Женская колония поселение кемеровская

Колония-поселение: условия содержания, особенности режима, нормы УК РФ

Женская колония поселение кемеровская

Меры воздействия потребные для коррекции поведения различных преступников дифференцированы, исходя из тяжести последствий воплощенного проступка и наличия умысла в действиях, приведших к негативным результатам.

В ситуации, когда среда обитания субъекта осужденного по приговору органа правосудия недостаточно благоприятна и может спровоцировать нарушение закона в период условной формы восприятия наказания, необходим способ воздействия, способный оградить от негативного окружения, но не сопровождающийся значительными ограничениями.

Именно в таких ситуациях органом правосудия принимается решение о выборе не просто тюрьмы, а колонии-поселения, как места исполнения воздаяния в форме лишения личной свободы.

Общие сведения

Для тех индивидов, которые реализовали преступление малой тяжести или стали преступниками поневоле, не имея злонамеренного умысла и мотивов причинения ущерба окружающим, изоляция в среде более порочных и озлобленных личностей не допустима. Зачастую такие индивиды раскаиваются в совершенном, но стечение обстоятельств не всегда допускает применить условный вариант осуждения или избавления от фактического наказания.

В таком случае потребна искусственная среда, имитирующая структуру реального общества, но имеющая ограниченный ареал и укомплектованную штатом наблюдателей, надзирающих за соблюдением норм поведения.

 Такая среда позволяет детерминировать возможность ресоциализации осужденного индивида без более жестких коррекционных процедур, его желание и возможность мирного сосуществования с окружающими и обеспечения своих нужд законными способами.

Следующее видео рассказывает о том, что такое колония-поселение:

Что это такое?

Разновидность коррекционных заведений ФСИН располагающихся преимущественно в лесистой местности северных и восточных регионов России и представляющих собой, не имеющие ограждения, постройки называется колонией-поселением.

Пренебрежение охраняемым периметром компенсируется удаленностью таких поселений от городов и прочих значимых населенных пунктов, представляя собой добывающие артели, занимающиеся преимущественно валкой и заготовкой древесины.

Сама колония удалена от населенного пункта, приуроченного к лесозаготовительной индустрии, однако расстояние не велико и служит для номинального отграничения территории поселения осужденных.

 Являясь элементом системы коррекции преступников, колонии-поселения обеспечивают дешевой рабочей силой добывающую отрасль, так как на добровольное отчуждение от цивилизации соглашаются не многие и обычно за значительную денежную мотивацию.

Осужденные индивиды, которым предписывается явиться в колонию для реализации в отношении них наказания, не обладают выбором, а необходимость зарабатывания собственным трудом и обязательная повинность вынуждают их трудоустраиваться на выгодных работодателю условиях. О том, какие бывают колонии-поселения и есть ли женские, читайте ниже.

Виды таких учреждений

Колонии-поселения делятся на учреждения для двух типов заключенных, а именно:

  • тех, кто совершил преступления в силу обстоятельств, по неосторожности или имел умысел, но последствия не были выше средней тяжести;
  • осужденных на наказание в виде исправления в колонии со строгим или общим режимом и заслуживших своим примерным поведением смягчение меры воздействия.

Организационная форма колоний-поселений при изменении содержащегося контингента, отбывающего наказание, не меняется, а само деление условно и имеет своей целью отграничить субъектов с более глубокими дефектами поведенческой модели от менее злостных правонарушителей. О том, кто отбывает наказание в колониях-поселениях расскажет следующий раздел.

Для кого предназначены?

В качестве меры коррекции поведения преступника колония-поселение может быть назначена, если деяние было не намеренным, совершенно в силу стечения обстоятельств или при защите собственных интересов, то есть по определению являлось не умышленным. Люди, не имевшие умысла причинения вреда чьим-либо интересам, в большинстве случаев сожалеют о наступивших последствиях и наказание по отношению к ним должно быть номинальным, только чтобы подтвердить возможность социального сосуществования.

Индивиды совершившие преступления, со средней или легкой тяжестью наступивших последствий, могут быть возвращены в качестве полноценных членов общества после незначительной коррекции и показательной демонстрации им того, что решать вопросы можно, не прибегая к противоправным действиям.

Прогрессивная система коррекции преступной поведенческой модели предусматривает постепенное облегчение меры воздействия и расширение перечня привилегий, если осужденный показывает себя надлежащим образом и демонстрирует исправление.

Именно колония-поселение, не считая освобождения, является наиболее привлекательным способом отбывания наказания для заключенных из колоний с общим и строгим режимом, так как является по сути свободным обитанием с незначительными ограничениями.

Особенности исполнения наказания в колониях-поселениях

Наказание, при назначении колонии-поселения в качестве места отбытия лишения свободы, носит номинальный характер и больше напоминает длительную вахту на лесозаготовительном производстве. Ограничения прав и свобод носят форму проверки способности осужденного к нормальной жизнедеятельности, без антисоциального поведения и выхода за рамки дозволенного.

Некоторые поселенцы, особенно те, кто был переведен из колоний с общим или строгим режимами, не воспринимают колонию-поселение, как место изоляции, ввиду отсутствия огражденного периметра и военизированной охраны, и своевольно её покидают. Однако удаленность поселений от крупных населенных пунктов, наряду с ограниченным числом курсирующих транспортных средств, осложняют побеги и облегчают поиск нарушителей режима.

Про особенности и режим содержания в колонии поселения читайте ниже.

Режимы

Формального деления условий пребывания в колонии-поселении на режимы нет, однако к нарушителям регламентированных норм поведения может быть применен запрет на оставление общежития вне рабочего времени на срок до одного месяца.

  • Общежитие является обычной формой проживания осужденных на отбытие наказания в поселениях, однако семейные индивиды, хорошо себя зарекомендовавшие, могут арендовать жилье в границах колонии или прилегающего населенного пункта, подпадая тем самым под определение облегченного режима содержания.
  • При обитании вне помещений колонии-поселения осужденные лица обязаны являться на отметку не менее 4-х раз в течение месяца и не допускать поведения противоречащего правилам.

Про условия содержания осужденных в колонии поселении по их отзывам и по нормам УК читайте ниже.

Условия отбывания

  • Обитающие в колонии-поселении не находятся под тотальным контролем, ввиду отсутствия охраны периметра и процедуры конвоирования, они могут свободно перемещаться по расположению исправительного учреждения и сопредельного населенного пункта, если это согласовано с руководством.
  • Форма одежды лиц, осужденных на изоляцию в условиях поселения, свободная, гражданского типа, и не имеет идентификационных бирок, позволяя не выделяться среди окружения.
  • Ограничений на получение посылок, свидания или траты личных средств отсутствуют, позволяя людям вести полноценную жизнь, за исключением поведения относимого к антисоциальному, то есть употребление алкоголя, наркотиков и прочие пороки запрещены.

Администрация колонии-поселения вправе в любое время посетить место обитание осужденного и провести обыск, а при выявлении недопустимых предметов, веществ и материалов применить дисциплинарное воздействие, вплоть до направления в исправительную колонию.

Трудовая деятельность для осужденных на поселение является обязательной, вне зависимости от наличия личных средств на существование, так как является элементом коррекционной программы. Дополнительно к труду ограниченной продолжительности, не превышающей обычно восьми часов, осужденный вправе заниматься общественной деятельностью и обучаться, при наличии образовательных учреждений в прилегающем населенном пункте.

Про условия отбывания лишения свободы в колониях-поселениях вы узнаете из видео ниже:

Про перевод в в колонию-поселение читайте ниже.

Процедура перевода

Попасть из колонии общего режима на поселение осужденные индивиды смогут только по факту отбытия 25% от назначенного срока и только при видимых признаках исправлениях, которыми считаются:

  • отсутствие нареканий и наличие поощрений;
  • добросовестное отношение к труду и обучению;
  • участие в социальной жизни исправительного учреждения;
  • отсутствие конфликтов с другими осужденными;
  • собственное желание осужденного на изменение места отбытия наказания.

При аналогичной характеристике субъекта, отбывающего наказание в колонии строгого режима, возможность перевода в колонию-поселение у него появится не ранее, чем истечет треть срока определенного приговором органа правосудия.

Те лица, которым было дозволено отбыть наказание в условной форме или применено освобождение от оставшегося срока лишения свободы, но совершившие повторное нарушение закона в оставшийся срок, смогут претендовать на поселение только после отбытия половины предписанного периода.

Не менее двух третей вмененного срока лишения свободы должны будут по УК отбыть для перевода в колонию-поселение те, кто осужден за реализация деяния, имевшего тяжкие последствия.

О женских колониях-поселениях и о типах труда заключенных расскажет этот видеосюжет:

Источник: http://ugolovka.com/tyuremnoe-zaklyuchenie/koloniya-poselenie.html

Женская колония: взгляд изнутри

Женская колония поселение кемеровская

Поселок Бозой — место само по себе удивительное. Находится он, как кажется, в абсолютной невесомости, нигде. Путь от Иркутска занимает около полутора часов езды мимо пастбищ, равнин, небольших холмов. Через полчаса дороги глаз ищет, за что зацепиться, найти ориентиры. Пейзаж, как поставленный на повтор кадр, угнетающе однообразен.

Сам поселок — небольшой клочок земли, просматриваемый насквозь, застроенный неприглядными бараками и домиками. Ни центрального водоснабжения, ни канализации здесь нет. Зато есть «градообразующее предприятие»: две женских колонии ровно посередине поселка и на отшибе — колония-поселение для женщин и мужчин. О жизни колонии № 11 поселка Бозой читайте в репортаже корреспондента IRK.ru.

Между стереотипами и реальностью

Ехать в женскую колонию человеку неподготовленному страшно. Что мы знаем о жизни за решеткой? Представляются замученные женщины с короткими стрижками, мешковатые одежды, стражники на каждом шагу и полная безысходность.

Увиденное поразило несоответствием ожиданиям.
В колонию проходили через несколько решеток, которые открываются только по очереди. Вещи забрали, сотовая связь на территории колонии запрещена.

Взять с собой разрешили диктофон, фотоаппарат и ручку с блокнотом.

Еще до входа на саму территорию зоны нас встретила Татьяна Фролова — начальник колонии.

Время от времени к ней в кабинет с вежливым стуком заходили женщины в платочках и отчитывались, приносили бумаги, о чем-то советовались. Женщины выглядели опрятно: легкий макияж, маникюр, выглаженная форма.

Сначала подумалось, что это служащие зоны, бухгалтеры или прачки, но, позже выяснилось, что заходили заключенные.

Татьяна Фролова — начальник колонииПлакат с жизнеутверждающим призывомСоциальная реклама на территории колонииРядом находится церковь

На немой вопрос — почему заключенные ни капли не соответствуют образу «зечек», Татьяна Витальевна улыбнулась: «Женщины и на зоне должны оставаться женщинами. Потом они выйдут в мир, и наша задача — научить их быть полноправными членами общества. Поэтому за неряшливость их наказывают».

Женские колонии не делятся по видам режима на общие, «строгачи» или особые, а значит, здесь сидят все вместе — убийцы и мелкие воришки, наркозависимые и крупные дилеры, бывшие сотрудники органов и женщины, скрывающиеся от правосудия десятилетиями. При распределении учитываются состояние здоровья и личные качества.

Заключенные живут в разных корпусах и делятся на категории: больные, инвалиды и пенсионеры отделены от бывших сотрудников органов; те, кто показывают положительные результаты и хорошо себя ведут, никак не сталкиваются с нарушителями режима исправительной колонии. А те, кто недавно прибыл сюда, занимают секции «с обычными условиями содержания», то есть ни поблажек, ни ограничений для них пока нет. Каждый корпус — отдельно взятый микромир, огороженный забором, со своими надзирателями.

Рядом с корпусами и на общих территориях колонии заключенные высаживают цветы и облагораживают территорию колонии. Кругом поделки из подручных материалов — разноцветные домики, персонажи детских сказок, украшения.

Сами клумбы выглядят как дипломные работы ландшафтных дизайнеров: встречаются альпийские горки, клумбы в виде стрекоз и даже зеленые скульптуры. У каждой секции стоит беседка, в которой женщины общаются и отдыхают.

При виде незваных гостей-журналистов и начальницы колонии женщины встают и приветствуют нас «по форме», а потом стараются поскорее отвернуться, спрятаться друг за друга. Такая известность им не нужна.

Весь этот антураж никак не укладывается в страшное слово «зона», которое в нашей стране вызывает ужас на генетическом уровне. Слишком тут уютно, до педантизма чисто.

Татьяна Витальевна сетует: «Выходит про нас статья, а потом начинаются жалобы — что это у вас лучше, чем в детских домах и домах престарелых? Курорт, а не зона». И тут же поясняет, что зона живет строго по законодательству.

Никаких поблажек у здешних заключенных нет, никто их с ложки не кормит. И наказывают, конечно, за провинности.

За газоном на территории колонии тщательно следятМесто отдыхаРазноцветные клумбы приветливо улыбаются

Вплоть до 2011 года в колонии, здесь не было ни туалетов в корпусах, ни водоснабжения. Женщины сами ежедневно носили воду для себя и для обслуживания всего учреждения.

За несколько лет непрекращающихся ремонтов жуткие условия устранили. Да и не должна женщина, отбывая наказание, надрываться и гробить здоровье.

Это ведь не смертный приговор, и пусть здесь не сладко, но для многих жизнь после зоны продолжается.

Есть женщины в русских колониях

Окончательным потрясением стало посещение столовой. Управляющая кондитерским цехом — бывшая наркобаронесса, которую правоохранительные органы не могли поймать 18 лет. От фотографий и упоминания своего имени в статье она, как и подавляющее большинство женщин, отказалась.

Некогда она сотнями килограммов доставляла и распространяла наркотики по Иркутской области. Попав за решетку, долго демонстрировала буйный нрав: отказывалась от работы в цехах, скандалила, хамила сотрудникам и начальнику колонии.

Потом была направлена в кондитерский цех, и теперь с удовольствием стряпает пирожки и очень вкусные сладкие пирожные.

Вообще, диссонансов здесь более чем достаточно. Милые улыбки легко сочетаются с тяжелым взглядом с прищуром, от которого становится не по себе, очень приветливое отношение и вежливость — а за плечами преднамеренное детоубийство. К милым радушным хозяюшкам не хочется поворачиваться спиной: дают о себе знать инстинкты, которые сильнее разума.

На кухне работа кипитСладостиЭклеры с заварным кремомБиблиотека в ярком дизайнеВ столовойУмывальная

Мы пришли в корпус, где сидят бывшие сотрудники органов. Они очень отличаются от обычных заключенных: чувствуется образованность, воспитание и высокая самооценка. Встречала нас ответственная за работу своего подразделения заключенная.

Она рассказала о вязальном цехе, где заключенные вышивают крестиком цветочные и библейские мотивы, со всеми познакомила. Опять возникла мысль — может, не заключенная, а сотрудница? Выдавала ее только форма одежды.

Выяснилось, что эта красивая и общительная женщина осуждена повторно за махинации с нефтью на 7 лет.

В колонии очень много цыганок. Держатся они сообща, ни о каком раскаянии и речи не идет. Подавляющее большинство из них торговали наркотиками.

Обычно это выглядит так: женщина работает «в полях», а мужчина этим руководит.

Они не лукавят, не улыбаются, не стремятся кому-то понравиться, для них все происходящее вокруг — нормальная череда жизни, еще один логичный виток спирали. Они выйдут и начнут заново, выбора у них нет.

Глядя на заключенных, которых здесь почти 900 человек, задумываешься: многим здесь лучше, чем на воле. Не получится у них «заново» начать, они не приучены ценить то, что есть: возможность работать, учиться, они не социализированы. Такие выйдут и рискуют попасть в соседнюю 40-ю колонию для тех, кто отбывает повторные сроки.

Но есть и другие. Сильные и страдающие. Не нужна им клетка, будь она хоть золотой. От них исходит жизнь и боль от того, что они здесь находятся. И верится, что у них есть шанс в будущем перешагнуть через клеймо бывшей осужденной и начать с чистого листа. Вот для них и трудятся все работники колонии. Здесь женщины могут получить аттестат и профессию, многому научиться.

Одна история

В колонии есть и салон красоты. Женщины должны приводить себя в порядок. Татьяна Витальевна прокомментировала на входе: «Единственная официальная работница парикмахерской — профессиональный парикмахер. Только поработать по профессии ей не удалось».

Войдя в помещение, я увидела девочку. Совсем юную, может быть, лет 22-х. Она смотрела на нас большими добрыми глазами. Как мне почудилось, правда, добрыми. Невысокого роста, вся в веснушках, очень красивая и молодая, она резко отличалась от тех, кого я видела здесь до этого. Она первая, к кому у меня сразу возникло сочувствие.

В прачечной сушится чистое бельеРяды швейных машинокЗа работой в швейном цехеВышивка бисером руками осужденныхВ спальне чисто и опрятно

Девушка рассказала о своей работе, показала инструменты и журналы записи. Сразу стало ясно, что она по-настоящему любит свое дело, увлеченно и с любовью говорит о нем. На вопрос, как она сюда попала, девушка осеклась, но произнесла: «Статья 105, 1 часть». В Уголовном кодексе значится — убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств.

На последующую просьбу рассказать, как это случилось, девушка выдавила из себя: «Я защищала мать», — отвернулась к окну и расплакалась. Больше вопросов задавать я не стала.

После парикмахерской мы прошли в швейный и раскроечный цеха, побывали в корпусе для пенсионеров и инвалидов. На этом посещение колонии закончилось.

Во всех нас есть пресловутый инь и ян, хорошее и плохое. Всем нам иногда хочется попроще, получше устроиться, извернуться — и вот кто-то начинает торговать наркотиками, воровать нефть и брать крупные взятки.

И с каждым может случиться так, что в один момент эмоции необратимо возобладают над разумом — тогда появляется статья «Убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств». У кого-то не находится сил бороться — появляются алкоголь и наркотики и все, что с ними обычно связано.

Единственное, что мы можем попытаться сделать, — стараться быть лучше, хранить в себе любовь к настоящей честной жизни. На воле.

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20150625/bozoy/

В кемеровской области есть колония, которой пугают осужденных. зэков в ней заставляют называть себя животными, пытают и насилуют — meduza

Женская колония поселение кемеровская

9 августа «Медуза» опубликовала сводную таблицу с сообщениями о пытках в тюрьмах и полиции — только в 2018 году зафиксировано больше 50 случаев. К таблице прилагалась форма обратной связи для новых сообщений.

Одно из писем в редакцию прислала жительница Башкирии Оксана Хаттарова, которая рассказала, как ее мужа жестоко пытали в ИК-37 — колонии в населенном пункте Яя Кемеровской области.

«Медуза» собрала все сведения об этой колонии и обнаружила, что в Кемеровской области ей пугают осужденных из других зон; сообщения об избиениях и пытках в ИК-37 поступают регулярно, но проверяющие органы никаких нарушений не находят.

Внимание. Текст содержит описание сцен жестокости и насилия.

Осужденного из ИК-1 Кемеровской области били и пытали несколько лет. Он ранил одного из нападавших, после чего его перевели в ИК-37

12 декабря 2012 года Верховный суд Башкортостана приговорил жителя республики Руслана Курмангалеева к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима за бандитизм и разбой. Курмангалеев был этапирован в ИК-1 города Мариинска в Кемеровской области.

 В августе 2018 года его жена Оксана Хаттарова рассказала «Медузе», что раз в четыре месяца приезжала к мужу на свидание и каждый раз он жаловался ей на избиения сотрудниками колонии.

Она обращалась во ФСИН, Следственный комитет, прокуратуру Кемеровской области и кемеровскую ОНК, но они не находили в ИК-1 нарушений.

«У Руслана больная нога — он хромал и ходил с тростью, были постоянные боли. Мы два года просили перевести его в больницу, но начальник колонии [Игорь] Ледер отказывал. В этом году я узнала от Руслана, что сотрудник ИК-1 Терентьев избил его — душил, толкал с лестницы и сломал трость», — рассказала «Медузе» Хаттарова. Курмангалеев написал на Терентьева заявление в Следственный комитет.

Своему адвокату Максиму Фролову заключенный рассказал (копия адвокатского опроса есть в распоряжении «Медузы»), что после его жалоб в колонию приехали представители ОНК по Кемеровской области вместе с помощником начальника кемеровского управления ФСИН по соблюдению прав человека в уголовно-исправительной системе Ириной Хохловой. По словам заключенного, он повторил свои жалобы комиссии в присутствии начальника ИК-1 Игоря Ледера. В ответ Ледер предложил перевести его в другой отряд, «где ему будет спокойнее».

В январе 2018 года Курмангалеева перевели в отряд № 12, где содержались «активисты» — осужденные, которые сотрудничают с руководством колонии и выполняют ее поручения. Перед отбоем активисты позвали его поговорить в помещение воспитательной работы.

«Когда я вошел, то увидел на полу матрац. Меня схватили сзади за шею, руки связали и начали душить, натягивая целлофановый пакет на лицо. После чего [активист по фамилии] Вильман достал половой член и предложил мне его целовать, при отказе пытки продолжались.

С меня спустили штаны и засовывали в анальное отверстие черенок от метлы… Меня развязали и посадили за стол, чтобы я написал отказ от ранее написанных заявлений и жалоб.

В это время зашел замначальника [колонии по безопасности и оперативной работе Сергей] Селиванов и сказал активистам: „Только чтобы тихо“», — рассказал Курмангалеев адвокату. 

По словам заключенного, с тех пор он подвергался в колонии ежедневным избиениям и насилию. 28 марта 2018 года Вильман угрожал заключенному ножом — Курмангалеев, по его словам, вырвал его и ранил нападавшего.

«Я убежал со страху в ту сторону, где имеется видеонаблюдение. Через несколько часов начальник колонии Ледер выписал мне 15 суток за якобы созданную конфликтную ситуацию.

Через 5 суток меня вывезли в ИК-37 поселка Яя [Кемеровской области]», — рассказал Курмангалеев адвокату.

В ИК-37 пытали еще сильнее. Зэков заставляли называть себя животными

Курмангалеев рассказал адвокату, что 2 апреля 2018 года, сразу после этапа в ИК-37, его избили несколько сотрудников — в их числе начальник колонии Евгений Овчаров, замначальника по безопасности и оперативной работе Сергей Толканов, сотрудники по фамилии Скорип и Бекетов (или Бекренев — мужчина не готов утверждать точно). По словам Курмангалеева, его заставили полностью раздеться для обыска, забрали личные вещи и под угрозой изнасилования приказали мыть туалет. После этого мужчину отправили досиживать 10 суток в штрафном изоляторе.

24 мая 2018 года Оксана Хаттарова вместе с пятилетним сыном приехала из Башкирии на трехдневное свидание к мужу. Она рассказала «Медузе», что сотрудники колонии ИК-37 настойчиво предлагали ей уехать обратно — якобы все комнаты для свиданий были заняты.

Хаттарова требовала встречи с мужем, и через четыре часа ее вместе с ребенком все-таки пустили в колонию — там девушка увидела шесть свободных комнат для свиданий.

Позже муж рассказал ей, что, пока она ждала снаружи, сотрудники колонии предлагали ему отказаться от встречи с женой взамен на благодарность в личном деле и дополнительное свидание в будущем.

«Я поняла, почему меня не хотели пускать — чтобы я не узнала, как его избивали.

На второй день свидания я сама услышала, как сотрудники ИК-37 обращаются с этапированными заключенными — матерятся на них, заставляют бежать, приседать, вставать и опять бежать.

Среди них инвалид был один, он не мог бегать. Слышно было, как они кричали, оскорбляли ужасно просто», — рассказывает «Медузе» Хаттарова.

Курмангалеев рассказал ей, что заключенные в колонии представляются не по имени. По ее словам, мужу засунули в нагрудный карман формы фотографию страуса — при передвижении по колонии он должен был представляться не по фамилии и имени, как это везде принято, а по имени этого животного: «Я страус такой-то». По ее словам, такие картинки с разными животными там у всех осужденных.

Все три дня длительного свидания Курмангалеев писал жалобы, которые Хаттарова планировала передать в Кемерово. Но на выходе из колонии ее обыскали. «Я не ожидала, что со мной будут так обращаться. Меня обыскивала женщина, стала по карманам заглядывать, раздевать.

Я взяла бумагу в руки, не хотела отдавать. Мне начали угрожать, сказали, что вызовут оперативников и заберут жалобу насильно.

Я все отдала, я ничего не могла сделать — испугалась очень сильно за ребенка, за себя и за мужа, который остался в колонии», — рассказала Хаттарова «Медузе».

Она написала жалобы заново, от своего имени, и повезла их в прокуратуру, Следственный комитет и ФСИН по Кемеровской области. Сотрудники СК опросили Курмангалеева, он подтвердил рассказ супруги. Региональные прокуратура и ФСИН провели в ИК-37 проверки и нарушений не нашли.

Жители поселка Яя рассказали Хаттаровой, что все обращения бесполезны — вместо проверок некоторым родственникам заключенных начинают угрожать, а тех, кто пишет жалобы из колонии, пытают еще больше.

«Заключенные боятся говорить, если приезжают проверки из Кемеровской области, в основном все молчат. Муж сказал, что заключенные готовы рассказать обо всем, что с ними происходит, только проверяющим из Москвы, которых здесь почти не бывает», — сказала Хаттарова «Медузе».

29 мая 2018 года, через два дня после встречи с супругой, Руслана Курмангалеева снова посадили в штрафной изолятор ИК-37 на 15 суток «по причине безадресной нецензурной брани». В июне 2018 года Курмангалеева вывезли в СИЗО-3 в Мариинск — ему добавили новое обвинение в умышленном причинении вреда здоровья осужденному Вильману. Тот летом 2018 года уже вышел на свободу.

Пытки в ИК-37 — обычное дело. Осужденные в ответ массово резали себе вены

В сентябре 2017 года правозащитник из проекта «Гулагу.нет» Владимир Осечкин сообщил о массовом избиении заключенных в ИК-1. Он писал, что пострадали не меньше пяти человек, им угрожали отправкой в ИК-37, где их изнасилуют.

В июне 2018 года правозащитник Борис Ушаков сообщил о преступлении в СИЗО-1 Кемеровской области — сотрудники пообещали заключенному отправить его «в самую худшую командировку», если он не будет доносить на своих сокамерников.

Под «самой худшей командировкой» подразумевалось этапирование в ИК-37, где, по словам сотрудников СИЗО-1, осужденному могут «создать ад».

Ушаков рассказал «Медузе», что в Кемеровской области 17 колоний и четыре СИЗО — ИК-37 считается самой жестокой. «Обычно туда помещают заключенных с целью отомстить и заставить отказаться от жалоб, которые они писали до этого. В ИК-37 многие мои заявители были не только избиты, но и изнасилованы», — сказал правозащитник.

О систематических избиениях в ИК-37 правозащитники «Гулагу.нет» писали в июле 2016 года. Тогда им стало известно, что заключенных в колонии обыскивал и избивал ОМОН.

По словам осужденного по фамилии Дубровин, в избиении принимали участие и сотрудники колонии, в частности заместитель начальника по безопасности и оперативной работе Евгений Овчаров, который сейчас стал начальником ИК-37.

По словам Дубровина, заключенных держали на улице на 35-градусной жаре и не давали воды, а тех, кого уводили в ШИЗО, избивали и окунали головой в унитаз.

12 сентября 2017 года, из-за очередного избиения ОМОНом, 12 заключенных ИК-37 вскрыли вены, один попытался повеситься. Осужденный Михаил Красильников рассказал адвокату Екатерине Селивановой, что сотрудники колонии Овчаров, Толканов и Марков изнасиловали его дубинкой, заставляя подписать заявление о сотрудничестве с руководством колонии.

Адвокат Селиванова записала показания второго своего подзащитного Ильи Паникоровского. На видеозаписи мужчина с перебинтованными до локтей руками рассказал, что после избиения сотрудниками колонии (он тоже говорит, что среди них был будущий начальник ИК-37 Овчаров) он вскрыл себе вены и потерял сознание.

Когда очнулся, от него стали требовать подписать заявление о сотрудничестве. «Овчаров набрал емкость с какой-то жидкостью, сказал, что это моча, и облил меня.

Потом с меня сняли штаны и пытались засунуть ершик в анальное отверстие, после таких действий во избежание изнасилования я все-таки подписал заявление», — рассказывал Паникоровский.

Показания Красильникова и Паникоровского позже подтвердил бывший заключенный ИК-37 Даниил Круглов, который вышел на свободу 28 сентября 2017 года. Он рассказал правозащитникам из «Гулагу.нет», что 12 сентября на территорию колонии вошли около 150 человек, некоторые — в масках.

В ШИЗО, где находился в этот день Круглов, около 30 человек в форме (он не смог определить, из какого они силового ведомства) стали избивать заключенных в каждой камере. «На них орали, заставляли делать доклад, обзывали, били в область сердца, по рукам, по ногам. Я начал кричать, чтобы они перестали избивать осужденных. Они открыли глазок, сказали: вам то же самое сейчас предстоит.

Я не стал ждать, чтобы меня начали избивать, вскрыл себе руку, начал биться головой об », — рассказал правозащитникам Круглов.

Через неделю после инцидента «Интерфакс» сообщил, что Следственный комитет по Кемеровской области начал проверку действий сотрудников колонии.

Проверка не нашла нарушений, и 25 октября 2017 года в отношении Паникоровского и Красильникова возбудили уголовные дела по статье 206 — заведомо ложный донос. Рассмотрение дела продолжается.

26 октября 2017 года адвокат обоих осужденных Екатерина Селиванова погибла на трассе в Кемеровской области — ее машина столкнулась с бензовозом. Через девять дней неизвестные осквернили ее могилу.

В марте 2018 года московский правозащитник Сергей Охотин сообщил, что в ИК-37 был найден мертвым заключенный Юрий Кулешов.

По его словам, руководство колонии и региональное следствие считают, что мужчина повесился, но правозащитник указывает, что на видео, сделанном в день похорон, видна гематома на голове. По данным «Гулагу.

нет», погибший был братом Даниила Круглова, бывшего заключенного ИК-37, который рассказал об избиении в колонии.

Освободившийся из ИК-37 Илья Паникоровский сообщил «Медузе»: «Я находился в этой колонии шесть лет, [и был свидетелем того, как] осужденных избивают, унижают, заставляют подписывать бумаги разные. Жалобы писать бесполезно — ответы никогда не приходят.

У руководства колонии всегда все хорошо, но там ужас что творится. Кроме картинок с животными всех заставляют песни петь о том, как они любят ИК-37. Стоят, орут хором.

И сделать ничего нельзя — к нам приезжала ОНК, мы им рассказали про избиения в сентябре, теперь нас же и судят».

Контролирующие органы и кемеровская ОНК не находят в колонии нарушений. Да никто и не жалуется

По телефону, указанному на сайте кемеровской ОНК, корреспонденту «Медузы» ответила женщина, отказавшаяся называть свое имя. Она рассказала, что последняя жалоба из ИК-37 поступила в комиссию около полугода назад — один из заключенных жаловался на условия содержания.

«Мы выезжаем во все колонии Кемеровской области регулярно, вне зависимости от жалоб. Есть выезды по межконфессиональному взаимодействию, по линии „Красного Креста“, дни открытых дверей — мы работаем еще и в профилактических целях. В ИК-37, насколько я помню, мы выезжали весной, был день открытых дверей вместе с родственниками осужденных.

За этот период нарушений мы не находили», — сказала женщина.

Она вспомнила о случае, который произошел в ИК-37 больше года назад, когда заключенные пожаловались на применение спецсредств сотрудниками колонии. Женщина рассказала, что комиссия вместе с медиками выехала в учреждение сразу же, но жалобы не нашли подтверждения. «Человек, который написал жалобу, был чистый, без побоев — от жалобы он отказался», — сказала она.

Про события сентября 2017 года собеседница «Медузы» сказала: «Там были какие-то побои, я не хотела бы говорить об этом по телефону».

Источник: https://meduza.io/feature/2018/08/23/v-kemerovskoy-oblasti-est-koloniya-kotoroy-pugayut-osuzhdennyh-zekov-v-ney-zastavlyayut-nazyvat-sebya-zhivotnymi-pytayut-i-nasiluyut

Женская колония поселение кемеровская

Женская колония поселение кемеровская

Осужденные исправительных учреждений Кемеровской области подготовили для женщин оригинальные поздравительные ролики. Постарались участники студий кабельного телевидения в лучшем виде, задействовали самых талантливых вокалистов, чтецов и дизайнеров.

И поздравления получились душевные и нежные. Одни — с розами, ландышами и легкой инструментальной музыкой, другие — с живым исполнением песен о любви, третьи — со стихами и добрыми словами.

Но все поздравления объединяет одно – пожелание женщинам быстрее вернуться к родным и любимым людям!

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Юргинская колония № 50 отметила 30 летний юбилей

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • specpreprava.ru
  • Колония поселение № 3
  • В кемерове появилась щадящая версия колонии-поселения
  • Колония-поселение № 2

specpreprava.ru

Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, так как сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте.

В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Справочный телефон: Внимание! Кемерово звонок осуществляется напрямую, без кода. Анжеро—Судженск, Кемеровская область.

Колония-поселения для содержания осужденных мужчин. Лимит наполнения колонии мест. Почтовый адрес: ул. Чекистов, 1, г.

Адрес электронной почты учреждения — kp31 Производство Предприятие учреждения относится к отрасли металлообработки, деревообработки и специализируется на изготовлении товаров народного потребления, производство строительных материалов, блочно-листового пенополистерола, тепловой энергии, швейной продукции, оказанию услуг.

Осужденный и вы, его родственники, можете обжаловать незаконные, с вашей точки зрения, действия администрации ИУ, направив письменное сообщение об этом обязательно оставьте у себя копию в следующие инстанции:.

Москва, ул. Житная, д. Дмитровка, д. Мясницкая, д. Миусская, д. Такая комиссия создается в области, крае, республике, городах Санкт-Петербурге и Москве.

Адрес общественной наблюдательной комиссии можно узнать в местных органах власти ;. Родным и близким заключенных Законы и нормативы.

Графики приема передач, свиданий, приема руководством, бланки заявлений Дополнительные сведения Бесплатная консультация юриста.

Колония поселение № 3

ИУ, продукты питания и предметы первой необходимости и передать их осужденному. В настоящее время в некоторых ИУ родственникам осужденных возможно приобретение товаров через интернет-магазины. В них направляют тех, кто совершил преступления по неосторожности, либо в силу обстоятельств аффект, давление со стороны третьих лиц и т.

Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, так как сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте. В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Справочный телефон: Внимание!

Справочный телефон: Внимание! Кемерово звонок осуществляется напрямую, без кода. Из других населенных пунктов выход через код г. В учреждении имеется вакансия по должности младший инспектор группы надзора отдела безопасности. Зарплата в период стажировки составляет 12 тысяч рублей.

В кемерове появилась щадящая версия колонии-поселения

Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, так как сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте.

В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Справочный телефон: Внимание! Кемерово звонок осуществляется напрямую, без кода. Лимит наполнения — мест. Колония-поселение предназначена для содержания лиц, впервые осужденных к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести, по неосторожности. В колонии содержатся осужденные мужчины и женщины.

Учреждение занимается производством сельхозпродукции, в том числе продукции растениеводства овощные, зерновые культуры , животноводства мясная, молочная продукция , мукомольное производство для нужд УИС Кемеровской области.

Колония-поселение № 2

Справочный телефон: Внимание! Кемерово звонок осуществляется напрямую, без кода. Из других населенных пунктов выход через код г. Почтовый адрес: 1-й, Чебулинский район, Кемеровская область, п.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: В Кемеровской исправительной колонии №5 прошёл день открытых дверей

.

.

Кемеровский изолированный участок ФКУ ИК, функционирующий теперь как В него превратилась женская колония-поселение.

.

.

.

.

.

.

Источник: https://ozz72.ru/nasledstvennoe-pravo/zhenskaya-koloniya-poselenie-kemerovskaya.php

Адвокат Сорокин
Добавить комментарий