в любом случае является незаконной”, – говорит юрист Нургуль Малик.

По её словам, комиссия прописывается отдельно, и её можно увидеть в графике платежей.

Комиссию по обслуживанию кредита в графике платежа обычно указывают отдельно / Фото Informburo.kz

Но почему комиссия незаконна, если в постановлении Нацбанка от 2016 года она есть? Дело во временных рамках: в 2012 году регулятор своим письмом уведомил коммерческие банки о том, что нужно прекратить взимание комиссий за ведение ссудного счёта. Также организации, выдающие займы, должны были принять меры по возврату клиентам ранее неправомерно удержанных комиссий.

“Перечень банковских операций определён статьёй 30 Закона “О банках и банковской деятельности”. В ней не предусмотрена операция в виде обслуживания банковского займа. Таким образом, банк незаконно удерживал деньги за неё с заёмщика. Он не имел права её включать в сам договор”, – напоминает Нургуль Малик.

С июля 2016 года комиссия стала законной, и если договор о займе заключён после этого времени, придётся платить.

Разные банки – разные комиссии

По словам Нургуль Малик, не все банки брали комиссии за ведение счетов или обслуживание.

“Есть банки, у которых нет комиссии за обслуживание кредита, но есть и те, которые этим грешат. Их достаточное количество. Комиссия за обслуживание кредита наблюдается в самом договоре банковского займа и в графике платежей как самостоятельная услуга. Она может трактоваться по-разному, но суть одна и та же”, – говорит юрист.

Чтобы узнать, как на рынке обстоят дела с комиссиями, Informburo.kz обратился в несколько казахстанских банков. В “Казкоммерцбанке” рассказали, что законодательство в 2009-2015 годах разрешало банкам взимать разные комиссии, в том числе и за ведение ссудного счёта.

“Генеральная прокуратура в своём ответе на запрос банков второго уровня и Нацбанка в июле 2012 года указала, что взимание КВСС является правомерным, так как эта комиссия фактически связана с обслуживанием самого займа, при этом рекомендовала БВУ корректно отображать название данной комиссии в договорах банковского займа. В связи с этим банк переименовал КВСС в комиссию по обслуживанию кредита”, – отметили в пресс-службе “Казкоммерцбанка”.

Законодательный запрет на взимание КВСС или КОК, рассказывают в банке, Нацбанк установил в мае 2016 года. При этом законодательной нормы, которая предусматривает отмену комиссии по договорам, заключённым до 1 июля 2016 года, нет.

“В 2015 году Нацбанк поручил “Казкоммерцбанку” в срок до 15 июня того же года внести изменения в действующие договоры банковского займа для исключения взимания КВСС. (…) Исполнив это поручение, банк направил в адрес Нацбанка письмо о прекращении взимания этой комиссии по новым и действовавшим на тот момент договорам займа”, – подытожили в банке.

В Евразийском банке рассказали, что по программам кредитования физических лиц комиссия за обслуживание займа не предусмотрена.

“Установление той или иной комиссии в банке производится с учётом требований законодательства. (…) По программам кредитования физлиц комиссия за ведение ссудного счёта не взималась и не взимается на текущий момент”, – подчеркнули в PR-службе банка.

Отметим, что на сайте банка говорится, что до 7 февраля 2012 года по беззалоговым, ипотечным и автомобильным кредитам брали “комиссию за обслуживание выданного займа” в размере от 0,05 до 0,4% ежемесячно. С 2012 и до начала июля 2016-го эта комиссия сохранялась только для автокредитования.

Можно ли вернуть деньги?

Казахстанцы в большинстве случаев могут вернуть себе деньги, выплаченные за комиссии. Это касается договоров, заключённых до 1 июля 2016 года. По типу займа ограничений нет – ситуация распространяется и на потребительские кредиты, и на ипотеку, и на автокредитование.

О том, как вернуть уплаченные комиссии за кредиты, взятые до 2016 года, можно прочитать здесь.

Для этого, во-первых, нужно посмотреть в своём договоре о займе перечень платежей и сравнить его со списком Нацбанка.

Если в вашем договоре есть комиссии, которые в список не входят, следует обратиться в Национальный банк с заявлением о незаконном взимании КВСС/КОК.

Также можно написать письмо-претензию на имя руководства банка с просьбой вернуть деньги, переплаченные за незаконную комиссию. Если эти действия не принесут результата, следует обратиться в суд по месту нахождения ответчика, то есть банка.

Весь судебный процесс, по словам юриста Нургуль Малик, займёт 2-3 месяца. Для подачи иска нужны следующие документы:

  • договор о банковском займе. Если он утерян, нужно обратиться в отделение банка с заявлением о выдаче дубликата договора;
  • выписка по счёту за весь период займа. Необходимо при получении выписки тщательно её проверить, так как банки могут пропустить некоторые месяцы либо выдать данные с ошибками;
  • справка об отсутствии задолженности, если кредит уже закрыли;
  • удостоверение личности заёмщика.

“Суды признают условия о комиссиях за открытие и ведение ссудных счетов недействительными и незаконными и принимают сторону простых заёмщиков.

Также необходимо провести досудебную процедуру: написать претензию на имя руководства банка, чтобы вам вернули комиссию, которую вы уже проплатили.

Зачастую банки отвечают отказом, и после этого можно подавать в суд, чтобы свои нарушенные права восстановить”, – отмечает Малик и добавляет, что главное – вовремя обратиться к хорошему юристу.

По её словам, заёмщик при судебной тяжбе с банком больших затрат не понесёт, так как закон на стороне клиента банка. По Гражданско-процессуальному кодексу суд присуждает проигравшей стороне расходы, которые понёс победитель.

“Человек может самостоятельно обратиться в суд и представлять свои интересы сам, если владеет информацией, конкретными нормами, к которым он может апеллировать. Если же он этим не владеет, то, конечно же, лучше обратиться к специалисту.

По большому счёту, любой добросовестный юрист, я считаю, должен брать 10% от этой суммы. Но эти деньги, которые человек потратит на юриста, его услуги, возвратятся.

Когда истец выигрывает, его расходы несёт проигравшая сторона”, – добавляет эксперт.

Малик подчёркивает, что казахстанцы могут судиться с банками и по закрытым кредитам. Даже тем, которые погашены более трёх лет назад, – для этого обязательно нужно досудебное урегулирование спора.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Источник: https://informburo.kz/stati/nezakonnye-komissii-bankov-po-kreditam-za-chto-pereplachivali-kazahstancy.html

Биометрия ушла на базу

Законны ли данные действия банка?

Как выяснил “Ъ”, Сбербанк, объявивший о начале сбора данных граждан для Единой биометрической системы (ЕБС), пока ограничивается лишь наполнением собственной базы.

ЕБС дает клиентам возможность, сдав данные, проходить удаленную идентификацию для получения услуг любых банков, но внутренняя база — нет.

В результате граждане, поверившие заявлениям Сбербанка, сталкиваются с тем, что в ЕБС их не идентифицируют, и это вызывает недоверие ко всей системе. Действия банка не слишком этичны, отмечают юристы и эксперты, но легальны.

Сотрудники Сбербанка, официально объявившего 13 декабря о начале сбора биометрических данных для ЕБС по проекту ЦБ, 14 и 15 декабря ничего не знали об этом.

В колл-центре банка нескольким сотрудникам “Ъ” на вопрос, в каких отделениях можно сдать биометрию для ЕБС, ответили, что в любом.

Однако в пресс-службе Сбербанка “Ъ” пояснили, что он принимает биометрию для передачи в ЕБС в шести отделениях Москвы.

Общий перечень мест, где можно сдать биометрию, для ЕБС приведен на сайтах «Ростелекома» и ЦБ. Однако по состоянию на 14 декабря ни в одном из этих списков отделений Сбербанка не указано. В «Ростелекоме» (оператор ЕБС) не смогли назвать адреса отделений банка, где можно сдать биометрию, в ЦБ не ответили на запрос “Ъ”. В Сбербанке отказались разъяснить причину расхождений в информации.

О запуске сбора биометрии для ЕБС 13 декабря объявил глава Сбербанка Герман Греф. По его словам, банк собирает данные «вовсю — и для ЕБС, и в значительно более продвинутой стадии для собственной биометрической системы».

Эксперты отмечают, что в данном случае расхождение слова с делом имеет особый аспект: клиенты могут не разобраться в нюансах и, сдав данные в Сбербанке, рассчитывать на возможность получения удаленных услуг через ЕБС в любых кредитных организациях.

Такие прецеденты уже есть. Как рассказали “Ъ” в Почта-банке, там сталкивались со случаями, когда клиент говорит, что не может удаленно открыть счет с помощью ЕБС, используя сданный ранее в другом банке биометрический шаблон.

«Потом выяснялось, что гражданин сдавал биометрию не в ЕБС, а для внутренней системы банка, но не знал этого, поэтому при приеме биометрии банк обязательно должен объяснять клиенту, что и для чего он сдает, чтобы не возникало путаницы и неоправданных ожиданий»,— говорят в Почта-банке. Жалобы граждан, которые сдали биометрию в Сбербанке, но не могут воспользоваться удаленным получением услуг через ЕБС, уже появились и на портале Banki.ru.

Биометрия позволяет гражданам получать финансовые услуги дистанционно в любом банке. Для этого нужно сдать цифровой слепок лица и голоса в уполномоченном банке, который отправит данные в ЕБС. После этого можно дистанционно, пройдя верификацию через телефон или компьютер, открыть счет, вклад или получить кредит в любом банке.

По словам зампреда правления Совкомбанка Алексея Панферова, ситуация, когда клиент вводится в заблуждение относительно того, в какую именно базу он отдает биометрические данные, является серьезнейшим риском для развития всего направления дистанционных цифровых сервисов в банкинге. «Чтобы предотвратить подобные ситуации, необходимо законодательно обязать все банки одновременно со сбором любой биометрии для своих нужд собирать ее и для ЕБС»,— считает он.

Ситуация осложняется еще и тем, что не все клиенты могут пересдать биометрию повторно без дополнительных затрат.

«Некоторые граждане постоянно проживают за пределами России, но заинтересованы в удаленных операциях, поэтому биометрию они сдают в отделении банка во время посещения РФ, например на выходных или в отпуске»,— отмечает руководитель отдела противодействия мошенничеству Тинькофф-банка Артем Харченко.

Причем, по словам замдиректора по операционной деятельности Росбанка Марины Фроловой, количество желающих сдать биометрию растет именно из-за простоты и удобства дистанционного получения услуг в любом из банков-участников, а не в том, где уже открыт счет.

В то же время формальных нарушений в действиях Сбербанка может и не быть, признают юристы.

По словам управляющего партнера ЮБ U&Partners Андрея Андреева, чтобы судить об этом, надо смотреть не на заявления и пресс-релизы, а на условия конкретного соглашения, подписываемого клиентами при передаче данных.

Если клиент, пусть и введенный в заблуждение на словах, подписал соглашение на передачу данных в личную базу данных банка, подтверждает зампред правления «Ренессанс Кредита» Сергей Королев, то поведение кредитной организации «можно считать некрасивым, неэтичным, но незаконным оно не будет».

Вероника Горячева

Отдельные госбанки могут не выполнить к 1 января 2019 года требования закона о сборе биометрических данных в 20% своих отделений. Дело в том, что многие игроки рассчитывают на готовое типовое решение, разработанное «Ростелекомом». А заключить договор с компанией (или с иным вендором) банки с госучастием могут лишь через госзакупки, что занимает от трех месяцев до полугода.

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3833581

Законны ли комиссии банков?

Законны ли данные действия банка?

07.02.2011

Еще не успели затихнуть споры по признанию незаконным установление в кредитных договорах комиссий за ведение ссудного счета, как банки с новой силой активизировались и стали придумывать, как бы нажиться на якобы предоставляемых ими услугах.

Еще 17 ноября 2009 г. Президиумом Высшего Арбитражного Суда было признано незаконным требование кредитных организаций о выплате комиссий за открытие и ведение ссудного счета. Судом было определено, что это не является отдельной услугой, предоставляемой банком, поэтому и оплачивать ее нет необходимости.

После массового предъявления исков к банкам их обиженными клиентами о взыскании сумм, уплаченных в качестве комиссий за ведение ссудного счета (в свете Постановления Президиума ВАС от 17.11.

2009), кредитные организации стали предусматривать в кредитных договорах комиссии за иные якобы предоставляемые услуги.

Это так называемые “комиссии за выдачу кредита”, “за обслуживание текущего кредитного счета”, “за предоставление кредита” и другие, которые по своей сути остались все теми же комиссиями, берущимися сверх суммы процентов.

Казалось бы, теперь со стороны банков все законно. Но так ли это на самом деле?

Прежде всего, необходимо разобраться в формулировках, установленных законодателем.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ кредитный договор – это договор, по которому банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

По своей сути сам кредитный договор экономически предусматривает оказание банком заемщику некой услуги по передаче денег в пользование, за что последний уплачивает  проценты как оплату за предоставление этих денег.

В таком случае, что представляют собой комиссии за предоставление кредита? Не что иное, как оплату услуги в двойном размере.

Пункт 1 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (далее – Закон) жестко регламентирует возможность банка устанавливать плату в качестве дополнительных комиссий только за операции – «процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом».

Таким образом, комиссионное вознаграждение может быть предусмотрено в договоре, если банк совершает какие-то определенные банковские операции для клиента.

Перечень банковских операций четко установлен статьей 5 Закона и является исчерпывающим. Среди банковских операций не предусмотрены ни «выдача кредита», ни «обслуживание текущего кредитного счета», ни «предоставление кредита».

Соответственно, установление комиссий за совершение указанных действий незаконно.

Само по себе заключение кредитного договора между банком и клиентом является сделкой, в рамках которой банком оказывается услуга заемщику.

Теперь рассмотрим вопрос – а являются ли вышеперечисленные действия банка (выдача кредита, обслуживание текущего кредитного счета, предоставление кредита) отдельной услугой, предоставляемой банком?

Что такое «выдача кредита» или «предоставление кредита»? Легального определения данных действия нет.

Если рассматривать ситуацию совсем уж обыденно, то выдача кредита представляет собой перечисление денежных средств на счет заемщика. Будет ли это дополнительной услугой банка? Вряд ли.

Это скорее обязанность банка, предусмотренная кредитным договором. Не выдал кредит – не исполнил обязательство. Ни больше, ни меньше.

Теперь разберемся с понятием «обслуживание текущего кредитного счета». Наверное, уже и так понятно, что легального определения понятия данного действия банка также не существует. Для того, чтобы понять, в чем заключается «услуга» кредитной организации, рассмотрим механизм взаимодействия банка с клиентом от заключения кредитного договора и до его исполнения.

Итак, после долгих согласований в различных службах банка Вам таки решили выдать кредит.

В кредитном договоре помимо суммы кредита, процентов за пользование кредитом, графика погашения задолженности, как правило, указывают на номер Вашего ссудного («кредитного счета»), на который Вам сначала перечислят деньги, а затем на нем же и будут отображаться внесенные суммы в счет погашения задолженности и остаток ссудной задолженности.

По своей сути, кредитный счет, ссудный счет – все это один из многочисленных бухгалтерских счетов банка, задача которого – фиксировать своевременное поступление от клиента денег, рассчитывать пени, исчислять остаток задолженности и пр. Этот счет необходим банку для отслеживания задолженности клиента и не более.

Нужен ли клиенту этот счет, если он никогда им не воспользуется? Представляется, что нет. График погашения задолженности у него есть (он содержится в договоре), платежные поручения, квитанции о перечислении денег банку – все остается в руках клиента.

А вот если ему понадобиться выписка с ссудного счета, тогда уж банк по просьбе клиента может предоставить такую услугу за плату. Здесь как раз и можно провести отличие между платой за обслуживание ссудного счета и получение информации из банка. В первом случае клиент в принципе не хочет получать услугу, т.к.

она ему не нужна и вообще не оказывается, но ему ежемесячно приходиться платить за «обслуживание» счета. Во втором случае он желает уточнить остаток задолженности, т.е.

операционисту придется потратить некоторое время на общение с клиентом, вбить в программу его данные, распечатать пару страниц из программы и поставить подпись, печать (до этого досконально выяснив – а для какой цели вы требуете поставить печать?).

Как правило, нигде в кредитном договоре не раскрывается, что подразумевается под понятием «обслуживание счета», в чем конкретно заключаются действия банка по такому «обслуживанию».  А поскольку клиенту никакой конкретной услуги не оказывается, получается, что и платить-то особо не за что.

Природу этих комиссий можно понять, рассмотрев вполне обыденный пример.

Вы приходите в супермаркет, набираете корзину продуктов, подходите к кассе, оплачиваете названную кассиром сумму, а потом в пробитом чеке видите отображение не только платы за купленные продукты, а еще и платы за пользование корзиной, платы за использование магазином весов, кассы для осуществления расчетов с Вами и прочее. Казалось бы, что все эти действия сами собой предполагают обычное обслуживание магазином дорогого клиента, ан нет – Вам предлагают заплатить за то, что Вас и правильно рассчитали, правильно взвесили Вам продукты и т.д. Ту же саму природу имеют всевозможные комиссии за ведение ссудного  счета, только вот каждый банк теперь пытается это назвать пооригинальнее, но суть от этого не меняется. Вы платите штатному бухгалтеру банка за то, что он выполняет свои должностные обязанности и получает за это зарплату.

Подводя  итог изложенному, хочется отметить следующее. Да, взимаемые комиссии незаконны. Да, при заключении договора трудно спорить с банком на эту тему, особенно когда сотрудники банка пожимают плечами и говорят: «Это стандартная форма договора.

Нам не разрешено ничего менять». Добиться приема к руководству – для этого нужно время и нервы. тем более, если нет уверенности в том, что Вам и там не скажут: «Это стандартная форма, согласована в Москве, мы не имеем права ее менять».

Если уж заключили договор с такими условиями, да еще и денег заплатили, не бойтесь добиваться правды, обращайтесь в суд, возвращайте свои деньги.

Остается надеяться, что долго «банковская нажива» не продержится, и в скором времени ВАС отреагирует на эти нарушения также, как это было с комиссиями за ведение ссудного счета.

Астрик Рашоян, заместитель директора Юридического Агентства «Люди Дела»

Задайте вопрос консультанту Юридического Агентства “Люди Дела”

Возврат к списку

Источник: http://www.bpcgrp.ru/articles/576853/

В черные списки банков попадут только высокорискованные операции компаний, пообещал цб

Законны ли данные действия банка?

Теперь ЦБ будет формировать черные списки иначе /Евгений Разумный / Ведомости

Необходимость смягчения контроля для предотвращения роста числа компаний, попавших в черный список, признавала в январе председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. А президент Владимир Путин в феврале поручал избавить бизнес, который несколько лет работает без претензий, от таких проблем.

Спустя месяц регулятор представил свои предложения – рекомендовал банкам объяснять клиентам, почему их отключили от дистанционного банковского обслуживания, а также изменил правила формирования черных списков. В понедельник такие изменения были внесены в порядок составления черных списков. Они вступят в действие через 10 дней.

Сейчас, отказывая в операции, банки ориентируются на критерии в законе о противодействии легализации преступных доходов – необычный характер сделки, несоответствие операции экономическим целям, подозрение в уклонении от контроля и т. д. Еще сотни признаков, указывающих на необычный характер сделки (например, необоснованная поспешность операции), содержатся в письмах ЦБ.

Информацию об отказах клиентам банки направляют в Росфинмониторинг, затем она поступает и в ЦБ, который формирует списки отказников и рассылает их во все банки. Списки обновляются в течение недели. Впервые банки их получили в 2017 г.

С тех пор банки стали блокировать счета компаний все чаще. В 2017 г. число предпринимателей, столкнувшихся с этой проблемой, выросло на 25%, счет был заблокирован почти у каждого десятого такого клиента, говорилось в исследовании сервиса «Поток» (входит в «Альфа-групп») за 2017 г.

, проведенном на основе данных клиентов Альфа-банка, относящихся к малому бизнесу. Часто клиентам отказывают только из-за того, что компаниям отказывали другие банки, признал и ЦБ.

Обжаловать же решение о включении в список можно лишь в банке, который его туда внес, рассказывает топ-менеджер крупного банка, но он может даже не знать об этом, «получается замкнутый круг».

И хотя ЦБ призывал банки предоставлять данные о включении компаний в черные списки и разъяснять, почему они их заблокировали, банки по-прежнему не делают этого, сетует президент группы компаний «Диана» (сеть химчисток-прачечных) Дмитрий Несветов.

– запутанный или необычный характер сделки;– у сделки нет экономического смысла или законной цели;

– сделка не соответствует деятельности компании;

– неоднократное совершение сделок для ухода от контроля;– отказ предоставить банку данные;– излишняя озабоченность конфиденциальностью сделки и раскрытием данных госорганам;– предложение клиентом необычно высокой комиссии и пренебрежение более выгодными условиями;– нестандартно сложный порядок проведения расчетов, отличающийся от обычной практики;– необоснованная поспешность в проведении операции;– внесение в ранее согласованную операцию перед ее началом существенных изменений;– явное несоответствие операций общепринятой рыночной практике;– деятельность, связанная с продажей предметов искусства;– отсутствие информации о клиенте, в том числе банке-корреспонденте, зарегистрированном за рубежом;– отсутствие информации о клиенте у обслуживающих его банков;

– неоправданные задержки в предоставлении клиентом документов и данных;

– клиент – иностранное публичное должностное лицо, его супруг или родственник;

– клиент действует в интересах общественных и религиозных организаций, благотворительных фондов или НКО.

Теперь ЦБ будет формировать черные списки иначе. До банков будут доводиться сведения только о клиентах, совершивших высокорисковые операции, сообщил зампредседателя ЦБ Дмитрий Скобелкин (его цитаты опубликовал ЦБ).

Это позволит повысить эффективность обмена данными и «сократить число отказов по формальным основаниям», рассчитывает он. Порог таких операций ЦБ определит вместе с Росфинмониторингом в зависимости от уровня риска клиента.

Изменения должны значительно снизить нагрузку на банки и их клиентов, в основном из малого и среднего бизнеса, говорит представитель ЦБ. Его коллега из Росфинмониторинга в понедельник вечером не ответил на запрос «Ведомостей».

Но бизнесу такое решение не нравится.

Высокорискованной можно считать любую операцию, особенно если речь идет о малом бизнесе, который работает на упрощенной системе налогообложения, предупреждает владелец сети кофеен Алексей Петропольский.

Чтобы подстраховаться от претензий ЦБ, банки продолжат относить все операции к высокорисковым – и ничего не изменится, уверен он. Критерии – черный ящик для бизнеса, согласен Несветов.

Определение «высокорисковая операция» варьируется от банка к банку и критериев оценки рисков очень много, признает директор по комплаенсу «Ак барс банка» Айдар Багавиев, при этом сведения в черном списке не всегда релевантны.

Около половины клиентов, которым другие банки ранее отказали в проведении операций, ведут реальный бизнес, рассказывала руководитель по управлению комплаенс-рисками в сегменте «малый и средний бизнес» Альфа-банка Наталья Петропавловская.

Если благодаря нововведению банки будут получать более точную информацию, подкрепленную цифрами, это будет полезно, уверен Багавиев. Но пока не ясно, что именно и как изменит ЦБ, замечает исполнительный директор UFG Wealth Management Андрей Пожитков.

Нужно не только четко прописать критерии, но и внятно объяснить их применение, советует Несветов.

В ВТБ информация из черного списка никогда не использовалась как единственный фактор при рассмотрении клиента, говорит его представитель: банк анализирует клиента и операцию в целом, начиная от истории его платежей и заканчивая контрагентом.

Изменения в первую очередь будут значимы для банков, которые использовали список формально, без проведения дополнительного анализа, уверен он, но для проведения риск-ориентированного анализа любая дополнительная информация от регулятора будет полезна.

Представители Сбербанка и Совкомбанка отказались от комментариев. Их коллеги из Газпромбанка, Альфа-банка, Росбанка, МКБ, «ФК Открытие», Промсвязьбанка, РСХБ, «Юникредит банка», «Абсолюта», «СМП банка» не ответили на запросы «Ведомостей».

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2019/03/04/795650-v

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий