Запрет на изъятие органов в случае смерти с отметкой в паспорте

Донорство органов в Германии: право или обязанность?

Запрет на изъятие органов в случае смерти с отметкой в паспорте
Настоящий сайт использует файлы cookie для повышения уровня сервиса.

На сегодняшний день около 10 тысяч человек в Германии ожидают своей очереди на пересадку донорских органов. При этом число доноров в последние несколько лет неуклонно падает.

По данным немецкого Фонда трансплантации органов, в 2017 году этот показатель достиг наименьшей отметки: донорами стали всего 797 человек, которые пожертвовали 2765 органов. Чтобы справиться с острой нехваткой материала для пересадки, министр здравоохранения Йенс Шпан (Jens Spahn) предлагает ввести новые правила в систему донорства и трансплантации органов.

Согласно законопроекту, для всех жителей страны будет введена “система отказа”, то есть в случае смерти любой гражданин автоматически будет считаться потенциальным донором. Тот, кто по каким-либо причинам не хочет жертвовать органы, может заявить о своем отказе, подав запрос в специальную базу данных.

Запрет на изъятие органов могут наложить и родственники погибшего: врачи будут обязаны получать согласие близких членов семьи после диагностирования смерти мозга пациента. В своем заявлении Шпан подчеркнул и важность информационной работы: население будет неоднократно проинформировано о принципах работы новой системы и способах отказа.

Инициативу министра поддержал депутат Бундестага от СДПГ и эксперт по делам здравоохранения Карл Лаутербах (Karl Lauterbach). Он подчеркнул, что каждый год в Германии умирает около двух тысяч человек, “стоя в очереди на транплантацию”.

Однако некоторые парламентарии жестко раскритиковали инициативу министра. Они настаивают на морально-этической стороне вопроса, их главный аргумент: донорство органов превратится в обязанность, а это ущемляет права и свободы человека.

Например, председатель немецкого Фонда защиты пациентов Ойген Бриш (Eugen Brysch) заявил в интервью газете Welt, что “если в Германии вступят в силу новые правила, о самом понятии “донорство” не может быть и речи, потому что этот процесс исключительно добровольный”.

Эксперт по вопросам медицины от партии “Зеленых” Кирстен Капперт-Гонтер (Kirsten Kappert-Gonther) в своих критических замечаниях высказалась о структурных аспектах проблемы: “Потенциальных доноров органов слишком редко идентифицируют и ставят на учет. И нововведение не сможет изменить ситуацию”. Группа депутатов вынесла на рассмотрение альтернативный законопроект.

Они предлагают сохранить добровольное донорство, но в то же время настаивают на постоянном информировании граждан по этой теме, например, при получении удостоверения личности, регистрации по месту жительства и на приемах у врачей.

В мае 2018 года Федеральный центр по просвещению в области вопросов здоровья (BZgA) провел исследование, результаты которого показали, что около 81 процента немцев не против того, чтобы стать донором. Соответствующим “паспортом донора” при этом располагают лишь порядка 32 процентов населения страны. Закон о донорстве органов был принят в Германии в 1997 году.

С 2012 года каждый, кто имеет медицинскую страховку, по достижении 16-летнего возраста сам решает вопрос, хочет ли он стать донором органов или нет. Для этого достаточно заполнить и подписать “паспорт донора” – специальное удостоверение, которое, как правило, присылают по почте медицинские страховые компании, и всегда носить его при себе.

В нем можно указать конкретные виды донорства или обозначить свой полный отказ. В случае отсутствия каких-либо личных распоряжений на этот счет, после смерти пациента согласие на трансплантацию его органов могут дать близкие родственники.Министерство здравоохранения постоянно возвращается к теме нехватки доноров.

Например, в октябре прошлого года правительство Германии приняло законопроект, предусматривающий большее финансирование клиник, проводящих изъятие органов и трансплантации. Кроме того, в каждом отделении интенсивной терапии должен появиться уполномоченный по вопросам трансплантации, в задачи которого будет входить выявление потенциальных доноров. Этот пакет мер также направлен на создание надежной системы сбора данных, позволяющей исключить ошибки, из-за которых в прошлом таких доноров не выявляли. Закон вступил в силу 1 апреля 2019 года.

По статистике, чаще всего доноры жертвуют почки, печень, сердце и сердечные клапаны, легкие, поджелудочную железу, роговицу глаз. Пересадку органов от живых доноров закон о трансплантации разрешает только в отношении родственников и близких людей, например, супругов. Возрастной предел существует в случае донорства тканей.

Например, сухожилия можно жертвовать лишь до достижения 65-летнего возраста. Важным аспектом остается и состояние здоровья потенциального донора. Кроме подтвержденного согласия с его стороны или со стороны его семьи, определяющую роль играют медицинские показатели.

Согласно специальному распоряжению Федеральной медицинской ассоциации Германии, донорство органов возможно только в том случае, если два врача независимо друг от друга засвидетельствовали смерть мозга – полное прекращение деятельности полушарий, мозжечка и мозгового ствола, без надежды на их восстановление.

В этом случае деятельность системы кровоснабжения продолжают поддерживать искусственным образом. В большинстве же случаев смерть наступает в результате остановки сердца, когда кровообращение прекращается и донорство органов становится практически невозможным.

При этом, в отличие от органов, трансплантация тканей может быть сделана в течение трех дней после остановки сердца, так называемой клинической смерти.Стоит отметить, что в основу представленного законопроекта министра здравоохранения Германии лег опыт европейских соседей.

Так, во многих странах Европы, среди которых Австрия, Болгария, Венгрия, Италия, Испания, Латвия, Польша, Португалия, Словакия, Франция, Чехия, донором органов становится каждый, кто при жизни однозначно не заявил о своем отказе и не был внесен в специальный регистр. В таких странах, как Бельгия, Литва, Норвегия, Финляндия и Эстония, в случае если умерший при жизни никак не высказывался о трансплантации органов, решение о донорстве принимают близкие родственники.

Дарья Хрущёва

К обзору “Общественная жизнь”

Источник: https://germania-online.diplo.de/ru-dz-ru/gesellschaft/neuerordner/-/2215226

Внутренние органы в дар – по внутреннему паспорту

Запрет на изъятие органов в случае смерти с отметкой в паспорте

Шаг к порядку в вопросах добровольного донорства органов призывает сделать министр здравоохранения Вероника Скворцова. Определяться россиянам, отдавать свои органы или нет после смерти, она предлагает при получении паспорта.

pixabay.com/www_slon_pics

Юристы считают, что паспорт все-таки стоит оставить для фиксации лучших моментов жизни – заключение брака, рождение детей,  выяснила «Фонтанка».

А для штампа о трансплантации органов можно найти другое место, например, в онлайн-реестрах, как делают во всём цивилизованном мире.

Врачам, по сути, все равно, где будет стоять «печать», главное, чтобы волеизъявление было, и было четким и ясным.

Донорство – это безвозмездная передача собственных органов (или их частей) другому человеку для трансплантации. То есть, по сути, это дарение, жест доброй воли. В России сегодня эту сферу регулирует федеральный закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека», принятый в 1992 году.

«В настоящее время в законодательстве действует презумпция согласия гражданина на посмертное изъятие его органов, пригодных для трансплантации, с их последующим донорским использованием», – поясняет адвокат, управляющий партнёр «Адвокатской Группы ОНЕГИН» Ольга Зиновьева.

«Это значит, что согласие каждого гражданина на трансплантацию органов после его смерти предполагается, если учреждение здравоохранения не было поставлено в известность об ином», – добавляет старший юрист, руководитель практики IP/IT Maxima Legal Максим Али.

То есть, если учреждение в известность не поставлено, то внутренние органы человека ему уже не принадлежат. Такую позицию поддерживает и Конституционный суд. Волеизъявление умершего может быть выражено различными способами: нотариально или, например, устно в присутствии свидетелей. Проблема в том, что эта информация должна быть доведена до сведения учреждения здравоохранения.

«Отсутствует какая-либо разумная необходимость в изменении такого положения, поскольку заблаговременное получение такого согласия, соотнесение действий медицинских работников с его наличием или отсутствием в ситуациях, когда действовать необходимо быстро, существенно затруднит и без того непростое положение отечественной трансплантологии в целом. А также решение насущных задач конкретных пациентов, находящихся в очереди на трансплантацию и часто не доживающих до такой возможности», – придерживается твердой позиции  Ольга Зиновьева.

Предложения министра на грани этики

Вероника Скворцова, тем не менее, говорит о том, что в текущую сессию Госдумы может быть внесен законопроект (разработанный еще около четырех лет назад), который дает родственникам больше маневра в таких печальных обстоятельствах. Например, они смогут определиться с вопросом донорства в течение нескольких часов после смерти близкого человека.

Однако, по мнению министра здравоохранения, более упорядочивающим шагом в вопросе дарения собственных органов должно стать обязательное волеизъявление самого владельца органов.

«Механизмы получения согласия прорабатываются, думаю, будет несколько вариантов, сценариев – при получении паспорта, других официальных документов», – сообщила  Скворцова журналистам.

«Как предлагается определиться с таким вопросом оформляющим паспорт 14-летним подросткам, которые не достигли даже возраста, с которого даётся информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство (15 лет)? – спрашивает Ольга Зиновьева. – Почему получение госуслуг гражданами будет обусловлено каким-то их дополнительным волеизъявлением?».

«Возникает главный этический вопрос: хватит ли у конкретного врача, при обнаружении подобного штампа в паспорте, моральных качеств, чтобы оказать человеку, органы которого можно использовать, весь объем необходимой медицинской помощи? Окажет ли врач эту помощь качественно, компетентно и с максимальной отдачей?..

Учитывая то, с какими действиями врачей в моей практике мне приходится сталкиваться, я не уверен в положительном ответе на этот вопрос, – увы, неутешительна адвокат Кира Астахова.

– На самом деле, если человек соглашается на такой штамп в паспорте, то это означает, что он принимает на себя все риски, в том числе и возможные риски в связи с некачественным оказанием ему медицинской помощи».

Трансплантологи – за четкость

Тем не менее медики идею осознанного отношения к жизни собственных органов после смерти в целом поддерживают.

«Это технический вопрос, – уверен главный трансплантолог Петербурга, заведующий научно-исследовательской лабораторией торакальной хирургии Центра Алмазова Герман Николаев. – В США такая отметка ставится в правах.

Все равно где, волеизъявление должно быть указано. Это мировая практика. Врачи должны иметь возможность как можно быстрее узнать, есть волеизъявление и какое оно. Пометка в документе только помогает». 

Герман Николаев отмечает, что надо идти еще дальше и создавать централизованный регистр данных. «Вот есть страна Франция, которая очень давно отработала все юридические вопросы, – привел он пример.

– Там есть регистр, куда обращается администрация после того, как появился донор. И все четко – есть в регистре человек, нет, в зависимости от этого два разных действия совершается. У нас такой регистр делается. Но закон не могут принять.

Он был разработан ещё четыре года назад и до сих пор находится в стадии обсуждения».

«Человек должен иметь право высказать своё мнение, хочет ли он вообще быть посмертным донором», – согласен и бывший главный трансплантолог Петербурга, заместитель главного врача в клинике российского научного центра радиологии и хирургических технологий Гранова Фёдор Жеребцов.

Однако при этом он считает, что должен быть не регистр согласных, а перечень несогласных. «Должен быть регистр тех, кто отказался. На мой взгляд,  делать регистр согласных – это какой-то бред,  – уверен Фёдор Жеребцов. – Кто может высказать своё согласие или несогласие? Дееспособный человек. А дееспособный – это тот, кто становится дееспособным юридически, т.е.

получая паспорт. Т.е. инициатива отметок в паспорте с юридической точки зрения – хорошая».

Однако, думает бывший трансплантолог, отказов в этом случае будет много. «Я сам в своё время проводил опросы пациентов, – говорит он. – К сожалению, очень немногие разделяют мнение о том, что отдавать свои органы – это нормально».

«Мы недооцениваем наше общество, – меж тем уверен Герман Николаев. – За последние 10 лет произошла позитивная подвижка, отношение людей к предмету меняется. Да, может не так, как в Испании.

Но в целом, чем больше прозрачности и открытости – когда люди понимают, что речь идет о спасении иногда родных и близких, доверие только повышается».

А что народ?

Социологи давно не интересовались вопросами донорства со стороны граждан. Последний опрос ВЦИОМ датирован 2016 годом. Тогда понятие «донорство органов» было знакомо 79% россиян, затруднились его определить 21%.

При этом выяснилось, что 12%  респондентов трактуют это действие как-то по-своему, имея ошибочные представления о трансплантации. 64% россиян считало, что трансплантация органов после смерти донора должна осуществляться только при наличии предварительного разрешения умершего.

О том, что специальное согласие больного не нужно, говорили 24%.

Для сравнения: в 2013 году Петербургский центр органного донорства работал всего с 13 посмертными донорами. На начало декабря этого года в городе было сделано 22 посмертные пересадки почек, 4 – сердца, 8 – печени. «В Петербурге количество доноров за 5 лет увеличилось в 5 раз», – дополнил эти цифры современными реалиями Герман Николаев. – Этот показатель выше, чем в среднем по России».

По данным комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, по сравнению с 2013 годом количество трансплантаций выросло, но не так активно: почки в 1,5 раза; печени в 3 раза; сердца в 3,3 раза.

В комментарии «Фонтанке» чиновники констатируют «недостаточное для города количество трансплантационных операций», в том числе с использованием посмертных донорских органов.

В марте 2018 года комитет по здравоохранению СПб сообщал, что за последние 4 года в Петербурге выполнено 176 пересадок почки.

По словам главы Минздрава, в 2017 году всего в России было выполнено 1900 трансплантаций – на 12% больше, чем годом ранее.

В самом крупном в стране Национальном медицинском исследовательском центре трансплантологии и искусственных органов им. В. И. Шумакова в Москве в прошлом году сделали161 трансплантацию сердца.

При этом, по данным Центра, на август месяц только в Москве в листе ожидания только на пересадку почки было около 500 человек.

К чему стремимся

По мнению академика РАН, главного внештатного специалиста-трансплантолога Минздрава России, директора НМИЦ трансплантологии и искусственных органов Шумакова Сергея Готье, которое опубликовано на сайте исследовательского центра, Россия должна стремиться к тому, чтобы в результате образовательной и организационной работы частота донорских изъятий после смерти достигла 20-25 на миллион населения в год. Сегодня эта цифра в среднем по России составляет около 3,8 на миллион. Для сравнения: Франция, Италия, Австрия, Бельгия, Нидерланды показывают 27 изъятий на миллион населения, в Белоруссии – около 20-25, в Испании – 36 на миллион. В Германии таких случаев 10 на миллион. Стоит отметить, что в Германии действует презумпция несогласия, так же, например, как и в США. Среди стран, поддерживающих презумпцию согласия, – Франция, Бельгия, Испания, Австрия.

«В Испании, которую все приводят в пример как самое благополучное место, количество отказников больше 10%, – уточняет трансплантолог Фёдор Жеребцов. – И это притом что в этой стране католическая церковь официально обратилась к верующим с призывом не держать органы, т.к. Богу на небесах они не нужны, а нужны они здесь.

А наша православная церковь сказала, что пересадка органов – это хорошо, но только это должно быть в виде дарения. Т.е. человек должен сам заявить о том, что он согласен на трансплантацию своих органов.

С другой стороны, если окажется, что подавляющее большинство будет против, значит, этому обществу такой вид медицинской помощи просто не нужен».

Однако принцип презумпции согласия появляется и в других странах Европы. Например, палата общин Великобритании этой осенью рассмотрит закон, по которому каждый взрослый будет считаться посмертным донором, если не заявит свое несогласие стать им. Однако местный минздрав уже озвучил четкую схему, обеспечивающую эту презумпцию согласия.

Во-первых, «специализированные медсестры» будут обсуждать вопрос изъятия донорских органов с семьей умершего, чтобы выполнить его пожелания. Во-вторых, те, кто не желает жертвовать свои органы, смогут сообщить о своем решении в регистр доноров органов через веб-сайт либо по телефону горячей линии.

Для упрощения этой процедуры в конце года будет запущено специальное онлайн-приложение.

«В Швейцарии совершеннолетние дееспособные граждане могут оформить так называемую «карточку донора органов» на специальном сайте.

Карточка оформляется онлайн и носится с собой в кошельке, – приводит еще один пример применения новых технологий адвокат Кира Астахова.

– Аналогичным образом может быть оформлен специальный документ, который запрещает изымать органы после смерти. Такой документ также носится с собой».

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Источник: https://www.fontanka.ru/2018/09/18/060/

Трансплантация органов или донор по умолчанию

Запрет на изъятие органов в случае смерти с отметкой в паспорте

Мало кто из россиян знает, что в случае смерти его органы могут быть изъяты для трансплантации.

Причем по действующим законам «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и «О трансплантации органов и тканей» для этого не требуется санкции ни самого гражданина, ни его близких: все они считаются согласившимися по умолчанию.

Де-факто гражданин часто не в силах даже запретить пускать собственное тело «на запчасти». В настоящее время рассматривается сразу несколько законопроектов, призванных урегулировать неоднозначную ситуацию.

Так, Минздрав предлагает гарантировать каждому право выразить несогласие быть донором органов, а также предупреждать о планируемом изъятии как минимум родителей умерших детей.

Иной позиции придерживаются трансплантологи, а также автор внесенного на днях в Госдуму законопроекта сенатор Антон Беляков.

Тело не возражает

Действующее российское законодательство презюмирует согласие (opting out) каждого гражданина на донорство его органов или тканей после смерти – они могут быть изъяты, если врачам не известно о запрете или родственники не заявили протест.

Правда, как и кому эти возражения представлять – ни закон, ни подзаконные акты не разъясняют. Сам пациент вправе сделать соответствующее заявление в клинике (в том числе в устной форме при свидетелях или заверить у главврача). Также можно обратиться к нотариусу и внести соответствующую запись в некие медицинские документы: видимо, в карточку в районной поликлинике.

Но никто не обязывает врачей искать эти документы, а единого реестра таких возражений не существует.

Не предусмотрены какие-либо отметки о донорстве в паспортах, водительских правах или иных документах, которые граждане могут иметь при себе.

Поэтому если потерпевший в ДТП или ином происшествии госпитализирован и умер, не приходя в сознание, эскулапы могут на законных основаниях изымать органы.

Сенатор Беляков указывает на противоречивую ситуацию: в России действует презумпция согласия, но из-за отсутствия донорских органов умирает в десять раз больше нуждающихся пациентов, чем в США.

Хотя в Америке пересадка допускается только с активного согласия гражданина.

«Причина такой ситуации заключается как в организационных пробелах – недостаточное количество центров трансплантации, отсутствие хорошо организованной системы банка органов – так и в правовых», – убежден парламентарий.

Внесенный им законопроект предусматривает и создание единого электронного реестра, и внесение специальных отметок в удостоверения личности, но только о согласии гражданина быть донором. То есть желающие заявить об обратном реального механизма защитить свои права опять же не получают.

А вас и не спрашивают!

Теоретически возражения могут выразить родственники умирающего. Однако закон не обязывает медиков информировать их о таком праве.

В 2003 году этот вопрос рассмотрел Конституционный суд России. Он признал, что право человека на неприкосновенность включает и достойное отношение к телу человека после смерти.

В то же время, поскольку предусматривающий презумпцию согласия закон опубликован для всеобщего сведения, граждане осведомлены о своих правах, а потому дополнительно предупреждать родственников нет нужды.

Более того, судьи сочли «негуманным», сообщая о смерти, задавать близким вопрос об изъятии органов.

Сенатор Беляков даже упрекает соблюдающих нормы этики медиков чуть ли не в подрыве целей трансплантологии: «Врачи по-прежнему склонны обращаться за согласием к родственникам потенциального донора, что занимает много времени и часто приводит к отрицательным результатам.

С другой стороны, действуя в соответствии с законодательными нормами, то есть, руководствуясь презумпцией согласия для посмертного донорства, врачи часто сталкиваются с последующими судебными исками родственников умершего, несогласных в силу различных причин с проведенным изъятием органов для пересадки.

И хотя закон оказывается на стороне врачей, угроза такого развития событий является дополнительным отрицательным фактором в работе медицинских организаций по посмертному забору органов», – отмечает он.

Родственники «доноров-молчунов» не разделяют такую безапелляционную позицию. Жалобу в Европейский суд по правам человека уже направила мать Алины Саблиной – 21-летней жительницы Екатеринбурга, которая была сбита на пешеходном переходе в Москве.

Приехавшие в «белокаменную» родители четыре дня простояли у дверей реанимации, но только через месяц случайно узнали о том, что их дочь буквально «распилили на запчасти». Причем часть органов, согласно данным следствия, была изъята тайно.

«Благая презумпция превращается в жестокое и бесчеловечное обращение в связи с отсутствием обязанности врачей спрашивать согласия у родственников», – убеждены заявители.

Живые и мертвые

Другой проект закона, подготовленный Министерством здравоохранения России, предусматривает введение четкого правового регулирования деятельности трансплантологов (к слову, многие из них данные инициативы комментировать РАПСИ решительно отказались). В том числе – создание федерального реестра «отказников».

Предупреждать о возможном изъятии органов чиновники считают нужным только родителей умерших несовершеннолетних или недееспособных граждан.

Супругам и близким взрослых пациентов следует сообщать только о самом факте смерти члена их семьи.

В течение двух часов они вправе принять решение и, позвонив в клинику (все разговоры должны записываться в автоматическом режиме), запретить использование умершего в качестве донора. Если, конечно, будут знать о своем праве.

Но даже такую, крайне ограниченную процедуру, врачи считают излишней. В Ассоциации трансплантационных координаторов полагают, что получение согласия родителей умершего ребенка приведет к стопроцентному отказу: «Тогда зачем это делать?» – вопрошают люди в белых халатах.

Не считают они и нужным сообщать о смерти близким ночью: «От этого они спать спокойнее не будут. Если родственники узнают о плохом утром, это более гуманно и этично. Просто нужно создать нормальную систему регистрации отказов, оповестить население и дать время …

Да, старый закон не имел механизма выражения несогласия. И вроде бы хорошая идея исправить это упущение превратилась в полный бред с кучей неисполнимых, забитых ненужной информацией, просто пустых регистров.

О какой этичности закона может идти речь, если он «интересы умерших» ставит выше интересов живых?», – убеждены в ассоциации.

Для справки

Помимо российского законодательства деятельность трансплантологов регулируют и наднациональные правовые акты.

Так, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рассматривает согласие пациента как «краеугольный камень всех медицинских вмешательств». ВОЗ допускает систему «презумпции согласия», но напоминает, что она «должна обеспечить полную информированность людей относительно существующей политики и предоставление им беспрепятственной возможности пойти по пути несогласия».

Кроме того, 9 июля 2014 года Комитет Министров Совета Европы принял Конвенцию по борьбе с торговлей человеческими органами, в работе над которой принимали активное участие и российские специалисты (как Минздрава, так и МИД, Генеральной прокуратуры РФ и других ведомств). Этот документ также не допускает отбор органов «без свободного, информированного и прямо выраженного согласия донора».

Павел Нетупский, Санкт-Петербург (специально для РАПСИ)

Источник: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20141001/272255827.html

Согласие на посмертное донорство и отметка в паспорте: Рада приняла закон о трансплантации

Запрет на изъятие органов в случае смерти с отметкой в паспорте

Документ планируют ввести в действие с 1 января 2019 года

Из открытых источников

Верховная Рада приняла закон № 2386а-1 о трансплантации анатомических материалов человеку. “За” проали 255 народных депутатов. Онлайн-трансляцию вел телеканал “112 Украина”.

Посмертное донорство: презумпция не/согласия

Законопроект предусматривает, что каждый человек может согласиться или отказаться от посмертного донорства. Ответ “да” — это письменное заявление, отметка в паспорте или удостоверении водителя и внесение данных в Единую государственную информационную систему трансплантации.

“Запасной” вариант — это назвать доверенное лицо, которое после смерти человека обнародует его согласие или запрет на трансплантацию анатомических материалов.

Если человек никоим образом не выразил свою волю при жизни, будут опрашивать его родственников — супруга, детей, родителей, родных братьев и сестер.

Не будут использовать органы человека после его смерти, если он при жизни выступил против или же не позволили его родственники.

Кроме того, запрещается использование анатомических материалов, если не у кого спросить разрешения; если против суд, правоохранители или судмедэксперт. Не могут быть донорами посмертно ветераны АТО и ООС; дети-сироты; признанные недееспособными; а также те, личность которых не установлена.

Если человек даст согласие на посмертное донорство, кто об этом узнает?

Предполагается до 1 октября создать Единую государственную информационную систему трансплантации, а заодно и ответственный за нее орган (центральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере предоставления медицинской помощи с применением трансплантации и осуществления деятельности, связанной с трансплантацией).

Информационная система будет состоять из нескольких реестров:

  • волеизъявления относительно посмертного донорства;
  • “доверенных” лиц, которые согласны на посмертное донорство тех, кого они представляют;
  • анатомических материалов человека, предназначенных для трансплантации и/или изготовления биоимплантатов;
  • живых доноров;
  • живых доноров гемопоэтических стволовых клеток;
  • реципиентов;
  • людей с трансплантированным анатомическим материалом;
  • медучреждений, уполномоченных на трансплантирование;
  • трансплант-координаторов.

Все эти реестры предусматриваются для конфиденциальных данных, поэтому доступ к ним будет ограничен. Исключение — перечень медучреждений, где могут заниматься трансплантацией, а также реестр трансплант-координаторов. Они будут размещены на сайте ответственного за трансплантацию органа исполнительной власти, с открытым доступом для всех.

Конфиденциальную информацию в реестре смогут узнать трансплант-координатор, должностное лицо ответственного за трансплантацию органа исполнительной власти, судмедэксперты.

Поэтому, если человек напишет заявление о согласии на посмертное донорство, об этом узнает кто-то из этих категорий лиц, в частности тот, кто будет вносить данные в реестр.

Предусмотрели и предохранитель: информационная система трансплантации будет фиксировать не только внесенные в нее данные, но и историю просмотров, чтобы было известно, кто и когда интересовался конфиденциальными данными человека.

Кто будет причастен к организации трансплантации?

Кабмин определит организационные моменты, будут иметь влияние Минздрав и орган исполнительной власти по трансплантации (который планируют создать).

Однако непосредственно люди будут сталкиваться в этой сфере с медучреждениями, у которых будет лицензия на трансплантацию, бюро судмедэкспертов и другими объектами хозяйствования, которые будут осуществлять деятельность, связанную с трансплантацией.

Со своей стороны, как предполагается, трансплант-координаторы будут получать согласие родственников после смерти лица, вносить данные в реестр и организовывать изъятие, хранение и перевозку анатомических материалов.

Пару донор – реципиент будут определять автоматически

Пара донор – реципиент будет определяться Единой системой трансплантации. Поиск такой пары будет осуществляться во время каждого внесения новых сведений о живом доноре, реципиенте или анатомических материалах.

При этом система будет учитывать ряд показателей, в частности иммунологическую совместимость, насколько экстренно нужна трансплантация, расстояние и пр.

В приоритете будут несовершеннолетние реципиенты и живые доноры, которые ранее предоставляли свои анатомические материалы.

Если в Украине нет реципиентов для анатомических материалов, их смогут предложить другим государствам, с которыми заключены соответствующие международные договора.

Когда пару донор – реципиент определят, данные нельзя будет изменить (кроме случаев, когда врачи признали трансплантацию невозможной или реципиент отказался).

Если система определила пару умерший донор – реципиент, трансплант-координатор сообщает об этом лечащему врачу.

Консилиум врачей обоснованно принимает решение о возможности или невозможности трансплантации. Если их приговор “нет”, реципиент потом сможет обжаловать такое решение.

Если они делают вывод, что это возможно, то сообщают реципиенту, у которого появляется возможность согласиться или отказаться.

В любом случае все данные фиксируются.

Льготы людям, которые стали донорами при жизни

Люди, которые при жизни предоставили свои анатомические материалы одному из родственников, имеют право на поддержку государства.

Речь идет о бесплатном медобследовании, медицинской помощи в случае болезней или ухудшения здоровья (если это связано с донорством).

Донору после операции по изъятию органа предоставляются 3 дня оплачиваемого отпуска (их можно объединить с плановым отпуском).

Человеку согласно законодательству возмещается ущерб с учетом дополнительных расходов на лечение, усиленное питание и пр.

Если лицо стало инвалидом вследствие потери органа, то получает право на пенсию по инвалидности независимо от страхового стажа. В случае смерти человека его нетрудоспособным родственникам выплачивают пенсию в связи с потерей кормильца, также независимо от страхового стажа лица.

Запреты и наказания

Нельзя пересаживать человеку органы животных, однако можно медизделия, изготовленные из анатомических материалов животных, которые используются для имплантации.

Запрещена торговля анатомическими материалами человека, однако государство может отблагодарить тех, кто стал донором при жизни.

Нельзя рекламировать человеческие органы.

Законопроект усиливает ответственность за изъятие у человека путем принуждения или обмана его анатомических материалов для трансплантации. Это будет подразумевать лишение свободы до 5 лет. Если потерпевший находился в беспомощном состоянии или в материальной либо иной зависимости от виновного, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на 5-7 лет.

Незаконная торговля анатомическими материалами может стать причиной заключения до 5 лет.

Такие нарушения, совершенные по предварительному сговору группой лиц, предусматривают лишение свободы на 5-8 лет.

Напомним, Верховная Рада поддержала за основу проект закона, который закрепляет презумпцию несогласия граждан Украины стать донорами органов или тканей после смерти.

Отметим, что сейчас в Украине действует закон “О трансплантации органов и других анатомических материалов человеку”. С 1 января 2019 года он утратит силу в связи с вступлением в силу новой версии, впрочем, из него перенесли много норм.

Источник: https://112.ua/politika/soglasie-na-posmertnoe-donorstvo-i-otmetka-v-pasporte-rada-prinyala-zakon-o-transplantacii-445944.html

Россиян обяжут сообщать о желании стать посмертным донором органов

Запрет на изъятие органов в случае смерти с отметкой в паспорте

Сразу два законопроекта, касающихся посмертного изъятия медиками у россиян внутренних органов для нуждающихся больных, рассматриваются в настоящее время в Госдуме.

Оба документа, как заявляют их разработчики, должны усовершенствовать медицинскую процедуру трансплантологии.

Также авторы законопроектов хотят избавить медиков от судебных исков родственников умерших, у которых изымаются органы.

Только вот законопроект, подготовленный сенатором Антоном Беляковым, призван в первую очередь облегчить работу врачей, оградив их от общения с родственниками. Предлагается обязать всех россиян при жизни фиксировать в своих документах согласие или отказ на посмертное изъятие их внутренних органов.

А проект закона, подготовленный группой депутатов Госдумы, напротив, обяжет медучреждение связываться с родственниками умершего прежде чем приступить к изъятию органов.

В чем заключается главная проблема трансплантации в России

Согласно первому законопроекту, отметка об отношении человека к посмертному изъятию органов будет вноситься в паспорт, водительское удостоверение или другие документы, удостоверяющие личность. Точный перечень документов будет определен правительством РФ. Кроме того, подобная информация будет включена в специализированную электронную базу данных, которую станет вести минздрав.

По словам сенатора Белякова, документ направлен на упрощение процедуры выражения согласия на посмертное донорство и как итог – ускорение развития трансплантологии в стране.

Напомним, в России уже действует “презумпция согласия” на посмертное донорство. Но автор законопроекта считает, что этой меры недостаточно.

“На практике российские врачи, несмотря на закрепленную в законодательстве “презумпцию согласия” для посмертного донорства, склонны прибегать к получению согласия у членов семьи. Как результат – потеря драгоценного времени”, – поясняет Беляков.

В РФ действует “презумпция согласия” на посмертное донорство: если нет запрета, органы можно изъять

А вот депутаты, наоборот, озаботились тем, что родственники зачастую узнают об изъятии органов несвоевременно.

“Руководствуясь “презумпцией согласия” для посмертного донорства, врачи часто сталкиваются с последующими судебными исками родственников умершего, не согласных с проведенным изъятием органов для пересадки, – говорится в пояснительной записке.

– Одним из часто применяемых аргументов является даже не возражение против изъятия для трансплантации, а указание на отсутствие информированности. Так, близкие зачастую узнают о произведенном изъятии случайно, из заключений экспертизы или иных источников и считают такой подход нарушением их прав”.

Названы регионы-лидеры по числу почетных доноров

Депутаты предлагают обязать учреждение здравоохранения “информировать близких родственников о намерении изъять органы и (или) ткани у трупа для трансплантации (пересадки) в течение 12 часов с момента смерти человека”.

Авторы документа отмечают, что в данном вопросе важен морально-этический аспект, требующий учитывать положения статьи 3 “Запрещение пыток” и статьи 8 “Право на уважение частной и семейной жизни” Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Стоит отметить, что по количеству операций по трансплантации органов Россия сильно отстает от большинства стран Европы и США. По данным Минздрава России, в России проводится только 30 процентов от необходимого числа операций по трансплантации органов.

Как вам это?

Ирина Гриценко, адвокат, специализирующийся на медицинском праве:

– Донорство органов является добровольной процедурой жертвования собственными органами в пользу как конкретного лица, так и неопределенного круга лиц. Конституционным судом оговорена “презумпция согласия” на трансплантацию.

Это означает, что, если больной и его родственники специально не сообщили, что не готовы жертвовать органы в случае констатации у пациента “смерти мозга”, врачам дается законное право производить забор органов для трансплантации.

В нашей стране такой порядок был установлен еще в 1992 году.

Что же касается предлагаемых изменений, то тут возникают некоторые вопросы. Так, в качестве одного из вариантов фиксации волеизъявления граждан предложено добавление дополнительной графы в паспорт гражданина РФ. Из чего следует вывод, что паспорт не будет выдаваться без такой отметки, что является прямым нарушением конституционных прав человека.

Также возникает вопрос: не будет ли наличие согласия в паспорте на добровольное донорство являться толчком к некачественному оказанию медицинских услуг с целью взятия донорских органов недобросовестными медорганизациями? Ведь доступ к решению каждого человека получит широкий круг медицинских и немедицинских организаций, учитывая тот факт, как часто мы используем паспорт для заключения сделок и получения различных услуг.

Считаю, что оформление решения о посмертном донорстве должно быть максимально прозрачным, исключающим любое принуждение и не касающимся оформления других документов, в том числе паспорта.

Источник: https://rg.ru/2017/11/07/rossiian-obiazhut-soobshchat-o-zhelanii-stat-posmertnym-donorom-organov.html

Минздрав предложил россиянам отмечать в паспорте согласие на донорство органов

Запрет на изъятие органов в случае смерти с отметкой в паспорте
7-летний Николос Грин стал жертвой грабителей во время путешествия в Италии, его смерть открыла новую страницу в истории трансплантологии. ESP

Министр здравоохранения России Вероника Скворцова предложила указывать в паспортах граждан согласие на донорство органов.

Ведомство разрабатывает соответствующий законопроект, передает «Интерфакс». По словам Скворцовой, россиянам предложат несколько вариантов дать согласие: при получении паспорта или других официальных документов.

Согласно предварительной версии документа, после смерти человека, который не принял решения о трансплантации органов, это право в течение нескольких часов получат его родственники.

В минздраве надеются, что законопроект будет внесен на рассмотрение в текущую сессию в Госдуму.

Ведомство также разработало закон о создании информационной базы пациентов, которым требуется пересадка, и базы доноров. Он согласовывается правительством.

По данным агентства, в марте Общероссийский народный фронт предложил ставить отметку о посмертном желании человека стать донором в водительские удостоверения.

В России, где ежегодно число больных, нуждающихся в пересадке органов, насчитывает более 5 тыс. человек трансплантация органов и тканей человека — острый социально-значимый вопрос. Из-за несовершенства российского законодательства врачи с апреля 2006 года долгое время не могли провести сотни операций по пересадке органов, опасаясь уголовного преследования.

Все началось со скандального «дела врачей-трансплантологов», когда четверых врачей 20-й городской больницы Москвы следствие обвиняло в подготовке к убийству. По данным прокуратуры, 11 апреля 2003 года в приемный покой 20-й больницы был доставлен больной с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма». Врачи пытались реанимировать потенциального донора, у которого три раза останавливалось сердце.

Затем медики констатировали смерть и приступили к забору органа, однако, как показала экспертиза, на тот момент у пациента было зарегистрировано артериальное давление и наличие сердечных сокращений. Против трансплантологов возбудили уголовное дело. Им вменялось в вину приготовление к убийству. Дважды Мосгорсуд признавал медиков невиновными, и дважды решение суда оспаривалось обвинением.

Точку в деле поставил Верховный суд РФ, который признал законным оправдательный приговор. Несмотря на это, с апреля 2006 года в России был введен запрет на трансплантацию и ряд центров транспланталогии были вынуждены закрыться, в том числе, детский центр.

Причиной запрета стало отсутствие в действующем законодательстве разрешения осуществлять подобные операции в муниципальных учреждениях, поскольку на момент принятия закона в 1992 году этого понятия не существовало. Однако именно такие медицинские центры на практике осуществляют до 90% операций по забору и пересадке органов.

В 2007 году Госдума приняла закон о трансплантологии, который разрешил забор и заготовку органов и тканей человека не только в государственных, но и в муниципальных учреждениях здравоохранения. Однако всплеска операций по пересадке органов в России все равно не наблюдается. Одна из причин – неготовность населения завещать свои органы на медицинские нужды.

Отношение большинства россиян к посмертному донорству негативное. Согласно результатам социологических опросов, около 20% граждан не желают завещать свои органы для трансплантации по религиозным соображениям, хотя ни одна из официальных религий донорство не осуждает.

Особенно тревожным представляется тот факт, что почти 40% респондентов не решаются дать согласие на посмертное изъятие органов из опасения, что их волеизъявление станет причиной недобросовестного оказания медицинских услуг или вообще спровоцирует криминальные действия врачей.

В Испании развитию трансплантологии в свое время помогла католическая церковь, наставлявшая паству своими проповедями и призывами жертвовать свои органы после смерти собратьям, и тем самым проявить сострадание и любовь ближним.

А в 90-е годы огромную роль сыграл «эффект Николоса» — история 7-летнего Николаса Грина, американского мальчика, погибшего от пули грабителя во время путешествия по Италии, которая растрогала и заставила задуматься о посмертном донорстве многих людей.

Родители Николаса два дня надеялись, что сын выйдет из комы, а после того, как врачи констатировали смерть головного мозга, согласились использовать органы ребенка для пересадки нуждающимся. Смерть Николаса спасла семерых очень больных людей и дала им возможность вернуться к нормальной, активной жизни. После этого многие европейцы и американцы стали завещать свои органы для пересадки.

Сегодня в Европе происходит 30-40 изъятий органов для трансплантации на миллион человек, в США — более 90. В среднем по России этот показатель — 2,9. В Москве ежегодно происходит 10–11 изъятий органов для пересадки. Это катастрофически мало. Даже в Белоруссии фиксируется 18 изъятий на миллион человек в год. Самая востребованная операция во всех странах — пересадка почки.

В США на гемодиализе более 300 тысяч человек. Там делается в год 16 тысяч и более операций по пересадке почки. В России приблизительно 30 тысяч человек находятся на диализе, 20 тысяч из них не имеют противопоказаний к пересадке. Но всего выполняется тысяча трансплантаций почки в год. Государство теряет на этом колоссальные деньги, ведь диализ дороже, чем трансплантация, утверждают специалисты.

А маленькие россияне, нуждавшиеся в пересадке донорских органов, до недавнего времени могли рассчитывать лишь на помощь зарубежных клиник. Изъятие органов у умерших детей не было запрещено, но практически не осуществлялось, поскольку процедура диагностики смерти мозга у таких пациентов не была законодательно регламентирована. В 2015 году это упущение было исправлено, и врачи получили возможность изымать органы пациентов, умерших в возрасте от 1 года до 18 лет. Разумеется, данные процедуры можно проводить только с информированного и письменно оформленного согласия родителей покойного. В 2015 году российские трансплантологии отметили 50 лет со дня первой пересадки почки, 29 лет со дня первой пересадки сердца и 25 лет со дня первой пересадки печени. Работы в этом направлении продолжаются. И чья-то непоправимая смерть может стать продолжением жизни для другого. Как это доказал «эффект Николоса».

Источник: https://stolica-s.su/news/155964

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий